И жили они долго и счастливо...

Фантастика || Просто выжить

Глава 15. Воскресенье, день неспешный


Русь


Раннее утро воскресенья для кого-то было обычным днём, для кого-то поводом сходить в часовню, а для кого-то - блаженным ничегонеделанием. Но, увы, не для всех…

Барс сидел в глубоком кресле с большой горячей кружкой ароматного травяного отвара… и хмуро бурчал:

- Блин. Утро воскресенья. Я начальник. Какого лешего я работаю?!

С момента прибытия Искателей с Рысью и Мишутками Винни прошло два дня, было утро третьего. Только прошлым вечером Барс и Ева вернулись с Заимки, откуда связывались с Ливеем… и вот сейчас предстояло обсудить ближайшие планы.

Кама, сонно обнимающая кружку с кофе с белоснежной шапочкой мороженого, выглядела преступно довольной (чем точно не добавляла умиротворения Барсу):

- Сам собра-а-а-а-а-ал, - выдала она со смачным зевком. - Я даже не знаю, ради чего мы собрались, твоё царское величество.

- Не величай, - огрызнулся он.

Ёжик фыркнул насмешливо, потягивая отвар на травках, причём мятой пахло на всю комнату.

Иваныч хохотнул, приложившись к кружке со зверобоем.

- Батюшка-государь, - Ева, вынырнув из-за спинки его кресла, устроилась на коленях Барса, состроила умилительную мордочку. - Я больше не буду мешать тебе спать ночью, правда-правда.

- Не верю, и вообще я тебе тогда мешать буду, - фыркнул он. - Но какого лешего я должен работать в воскресенье?

- Потому что ты добрый, Пушистенький, ты не хочешь, чтобы отдыхали другие.

- Зараза ты, красноглазка, - весело хмыкнул Иваныч. - Но как точно и метко подметила!

Ева засмеялась, облокотилась на Барса так, чтобы ей было удобно, и открыла на планшете какие-то странички с текстовой информацией.

- Итак, - промурлыкала она, - Пушистенький, сдавай думе боярской информацию, зачем прибыли мы.

- Итак… Вчера мы метнулись на руины Заимки и связались с нанимателем Рыси. Исаак Наокиевич Ливей зовут этого оригинального человека, если кто забыл, - заговорил Барс негромко. - А теперь держите кружки крепко, ребята. Весело будет. Ему нужно найти Еву.

Кама ойкнула и тут же ревниво возмутилась, под дружный смех остальных:

- Зачем это ему НАША Ева?!

Отсмеявшись, Барс все же ответил:

- Ему нужна помощь с одним из проектов. Огрызки он предоставил, как рекламный буклет для неё. Если вдруг мы её найдём.

- Нисколько не сомневаюсь в твоём умении обустраивать всё к нашей пользе, … но нам это вообще выгодно? - осторожно спросила Кама.

Ева негромко мурлыкнула, потёрлась щекой о плечо мужчины:

- Пушистенький - хорррроший, Пушистенький - пррррригожий, зверь страшный и ласковый…

- За находку Евы и убеждение выслушать его предложение – мы получим морской контейнер медикаментов по нашему списку.

- Как-то очень сладко, - нахмурился Ежик.

- Поддерживаю, - добавила Кама.

- Там, где стелют сладко, всё в итоге гадко, - промурлыкала странно-довольная Ева… подумала и добавила: - Проект у них тупиковый. Ошибок допустили кучу. Но вот сам посыл откровенно интересный.

- Так и скажи, хочется полапать чужую игрушку, и проверить свои идеи, и подумать, как бы сходный проект повела ты, - усмехнулся Барс.

- Пушистенький, мозг не жмёт?

- Нет, знаешь, в самый раз, спасибо, дорогая.

- Это определённо не было комплиментом, - шепнула мрачнеющая на глазах Кама и тут же спросила, - то есть мы продаём Еву и получаем за это лекарства? Продаём с концами? Обратно отбивать будем?

Барс расплылся в улыбке.

- Камасутра, ну ты совсем не выспалась… Я похож на идиота, жену им свою отдавать? Ха. Самому мало. Пока что договорённость будет, что мы её найдём. А работать она будет на выбранной нами территории. То есть мы ещё и продаём свои услуги по поиску и подготовке помещения, охране Евы и её сопровождению. По его словам, он помнит о том, как его подчинённые некрасиво с ней обошлись, так что даже не заикается о работе на его территории. И он же компенсирует расходы на покупку информации о её местонахождении.

- Ооо! - в глазах Камы включился счётчик.

Ёжик весело рассмеялся.

- Всё, она выбита.

- И долго будете искать красноглазку? - ухмыльнулся в усы Иваныч.

- Ну… Некоторое приличное время…. «побегает» она от нас…

Счётчик включился и в глазах Ежа.

Иваныч хохотнул… и посерьёзнел.

- В Москву тогда сейчас едете или потом?

- Сейчас… - кивнул Барс, выводя на панель на стене карту столицы с отмеченными местами, где лаборатории Еврея и где Крашенников. - Нечего тянуть. Быстрее все соберём, быстрее пойдут бонусы.

- Бонусы - это хорошооооо, - промурлыкала Ева.

- Мне пугаться? - встревожилась Кама, - остаться на базе? Нет? Она слишком довольная!

- У тебя вариантов нет, - отмахнулся босс.

- Как?! - ахнула Кама, - совсем нет?!

- Вообще….

- Не вдохновляешь ты на подвиги, царь-батюшка, - вздохнула женщина. - Ладно. А с кем в компании мы отправляемся туда?

- Воскресенье, утро, я работаю. Какое к лешему вдохновение!? Ха… Компания приличная… Ты, я, Колючка, Бесёнок, Мишутки Винни, Рысь, Еврей, Ольга… блин, надо ее как-нибудь обозвать, а то не солидно… Иваныч, выдели кого из своих питомцев? Мало ли чего…

- Ваську бери, он мужик дюжий, и руки золотые.

- А он достаточно пришёл в себя? - уточнила Кама.

- Вполне. Здоров, как бык. А вам тяжести таскать сподручнее будет.

- А кто в дороге будет вкусно нас кормить? - нахмурилась Ева. - Пушистый, ты умеешь готовить?

- Умею, но не люблю. И не на десять человек… Блин…

- Лизон? - подал идею снайпер. - И силища, и кормит вкусно… и заедем куда-нибудь типа садоводческого центра или теплицы, пусть травки поищет.

- Вариант.

- От других вариантов отказываюсь, - категорично отозвалась Ева. - Её заместительница тётка мировая, но очень уж правильная. И визжит, - добавила Бесёнок куда как тише, - громко очень…

- Значит, Лизавету берём, - постановил Барс.

- Большая компания, - пробормотала Кама, - значит, у нас проблемы. Титан на такую толпу не рассчитан.

- У нас шесть спальных мест, - задумался Ёж. - Ну, и ещё пара человек может расположиться в комнате отдыха.

- И водитель-штурман в кабине, так что всё нормально, - пожал плечами Барс.

- Не-е-е-е, - протянула Ева, - мне, пожалуйста, пенку с собой, спальник, и я мирно посплю в грузовом отсеке.

Барс усмехнулся.

- Я тебе свой спальный бокс уступлю. Плюс одна из смен водителей - твоя, Бесёнок.

- Ты дашь мне покататься на своей игрушке?! - разрумянилась от удовольствия Ева.

- Дам.

- И не будешь ругаться, что я что-то сломала, когда на ней ехала?!

- Не буду, потому что ты не будешь ничего ломать…

- Как это не буду? - удивилась Ева. - Это кого ты со мной рядышком штурманом посадишь, чтобы этого не допустить?

- Еврея. Он тебя будет развлекать, и ты ничего не сломаешь.

- Таки тогда да, - кивнула задумчиво Бесёнок.

- Таки-да, - усмехнулся муж.

- Итого, одиннадцать… - протянул Ёж.

- На обратном пути, если повезёт, будет больше, - подытожила Кама, - но только я не поняла, зачем нам вообще нужен этот тип, если он как «учёный» не очень толков?

- Потому что, во-первых, нам нужен ювелир. Во-вторых, он сможет держать под контролем весь этот научный детский сад, сняв его с твоей шеи, - пояснил босс.

- В детском саду пока два человека. Или это только пока, и я не всё знаю?

Босс молча вывел на панель список Еврея.

Кама бросила вначале беглый взгляд, потом задумалась и вчиталась.

- Это определённо ложка мёда, а где бочка дёгтя?

- Кого-то можно просто вызвать, и они покинут убежища. Остальных либо выкрадывать, либо забирать с боем. У вояк.

- Это не бочка, это ванна, и в ней можно утопиться.

- Бассейн, - согласился с ней Ёж.

- Не всё так плохо, - мурлыкнула Ева, - у нас есть варианты и даже уже некоторые сценарии…

- Варианты? - сощурился Иваныч.

- Как отвлечь вояк, чтобы им стало не до исчезновения пары человек… - пояснил Барс.

Остальные запереглядывались. Зная этих двоих…

- Нет же…

- Вполне себе, - пожал плечами босс. - Немного суматохи и никто ничего не заметит.

- Но это же жертвы!

- Не исключено. Но вообще-то вовсе не обязательно. У военных везде КПП с оружием, если зомби подойдут, поднимется суматоха, будут бегать и искать, не прошёл ли кто, проверять нет ли заражённых. За это время танк спереть можно, не то что пару человек.

- Сударушка, зачем нам глупые никчёмные жертвы? - вступила Ева, и своим циничным заявлением парадоксальным образом, но Каму успокоила. - Их же не используешь ни для чего полезного, совершенно. Так зачем они нужны?

- Действительно… не подумала.

Ёжик фыркнул.

- Когда стартуем?

- Иваныч?

- Дня… Два-три нужно. И запасы подготовить вам, и машины проверить. Заодно отоспитесь. Плюс вам сменить снаряжение. Бронник наш же подготовил все. Но новым девкам вашим ещё только сделать её предстоит.

- Ага… И подобрать оружие… - вздохнул Ёж. Ему же подбирать.

- И запасы сделать, - улыбнулась открыто Ева, - и отвести Лизоньку на кухню и спросить, ей этого хватит, чтобы вкусно нас кормить? Это нам в одну сторону только ехать почти сутки, а то и побольше, дороги там… не сказать, чтобы вообще существуют. Плюс сколько мы пробудем там? А потом обратно? Я голосую за комфорт! И за тёплого Пушистенького!

- Это как? - опешил Ёжик.

- Что как?

- Тёплый Пушистенький.

Ева потыкала Барса в плечо пальцем и разулыбалась:

- Ну, вот, смотри, он же тёпленький…

- Эм… М-да… Сам подставился.

Бесёнок засмеялась.

Барс, действительно, был тёплым, и не только для неё, с лёгкой обострённостью восприятия мира, но и для окружающих. Всё дело было в том, что подстройка организма ещё продолжалась, и, на текущий момент, нормальная температура этого… не-человека уже была чуть выше того, что нормальной называлось и считалось для других.

По контрасту с ним, кстати говоря, светящаяся Ева воспринималась Барсом ещё и чуть прохладнее других - опять же по той же причине, только с обратным знаком. Чтобы пережить первый укус, Ева умудрилась несколько замедлить процессы в собственном организме, доведя до того, что её нормальная температура была ниже прописной истины.

И это, по-своему, было даже забавно… Но вот остальным объяснять такие вещи было не обязательно.

- Итак, - поёрзала Ева на своём тёплом Пушистеньком. - С этим мы разобрались. С этим мы тоже разобрались. И мы даже привезли мне немножко материала с заимки! Не разобрались с тем, что мы отправляемся после одной поездки в другую! И ещё надо подумать, а что мы возьмём в оплату… за мою непосредственную работу, за моё сопровождение и охрану, за то, чтобы найти для меня хорошую лабораторию (и, кстати, хорошо бы подумать, где мы её будем искать), за моё сопровождение в лабораторию оттуда, где вы меня нашли, а затем обратно. Кстати, где вы меня ищете и где найдёте? И, наконец, после всего этого мы поедем в ещё одно место, но уже на самом деле.

Барс задумался.

- Идеи есть?

- Очевидно, - по губам Бесёнка скользнула поистине колдовская усмешка, - за свою работу я возьму самым главным и важным. Людьми, уже заражёнными. Мне нужен практический материал, а на Руси кого-то заражать вот эти двое запрещают, да-да.

- Логично. Хорошо. Вопрос, сколько помурыжить товарища Ливея?

- С пару недель? Побегаем за Евой по паре областей, накрутим счётчик, может плюшки выдадут? - ухмыльнулся Ёжик.

- А где вы должны начать меня искать? Он сказал?

- Ааа. Даже точное место, где тебя «потеряли», - фыркнул Барс.

- И где это у нас чудесное место?

- Там, где мы тебя из клетки вынимали. Рядом с Пермью.

Ева задумалась:

- С учётом того, сколько прошло времени, и куда я могла сместиться… - быстрыми касаниями она вывела на планшете оффлайн-карты, вгляделась, а потом повернулась и вывела карты на большую панель. - Так-так-так… Что у нас в анамнезе? Больная загнанная, недавно выпущенная и вышедшая из клетки. То, что вы прихватили бы с собой спасённую, никому и в голову бы не пришло, это вы на эту голову двинутые. Соответственно, спасли попутно, дальше я должна была куда-то двинуться. Маленькие города мне не нужны. Я должна разжиться машиной, чтобы вернуться туда, откуда меня забрали. И запасом горючки. И одеждой. И вымыться. Отоспаться, отъесться, вылечиться. Значит или Ижевск, или Киров, или Сыктывкар, или Екатеринбург. С учётом того, что военные караваны уходили направо, в Екатеринбурге делать «мне» нечего, через Казань так же идут пути, значит и не Ижевск. То есть в первый заход я смещаюсь либо в Киров, либо в Сыктывкар. Значит, вам искать меня надо там и там. И там, и там есть свои маленькие убежища, где можно поторговать и разузнать информацию. Сыктывкар тупиковый.

Кама усмехнулась:

- Зная тебя, именно поэтому ты туда бы и отправилась, как минимум, чтобы спокойно отдохнуть. А Киров проходной, значит, через него «ты» проходила дважды.

Ева кивнула, всё с той же пугающей усмешечкой:

- Значит, в Кирове «меня» видели в двух разных местах в разное время. Дальше я могла деться и вниз, в район Чебоксар и Нижнего Новгорода, и направо в район Костромы, Ярославля и Вологды. Могла уйти ещё ниже, до Рязани или Тулы… Калуги. А могла остаться в Москве. Там лабораторий много. Соответственно, если из Кирова я ушла налево, - маршрут подсветился, - то мне не миновать Костромы, а если вниз - то Йошкар-Олы. Соответственно, в моих поисках вы проверяете сначала низ, убеждаетесь, что там меня не было, и смещаетесь налево, находя мой след. Уф. Уже сколько дней насчитала?

- Уже полторы недели, если мы без перекуров тебя ищем, красноглазка.

- Значит, берём две, - кивнула Ева. - Надо как-то ограничить, что вы взялись за дело?

- Не-а. Когда поедем в Москву, отзвонюсь, скажу, что мы обыскали стартовое место, тебя там нет. В Перми следов нет тоже, ушла. Идём по следу, - хмыкнул Барс.

- Тогда важный вопрос, где в итоге мы найдём беглянку?

- А это вопрос. Есть идеи?

- Что-то из Подмосковного кольца? - предположила Кама. - Лабораторий и реагентов много, с учётом интересов Евы - много материала. Сама Москва не выгодна, а вот в округе… К тому же кто благоразумный и адекватный в это место будет возвращаться? Плюс, опять же, обустроившись в одном месте, Ева может знать о других брошенных лабораториях, которые можно использовать для места встречи и оборудовать его под нужное.

- Вариант… - кивнул Иваныч. - А место для работы где будете устраивать? Подальше, или так, чтобы под боком?

Задумчивое переглядывание, Ева уже так вообще вглядывалась в Москву, и явно видела то, что на карте отражено не было.

- Подальше. В понимании этих деятелей, я обижена и боюсь. Я не должна и близко их подпускать к своему убежищу…

- То есть…

- Реанимировать Пермское убежище? Там лаборатории были, - предложил снайпер.

- Нет, - мгновенно отозвалась женская часть коллектива.

- Что так?

- Слишком близко к нам, мало ли будут её искать отдельно, - буркнула Кама.

А Ева добавила рационально:

- Могут возникнуть вопросы о том, как я оказалась в этом убежище и его зачистила. Я маленькая очаровательная лапушка. Мышь под веником. Не надо как-то обострять этот вопрос. Мозги - да. Всё остальное - нет, откажите мне в этом. И вообще, - добавила она мрачно. - Если бы не то, что меня поймали, когда я вела машину, то я бы предложила и отказать мне в праве водить. Но что есть, то есть…

- Так, если я правильно понял, подготовка места с нас. Значит ты в этом вопросе не более чем «наблюдатель». Убежище мы зачистили, так что проблемы не должно быть.

Ева задумалась и неохотно покачала головой:

- Нет, лучше всё же … - Бесёнок задумалась, а потом улыбнулась, - что ж, скорее всего, им потребуются некие доказательства… а что может быть доказательством лучше, чем старое имя? И лаборатория, в которой начались испытания? Мы можем расконсервировать именно её.

- Далеко? - теперь уже подал голос Барс.

- Нет. Не доезжая до Москвы даже.

- Хм… Вариант неплохой. Подвох где?

Ева пожала плечами:

- Да я понятия не имею, как сейчас обстановка и в самой лаборатории, и вокруг.

- Понятно…

- Соответственно, - уточнила Кама, - нам нужно будет туда поехать и изучить обстоятельства там… и там?

- Да.

- И вот теперь вопрос оплаты… - вздохнул Иваныч. - Красноглазка хочет подопытных, за поиски лекарства. А за зачистку и сопровождение?

- Решать царю и его команде, - самоустранилась Ева.

- Я открыт для предложений, - усмехнулся Барс.

- Горючка? Патроны? Хрупкие приборы?

- Патроны есть пока… К тому же от них надо уходить потихоньку, - проговорил Ёж. - Порох нам не сделать, а он скоро кончится.

- Вам бы детки на какой-то военный завод сходить, - вздохнул старик. - Может там чертежи полезные будут.

- Возьмём адреса у Ольги. Но это не отвечает на вопрос, что спрашивать в оплату.

- Горючка… Это сложно. Во-первых, могут не дать, или дать разбавленную такой дрянью, что мы движки убьём.

- А приборы… Какие? - подал голос Барс. - У меня пока нет понимания.

- Что-то медицинское, может быть? - вступила с неохотой Ева. - То, что сложно увезти из медицинских центров?

- Например?

- Не знаю, Пушистый, - Бесёнок чуть сморщилась. - Мне не понять того, чем заняты ваши мысли, поэтому я и молчу большую часть времени.

- Ладно. Подумаем пока. Сначала все равно надо Еву найти, - пожал мужчина плечами.

Кама хмыкнула:

- Представляю ответ в истинной интерпретации. Вам кого? Ах её, так вот она, у меня на коленях сидит.

- Хм… А ведь это идея… - Барс задумался. - Действительно идея…

- В смысле? - опешила Бесёнок, попытавшись аккуратно с этих самых коленей сползти.

Муж её прижал немного.

- Я думаю. Додумаю, скажу… Но идея интересная.

- Не хочу знать, что тебе Государь-батюшка пришло в голову, - Кама зевнула, заглянула в опустевшую чашку. - Скажите мне только, а куда мы поедем после поисков Евы и Москвы? А главное зачем?

- Архангельск. За материалом Еве. Ну и за её вещами, - рассеянно ответил Барс.

- Оу…

- Кхм… Я так вижу, по перечню планов, заскучать нам ближайшее время будет просто некогда, - хмыкнул снайпер. - Вот, незабвенная, а ты боялась, что этот злой человек не найдёт, чем нас занять.

- По-моему, он перестарался…

- Это да… Но не докажешь же ему этого!

- Дева Яга, ты это, - намекнула осторожно, - заняла бы его что ли… чем-нибудь, а?

Ева задумчиво взглянула на Барса:

- Хм… Слушайте, а я знаю, что надо взять в качестве оплаты. Изделие номер один. И подгузники.

- А это мысль… - мужчина даже не усмехнулся, только кивнул.

От остальных была одна реакция - рука-лицо-стол.

А вот это уже вызвало смешок Барса.

- Скажите ещё, что не нужно. Учитывая, что народа у нас порядком. И один младенец уже есть.

- Да нужно… Но… Ай, - Кама махнула рукой.

- В общем, смотрим по ситуации. Но пока берём за рабочий вариант, - кивнул Ёж. - Ещё что у нас на повестке есть, или стартуем к броннику и в оружейку?

- Кому-то ещё надо навестить мишуток и Рысь, чтобы сообщить, что мы уже стартуем в ближайшие дни, и бронника надо отвести к ним.

- Вот и отведём.

- Все сразу? Или ты, Барс, берёшь под опеку Рысь, а мы - мишуток? - уточнила Кама, с удовольствием поднимаясь со стула и потягиваясь всем телом.

- Берите… Есть у меня на её счёт некоторые идеи. Вот в этой поездке и проверим.

Ёжик поднялся, с хрустом размяв спину.

- Тогда мы попрыгали. А… Кстати. Бесёнок, тебе наш бронник тоже что-то соорудил, - лукаво сощурился снайпер. - тебе понравится!

- Мне?! - растерялась Ева, - но зачем?

- На улице шаришься, значит положено! Вот!

- Пушистенький? - жалобно взглянула Бесёнок на Барса, - это же не согласовано, да? Мне же не обязательно?

- Ты посмотри сначала, - усмехнулся муж. - Мне кажется, сама отдавать не захочешь.

Алоглазая только вздохнула.

Барс легко пощекотал ей плечо её же прядкой.

- Я поняла, я сначала посмотрю. Если вы готовы заниматься делами, то я побежала к своим делам!

- Беги, Бесёнок. И мы потопаем потихоньку… Раз надо через пару дней стартовать, будем готовиться…

Ева умчалась первой, Искатели, обсудив ещё пару мелких деталей, разошлись и сами в разные стороны.

Дел было много, времени мало, а успеть хотелось всё же всё…


Эдем


Как правило, если уж кто-то привлёк внимание службы безопасности корпорации Ливей, то всем было очевидно, что без проблем не обойдётся. Спокойные и собранные люди в безликой темно-серой форме с закрытыми лицами приходили, забирали кого-то… И, обычно, уже не возвращали. В мирное время это значило увольнение. Сейчас не хотелось даже и думать.

Служба безопасности ерундой не занималась, и зря никого не беспокоила, так что и относились к ней очень серьёзно.

Новую «клиентку» в эту допросную доставили в привычном капюшоне. Чтобы все подряд не видели лица задержанного. Мало ли, вдруг ошибочка? Но тут ошибиться было сложно. Убийство начальника охраны, и рядом только эта девица.

Комната для допросов тоже была нетипична. Напоминала она скорее стоматологический кабинет, с тем же самым креслом в центре. И двумя дверями - уже в пыточную, или назад, на свободу. Вот только… Мало кто выходил назад.

Подчинённые зафиксировали подозреваемую ремнями, сняли капюшон и удалились.

Девушка с полубезумным-полунормальным взглядом осмотрелась по сторонам и расслабила спину, опираясь на кресло. Выдохнула, вздохнула… и закрыла глаза.

Знала она методики этой службы безопасности, изматывать долгим ожиданием.

Ничего-ничего, на всякий болт найдётся свой шуруп, вот и этот метод можно было легко перебить, достаточно было просто уснуть…

И девушка, подчиняясь внутреннему приказу, равнодушно уснула!

И как раз в этот момент к ней сзади подошёл мужчина.

- Умри и восстань, - прозвучала у самого уха фраза-ключ.

Ресницы дрогнули, поднимаясь, но из глубины светло-голубых глаз проглянуло не безумие Луны, а нечто иное - дрессированная тьма.

- Плоть из праха, - произнесли её губы.

- С возвращением. Как ощущения? - он все ещё был за спиной, не спеша показываться.

- Где-то между реальностью и ещё нет… - женщина снова закрыла глаза и открыла. - Хм. Как интересно, покажешь мне потом, что она-я творила? Я чувствую, как монстр внутри меня сладко спит, убаюканный.

- Легко. Отрывалась она-ты по полной. Пить хочешь?

- Нет, спасибо. От кофе бы не отказалась, возможно. Но чуть позже, когда проснусь окончательно. Я ещё немного под прахом.

- Глубина погребения была высокая, - подкатив кресло, мужчина сел на него верхом напротив женщины. - Себя вспомнила?

- Как всегда, это первое, что я вспоминаю. Себя и то, сколько доставляю тебе неприятностей. Привет тебе, о великий повелитель мёртвых и теней.

- И тебе, сестрёнка. Выспалась?

Женщина, уже очень явно НЕ Луна, звонко засмеялась:

- Мой сон был сладок и приколен, но повторить не захочу. Рада тебя видеть, рада, что эти странные денёчки не отобрали тебя у меня. Как твоя жена?

- Как всегда в работе. Приглашает на ужин, когда проснёшься, - усмехнулся мужчина.

- Не сразу, далеко не сразу. Убедись, пожалуйста, что прах ушёл из крови и костей. Не хотелось бы… привнести с собой печаль, - женщина склонила голову и закрыла глаза.

- Разумеется. Хотя, в этот раз тело совсем не пытается противиться, уже хорошо. Основная личность явно крепнет.

Женщина кивнула.

- Она уходит. Такое ощущение, что я почти ощущаю, как она уходит и … забирает какие-то частицы меня.

- Я ещё запущу тебе стирающую пластинку, чтобы она не зацепилась. Потом проверим, как основа. Если что, восстановим.

- Договорились.

Некромант задумчиво смотрел на сестру, оценивая её состояние. Вроде хорошо, для такого глубокого погребения особенно.

Сестра… М-да… Когда-то ему пришлось бросить медицину, чтобы найти её. Не нашёл. Когда её уже все похоронили, во время одного из рейдов она случайно попалась на глаза их группе. И мужчина её узнал. А вот она его - нет.

Некому было узнавать… Личности в пустых голубых глазах не осталось.

Когда-то её звали Юлия, прекрасная Юлианна, шутили друзья, завидуя тонкой талии, высокому крепкому стану, красивой груди и невероятно пышным бёдрам. Красотка?!

Шутите? С таким длинным носом?! С такими веснушками?! С такой гривой рыже-каштановых волос?! С такой белой кожей, которая сгорала мгновенно и так же мгновенно начинала шелушиться и облезать?!

Нет! Нет! Ни в коем разе.

Юлия-Юлия…

Ах, Юлия, Юлечка, Юлианна.

Невероятная совершенно девчонка-огонёк.

Она ненавидела скуку и суету, и одним своим появлением вносила в любую компанию и хаос, и задор, и счастье.

Юлечка-Юленька.

Она ненавидела штаны: «Я девочка», - заявила на полном серьёзе учителю физкультуры, - «теннисисток в штанах вы же не видели? Нет. Вот и я буду заниматься в юбке».

На уроках физкультуры.

Но ведь занималась же.

И мальчики под юбку этой девочке не заглядывали. Было как-то стыдно, что ли. Даже сама мысль об этом им была неприятна, ведь если обидеть Юльку, кто сделает домашние печеньки, будет потом судить казаки-разбойники или скажет: «Да, ну, эти взрослых, айда на карьер купаться!»

Юлька была…

Была.

В равной степени похожей на девчонок-погодок и другой.

Ей так же были интересны мальчики и дискотеки, косметика и красить ногти в чёрный или алый цвет, брать у матери ярко-алую помаду и туфли на высоком каблуке.

Но где-то там, за длинными ресницами, умело подведёнными уже к десятому классу, прятался ум.

Возможно, будь компания немного другой…

Но Юля хотела на физмат. А на физмате, как правило, учатся мальчики, которые с телом не дружат, с мозгами - да, но не с телом.

На курсах самообороны Юльку подняли на смех за то, что она посмела прийти в юбке. И второй раз она уже не пришла.

Трагедия случилась меньше чем через полгода после начала обучения.

На студенческом приветственном балу… Студенческая компания, активно знакомящаяся, шумный клуб, полный дыма и угара наркотиков. Хорошие мальчики расползлись по углам.

Юля посмотрела на это ровно две минуты, развернулась и двинулась на выход.

Из клуба она вышла, а домой не пришла. Пропала…

Первые трое суток её искали чуть ли не всем городом. У мальчиков с физмата оказались поистине золотые мозги. Кто-то что-то взломал, кто-то что-то искал…

Официальные и неофициальные каналы - бесполезно.

И только кто-то тихо уронил, стоя в тёмной прихожей:

- Скорее всего, украли. Рабство… Можно не искать, бесполезно…

Да. Так и получилось. Бесполезно.

Дни, недели, года… Пролетали мимо, как один день.

Руки не опускал только старший брат.

Когда сестра пропала, он работал в психиатрической клинике, писал диссертацию… И бросил все, сорвавшись в личные поиски. Присоединился к силовикам, которые как раз таких торговцев и владельцев живого товара под бетон закатывают. Своего интереса не скрывал. Искал. И начальник, которого Роман постарался обработать, тоже искал. След не находился, но они не сидели на базе, зачищали гнездо за гнездом. Роман уже не надеялся, что найдёт сестру. Хотел найти хоть что-то.

А потом… Увидел её в разнесённом их отрядом «дворце»…

Откровенно говоря, сначала он просто мазнул по ней взглядом. В тот самый первый момент, когда из «жилой» части дворца, на деле, где были торговцы и покупатели, они перешли во вторую часть - «цветник».

Крики, крики, кровь, гарь, дым.

И вдруг посреди всего этого неожиданно прекрасная луноликая красавица.

Невероятно стройная, с молочно-белой чистой кожей, которая буквально сияла лёгким перламутром. Удивительными фиалковыми глазами, невероятно красивым изгибом губ, аккуратным носом.

В этой деве не было ничего от Юли.

Как Роман её узнал?! Какие силы ему даровали прозрение?!

Он бы и сам не сказал. Просто… Щёлкнуло в голове.

Два с половиной года долгих поисков…

На лице, на теле - следы и пластических операций, и явно жесточайших диет, и не только. А в глазах пустота.

Пустота полнейшая и страшная.

- Клиент без сопровождения? - удивилась она на чистейшем английском.

А Рома стоял и впервые не знал, что делать. Выходило, что ничего хорошего. Два с половиной года. Не ему было рассказывать, что за это время при желании из кого угодно можно сделать куклу. Вот и из неё… Сделали. А личность… Зачем она кукле?

Впрочем, вот уж что всегда удавалось Роману, так это мгновенно принимать решения. Действовать он начал мгновенно.

Кукла не способна к сопротивлению. Хозяева явно постарались, чтобы даже самое жестокое обращение не изменило её покладистости.

Было не сложно забрать девушку, вывезти её из страны. Естественно, тайно. Уже в России провести тест ДНК, чтобы убедиться.

А потом уволиться и исчезнуть с ней. Чтобы возникнуть уже в другом месте, в психиатрической клинике… И устроить туда сестру.

Не работником, а подопечной.

Она была очень тихим пациентом. Послушно принимала все препараты, послушно выполняла любые приказания.

И не возвращалась.

На имя тоже не отзывалась…

И в какой-то момент до Романа дошло - девочка Юля, младшая сестрёнка, девочка-искорка, девочка-огонёк умерла…

Тогда родился Некромант. Тот, кто сходит в мир мёртвых, и вернёт назад. Даже если пациент не хочет.

Он был талантлив, умён и целеустремлён.

Роман принялся за работу по теме диссертации. Он создавал личность по песчинке, скрупулёзно. С белого листа.

Первый блин был комом. Некромант виртуозно воссоздал идеал, но чуда не произошло.

Первую же личность, которая была так похожа на «прежнюю», кукла стёрла.

Возможно, где-то там, очень-очень глубоко, ещё была маленькая девочка Юля, которая не хотела возвращаться.

Ему пришлось снова начать с нуля. Проанализировать устремления сестры перед похищением, начать строить новую личность уже с учётом этого. Пытаться нащупать тот осколок, на который можно будет опереться.

Но и вторая попытка отправилась втуне…

Некромант создавал слишком мягкие, слишком добрые образы.

После всего пережитого было бессмысленно создавать личность с большой буквы, было бесполезно пробовать создать адекватную юную женщину.

К тому моменту, как Некромант это осознал, прахом стали ещё несколько попыток.

И тогда он решил пойти другим путём. Он взялся создавать ту, кто перебил бы своих похитителей и мучителей, и потом бы сладко спал, не переживая о случившемся.

Это было сложно… Но он использовал свой собственный опыт силовика.

Мало-помалу, шаг за шагом, аккуратненько, можно даже сказать малюсенькими шажочками над пропастью.

Он дал ей другое имя. Сильное имя.

Мстислава, завоевательница.

Домашняя Слава.

В интернете - Тис, дерево смерти и бессмертия.

Он работал над ней полтора года, именно над этой личностью.

И однажды Слава открыла глаза.

Он не спешил, ждал, как она себя поведёт. Был готов и к провалу, и к успеху. Но все же уже видел, что в глазах её появился разум. Пусть другой, но живой.

Для всех у Славы была амнезия.

Она замечательно чувствовала себя стажёром в силовом подразделении, в том самом, где когда-то подвизался Некромант, чтобы найти сестру.

Тело выправлялось, мало-помалу выправлялась психика.

А потом, дурная шутка судьбы, та же самая история случилась с другой девочкой. И чтобы вытащить её - ещё не сломанную, ещё не искалеченную, нужна была… та, кто сможет войти во дворец лунным цветком дивной красоты и вытащить девочку до того, как её сломают.

Они пришли к Некроманту вдвоём, Слава и Владимир - вот уже полгода как не только присматривающий за ней со стороны, но и её мужчина…

- Я помню, - тихо сказала Мстислава, - я помню ту девочку, что спит в моём сердце. Но она больше никогда не проснётся. Но надо, чтобы проснулась другая. Ром, нам нужна кукла, которую ты убаюкал колыбельной дождя. Нужна. Потому что я не хочу, чтобы кто-то другой прошёл через то, через однажды прошла я.

Роман долго смотрел на неё, игнорируя спутника. Он чужой, и ему не понять, а сейчас его сестра просила вернуть ту, кого он убаюкивал полтора года…

- Ты уверена? Нет гарантии, что потом удастся вернуть тебя назад. Или вернуть прежней.

Слава молча кивнула:

- Мы договоримся, - тихо сказала она. - С ней. Я знаю, что её убаюкает. И я знаю, после чего она уснёт… Но её надо вернуть, у неё… - горько добавила женщина, - нужный и важный кусочек памяти. Он нужен мне… Но «Мстислава» не вернётся, такой, какой её узнал ты… или Владимир.

Роман смотрел в её глаза. Она все решила… Она готова рискнуть. Даже зная, что возможно не сможет вернуться. И понимая, что в любом случае не будет прежней.

- Хорошо. Завершай свои дела… Пожалуй, это будет даже интересно. А потом ты мне проставишь пива, - мужчина усмехнулся. Она сильная, справится. И с тем, что он с ней сделает тоже.

Слава улыбнулась и кивнула:

- Я запишу. Но ты добудешь тех самых раков…

И ушла.

В ту же ночь она попрощалась с Владимиром, загодя, заранее, но очень вовремя.

Потому что Мстислава больше уже не вернулась.

Как и предсказывал молча Некромант, вернулся сплав двух личностей. Мстиславы и Куклы, с большой буквы.

Это была совершенно странная личность, абсолютно неадекватная и абсолютно страшная. Она обладала почти всем, чем должна была обладать Юля - её памятью, её знаниями, её навыками. У неё не было только «семейности».

Она не воспринимала Некроманта, как «брата». Для Куклы это был просто объект сексуального интереса.

Как она только не извращалась, пытаясь его совратить!

А он раз за разом сводил попытки на нет… И только посмеивался.

А потом Кукла исчезла. Сама собой.

Осталась Слава. Спокойная Слава, которая знала, ЧТО перенесла, и при этом была спокойна и … целостна, если можно так выразиться.

И стало очевидно: у Некроманта получилось!

Личность стабилизировалась шаг за шагом, выстраивалась, рождалась.

А потом разлетелась прахом в ненастный сентябрьский день, когда началось искажение.

Первые трое суток ада закончились… тем, что, когда Некромант открыл дверь в комнату Славы, его встретил потерянный пустой взгляд и тихий голос… Юли.

- Ромка? Ты что ли? А… я… где я?!

- А… Юля!? - мужчина опешил. Он был абсолютно уверен, что личность Юли вернуть невозможно. Что она сама отталкивает попытки… И вот теперь это.

- Д… да, - женщина чуть пожала плечами, недоумевая, взглянула на собственные руки. Покрытые синяками после трёх дней боев… Неузнаваемые руки. - Я? - удивлённо взглянула она на брата. - Ты выглядишь странно, таким… повзрослевшим… мне снится?

- Да нет, сестрёнка… Что ты последнее помнишь? - он сел напротив на корточки.

Женщина задумалась.

- Н… не знаю, - честно и тихо сказала она. - В голове каша… какие-то кадры… кадры… передача какая-то… не могу понять.

- Оригинально… Как зовут тебя, возраст, где мы, помнишь?

- Ты говоришь, как заправский психиатр, только белого халата не хватает, - засмеялась женщина. - Ты, что, Ром! Не становись таким дядечкой! Тебе ещё надо закончить обучение. Меня зовут Юля, через пару месяцев мне восемнадцать. Мы… - сбой, в глазах мелькнул страх. Сбой, всё выправилось. - На даче. К тётке поехали, когда она сообщила, что если мы не приедем, то она явится к нам сама. С шестью вёдрами ягод и тремя своими псами. На псах мама сломалась, и к тётке мы отправились сами!

Роман только головой покачал. Почему это произошло? По его расчётам, даже если рассыпалась бы Слава, осталась бы Кукла, но не Юля…

- Эх Юля-Юля… Как была вредной, так и осталась. Хотя я и рад тебя видеть…

- Как будто мы давно не виделись, - фыркнула насмешливо женщина.

- Ну, как тебе сказать, Юлёк-огонек. Несколько лет.

- Что? - Юля прыснула весёлым смехом. - Несколько лет? Не шути так… Хотя, - вдруг легкомысленно качнула она головой. - Даже если и так, рада тебя видеть, братик. Не знаю, что было, но… - взглянула она на свои руки, - не знаю, что будет…

Женский голос становился сильнее, звучнее, чётче.

- Спасибо, что ты был. Спасибо, что ты есть. Спасибо, что пусть даже «не так» и «неправильно», есть я. И… прощай…

Юля упала подрубленным деревом одновременно с тем, как по всему особняку раскатился сигнал тревоги…

Роман поймал сестру, укладывая её обратно в постель, и одновременно выхватывая пистолет и рацию, в которую пулемётной очередью посыпались доклады подчинённых.

Похоже, кто-то прошёл заражённым и обратился.

Следующие сорок часов в особняке превратились в гонку со смертью.

А потом снова был город. Нужно было переместиться в другое место…

Рядом с Некромантом был опять тот диковинный сплав Славы и Куклы, самый выживаемый, самый приспособленный. Самый опасный.

И тот, который можно было использовать от начала и до конца.

Они вырвались. Не без потерь и не без труда. И даже с некоторым пополнением.

Чтобы попасть к другому пункту эвакуации, нужно было пересечь город…

У него была связь. Были бойцы. Было оружие. Были гражданские, которых нужно было доставить. И был город, полный зомби, мародёров и остатков солдат.

Роман сообщил, что они выдвигаются, и они стартовали.

На машинах, готовые отбиваться от кого угодно. Они двигались по улицам.

Но те гражданские, что были с ними - мешали. Они дёргались, суетились, отвлекали, тянули одеяло на себя. Кто-то пытался заставить Романа прихватить выживших, кто-то истерил. Мужчина не обращал внимания.

Поняв, что его не уговорить, пара человек решила посвоевольничать. Пока Роман отдыхал на одной из остановок, они пообещали помощь, защиту и эвакуацию группе людей. Узнав об этом, Некромант не стал ругаться и скандалить. Он повторил приказ - охранять только подопечных. И не делиться оружием.

Он знал, что вертолёт не возьмёт лишних. Да, можно кого-то взять вместо погибших, но судьёй этих людей он быть не хотел. Как и потакать идиотам.

Неприятным моментом во всём этом оказалось то, чего ожидать было сложно. Во второй группе была парочка толстосумов… Со слишком большими кошельками.

Это было начало волны вторжения, деньги ещё пока ценились выше, чем ценные кадры, поэтому спустя пятнадцать минут после того, как две группы слились, Некромант услышал от своего непосредственного начальника поистине «чудесную» новость.

Он уволен.

И….Роман улыбнулся.

- Хорошо, прощайте, - развернулся, и пошёл прочь, насвистывая незапоминающийся мотивчик. Ни в кого не пальнул, никому ничего не сказал… Без этого балласта будет даже проще.

Сестра, хохотнув, крутанула в руках два пистолета и двинулась за братом весёлой припрыжкой.

Только вот… Не она одна. Свист Некроманта активировал Восставших. И большая часть выживших оперативников совершенно спокойно направились следом. Забирая почти все оружие и патроны. И абсолютно не реагируя на вопли начальства.

Сестра не была его первой, последней и единственной подопытной, ещё до неё он полностью переписал свой отряд. А потом переписывал и внедрял в свою службу людей, которых достаточно будет просто активировать. Бывшие безумцы… или просто не слишком надёжные люди из службы - он работал только с теми, в ком видел потенциал Восставшего.

Им вслед что-то кричали, не повернулся ни один.

Дни наступили тёмные и злые. Дни, когда имело значение не то, сколько у тебя денег, а то, сколько у тебя за спиной профессионалов военного дела и какое у них вооружение…

И сейчас это не изменилось, только куда явственнее проступило, показалось.

Женщина чуть улыбнулась, словно вспомнила что-то приятное и спросила:

- Отпускай меня, пойду отмываться и приводить шкурку в порядок. Приличной Славе не славно выглядеть так … сверхвульгарно, хотя что-то в этом виде есть.

Некромант хохотнул, поднялся и принялся расстёгивать ремни на женщине. Ей предстояло пойти снять маскировку, вернуться к истинному виду. Умыться, принять душ, выспаться. И проснуться Мстиславой, окончательно сбросив прах.

И вернуться в семью. До следующего задания… Это она завершила блестяще, Крюгер был мёртв.

↢ Предыдущая глава || Следующая глава ↣

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2021