И жили они долго и счастливо...

Фантастика || Просто выжить

Глава 16. Торговцы живым товаром


Искатели


Утром четвёртого дня после составления плана, Искатели тронулись в путь, в Москву… Но перед этим были сборы.

Едва посетив бронника, команда Барса… опешила.

Во-первых, броня была практически единообразной: кожаные пластинчатые нагрудники, оплечья, наручи, поножи и кожаные накладки на голени и икры. Обувь каждый оставлял свою. У всех кроме Барса - кожаные перчатки. У него - перчатки с дополнительными защитными чешуйками на пальцах.

У каждого нагрудника был жёсткий капюшон из все той же кожи. И рядом маска, закрывающая лицо и горло до самых глаз. Глаза защищал щиток из бронестекла со спецназовских шлемов.

Во-вторых, каждому полагался плащ-пальто из той же кожи.

Наконец, во всех деталях одежды, под слоем кожи - был кевлар. А потом опять кожа.

В общем, пробить эту защиту было, мягко говоря, очень непросто. И зубам, и пуле.

Самая тяжёлая броня была у Барса, разумеется. Самая полная и обеспечивающая максимум защиты в ближнем бою.

А ещё у каждого Искателя на груди, напротив сердца, и на спине был герб базы Русь, тщательно выполненный травлением.

Ева сначала с весьма скептическим видом разглядывающая то, что выдали, успела первой всё примерить, обнаружить кучу потайных и очень вместительных карманов и, судя по тому, как поплыл её взгляд, не только их, а что-то ещё очень-очень полезное. А уж когда она примерила маску и услышала и прочувственное шипение, и несколько вскриков, зловредная Бесёнок решительно выдала:

- Мне нравится, очень нравится! Да ещё и помечены все дружно принадлежностью Пушистенькому!

С этого начался виток подколок над Барсом. Но таких, беззлобных, даже в чем-то милых.

Потом, когда основная компания разошлась, бронника сводили к новеньким, он снял мерки с них и пообещал, что к отъезду и их броня тоже будет готова.

Но на этом сборы не закончились. Дальше для новеньких начались чудеса…

Ёжик забрал девушек в оружейку, где снайперам, включая Ольгу, были выданы снайперские Винторезы, плюс дальнобойные снайперские комплексы «Точность». Ну, и патроны. Рыси выдали Вал и её личные Орлы. Подумав недолго, Барс выдал девушке и свой старый меч дао, на попробовать. Как альтернативу кукри.

Всё дальнейшее время готовились к выезду. Монтировали Лизавете все необходимое в Титане, грузили припасы, проверяли машины и мотоциклы. Без дела никто не сидел.

Забегали пиарщики, загоревшиеся идеей оставить сообщения для других выживших. На какое-то время их креатив был остановлен тем, что плакаты - недолговечны, а техника – смертна. А потом кому-то пришло в голову, что есть краска в баллончиках. И можно приготовить трафареты!

В общем, Искателям предстояло находить заметные поверхности, писать там сообщения, включая частоту, на которой будет вещать периодически радио базы. Задачка достаточно напряжённая, но, как ни крути, нужная. Люди были нужны, а те, что смогли выжить, тем более.


…Итак, ранним утром команда выехала…

Путь предстоял не близкий, до столицы только по предварительным прикидкам были сутки чистого хода. И это только по дорогам. В вопросах об их состоянии стояли сплошные прочерки. Нет, дело было не в их наличии, об этом Искатели было осведомлены достаточно. Дело было в проходимости.

Пару раз Искателям приходилось останавливаться и разбирать автомобильный затор, пару раз приходилось объезжать проблемные места по просёлочным дорогам, а кое-где идти напролом. Водители и штурманы менялись по составленному графику. Лизонька готовила вкусную еду, в свободное время команда отдыхала, читала, играла, общалась, прекрасно понимая, что это ненадолго.

Всё шло буднично и спокойно.

На дорогу до Москвы ушло около полутора суток. Первой точкой выбранного маршрута была лаборатория Еврея, прибыв к ней ближе к полудню, до позднего вечера команда занималась тем, что зачищала территорию вокруг… Непосредственно в лаборатории не нашлось ничего, никого живого и неживого тоже. Были только тяжести, хрупкости, тяжести, хрупкости, оборудование и … бумаги-бумаги-бумаги-бумаги-бумаги. И всё это предстояло перенести!

Ближе к ночи команда попадала в Титане. Спа-а-а-ать…

Крашенников в маршруте был следующим. По общему решению (волевым приказом Барса, да) ехать собирались в районе полудня. Адрес Крашенникова Еврей хорошо знал.

И ехать собирались только Барс и … сам Еврей.

Сначала команда хотела возмутиться, особенно новенькие - это же опасно… но Барс молча открыл карту и указал два здания. На каждом должны были расположиться два снайпера, под прикрытием Рыси и Камы. Ева же, выбрав любую команду, должна была слушать и координировать.

Они ничем не рисковали. Еврей не слышал этого разговора, Лиза и Василий тоже. Да и снайперов с такого расстояния было не обнаружить.

К назначенному часу у высотки, где жил Крашенников, остановился мотоцикл с двумя седоками: Евреем, на которого натянули такой же плащ, как и у Искателей, и Барсом при полном снаряжении и оружии.

- Ну, ведите, Илья Яковлевич, - с хрустом размял шею Барс. - Ваш знакомый, вам и карты в руки.

Старичок, сполз с мотоцикла, охая, схватился за поясницу:

- Я слишком стар, Михаил Сергеевич, для таких поездок…

- Ну, что поделать, если Титаном мы бы вашего знакомца напугали бы до известного конфуза. Это вы ещё не поддались моде на базе, на электросамокаты.

- Да знаю я, что там такое есть, - вздохнул профессор. - Мне Мариночка уже плешь проела, чтобы я ни в коем случае не перенапрягал колени, вот есть такое-такое-такое… Михаил Сергеевич, берегите свою жену, она у вас совершенно ненормальная, но хотя бы в своей заботе о вас не переходит границы адекватности.

- Зато в глазах непосвящённых она в принципе не попадает в эти границы… И это забавно.

Профессор хмыкнул:

- О, пугать и запутывать людей она умела ещё во времена жизни.

- Это тоже по-своему забавно. Готовы? Или вас подвезти?

- Сам. Нам нужно зайти в соседний подъезд, там внизу в одной из квартир оборудовано что-то вроде безопасной «зоны ожидания» для своих, - Еврей поковылял к крыльцу. Барс подождал пару секунд, и, хмыкнув что-то вроде: «А ты кончай так ржать», – пошёл следом.

В ответ в его наушнике снова вспыхнул колокольчиком очень узнаваемый смех.

- Пушистенький, меня на ручках покатаешь вместо него, ладно?

- Тебя - запросто. А его я на плечо планировал взвалить, - хохотнул Барс. Ну да, в их снаряжении были интересные апгрейды… в частности - связь. Или часы и компас в наручах, под пластинами.

- Я догадалась, Пушистенький. Но меня на ручки… и не только на ручки, но и… - голос Евы стал откровенно флиртующим. Она могла себе это позволить с учётом того, что в итоге отказалась от обеих команд и сидела сейчас одна на крыше, наслаждаясь и нежным ветерком, и тем, что внимание Барса принадлежало ей одной.

В другое время царь-батюшка вряд ли бы позволил вредной девчонке так отделиться, но в округе не было вообще ни одного искажённого. Даже спящего!

- Ну, не прямо же сейчас! - рассмеялся Барс. - Нас там не особо испугались?

- Не прямо, - со вздохом согласилась Бесёнок. - Хотя очень хотелось бы… Нет, Пушистый, не испугались. Но, по-моему, тот, к кому мы явились, или отсутствует, или болен. Странно другое, я отчётливо слышу два подростковых голоса, которые выясняют, что делать. Сделать вид, что дома никого нет… или сделать вид, что дом уже перестал существовать.

- Нормально, мы тут к нему приехали, а он где-то шляется? Красота…

- Красота, - согласилась Ева. - О! Слышу мужской взрослый голос. И он… Хм. Пушистенький, он испуган.

- Чего так? Профессор такой страшный?

- Нет… Сейчас вам ответят, я пока помолчу. Буду твоим джокером в рукаве, мой Пушистый.

- Договорились, Бесёнок… - Барс как раз подошёл к Еврею. Старик взглянул на мужчину неожиданно понимающим взглядом, а потом Барсу оставалось только с недоумением наблюдать за происходящим. Еврей бойко выкрутил какой-то штырёк на панели у двери, вытащил оттуда связку из магнитного и обычного ключа и открыл входную тяжёлую дверь. Доводчик был погнут, дверь шла тяжело, поэтому и открывал её, и закрывал Барс.

В коридоре было тихо и очень-очень чисто. Подъём на второй этаж был закрыт сплошными сварными решётками. Подняться куда-либо здесь не представлялось возможным. В подъезде не было каморки консьержа, и была одна-единственная дверь впереди. Тяжёлая, стальная.

Барс окинул всё это откровенно уважительным взглядом.

Решётки и ту стальную дверь даже ему было бы крайне непросто пройти.

Решётки были приставлены сверху, так что вырвать их машиной можно было бы… ну, разве что, чем-то очень-очень мощным, и то через диски-шкивы, потому что прямой линии не вышло бы. Да и дверь выглядела крайне надёжной, и открывалась наружу. Так просто не выбьешь, а вырывать - опять же, нет прямой линии.

В общем, тот ещё бункерок…

- Я, конечно, пару лет не был в Москве… но, кажется, это не похоже на нормальный облик нормального подъезда многоэтажки. А как в таком городе собрать подобное после конца света мне вообразить сложно, - признался мужчина.

Еврей необычайно довольно хохотнул:

- А, Михаил Сергеевич, самое во всём этом приятное, что создано это было до конца света.

- Внезапно…

- Это мастерская Крашенникова. Только не смейтесь, история вышла достойная одновременно анекдотов и пошлых бульварных романчиков. Видный человек в городе, хотя, скорее, в его теневой части, очень хотел жениться на леди. Леди не желала выходить замуж за того, кто был человеком не её уровня. И она загадывала ему загадки. Тринадцатой загадкой было создать кольцо, которое покорит её сердце. Крашенников создал такое кольцо, заказчик успешно женился. Брак, кстати, как доносили потом слухи, получился потрясающий. Молодожёны ругались по десять раз на дню, но когда кому-то из них предлагали развестись, посылали помощника в такие путешествия! В общем, возвращаясь к этому месту, заказчик был так благодарен Крашенникову, что выкупил три квартиры в этом подъезде, переоборудовал их и создал для него здесь мастерскую. А живёт он, всегда жил, в соседнем подъезде. И он жил, и родители его жили. А дед так вообще лично принимал участие в строительстве этого дома. Вот такая простая московская история.

- Однако… Может все же возьмёте на себя этот геморрой с учёной братией, а его просто посадим клепать всякое, а, Илья Яковлевич? - лукаво подколол профессора Барс.

- Ни за что!!! - Еврей схватился за поясницу и разохался, - стар я для такого, стар, Михаил Сергеевич! Вот есть Крашенников, это его стезя. Сделать ему мастерскую рядом с лабораториями, и все будут довольны. А мне леди Наука в разы милее.

- Ну, связывайтесь с ним, тогда, пока никто вашу Науку не увёл…

Еврей укоризненно покачал головой, но никак не отреагировал на подобное кощунство.

В прихожей открывшейся квартиры было темно, но старик естественно включил свет. Прошёл к щитку в коридоре и открыл его. За панелью, где ожидался, по логике вещей, электрический щиток, оказался телефон. Сняв трубку, Еврей набрал номер, тоже очень привычно.

Пошли длинные долгие гудки.

Минута. Две…

А потом соединение прервалось, и прибывшим так никто и не ответил.

- Что ж… чаю? - предложил Еврей. - Видимо, Крашенников подойти пока не может, что странно…

- Я, пожалуй, пока воздержусь… - задумчиво протянул Барс.

- А я выпью, - вздохнул Еврей, двинувшись первым на светлую кухню по длинному коридору.

Барс последовал за ним, но остановился на полпути, потому что снова включился передатчик.

- Пушистенький, - в голосе Евы звучал азарт охоты. - Пушистенький, я слышу голоса посторонних! Я их хочу! Можно, можно, можно мне их? Мы никому не покажем и не расскажем!

- А теперь подробности.

- Пока не могу понять, слишком много постороннего фона, но здесь где-то есть убежище. Сейчас там несколько мужчин и одна женщина. Они чем-то угрожают Крашенникову и радуются тому, что вот уже неделю он не покидал квартиры. Соответственно, ещё немного, и ему придётся пойти на уступки и кого-то отдать. Это была дословная цитата.

- Мне нравится эта цитата… Ты сможешь найти их?

- Смогу, если снизить количество входящего шума, хотя бы собрать твоих котяток, Пушистенький, в одну корзинку.

- Так собирай… Компанию составить? Или возьмёшь кого из котяток?

- У меня, к счастью, нет с ними связи, - негромко засмеялась Ева, - к тому же, Пушистый - ты царь…

В не произнесённых словах так и читалось: «Тебе и страдать».

- Так что с компанией?

- Составить. Я с удовольствием устроюсь у твоего тёплого бока, а потом с удовольствием же утяну тебя с собой. Мы вдвоём упакуем мой подарочек и спрячем! Иначе вся компания, которую мы притащили за собой, не даст мне его получить!

- Хорошо. Сейчас покомандую детским садом… Определяй пока…

- Вот когда они будут в брюшке Титана и не будут мне мешать, я и определю…

Барс хмыкнул, и переключил канал, отдавая команду стрелкам свалить в Титана.

Много времени на это не потребовалось, и команды, что бы там каждый ни думал, возражать не стали. А минуты через три после того, как отчитался Титан о том, что все стрелки вернулись, заговорила Ева:

- Пушистенький, я их нашла. Пусть Еврей перезванивает своему другу по следующим инструкциям. Позвонил, досчитал до трёх, сбросил. Позвонил, досчитал до двух, сбросил. Позвонил ещё раз. На этот раз трубку возьмут сразу. Вот. Пусть он говорит, что знает, что происходит, вернётся завтра. И если Крашенников на связь не выйдет сам, то вместо обаятельного пушистого красавчика в дом прибудет Томагавк. Он поймёт.

Барс хмыкнул, но слова паразитки передал.

Еврей засмеялся, а потом пояснил для главы Искателей:

- Томагавком Еву начал называть Крашенников, в глаза так вообще смел называть только он. Об этом прозвище знают ещё несколько отдельных личностей, но… не более того.

- Ей подходит…

- Он тоже так говорит, - донёсся кислый ответ Евы.

Еврей же тем временем повторил вызов, и ответ тут же прозвучал. Усталый мужской голос тихо сказал:

- Да.

- Крашенников, - Еврей усмехнулся, - старых друзей не привечаешь и не отвечаешь. Ай-яй, не кошерно. Да неважно, я что сказать хотел, мы сейчас уходим. Вернёмся завтра, в то же время. И… лучше тебе ответить, потому что здесь рядышком Томагавк…

Ева в наушнике Барса засмеялась:

- Он подавился чаем! Ну, я же прелесть, правда?!

- И если ты не ответишь мне, то на связь вызовет она, ага, - продолжил Еврей.

По связи было слышно, что Крашенников пытается то ли прокашляться, то ли прочихаться. Потом хмыкнул и тихо ответил:

- До завтра, проф.

И связь прервалась.

- Так достаточно? - взглянул Норштейн на Барса.

- Более чем. Спасибо. Пойдёмте, Илья Яковлевич. Доставлю вас обратно в безопасное место.

- Стар я для этого, слишком стар… - крепкий старик двинулся к выходу и мотоциклу, что-то тихо пробормотав, пока Барс убирал ключи на место.

И собственно, что именно было сказано, мужчина не услышал, ему просуфлировала Ева.

- Тряхнуть что ли молодостью, освежить навыки вождения? - сквозь смех повторила она за Евреем.

- Я ему электрический подарю, - хохотнул Барс негромко.

- Хорррроший предусмотрительный Пушистый, - промурлыкала Бесёнок. - Отвози в безопасное место увеличение мозгов твоей большой игрушки и приходи за мной… В принципе, - добавила она неохотно. - Можешь кого-нибудь взять с собой… чтобы тебя прикрывали. Из новеньких снайперов или кошечку.

- Договорились, - усмехнулся Барс, садясь на мотоцикл, заводя мотор и стартуя к Титану. Для проверки он решил взять с собой Рысь. Посмотреть, как та себя поведёт в ситуации в общем, и с подобными обстоятельствами в частности.

Поскольку для дальнейшего передвижения мотоцикл не подходил, Барс перебрался Шаман и, подхватив по пути Софью, выехал на дорогу. Предстояло ещё забрать Еву и отправиться «по делам». Барс даже кратко обрисовал новенькой диспозицию: есть группа неприятных типов, Ева должна уточнить детали, разбираться будем по месту, пока надо забрать потеряшку.

Бесёнок уже ждала Шаман внизу у подъезда облюбованного дома, приплясывая от нетерпения. Кстати, Софья вообще единственная из новичков никак на необычность внешнего вида Бесёнка никак не отреагировала.

- Нашла! Ещё и более-менее разобралась в материале, - похвасталась Ева, запрыгивая в машину.

- Показывай куда ехать, - усмехнулся Барс.

- Всего лишь в конец параллельной улицы.

- Рассказывай тогда детали, - машина мягко рыкнула двигателем, трогаясь.

- Итак, что мы имеем… Имеем следующую интересность: Крашенников в квартире не один. Количественно не очень понятно, но двуногие, заинтересовавшие нас, к своему невезению, скунтят о невероятно нажористом барыше, потому что на рынке живого товара дети сейчас в цене.

Рысь потеряла в лице, сжала кулаки, но промолчала, а вот Барс ровно спросил:

- Соответственно, они намекают Крашенникову, что неплохо бы и поделиться?

- Точно! Более того, этот змей подколодный ещё и кого-то умудрился увести на сторону прямо у них под носом.

- Вот гад… Как не стыдно… Софья, вы там как, в норме?

Рысь кивнула, спросила тихо:

- Но зачем мы сейчас направляемся к ним?

- Забрать! - подпрыгнула Ева радостно на кресле. - Мне нужны живые подопытные!

Лицо «кошечки» исказилось и застыло:

- Живые подопытные?

- Ну, да. Кто-то же должен заниматься наукой.

Барс негромко хмыкнул:

- Ева изучает вирус. В частности, работает над маркером, позволяющим опознать заражение на самых ранних стадиях. Людей с базы она не трогает, а вот такую пакость… Чем зря перебить, пусть принесут пользу другим.

Рысь засмеялась:

- В одиночестве? Вычислить маркер пока не получилось даже в лабораториях того человека, на которого я работала. А у него, поверьте, лучшие из лучших!

- У него нет меня, - равнодушно возразила Ева.

И только Барсу, пожалуй, сейчас было понятно, что Бесёнок облегчает задачу ему, выводя Рысь на откровенный разговор.

- Да уж… Многие бились над вирусом, - хохотнул мужчина. - Только у нас уже есть результаты, а вот у других не факт.

Рысь чуть нахмурилась и… промолчала, внимательно глядя на Еву, потом осторожно спросила:

- То есть это понимать так, что вы хотите не договориться с торговцами и не предупредить их, чтобы держались подальше от ваших интересов, а захватить живыми?

- Да. Я договариваюсь тогда, когда это приводит к взаимному удовольствию. А тратить время и силы на гиен не рационально, - машина мягко остановилась за углом нужного дома, где её было не видно. Не то чтобы кто-то боялся побега дичи, просто лень было гоняться.

Рысь задумчиво смотрела на Барса, потом усмехнулась:

- А когда закончатся гиены, на стол пойдут обычные жители базы?

- Зачем? Мусор не кончается, люди сами его порождают, - фыркнул он. - На наш век хватит.

Рысь больше не добавила ни слова, лишь молча вытащила из глубоких карманов пальто кастеты, нацепила их.

Судьба работорговцев не имела для неё никакого значения.

Барс и Ева переглянулись.

Взгляд Бесёнка был заинтересованным: «Ну, что? Прошла она?»

Мужчина лукаво усмехнулся и кивнул одними глазами. Ему кастеты были не нужны… С его-то силой. Оружием вот как раз пользоваться нельзя, убьёт.

- Где?

- Пока подождём пару минут, - сообщила Ева, - двое решили выбраться из дома за пивом в ближайший магазин, они видели его по пути, даже не разграбленным. Сейчас уговариваются, как сообщат о своём появлении напарникам… Ага. Вот так. Вот теперь можно двигаться.

Мужчина выскользнул из машины, прихватив с собой наручники. Кожаные, широкие. С металлической сеткой внутри. Не разрежешь, не порвешь..

Ева осталась в машине. Мешаться под ногами Пушистого? Вот ещё, она лучше потом стребует свою награду за невмешательство поцелуями, а потом так же оплатит свой подарок.

Рысь, удивлённо на неё взглянув, машину покинула вслед за Барсом.

И спросила предельно тихим шёпотом:

- А учёная с нами не пойдёт?

- А зачем? Её оружие мозги, а мышцы с нас, - усмехнулся он, зная, что Ева все слышит.

- Что ж… - Рысь скользнула вперёд, лёгким шагом профессионального наёмника и убийцы. - Захватывать мне приходилось реже, чем убивать, но раз уж такая задача…

- В идеале ещё и не наносить травм, от которых они могут помереть раньше времени… Но лично у меня получается плохо.

- Тогда можем наоборот, - предложила женщина. - У меня хорошо получается точечно воздействовать на людей. Пока вы сдерживаете лишних, я по одному укладываю спать клиентов.

- Легко. Сдерживать толпы неразумных – моя специализация… - Барс сощурился. Затем спросил в пустоту: - Где?

- В соседнем подъезде, - отозвалась Ева у него в наушнике. - Заходить не стоит, они сейчас выйдут. Двое мужчин. Передай кошечке, что вначале тот, что субтильнее, он опаснее.

- Софья, сначала субтильного, они как раз выходят.

Никто ещё не вышел, потому откровенно удивлённый взгляд женщины был понятен, но времени не было, чтобы что-то объяснять или выяснять.

Когда дверь подъезда бесшумно открылась, Софья уже была в движении, сорвавшись с места сразу же после взгляда на Барса. Вышедшие даже не успели опомниться. Хитро извернувшись, Рысь сначала устроила поспать субтильного мужчинку, затем его напарника - высокого рослого мужчину, явно… хромающего.

Барс перестроил зрение, проверяя… Чисты.

- Лихо, - и принялся фиксировать добычу. Руки за спиной, ладонями к локтям, без возможности особо пошевелиться. Запирались наручники небольшими навесными замочками. Затем обоих подхватил на плечи без напряжения и двинулся обратно к машине. Так чтобы его не было видно из окон дома.

Ева уже была наготове, в маленьком чемоданчике были шприцы… с неким содержимым.

- Снотворное, - мягко сказала она. - Нам же надо, чтобы мои подарки доехали благополучно?

- Ага. Не возиться же с ними? В Титане заколотим ещё, чтоб не поломались. Остальные где?

- В квартире, - сообщила Ева, протягивая листочек с цифрами. - Вот этот код наберёшь, и дверь откроется, даже не спросят «кто», - засмеялась она.

- Спасибо, Бесёнок.

И направился обратно к подъезду.

Рысь встретила его задумчивым взглядом:

- В принципе, я могу забраться через второй этаж вот в ту квартиру, - начала она…

- Или можем просто войти через дверь, - усмехнулся мужчина, протягивая бумажку.

- Как?!

- Так же, как узнали о том, что они выходят… - не говорить же ей, что такие вещи не обсуждают на улице!?

Рысь покачала головой и сноровисто набрала код на домофоне. Тяжёлая дверь открылась даже без вопроса, кого принесло… А, когда в квартиру на четвёртом этаже ворвались две стремительные фигуры (дверь была не заперта), дёргаться было поздно…

Ева, сидя в Шамане внизу, только хихикала, с помощью своего слуха почти видя происходящее. Ну, разве не прелесть?

- Так его, Пушистенький! Так его, - комментировала она весело. - О! А кошечка какая скоростная… Добавить бы ей ещё немного, и смогла бы вообще и по потолкам бегать.

Повязанные тушки, так же, как и две ранее, Барс сноровисто спустил вниз, в машину. И даже ни об одну стену не приложил! Улов оказался впечатляющим – всего в убежище было шестеро мужчин, помимо женщины.

Если бы Ева могла, она бы от удовольствия пританцовывала, а вот удержать язык за зубами не смогла (или намеренно не стала), потому что Рысь, услышав её слова, споткнулась.

- С этим я закончу ту разработку, и радистка Кэт встанет со своего инвалидного кресла, - лучилась счастьем Бесёнок.

И только Барс знал сейчас, что счастлива она совсем не от того, что хорошая девчонка снова встанет на свои ноги, а от того, что её ждёт интересный эксперимент!

Но зачем это объяснять кому-то?

- Это хорошо. Думаю, она не откажется снова бегать, - с лёгкой усмешкой отозвался Барс.

Ева потянулась с совершенно довольной улыбкой, зажмурилась:

- Поехали к Титану? Если у нас есть свободный вечер, погнали в ближайшее садовое товарищество? Лизоньке же обещали, вот и посмотрим, чем полезным для базы можем разжиться там. Вдруг найдём хотя бы пару кофейных деревцев? Кстати, - бросила она весёлый взгляд на Рысь, - а вы, Софья, выбрали, где поселитесь?

- Где? - озадачилась женщина.

На задание они поехали из карантина. Их разве что представили всей базе и выдали личные карточки с положенными доступами.

- Ага. Маленькое преимущество наличия свободного места. Возможность выбрать жилье, - пояснил Барс, садясь за руль.

- Не директивное указание? - откровенно не могла понять Рысь.

- Мне заняться нечем? Была бы вас сотня, пришлось бы как-то разбираться, а три человека? Не те объёмы.

Софья усмехнулась, начиная понимать, что всё то, чему она училась и научилась за время жизни на территория своего прежнего нанимателя, можно смело выкидывать в окно…

Михаил тем временем спокойно вёл машину, предупредив Титан о их прибытии… И велев готовить ящики, потому что прихватили по пути немножко искажённых.

Зная о том, что Ева не могла бы пройти мимо особо красочных образцов, уже никто и не удивился, разве что отправили Лизаньку помочь эти самые ящики перенести. Уже никто и не пугался, разве что только подшучивали, что образцы, видимо, ну, уж очень потрясающие, раз Дева Яга столь довольна.

Впрочем, стоило компании услышать, что сейчас они выдвигаются в сторону ближайшего садового товарищества, о фанерных ящиках и грузе в них все забыли. Вероятность найти что-то полезное была куда важнее и ценнее. А вдруг, как мираж в пустыне, ещё и повезёт найти кофейное деревце? Нет, в чудеса никто не верил. Не в этом мире, не в этом времени, не в этом месте… Но должны же быть у простых людей такие простые и такие маленькие мечты?

Должны! Так что … кофейные деревца, Искатели идут вас искать!

Пока остальные перешучивались и обсуждали дела «домашние» - дела базы, Рысь получила в распоряжение карту «офицерского» этажа и теперь пыталась понять, где она хочет жить… В общем обсуждении она не участвовала. И только закрадывалась в голову коварная мыслишка, что да, хотелось бы, вот так – легко, спокойно и уютно…

Просто. Хотелось.

Там, где она была было всё очень по-другому. Очень-очень. Но эту мысль Рысь пока от себя гнала, пока она не готова была даже себе признаться в её наличии.


…На следующий день, не стоило и сомневаться, довольная Ева, проигнорировав мастерскую Крашенникова, нажимала на кнопку домофона на его подъезде, а когда бесконечно обречённый голос спросил:

- Кто?

Выдала звонко:

- Томагавк.

Непечатное короткое слово было ей ответом, и почти тут же дверь пискнула, открываясь.

Придержав её для Барса (Еврея с ними не было в этот заход), Ева взглянула на него лукаво:

- Хорошо иметь хорошую репутацию, правда?

- Ага. У него там сердце не встанет?

- Не-е-е, нормально. Бьётся. Он тоже. Ой, это, наверное, было больно.

- Лбом о стену? - усмехнулся мужчина, проходя дальше.

- Плечом о косяк, - засмеялась Ева, двинувшись за ним. - Лестница до второго этажа, - наставительно заметила она, - дальше - провал. Две лестницы нормальных. И снова провал. И, Пушистенький, я не обезьянка, так что… ты догадываешься, да?

- Да я как-то тоже… Но догадываюсь. И высоко нам?

- На первом провале обвалены пролёты всего между двумя этажами. Следующий провал чуть подлиннее, - весело сообщила подозрительно довольная Ева…

- Ты издеваешься?…

- Почему? Пушистенький, ты же сильный…

- Так я как бы не скалолаз, знаешь ли.

- То есть, - в женском голосе зазвучало что-то очень похожее на слёзы, - ты хочешь сказать, что мне придётся по этим верёвкам лезть самой?!!!

- Ева, не помирай от смеха… - фыркнул Барс. - Подниму я тебя. Но что-нибудь твоему приятелю откручу за это издевательство.

- Фр!

- Хорошо, открученное подарю тебе. Залазь, - повернулся к ней спиной мужчина.

- Ты издеваешься? - Ева даже отошла подальше.

- А ты что предлагаешь? - усмехнулся муж.

- На ручки! - засмеялась поганка, обгоняя Барса и побежала по лестнице.

Барс кинулся за ней, подхватил… И водрузил на плечо.

- Держись крепко, ага?

- Ты-ы-ы-ы-ы!!! - ахнула Ева.

- Ты же просила тебя подвезти! - хохотнул мужчина, берясь за верёвочную лестницу. - Держись давай, Бесёнок.

- Изверг! Изверг! Ты испортишь мою репутацию! - последовал крайне возмущённый ответ.

- Моя жена, хочу и таскаю.

- Ну, Пушистенький! Ну, правда, я же сама могу!

- Поздно. Виси смирно.

- Я буду сопротивляться. Не сейчас. Потом.

- Разумеется, дорогая, а я напомню тебе, что ты сама попросила, и я всего лишь согласился, - со смешком отозвался мужчина, довольно быстро забрасывая своё тело с грузом все выше.

Ева озадачилась и замолчала.

Барс не стал ничего добавлять, поднимаясь. С его физическими возможностями это проблемой не было… Хотя верёвочные лестницы мужчина никогда не любил.

Из мести или просто так, но отпускать Еву на обычной площадке Барс не стал.

Спокойно двинулся выше по нормальной лестнице.

- Пушистенький? - мяукнула Ева осторожно.

- Что, Бесёнок?

- Поставить меня не хочешь?

- Да нет, а что? - с искренним недоумением отозвался мужчина.

- Но… Тебе разве не тяжело?

- Да нет. Ты даже со снаряжением практически ничего не весишь.

Ева смущённо что-то пробурчала.

- Ага, согласен, Лиза тебя недокармливает.

- Ей дай волю! Она меня с ложечки кормить будет!!!

- Я бы на это посмотрел…

- Может быть, ты лучше сам меня покормишь? Можно и не с ложечки…

- Это можно обсудить… Звучит интересно.

- Тогда я составлю меню, - засмеялась Ева, наконец, получившая свободу после второго подъёма на верёвочных лестницах, повернулась и невежливо фыркнула:

- Крашенников, краше в гроб кладут!

Бледный уставший мужчина, не потерявший ни капли своей харизмы, только хмыкнул:

- Томагавк он и есть Томагавк. Кто с тобой?

- Правильный вопрос, Крашенников, - наставительно заметила Ева, - с кем Я, а не кто со мной. Познакомься, Пушистенький, это Крашенников, человек широкой души, отличных мозгов и с поганым характером, отличается своим особенным взглядом на мир и бараньим упрямством. Если ему пришло что-то в голову, сам сломается, но от мысли и от дела не откажется. Максим Леонидович. Крашенников, знакомься… Глава Искателей, вряд ли ты не слышал, просто скромный царь, возглавляющий одну из общин выживших, замечательный человек, правда, есть одна проблема, вдобавок ко всему он ещё и мой муж. Не могу не задаваться вопросом, где была его разумность, когда он на это решился… Михаил Сергеевич.

- Зараза ты, Бесёнок, - вздохнул Барс, протянув мужчине руку. - Рад познакомиться, Максим Леонидович.

- Взаимно, - широко улыбнулся Крашенников. - Не очень понимаю, чем могу быть вам полезен, но раз уж вы здесь… Чаю?

- Не буду отказываться… А полезны можете быть, вы даже не представляете, насколько…

Мужчина хмыкнул и шагнул назад, открывая дверь в квартиру.

- Прошу.

Барс шагнул следом, потянув проказницу жену следом. Если даже там что-то недоброе… Ну, значит, этому чему-то не повезло. Но недоброго не было, была аккуратная, очень светлая однокомнатная квартира.

В кухне пыхтел электрический чайник, на подоконнике возлежала роскошная рыжая кошка, смерившая необычных гостей равнодушным взглядом.

Барс, убедившись, что всё мирно, окинул и кошку, и мужчину изменившимся зрением… Убедился, что всё чисто, и за стенами никого нехорошего тоже нет… И снял маску, а потом и капюшон откинул.

Ева, сверкая алыми глазами, спустила свою маску, прислушалась и задумчиво взглянула на Крашенникова, накрывающего на стол. Движения мужчины были немного замедленными, неуверенными.

Недосып, стресс, голод, усталость, в том числе и моральная.

Дождавшись, когда Крашенников отвернутся, чтобы налить гостям чай, Ева сказала одними губами:

- Он что-то скрывает, но не могу понять что.

Барс кивнул одними глазами, изучающе глядя на мужчину. Он тут точно не один. Может скрывает он как раз существование детей, которые были нужны людоловам? Не исключено.

- Итак, - расставив чашки с чаем, причём у Евы в кружке явно был не чёрный чай, перешёл хозяин дома сразу к делу. - Что привело вас ко мне, Михаил Сергеевич?

- Вы, Максим Леонидович, - не стал таиться Барс. - Ваши знакомые заверяли, что лучше вас с моим делом никто не справится.

- Ума не приложу, чем я мог бы быть полезен, такому человеку, как вы!

- Это какому?

- Про вас слышали даже такие одиночки как я. Вы - человек-легенда, вы и ваша команда. Люди не могут без богов, героев и надежды, вы же - один… из героев нашего мира.

- Вот уж вряд ли, - хмыкнул Искатель. - Я существо предельно приземлённое. И вы мне нужны для более чем мирского дела. Возглавить детский сад из людей, повёрнутых на науке. Пока их таких двое, но в ближайшее время я планирую нарастить штат…

Сердитая Ева ткнула кулачком мужа в плечо, Крашенников хохотнул:

- Томагавк и Еврей на одной территории? Вы, наверное, смелый человек, Михаил Сергеевич…

Барс погладил Еву по макушке.

- Пока они убирают свои игрушки и вовремя питаются, почему бы и нет?

- Это же невозможно обеспечить!!!

- Пока вполне получается. Но это двое. К тому же Бесёнок хорошая, игрушки не разбрасывает далеко… Кстати об игрушках, вам тоже можем подобрать игрушки по душе.

Крашенников хохотнул:

- Михаил Сергеевич, спасибо, конечно, но кому в наше время нужен ювелир-кустарь?!

- Мне, - пожал плечами Барс, доставая из кармана один из заготовленных обручальных браслетов. Специально с собой брал.

Взгляд Максима стал несколько жадным. Было хорошо заметно, что отвернулся он из последних сил…

- Спасибо, но у меня есть проблемы и обязательства, которые выше меня.

- Это семеро ушлых типов через пару домов от вас? Их там уже нет.

Ева усмехнулась и подтвердила:

- Крашенников, тебе же ещё вчера сказали, что сегодня твоя проблема проблемой уже не будет.

- Н… Да… А говорите, не герой… - после паузы смог сказать хозяин дома. - Михаил Сергеевич, позвольте, я скажу, как есть. Я крайне благодарен вам за приглашение и, признаться, будь другими обстоятельства, согласился бы не думая. Но так получилось, что я взял на себя некие обязательства…

Барс изогнул насмешливо бровь.

- Из-за которых вами заинтересовались людоловы, особо промышляющие детьми? Максим Леонидович, не тяните кота за все подробности, а? Говорите, как есть.

Крашенников усмехнулся:

- Мне нравится ваш способ вести дела, Михаил Сергеевич. У меня есть дети.

- У нас они тоже водятся…

- Это замечательно, - открыто улыбнулся хозяин дома, - но, Михаил Сергеевич, у меня не один ребёнок. И не два.

- Вы опять кота мучаете, Максим Леонидович… - усмехнулся Барс.

- Сейчас здесь двадцать шесть детей, - устало сказал Крашенников.

Из руки Евы выпала печенька…

Барс… эм… опешил. Подумал… пожал плечами.

- Ну, зато людям не до депрессий будет, - убийственно спокойно заявил он, и отпил чаю.

На этом ещё больше опешил Крашенников:

- Простите?

- У нас сто человек населения. Большая часть - семьи или просто женщины. Многие потеряли детей.

- Н… но…

Барс вопросительно посмотрел на собеседника.

Зато ожила Ева, постучав хозяина дома по плечу, она сочувственно заметила:

- Крашенников, прости. Я совершенно напрасно считала тебя нормальным человеком… Сколько у тебя кого? Какой возраст? Нам, наверное, надо сказать своим, чтобы готовили спальные места, а заодно - искали ближайший крупный торговый центр, где есть одновременно игровая зона, а лучше не одна, и книжный магазин, и магазин детской одежды.

- Ага, и всякого разного. А ещё предупредить Лизавету, что ей не одиннадцать человек кормить, а тридцать восемь…

- Послушайте, подождите! - Крашенников начал вставать. - Вы что, хотите взять не только меня, но и детей?! Всех?! Скопом?!

- А почему нет? - удивился Барс.

- Но это же… - Крашенников замолчал, не в силах сообразить, что надо говорить в подобных ситуациях… Говоря откровенно, нормальным для текущего времени было то, что детей называли обузой или предлагали продать, но не забрать куда-то всем скопом!

- Крашенников, если что, у нас безопасно.

Барс задумчиво посмотрел на потолок.

- Машина сюда вполне пройдёт… Если подогнать поближе, можно даже не выходить на улицу.

Мужчина молча и откровенно непонимающе смотрел на гостей.

Ева спохватилась первой, тряхнула старого знакомого за плечо:

- Крашенников, тупить и подвисать будешь потом. Сейчас ответь - ты прыгаешь?

- Прыгаю, Томагавк, - усмехнулся Крашенников, мгновенно всё решив. - Прыгаю.

- Тогда собирайтесь. Пушистенький, я вызываю на связь Лизоньку? И своего штурмана?

- Ага. Пусть подгоняют… Раз нам ещё заезжать за всяким… Надо утрамбовать вещи… Блин, надо ещё одну сходную машину добывать… На карьер что ль какой скататься …

Ева хихикнула:

- Мой БелАЗ прихватим, может быть? Крашенников, ты чего здесь сидишь?! Иди организовывай свой детский сад!

- А… ага, - кивнул мужчина и одеревеневшей походкой вышел.

- У тебя какой? - ухмыльнулся муж.

- Маленький! - сообщила Бесёнок. - Самый маленький из их линейки!

- Евчонок, врёшь ты, как истинный Бесёнок.

- Ты мне не доверяешь? Он, правда, маленький!

- Так сколько? - интимным шёпотом на ушко уточнил мужчина.

- Маленький! - буркнула Ева, пытаясь отстраниться. Задумалась. - Один поцелуй за одну тонну грузоподъёмности. Согласен?

- Допустим. Итак?…

-… Четыреста пятьдесят тонн. Маленький совсем!

- Действительно… - задумался мужчина. - Ещё парочку бы… Самое то на четырёх машинах за добычей кататься.

- Надо подумать, - отозвалась Ева, заинтересованно слушая что-то внизу и начиная похихикивать.

- Эй, а мне?!

- Крашенников своему детскому саду объясняет, что они сейчас будут собирать вещи и уезжать отсюда, потому что прибыл десант плохих мальчиков и убрал ещё более плохих.

- Вот зараза! Понятно, на почве чего вы так дружите.

Ева засмеялась ещё пакостнее, но ничего не сказала.

- Ты наших страдальцев вызвала?

- Уже иду, Пушистенький!

- Давай-давай, - усмехнулся Барс.

Ева, уже успевшая отойти к дверям, повернулась, показала ему язык, и дверь за ней закрылась.

Барс только головой покачал… проказница!


…Остаток дня, плюс день следующий - выдались суматошными. Во-первых, нужно было перетащить имущество Крашенникова и детей, их вещи, игрушки, книги, содержимое мастерской и многое другое. Запасы опять же. Забиралось всё, что только можно было забрать, потом увязывалось, утрамбовывалось и пряталось в одном из грузовых отсеков Титана. Второй было решено оставить для детей, оборудовав им там место на сутки-другие. Было не просто, но получилось.

Во-вторых, потом был заезд в торговый центр… большой, почти не пострадавший. И вот там пришлось набирать разного. И батут детям в отсек, чтобы занялись чем-то и не повредили сами себе. Спальники. Пенки, спальные и прочие принадлежности им и для базы. Игрушки. Одежда. Кое-что из электроники, мелкой мебели, содержимое ювелирного магазина – то, на что не позарились мародёры и многое-многое другое. В общем, Титана забили насколько получилось и - тронулись в обратный путь.

К тому моменту, как Рысь оказалась в штурманском кресле рядом с Барсом, голова у несчастной кошки просто пухла: от имён, от новостей, от поведения тех, с кем её свело… не иначе как недобрым случаем.

По крайней мере, раньше всё было хотя бы просто. И хотя бы понятно. И хотя бы объяснимо!

Но теперь же…

Рысь вообще не понимала, КАК?! Как такое возможно?!

Нет, конечно, русские всегда были несколько… на всю голову… да с проворотом.

Но не до такой же степени?!

Барс, очевидно, видел состояние новенькой… Но помалкивал, мысленно посмеиваясь.

Рысь же пыталась хотя бы сделать вывод, ну, хоть какой-то вывод…

И не получалось. Всё то, что она узнавала, какие выводы для себя делала, легко на следующий же день опровергалось. Да ладно бы если на следующий, буквально через несколько минут всё могло стать с головы на ноги и обратно!

Хорошо. Можно было понять, почему так легко эти Искатели приняли её саму и Вику с Никой. И дело было даже не в том, что они женщины и потенциально - воспроизводители живого ресурса. Нет. В первую очередь, что сама Рысь, что Вика, что Ника - были военными. А девочки ещё и снайперами.

Цены бы им не было… в любом другом месте.

Эти же что делают?! Вначале намекают, а потом говорят прямо - хотите сложить оружие? Не проблема. Говорите, подберём что-то ещё.

Это можно было бы объяснить, если бы люди на базе подчинялись распорядку или вот, опять же, если бы девчонок отправили в качестве живых инкубаторов. Но нет! Им действительно готовы были предоставить мирную профессию и наставников в ней.

Рысь не могла этого понять.

А когда она осторожно попыталась уточнить у Камы, как так, может, это просто в планах, та нешуточно обиделась!

Вроде бы Рысь смирилась, осознала, уложила у себя в голове, что просто оптимисты и доброхоты эта команда. Бывает.

И что происходит буквально на следующий день? Семерых человек, и в данном случае неважно, что они, скорее, являлись нелюдями, царь и его Дева Яга, не моргнув и глазом, отправляют на опыты.

Вроде бы на этом всё стало на свои места. Они нормальные…

Но проходит ещё пару часов, и вот в этой огромной машине куча детей. Куча. Галдящих, смеющихся, бегающих детей.

Которых взяли на баланс эти… эти… эти долбанутые Искатели!!!

Время вокруг такое, что не каждого взрослого взять можно на довольствие, а эти?! Ну, как так?! КАК?!!!

Рысь решительно не понимала, зато постоянно ощущала, что у неё то волосы дыбом, то глаза на лоб.

И ведь, что добивало ещё больше… Искатели не видели в этом ничего такого! Ну дети… Ну пришлось завернуть в ТЦ… Дел-то.

Да. Количество того, сколько пришлось перенести - зашкаливало!

Да, вдобавок ко всему никакой охраны!

И… Искателей это опять не удивило. «Старички» посмотрели на командира, тот кивнул - и всё. Работа закипела. А ей и девочкам-снайперам, включая молчаливую Ольгу, никто ничего не стал объяснять.

Словно всё всем было очевидно!

Ну, как так?! Как так-то?!

И Рысь понимала – надо просто спросить, и ей ответят. Без оговорок, без увиливаний. Скажут, как есть.

Но…

Она уже больше не уйдёт. Никуда. И никогда.

Ей было достаточно намёков, чтобы понять, что ей готовы ответить на её вопросы, но… После этого назад пути не будет. Каким бы ни был секрет Искателей, они не собирались его раскрывать миру. А значит, или неведение, или ей пора принять решение, остаётся ли она, действительно остаётся, с целью стать и членом команды, и другом этим ненормальным.

Рысь хорошо рассмотрела, как действовал Барс… И прекрасно понимала, что он уступает ей с точки зрения школы и техники… Но, если она решит бежать - от него убежать не получится. Этот человек не знал усталости, а его физическая сила просто пугала. Но… Он ведь не пугал намеренно!

И все его слова были, с одной стороны, проверкой, с другой - подсказкой.

И всё же…

Надо было решать.

А решать было страшно. Бесстрашной Рыси - страшно… любопытно.

Сейчас Барс был за рулём, они были одни в закрытой звукоизолированной кабине… За окном была тёмная-тёмная ночь, они возвращались на базу…

И Рысь, наконец, не выдержала.

- Как у вас это получилось?

- Что?

- Всё это! Это же… это… - женщина замолчала, как-то нервно потёрла запястье левой руки и попробовала заново. - Всё, что происходит вокруг вашей команды - оно неправильное и местами невероятное. Я могу понять невероятности, которые видела… там, где видела. Но вы… ваша личная физическая сила - откуда? Откуда она взялась?

- После укуса искажённого, - равнодушно пожал Барс плечами… При этом очень внимательно следя за Софьей.

Рысь нахмурилась:

- Прости…те, что?!

- Укус.

- Его невозможно пережить.

- Я это сделал трижды, - пожал плечами мужчина.

Рысь неожиданно по-детски закрыла лицо руками, потом снова взглянула, чуть-чуть раздвинув пальцы, спросила тихо:

- Но ведь это невозможно…

- Возможно. Но не для всех.

- А для кого?

- Ева лучше объяснила бы, она это исследовала… Но, грубо говоря, у некоторых людей организм справляется с вирусом сам и… Дальше может быть положительный или отрицательный эффект. Третий укус без неё я бы не пережил, наверно.

- А…. а… а… - Рысь прикусила губу, - только сила?

- Нет. Разное. Первый укус дал мне силу и выносливость. Второй - способность видеть вирус.

Рысь молчала, не в силах перебороть себя, и как никогда понимая, что это знание само по себе подписало ей смертный приговор.

Случайность, которая могла быть использована в десятке разных направлений…

- Видеть вирус? - выделила она голосом. - Это поэтому в торговом центре даже не были выставлены караульные?

- И поэтому тоже. Вокруг не было ни живых, ни неживых.

- Потрясающе! - выдохнула женщина, - как же жаль, что такое нельзя проверить и повторить!

- Кто сказал, что нельзя? - удивился мужчина.

- Здравый смысл!

- Чей?

- Ну… мой, например, так вообще утверждает, что то, что вы говорите, невозможно. А повторить и подавно.

Барс скептически посмотрел на Рысь… а потом усмехнулся:

- Сможешь повторить?

Софья без преувеличения вытаращилась на мужчину.

- Повторить фразу? … - растерянно спросила она.

- Нет, - хмыкнул он. - Повторить гипотетически возможно. Вопрос в том, нужно ли.

Недоумение собеседницы проступило у неё уже не в глазах, на лице! Огромными буквами и восклицательными знаками.

Барс добавлять пока ничего не стал

- Но ведь… здравый смысл… Как же… это же…

- Да-да?

Рысь покачала головой.

- Нет. Мне слишком сложно это понять…

Барс пожал плечами.

- Это выбор каждого в отдельности.

- Просто, понимаете, подобное… даже с учётом того, что невозможно поверить уже в то, что происходит вокруг… Почти невозможно… – поправилась женщина. – Ведь как же такое может быть?

- Так же, как и зомби, - буркнул недовольный голос, и из-за спины Рыси показалась тёмная фигура.

К её чести - Софья сдержалась.

На мордашке Евы воцарилась даже лёгкая обида! Ну, как так, она подкрадывалась! Даже дверь не скрипнула, а эти двое заболтались…

- А ты не дуйся, Бесёнок. Она третий человек, который от тебя не подпрыгивает!

- Многовато как-то, - буркнула Ева возмущённо.

- На сто сорок обитателей? Нормально.

- Многовато! Вот если бы на триста, ещё можно было бы списать на математическую статистическую погрешность.

- Ну, так и тут спиши. На полсотни - по одному.

- Нет, это уже в рамки погрешности не впишется. И вообще, Пушистый, с кем ты споришь?!

- С тобой. И вообще, меня из списка можно вычеркнуть. Итого двое.

- Нет, как раз-таки… - Ева замолчала, задумчиво глядя на Рысь.

И если бы могла, женщина бы сейчас попятилась, только сейчас в полной мере осознав слова «третий укус без неё я бы не пережил». Взгляд алых глаз, обращённых на Рысь, был каким угодно, но не человеческим. Это был взгляд учёного, прикидывающего, что можно сделать и что можно получить.

Но при всём при этом отчётливо было понятно только одно.

Для этой команды ненормальных Рысь здесь и сейчас была ничем не лучше тех, кто был упакован в ящики…

И это не пугало, нет. Это вызывало зависть.

Барс вопросительно посмотрел на жену.

- Итак?

- Что конкретно тебя интересует, Пушистенький?

- Ответ на вопрос.

- Мне неинтересно, - честно ответила Ева.

- А если что-то новое?

- Ммм, - взгляд Бесёнка стал заинтересованно-жадным, - ново-о-о-о-о-ое…

- Ага.

- Но это же невозможно! - совсем тихо сказала Рысь.

Ева фыркнула:

- Возможно - всё, что интересно. Но это всё равно неважно, я не тащу на стол игрушки Пушистого, а к врагам - ты не относишься.

Барс посмотрел на ошалевшую Рысь, рассмеялся негромко.

- Ну, так мы же договорились, добровольцы не возбраняются!

- Так то добровольцы, добровольцы не возбраняются, добровольцы - это всегда интересно… - Ева пожала плечами.

- А если я добровольно хочу?! - выпалила Рысь.

- Только после подписи всех документов, полного медицинского обследования и согласования с главой базы, Михаилом Сергеевичем.

- А его ещё поймать надо и согласовать, - кивнул Барс. - Неуловимый Джо прям…

- Но ведь… - Рысь, чувствуя, что над ней не издеваются, а говорят на полном серьёзе, никак не могла понять. - Вы же - Михаил Сергеевич!

- Гипотетически. Но не без нюансов. И даже если без них, меня ещё найти надо.

- Так, может, - азартно предложила Софья, - вы сейчас всё согласуете? А я потом бумажки подпишу и медицинский осмотр пройду?

- Скорая какая… ну, допустим… А зачем вам это?

- Чтобы больше никогда… - Рысь осеклась, вздохнула, угрюмо поворошила собственные волосы и договорила. - Чтобы больше никогда не делать того, чего не хочется делать.

- Хм… - Барс задумался, пожал плечами. - Софья, вы понимаете, что назад пути не будет? Я даже не говорю о том, что не все способны принять людей с какими-либо особенностями, а о том, что назад потом отыграть не получится.

- Вам мешает то, что вы иной? Или вашей … - Рысь внимательно взглянула на Еву, явно не зная, какой ярлык правильнее будет повесить на эту странную… спутницу Барса.

- Мне - нет. Как видите, я не скрываю своих возможностей. Просто не афиширую их источник.

О том, что сам он даже хотел перестать быть человеком, и его желание так вот исполнилось - Барс говорить не стал.

- Я тоже могу не афишировать. Просто… - женщина замолчала, глядя на дорогу. - Иногда, мне кажется, что если хочешь в этом мире не только выживать, но жить и помогать другим, то стоит вообще не быть человеком…

Барс переглянулся с Евой.

- Софья, - крайне мягко сказала Бесёнок. - Ведь это не то, чем вы всегда занимались. И это не то, ради чего вы вообще когда-то пошли в силовые структуры.

Рысь кивнула.

- Тогда зачем? Зачем вам сейчас меняться? Ведь однажды вступив на этот путь, вы уже не свернёте с него.

Софья молчала.

Барс не спешил подсказывать. По сути, всё это тоже была проверка… назад пути не будет. Она должна принять решение не импульсивно, а понимать все последствия.

Рысь всё так же молчала.

Ева задумчиво взглянула на Барса, снова на Рысь, снова на Барса, потом плюнула на приличия и спросила прямо:

- Софья, вы кого-то потеряли?

Рысь вздрогнула, как от удара и… кивнула.

Мужчина промолчал опять… Но он понимал чувства этой женщины. Он ведь тоже хотел перестать быть человеком, потому что потерял дочь. Сказать можно многое.

Но вот только человеку легче не станет.

- Всю семью, - негромко сказала она. - В первой волне, которая была у нас…

В её голосе не было ни надлома, ни истерики, ни чего-либо ещё. Барс смог это оценить. То, что сломало бы многих других - она пережила. Показательно…

Молчала и Ева. Потом пожала плечами и взглянула на мужа, кивнула.

- Хорошо. По возвращении вас ждёт медосмотр, - хмыкнул от самой фразы Барс. - М-да, звучит-то как…

- Спасибо, - искренне улыбнулась Рысь, - я не подведу.

Барс ей чуть улыбнулся в ответ и перевёл взгляд на дорогу. Ему не помешает ещё один нечеловек в команде. Мужчина знал, что Ёж и Кама не захотят перестать быть людьми, и это их выбор, который он тоже уважал и ценил.

Пусть попробует Рысь… Это её желание, это её путь к освобождению от того, что гнетёт. А это немало, когда весь мир вокруг рухнул.

- Блин… Это ж мне опять в воскресенье работать!!!

Посмотрев на мимику мужа, Ева честно пыталась удержаться, секунды две, а потом звонко захохотала.

↢ Предыдущая глава || Следующая глава ↣

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2021