И жили они долго и счастливо...

Фантастика || Просто выжить

Глава 17. Котя, котенька, котенок


Эдем


Экран с изображением Искателя пропал, и Исаак Наокиевич Ливей откинулся в кресле. Побарабанил задумчиво пальцами по столешнице, посмотрел на сидящего напротив него, вне фокуса камеры, мужчину с вопросом во взгляде.

- Что скажешь?

- Как мы и полагали, ван, - пожал плечами Некромант. – «Детка» сбежала и не стала изображать дурочку. Наши люди не смогли бы её найти.

- Да уж, создание Мародёров в таком формате оказалось не лучшей идеей… Я помню, ты предупреждал. Тогда это казалось полезным…

- Оно полезным и было, - хмыкнул Роман. – По-своему, но было. Но так, как с этими гражданскими, с нашими людьми никто бы откровенничать не стал. А под дулом пистолета я бы лично набрехал столько ахинеи, что допрашивающие передохли бы в болотах, но ничего бы не нашли. Так что…

- Ты прав, контакт с этими Искателями – более чем ценная находка… - Исаак помолчал. – Пожалуй, надо будет обдумать премию за неудобства.

- Не лишне. Пусть они и «перекати-поле», но им нужно чем-то торговать. Плюс обеспечивать себя. Если оставим о себе хорошее впечатление, в дальнейшем можно будет сохранить контакт. У меня сложилось впечатление, что этот Барс отлично понимал, с кем говорит, но… ему абсолютно все равно.

- Действительно… интересный момент… - Ливей отпил из фарфоровой чашечки чаю. – Очень интересный. Такой человек может быть либо очень полезен, либо очень опасен… Ты знаешь, Роман Андреевич, пожалуй, этот человек мне даже нравится. Когда они найдут девушку, я, пожалуй, слетаю познакомиться лично.

- Хм… Хорошо. Я подготовлю оперативников из Восставших. Не думаю, что понадобятся, но мне будет спокойнее.

- Мне тоже. Твоя нежить на диво эффективна.

- Да уж. А у вас теперь есть подтверждение, что Крюгера списали не зря.

Исаак кивнул, думая о своём. Крюгера было не жаль. Последнее время он все больше «летел с катушек», становясь неуправляемым. А Мастеру была не нужна неуправляемая фигура. Некромант таким не был. Своевольный, конечно, но… только в рамках, которые они очертили вместе. А пока это так, то и сотрудник не «своевольный», а «инициативный». Это плюс. И Некромант определённо был ценным активом компании. А, главное, ему нравилась жизнь, которую давала его работа. И работал он себе в удовольствие, помня и о том, как его деятельность отражается на остальной компании. И как его могли в своё время уволить из-за кучки бесполезных нуворишей? Идиоты…

А вот премирование…

Непростая задачка, конечно, но тут были инвестиции в будущее. Это дураки думают, что полезны только хозяева производств и тому подобные люди. Полезны все. А уж тем более те, кто скитался среди искажённых, и не только выживал, но и успешно делал своё дело.

Определённо стоило подумать о том, чтобы наладить с такими ценными ресурсами постоянный контакт.


Искатели


На базе Искатели не задержались… Их хватило на разгрузку, их хватило на то, чтобы отоспаться… продержаться до вечера…

И сбежать.

Сбросив на Лизавету и Иваныча заботу о «подопытных крысках» Евы, компания из Искателей, Рыси и Евы прыгнула в Шамана с прицепом и - скрылась, заявив, что едут работать. Надо же закрыть контракт с Ливеем? Связь раз в сутки, как всегда. Будем там-то. Мишуток Винни и Ольгу оставляют. Мол развлекайтесь, а мы - работать.

Ева всё это время пряталась по тёмным коридорам, чтобы не пугать детей, которых было очень-очень много, и кровь у них она брать пошла в ярко-рыжем плаще с глубоким капюшоном, чтобы не было видно ни её белых волос, ни алых глаз.

Как она сказала тихим шёпотом Барсу - пугать взрослых людей забавно, пугать детей - совсем не весело.

Крашенников, которого поставили перед фактом, что раз уж он так хочет, то может видеться со всеми своими детками в детском саду краткосрочного пребывания, хватался за голову, узнав, что этот самый детский садик организовывать ему.

Как и собеседовать тех людей и семей, которые собирались взять детей.

Барс чётко сказал, что база - не приют, а значит все дети должны воспитываться в семьях или рядом со взрослыми, то есть априори так, чтобы у каждого ребёнка был рядом взрослый, к которому можно было бы обратиться за помощью, подсказкой, да просто хотя бы за лаской! А за лаской изголодавшиеся дети тянулись.

Ласточка, которую неожиданно поставили перед фактом, что теперь, как и мечтала, она учится на педиатра, хваталась за голову не меньше, чем Крашенников. И ругалась вместе с ним, обеспечивая необходимость санитарных и гигиенических блоков в детском саду.

Лизонька была спокойна, как танк. На двадцать шесть детей больше готовить? Ничего страшного. Каши, супы, второе…

Главы секторов, которым поставили в обязанность найти место для детей, хватались за голову и пытались побиться головой об стену.

В общем и целом, базу лихорадило, а довольные Искатели попросту сбежали.

Ну, они самое важное же сделали? Сделали!

Путь маленькой компании на Шамане лежал обратно в Подмосковье.

Надо было заняться той лабораторией, в которой когда-то умерла Ева Вирджиния Траум-Штольц…

Шаман спокойно ехал по дороге, Кама и Ёжик спали, что-то читала Рысь, да и Ева, составляющая компанию Пушистому, всё больше молчала, подглядывая в свой планшет.

Барс, которому смонтировали удобное сидение, сидел в больших наушниках и с закреплённого в фиксаторе планшета смотрел сериалы. Дорога однообразная, бояться столкновения с другими машинами странно, живых на дороге быть не должно – можно спокойно отвлекаться

Тихо урчал двигатель, наводя на лирические мысли. Шаман шёл ровно и мягко, а на высокие скорости он в принципе был не способен. Вообще, машина оказалась крайне удобной при более пристальном рассмотрении.

Одиночное водительское кресло, без места штурмана, зато огромная приборная панель, созданная для максимального удобства водителя. Позади, на небольшом отдалении, два удобных кресла, а за ними – лавки, сейчас соединённые съёмной перемычкой в единое большое ложе. На потолке кондиционер, да две штанги, за которые можно держаться. Между ними – откидная лестница к потолочному люку. Три двери – по бокам, между водителем и сидящими, и одна – сзади. Рундуки под лавками и сетки для мелких вещей над ними. Более того, в машине была хорошая аудиосистема, багажник на крыше, куда вела снаружи лестница. Неимоверное удовольствие!

А ещё сзади был прицеп, в котором тоже можно было поспать или сложить какой-то груз. Сейчас там лежали кое-какие запасы Искателей.

В общем, ничего удивительного, что Барсу машина откровенно нравилась.

Кстати, Еве же, которая мурчала от удовольствия, восседая в «рубке» Титана, Шаманы наоборот оказались не по душе. Остальная часть компании была к этим машинкам в принципе равнодушна. Сказывался, наверное, накопленный багаж стресса и усталости…

Поставленная биг боссом перед Искателями задача была предельно проста: добраться до лаборатории, зачистить все вокруг, вскрыть лабораторию, убедиться, что тварей внутри нет - указать Ливею место и ждать.

Поехали не на Титане, и не на Мамонте, чтобы не светить ТАКИЕ переделанные машины. Шаман же был пусть не в базовой комплектации, но достаточно в стандартной. Такую машину возможно найти. Да даже кто-то из них мог ей владеть в мире «до»!

В общем, безопасность и паранойя свили себе одно общее гнездо и правили бал для Искателей, по крайней мере, в таких вылазках.

Когда Рысь сдалась и ушла спать, Ева деликатно постучала коготочками по плечу мужа.

- Пушисте-е-е-енький!

- М? - Барс столкнул наушники на шею, останавливая воспроизведение.

- Не притормозишь ненадолго? Хочу размять ножки!

- Легко! - мужчина мягко остановил машину, заглушил двигатель. - Компанию составить?

- Нет, ты подозрительно реагируешь на невинную просьбу «на ручки»!

- Намёк понял, - хохотнул он, разворачиваясь и - подхватывая жену на руки. Даже ещё не встав с кресла. Причём, что характерно, не на плечо!

Ева тихонько засмеялась, обнимая Барса:

- Хорррррошенький, Пушистенький…

- Ага. Итак, на воздух?

- Да!

Барс поднялся, чуть прижал к себе жену, открыл одну из дверей и шагнул наружу по откидной лесенке.

В лицо ударило прохладой, по ушам - тишиной.

Экосистема чудовищно пострадала от того, что случилось. Вымерли виды, вымирали целые пищевые цепочки. Вымирали люди. Да. Человек - существо изворотливое, и даже, наверное, можно было бы сказать, что это человечество настигла кармическая отложенная расплата за несколько тысячелетий издевательств над природой.

Было бы определённой иронией, если бы человек смог спасти экологию и экосистему. Но человек не мог. Потому что некому было помочь самому человеку…

Ева, поставленная на землю, потягивалась, потом задумчиво начала ходить вокруг мужа, то мелкими кругами, то широкими.

А тот с некоторым недоумением на неё смотрел.

- Что? - улыбнулась Ева, - у меня не было никаких потайных мыслей, представляешь. Я просто хотела размять ноги и проветрить голову.

- Это полезно, - усмехнулся Барс, потягиваясь до хруста.

- Полезно, - согласилась Бесёнок, двинувшись чуть дальше от Шамана.

Бархатная ночь была спокойной, мягкой, приятной. Вокруг шелестела зелёная листва деревьев. Такая же, как всегда. Такая же…

Позади была первая весна Искателей в абсолютно безопасном движении. Первая весна Руси. Кружило голову сладким запахом ночных трав. Где-то очень-очень далеко слышно было уханье. Кто-то из птиц. Живой… В тени что-то мелькнуло, кто-то сверкнул на гостей голодными глазами и помчался дальше, не сочтя интересными.

- Пушистенький, - мирно спросила Ева, оборачиваясь, - что сделать с твоей кошечкой?

- Что б я знал. У тебя есть идеи?

- У неё очень удачное строение тела. Не считая очевидного решения в виде укрепления мышечного и костного корсета, можно изменить её тело, развить в гибкость или скорость.

- Судя по её действиям, наверно скорость более оптимальное решение…

- Обострять ни одно из чувств для неё не порекомендую, - задумчиво продолжила Ева, снова вернувшись к Барсу и начав разгуливать вокруг него, - не знаю, что послужило этому причиной, но и у неё и слух, и зрение, и обоняние, и осязание куда более развитые, чем у «среднестатистического» человека.

- Соответственно, рехнётся, - кивнул мужчина. - Сейчас можно дать выносливость и скорость. А дальше посмотрим.

Бесёнок кивнула и улыбнулась:

- Дальше посмотрим…

И добавила задумчиво:

- Мне тоже нужен следующий укус, Пушистенький.

- Хм… А вот с этого момента поподробнее…

Ева чуть поморщилась:

- Нужно провести дополнительные исследования… А поскольку на текущий момент я такая единственная… то на себе и проверю то, что мне пришло в голову.

- Понятнее не стало.

Бесёнок лукаво прищурилась:

- Какая разница, Пушистенький? Для меня это не опасно полностью и абсолютно, так же, как и в первый раз, всё будет подготовлено искусственно.

- С тебя инструкция, - хмыкнул Барс.

- Инструкция?

- Ага. Побуду лаборантом-медбратом, пока ты будешь проходить преображение. По себе помню, что второй раз был тяжелее первого.

Ева скользящим шагом скользнула вокруг мужа, плавно, осторожно и вдруг прижалась к его спине, негромко усмехнувшись:

- Я как-то не подумала, что ты захочешь побыть медбратом рядом со мной, Пушистенький.

- Ну, я тебя извещаю, - усмехнулся мужчина, ловя руку жены.

- А если я тебе скажу, что мне не нравится эта идея?

- То я скажу, что от твоей я тоже не в восторге, но не возражаю же? - насмешливо отозвался муж, оборачиваясь и подхватывая Еву на руки.

- Вот … жулик же ты! - возмутилась та. - Это же… ну, мне же даже не возразить!

- Вот и славно!

Ева бухтела и пыхтела, но так и не нашлась с тем, что возразить, а потому и не мешала Барсу вернуть её в машину.

А там вновь заурчал двигатель, и машина тронулась. Им ещё нужно было доехать.


…Уже к вечеру следующего дня Шаман остановился на парковке у торгового центра в небольшом провинциальном городке. Ева, выпрыгнув наружу, после разрешения Барса, потянулась, подумала и … чтобы не мешать другим, вытащила из одного из карманов своего пальто скакалку, отошла в сторону и… начала мерно прыгать, не реагируя на окружающее.

Вокруг был, ну, правда, абсолютно обычный подмосковный городок, и побольше есть, и поменьше.

Торговый центр был когда-то центром жизни, но сейчас облетела яркая краска с рекламных баннеров, на земле, среди пробивающихся зелёных травинок, блестела россыпь стекла. В самом торговом центре стекла, на удивление, были целыми.

Самым странным же было совсем другое – на парковке не было ни одной машины. Вообще. Ни брошенной, ни оставленной, ни разбитой, ни целой. Шаман стоял гордо посреди пустоты.

Магазин окружал симпатичный парк.

Зелёные пышные кроны превращали это место из пустого и пугающего в уютный очаровательный оазис.

Да, пустовато и нет живых. Но в то же время не было чувства безнадёжности.

Двери в торговый центр были закрыты. Не покорежены, не сломаны, просто закрыты. И те, к которым подъехали Искатели, и другие, до которых дошли Рысь с Барсом.

Барсу это определённо не нравилось. Не бывает так чисто и идеально.

- Предложил бы я двери вырвать к черту… – буркнул он, - но предложу действовать аккуратнее.

- Срезать замок? - хмыкнул Ёж.

- Вариант.

- На втором этаже открыто окно, - сообщила Ева, не переставая прыгать.

- Второй этаж… - мужчина прикинул. - Кого закинуть?

Рысь задумчиво оценила расстояние до того окна, которое якобы было открыто. В принципе… там был удобный уступ, стоя на нём можно было бы аккуратненько…

- Давайте меня, - предложила она.

Барс примерился, встал под окном, сложив в замок ладони, согнул колени и кивком велел разбегаться.

Рысь даже не задумалась, разбежалась… прыгнула…

Барс без напряжения поймал момент её приземления на его руки и - резко выпрямился, выбрасывая женщину вверх.

Закрытое окно мягко открылось перед Рысью, и гибкая тень скрылась в торговом центре.

А через пару минут перед остальными открылись входные двери:

- Прошу, - улыбнулась Софья.

- Изящно, - не смог не признать снайпер. - Босс, ты знаешь, я рад, что у нас такое пополнение… Как представлю, что ты бы меня так запускал, вздрагиваю…

- Ты тяжёлый, в перекрытие бы чугунной головой вписался, - отмахнулся Барс. - А Кама нашла бы тысячу причин не кидать её туда.

- Я могла бы! - вынырнула Ева под рукой мужа.

- Ну, это ты. А так у нас теперь есть штатный снаряд. К тому же из кошачьей породы, если что на все лапы приземлится.

Бесёнок на мгновение сбилась с шага, хохотнула:

- Тогда надо проверить координацию.

Не добавленное «и, если что, улучшить» - услышал и понял только Барс.

- Тут куча пыли везде, - сообщила Рысь, закрывая двери за вошедшими. - И я ничего и никого не слышала.

Барс вопросительно посмотрел на жену, не спеша афишировать её слух. Но она отвечать ничего не спешила, потому он начал осматриваться сам.

Потом вздохнул:

- Никого не вижу. Но не панацея, учитывая размеры.

- Есть, - подмигнула ему Ева. - Пошли? Нам вниз.

- Веди Бесёнок, в своё царство науки, - кивнул одними глазами муж, что её понял.

И Ева всех повела.

Спокойно прошла по обычному коридору, остановилась на мгновение у игрового бокса с разноцветными шариками, вытащила оттуда пару, покрутила в пальцах и двинулась дальше.

Второй раз она остановилась у магазина женской одежды, нырнула в бутик под ошарашенными взглядами остальных и вынырнула, скинув на руки Камы длинный пушистый шарф, а на плечи Рыси тёпленький жилет.

Прошла по коридору, свернула налево, вытащила из кармана ключ, которого там не было ещё пару минут назад, и открыла дверь «только для технического персонала».

И взглядам Искателей предстал… абсолютно такой же коридор, по которому они только что шли. К чести прибывших, никто в обморок не упал, возмущаться тоже не стал. Наоборот, все заинтересовались.

- Нам чуть дальше, - сообщила Ева, прислушиваясь. Резко ударила об пол вытащенным из автомата мячиком, один раз, второй, а потом обернулась к Барсу: - но вначале я на минуточку украду мужа, ага?

- Кради, - пожал он плечами.

Остальные переглянулись.

Ева же затянула Барса в дверь налево, даже не закрывая створку за собой, широким жестом показала на жестяные ящички уборщиц.

- Мне, пожалуйста, дверь седьмого сломай?

Мужчина молча поддел дверцу шкафчика ножом, одним движением открыл. Уборочного инвентаря, которого стоило бы ожидать, внутри не оказалось. Зато были магнитные полосы, на которых крепились… ножи, резаки, пилы.

Выставка маньяка холодного дела.

Довольная Ева прихватила пару тесачков, спрятав их где-то под пальто.

И только потом вытащила с полки наверху шкатулку, прижала к животу.

- Я готова идти. Если что-то нравится - забирай. Если надо всё, то проще забрать весь шкафчик.

- Режущий инвентарь лишним не будет. Надо будет забрать весь, - хохотнул Барс, прихватив с собой глянувшийся ему нож.

- Тогда на обратном пути.

- Сделаем. Веди.

Выйдя обратно в коридор, Ева двинулась по коридору дальше. Уверенно и спокойно.

В пыли оставалась тонкая дорожка её следов. Точно такая же, как вела прочь отсюда… и ещё была едва-едва видна (правда, скорее только Барсу и Рыси). Остальные даже внимания не обратили… А эти двое не стали указывать. Сами приняли к сведению.

Что у Искателей выработалась уже привычка к этому моменту прикидывать размеры снаружи и внутри, что она была естественной для Рыси, поэтому, когда они упёрлись в стену, оказавшись в тупике, практически каждый мысленно порадовался за себя, что всё правильно посчитал и прикинул.

И все прикинувшие ошиблись.

Потому что, не сбавляя шага, Ева прицельно швырнула один мячик в левый нижний угол, второй мячик в правый верхний угол, и … часть стены медленно, с натужным скрипом пошла в сторону.

- Теперь отпечатки пальцев, сканирование сетчатки глаза, шесть контрольных вопросов, надеюсь, я ещё помню номер своего телефона и банковской карточки, и … - она обернулась, - там будет тесновато, и, скорее всего, затхло. Придётся подождать, пока заработает штатная вентиляция.

- Бесёнок, ты не устаёшь преподносить сюрпризы? - усмехнулся Барс.

- Не моя же лаба, а для подобных направлений подобные меры безопасности - норма, - отозвалась скучающая Ева.

- Ну, для наших целей должно хватить, а остальное не важно.

Бесёнок оглянулась на завороженных Искателей, усмехнулась, положила обе ладошки на серые пластинки, подождала чего-то едва слышного. Кивнула и… со всей дури стукнула в дверь мыском ботинка.

Створка дрогнула и резким рывком открылась, а Ева, проходя внутрь, пояснила для оставшихся:

- Влом ждать. А её клинило ещё тогда. Если же поймать момент, когда у электроники едет крыша и перехватить, то все остальные проверки можно миновать…

Рысь спросила тихим шёпотом у Камы и Ёжика:

- Как вы с ней работаете и ещё не свихнулись?!

- А с ней в основном босс контактирует, - пожал плечами снайпер.

- В противном случае, - добавила Кама, - мы бы точно не пережили.

- Ага… И это она ещё «старается не пугать».

- Наоборот же? - ляпнула Рысь, не подумав, и отскочила, чуть не взвизгнув, когда Ева, возникав прямо у неё под носом, сообщила с весёлой улыбочкой:

- Вообще-то я вас слышу…

Вторил этому смех начальства.

- А я ждал, когда это случится…

- Но вообще-то нет, действительно, стараюсь не пугать, - сообщила Ева ровно и вернулась летящей походкой к мужу.

Рысь проводила её растерянным взглядом, вздохнула и подытожила свои размышления:

- Соломинка может сломать спину верблюда…

- А представь, что было, когда у нас освещение не везде работало, а она не напрягалась попытками не напугать, - вздохнул Ёжик, не понижая голоса.

Рысь сдержаться не смогла, хохотнула:

- Правда, что ли?!

- Ты себе не представляешь, насколько… Кама с Рыбкой взвизгивали раз в полчаса. Не работало только с Иванычем, Лизаветой и биг боссом.

- Боюсь такими темпами я перейду в разряд громких…

- Да поздно уже… босс спор уже выиграл, - грустно вздохнул Ёжик.

- Спор?

- Ага. Что не завизжишь, - кивнул снайпер.

Софья замолчала, задумалась.

Кама с лукавством взглянула на Ёжика, подмигнула ему и двинулась догонять уже ушедших вперёд Барса и Еву, стараясь не задумываться, как так получилось, что там, где по логике вещей не должно было быть никакого пространства и никакого помещения, помещение, и огромное - нашлось.

В этой лаборатории предстояло обжиться (но не убираться), проверить, чтобы подходы к месту были чистыми от тварей, оглядеться вокруг, поставить себе мысленно за работу «отлично» и связаться с заказчиком…


***


Два дня спустя на пустую парковку въехали сначала два джипа, затем бронированный грузовик с кунгом и двумя прицепами, и ещё два джипа.

Из джипов высыпались охранники, по четыре в каждом, плюс один с пулемётом на крыше, но в сторону торгового комплекса не посмотрел ни один, они смотрели только на внешнюю сторону образованного машинами полукруга.

И лишь после этого перед вышедшими для встречи Искателями открылась боковая дверь кунга, откинулась лесенка… Сначала оттуда вышли двое мужчин в удобной, хоть и официальной одежде, с клинками у пояса. И только после них - сам Исаак Наокиевич Ливей. Тоже с мечом, только в руке.

Барс только фыркнул. Такая охрана, столько народу, а у дверей - они пятеро. Причём Ева нарочито в медицинском халате, а все Искатели - в полном снаряжении.

- Пушистенький, не фыркай, ваша компания очень впечатляюще выглядит, - шепнула Ева негромко. – Я бы даже сказала, куда роскошнее, чем прибывшие.

- Ага. А ещё у них в среднем прицепе один… Странный искажённый. Лежит, свернувшись по-детски калачиком.

Ева чуть повернула ухо в сторону прицепа, но не услышала ничего, вздохнула и … задумчиво взглянула на подходящую делегацию. Смерила заинтересованным взглядом телохранителей, самого Ливея и, нарушая то, о чём договорились несколько раньше, отступила за плечо Барса.

Чем-то эти двое её безотчётно пугали, а своей интуиции Ева предпочитала доверять, потому что … если ей не доверять, как заниматься наукой?!

Телохранители же мазнули равнодушными взглядами по Искателям… И всё.

Ливей вышел вперёд, как и Барс. Мужчины обменялись рукопожатиями и приветствиями.

- Пройдёмте в лабораторию, Исаак Наокиевич? Округу мы зачистили, внутри тоже проверили. Всё чисто и безопасно.

- Охотно, Михаил Сергеевич. Не возражаете, если со мной будет охрана?

- Если не вся, то нисколько.

- Лишь двое.

- Тогда - прошу…

В торговый центр Искатели вошли в полном составе. Но не доходя до дверей они тихо исчезали в проходах. Первой исчезла Рысь, за ней последовали Ёжик и Кама.

Так что Ливея и его телохранителей сопровождали только Барс и Ева.

Общаться с заказчиком предполагалось в небольшой гостиной, которую Искатели оборудовали, используя салоны торгового центра (женщины откровенно наслаждались происходящим, а мужчины предпочли потаскать тяжести, чем нарываться на… что бы то ни было).

- Чаю? - предложила Ева, всё время держась так, чтобы между ней и телохранителями Ливея, был Барс. - Признаться, тут в подвальном помещении была небольшая кофейно-чайная лавочка, там отыскался совершенно потрясающий чай.

- Почту за честь, госпожа Траум-Штольц, - учтиво чуть склонил голову Ливей.

- Просто Ева, - улыбнулась та в ответ открыто и искренне, отходя к чайному уголку. - Та, кого звали Траум-Штольц, умерла в этой лаборатории.

- Как вам будет угодно, Ева. Признаться, я приятно удивлён, что вы всё же согласились на эту встречу… И хотел бы сразу принести извинения за действия сотрудников моей компании. Человек отдавший тот приказ уже… предпочёл послужить науке.

- Ничего страшного, - вот теперь улыбка явно была «нарисована», это было понятно не только Барсу, который успел насмотреться на разную Еву, но и прибывшему гостю. - Послужил и послужил. Вам же извиняться не за что, бывает, случается. Обидно разве что, тогда прервали один мой интересный опыт. Очень интересный. С другой стороны, я считаю, что … произошёл взаимозачёт, я посмотрела документы, которые вы… прислали, в качестве наживки. Признаться, заглотила с крючком вместе. Потрясающе интересный проект, даром, что абсолютно тупиковая ветвь развития.

- Тупиковая? - заинтересованно ответил Ливей.

Ева кивнула:

- Абсолютно.

- Почему?

- Откуда же я знаю? Всего пакета документации я не видела, но у меня есть предположение.

- Со мной прибыл и ведущий этот проект специалист, и документация… Если вы согласитесь помочь с возникшей проблемой, я вас познакомлю.

- А кто у вас ведущий проекта?

- Джон Брэдли.

- Оу, - Ева скривилась, - Исаак Наокиевич, гоните поганой метлой этого человека и, особенно, того, кто вам его порекомендовал. Он пытается что-то из себя строить, но у него не хватает даже фундаментальных знаний. Документацию я посмотрю, с этим человеком работать не буду.

- Хм… А что вы скажете про Хмельницкого Лаврентия Тиграновича?

- Динозавр, - не задумалась Ева и спрятала смешок за ладошкой, потом вернулась к чаю, разливая по кружкам ароматный напиток. - Реально динозавр, Исаак Наокиевич. Я мечтала у него учиться, правда, к сожалению, не получилось ни на один семинар попасть лично. Если он был ассистентом этого горе-Джона (Иван-дурак, как зовут его среди нас), то есть шанс, что проект не загублен категорически.

- Не зря он вызвался составить мне компанию… Уже хорошая новость.

- В любом случае, я хотела бы увидеть документы, - честно сказала Ева. - И услышать, что вы хотите в результате от меня получить. Чтобы понимать, могу ли я выполнить эту работу, или вы напрасно потратили время.

- От вас мне нужна, как минимум, стабилизация проекта. Прекращение агрессивного развития и смена фокуса в рационе, - ответил Ливей. - Документацию тоже сейчас принесут… Но у меня встречный вопрос. Что вы хотите в оплату вашей помощи?

- Две вещи, - чётко ответила Бесёнок, усаживаясь на диван под бок к Барсу. Это опять же было не согласовано, но рядом с Пушистым ей было спокойнее и отчётливо безопаснее. - Во-первых, я хочу гарантию безопасности. Я с удовольствием займусь этим проектом, но это разовый акт. И, во-вторых, я хочу людей. Тех, кто уже заражён, но кто ещё не стал искажённым.

- Сколько и в каком состоянии? - на первое требование мужчина только кивнул. Он определённо подмечал поведение Евы… Но ничем не выдал своего отношения. - И, касательно вашего уточнения, можем ли мы что-то сделать, чтобы сохранить возможность проконсультироваться с вами и в дальнейшем, если такая нужда возникнет?

- Найти и… нанять меня вы сможете в дальнейшем по согласованию с Михаилом Сергеевичем, - Ева метнула взгляд на Барса, на этот раз последовав чётко его инструкциям и указаниям. - Обстоятельства, в которых они меня нашли… способствовали тому, чтобы я согласилась работать на группу Искателей. А что касается людей - абсолютно в любом состоянии и на любой стадии. Сколько… Я смогу сказать после того, как увижу документы и пойму сколько времени мне потребуется. Тариф - пять часов моей работы - один заражённый.

Ливей кивнул.

- Хорошо… Лаврентий Тигранович вам нужен сразу или пока только документы?

- Давайте начнём с документов. Это сейчас… нагляднее и интереснее.

Исаак кивнул и один из телохранителей молча направился на выход.

- Касательно вашей оплаты, Михаил Сергеевич. Она в прицепе моей машины. Более того, так как вы понесли определённые издержки из-за неточно указанного местоположения госпожи Евы, я бы хотел их вам компенсировать… Если вы не против, конечно.

- Как я могу быть против? - усмехнулся Барс. - Каким же образом?

- Топливо. Скажите, каким вы пользуетесь, и вместе с оплатой за помощь госпожи Евы прибудет ваша премия.

- Дизель.

- Хорошо. Я передам своим людям…

Стоило ему договорить, как вернулся телохранитель с планшетом. С поклоном передал Ливею, а тот - Еве.

Бесёнок заглянула в документы. Она явно искала что-то конкретное, судя по тому, с какой скоростью она перелистывала страницы. Не верить же, что она успевала что-то прочитать за это время?!

- Да, - подняла Ева уже «поплывший» взгляд, - к сожалению, я была права. В основе разработки лежит в корне неверное допущение. Но это мы уже обсудим с коллегой… Уж, простите, господа, - Ева гибко поднялась с места, - но за закрытыми дверями.

- Образец вам нужен?

По кивку Ливея, все тот же телохранитель отправился за Лаврентием Тиграновичем, но притормозил у выхода, ожидая решения вана.

- А у вас с собой? - удивилась Ева. И опять лишь Барс расслышал ноту фальши в её голосе. - Тогда безусловно! Это может значительно упростить работу!

- С собой.

Ливею не потребовалось ничего говорить телохранителю. Тот все понял сам. Активировать Пантеру. Привести её со стариком. Вышедшего из доверия - списать. Пока просто из штата, ожидая, не потребуется ли кормёжка Пантере.

Ева покинула гостиную первой, унося с собой вторую порцию чая, она уже была вся там - в этих документах и этом опыте. И это читалось на её лице большими-большими буквами.

Барс и Ливей остались.

На удивление для себя они абсолютно с одинаковым выражением в глазах смотрели вслед Еве.

А когда это поняли, то поняли кое-что ещё, неожиданное абсолютно и совершенно неправильное в свете всего, что было, случилось и той обстановки в принципе, что их окружала.

Владыка Эдема, Исаак Наокиевич Ливей понял, что человек перед ним хорошо знает, что это такое: нести на себе груз ответственности за чужие жизни. А ещё блистательный ван понял две вещи: если бы Барс был его подчинённым, таким, например, как Некромант, инициативным и компетентным, уровень безопасности жизни в Эдеме и комфортность этой жизни, выросли бы в разы. Но уже было поздно. И, во-вторых, в свете этого «поздно», Ливей сам для себя подтвердил свои намерения, переведя их в планы. С группой Искателей нужно было дружить.

Что касается Барса, аналитик в нем сообщил: «дружить выгодно, дружить с этим ваном получится, главное - не спугнуть».

И Барс своей интуиции последовал.

Они обменялись с Ливеем незначащими фразами и разошлись. Барс был всё же на «работе», а Ливею после пути всё же стоило отдохнуть…


…На удивление крови было очень мало. Пару капель на белой-белой простыне и ещё пару капель на шкуре Котеньки.

Трупов было в разы больше, и Котёнок игриво урчала, облизывая роскошные когти.

Это были последние.

Больше в городе никого не осталось, и Коте было скучно, Котя очень хотела поиграть хоть с кем-нибудь, но никто не приходил.

Дурно воняющие мешки ходили вокруг, но Котёнку они не нравились: не еда, не подушка, не игрушка, не когтеточка…

Сплошное разочарование…


Котёнок, если бы могла мыслить разумно, отнесла бы этот ярлык и к себе. Она тоже была разочарованием.

Разочарованием чужого эксперимента и провалом чужого желания.

Но пушистая об этом не знала, а значит не могла и навредить себе, ходу эксперимента или ключевым окружающим, если допустить сам факт их существования.

Впрочем, когда речь заходила о пугающем Мастере, любой вариант мог стать действительностью. Уже просто потому, что у Ливея всегда были свои способы и решать проблемы, и награждать достойных.

На текущий момент, чем больше информации приносили Мастеру (видео, фотографии в том числе), тем холоднее он становился.

Результат практических испытаний был мало похож на то, что ему обещали. Но самым обидным, пожалуй, было то, что Котёнок уже не была той миленькой малышкой, которую Ливей оставлял в городе, обречённом на смерть. Теперь это была большая грациозная и смертоносная кошка…

Но даже её умение убивать можно было ставить под вопрос!

Отправили Котю на военную базу с чётким наказом убить кое-кого очень даже конкретного. И что?

На базе паника и трупы, но тот, за кем Котёнка отправляли, живее всех живых.

Разве это дело?!

И ведь не сказать, чтобы Ливей особо злился, нет. Наука была дамой с капризным характером. На деле Мастер бы не очень расстроился, если бы у учёных вообще ничего не получилось, но вот такой половинчатый результат его огорчал..

Естественно, Ливею донесли, что его учёный и приглашённая Ева Штольц активно уже что-то обсуждают.

Но опять же, Ливей не мог сказать, что он вообще ждёт каких-то результатов.

А вот Ева результатов не ждала, что может получиться из таких исходных данных, она знала наперёд. Ничего интересного. Абсолютно.

Эта живая игрушка была тупиковой ветвью, и изменить это уже было невозможно. Можно было внести изменения в технологию создания таких вот живых игрушек, но, право слово, кто бы показал Еве ТАКИЕ разработки?

Нет. Её наняли ради того, чтобы что-то сделать с одной конкретной особью.

Из хорошего для эксперимента, Ева знала, как можно скорректировать ошибку, допущенную в базисе. Из плохого, для того же Лаврентия Тиграновича это означало полностью переделывать всё, с самого начала, вплоть до мелочей…

Опять же из хорошего, для него это было очень ценным и интересным опытом.

Для Евы же интересным было только одно: когда образец привели в лабораторию, Котёнок заявила:

- Ты очень вкусно пахнешь, - и больше от Евы не отходила.


…Перед рассветом, когда Барс заглянул в лабораторию, пользуясь тем, что из-за смены караула у него есть пару минут наедине с Евой, он увидел умилительную картину.

Его жена сидела в глубоком кресле, перебирая мягкие пряди спящей Котеньки, доверчиво устроившейся головой у неё на коленях.

- Столь странно… - Ева подняла на мужа тёмный взгляд, словно продолжая прерванный мгновение назад разговор. - Если бы не нагромождение всех этих бесчисленных случайностей, я ведь могла бы быть личным Бесёнком Исаака Наокиевича. И мы с тобой, если бы и встретились, то только как палач и жертва. Ты был бы живой и несомненно очень интересной игрушкой для меня…

- Меня непросто удержать, если я этого не хочу. Так что едва ли подобная встреча состоялась бы, - пожал плечами мужчина.

Ева не возразила, продолжая гладить мягкие прядки Коти и её чудесные ушки. В алых глазах стояла печаль…

- Откуда такая печаль? - Барс шагнул ближе, касаясь волос Евы.

Бесёнок подняла на него взгляд:

- Всё так сложно… И всё так просто. В том мире, что существовал раньше, некоторые мечты в принципе были невыполнимы и нереальны. В этом возможно все, но сколь дорогую цену мы за это платим…

- Всё в наших руках. Возможности у нас есть практически все, надо только решить, чего хочется. Расскажешь?

- Когда вернёмся… Хорошо?

- Договорились, - кивнул мужчина, перебирая белоснежные волосы.

Ева негромко мурлыкнула, потом покачала шаловливо ушком:

- Я слышу чужие шаги. Иди спать, Пушистенький. Утро вечера мудреннее…

- Проказница, - пощекотав Еву за ушком, Барс поцеловал её в макушку и исчез.

Ева осталась одна, но… ненадолго.

Если бы Бесёнок в принципе была бы способна на сильные эмоции, то явление ЭТОГО гостя, могло бы её сильно удивить.

Потому что прибывший Исаак Наокиевич был один, а его телохранители где-то потерялись…

- Не помешаю? - раздался его мягкий голос.

- Ни в коем разе, - улыбнулась Ева, - устраивайтесь, где вам удобно.

Котёнок поставила ушки торчком, только услышав любимый запах, и стремительным клубком кинулась под ноги Ливею, посылая яркую эмпатическую волну привязанности, счастья, восхищения и подчинения.

Ливей, устроившись в обычном кресле, почесал свою лапушку за ушком.

- Удивительное создание… - в голосе мужчины звучало неподдельное тепло. Рискованно испытывать негативные эмоции по отношению к эмпату. Тем более такому. Так что, если бы у мужчины были бы подобные мысли, он не приблизился бы к Котёнку.

Котя вскинула голову и начала ластиться к мужской руке, урча всем телом.

Счастье, которое это создание сейчас испытывало, было неподдельным.

- Невероятно, - согласилась Ева задумчиво.

- О чём задумались, если не секрет? Прошу прощения за моё любопытство, но крайне редко я встречаю тех, кого не могу спрогнозировать с высокой долей вероятности.

- О Котеньке, - мгновенно ответила Ева. - Что с ней сделали, что пытались сделать и зачем.

- С ней многое сделали… Но, похоже, нужно было тщательнее подойти к отбору людей в команду, возможно тогда последствия были бы не так тяжелы для неё.

- Не могу ничего вам возразить, Исаак Наокиевич. Если честно, я не представляю, что вы хотели получить. Не расскажете? Из того, что в документах, можно сделать несколько разных выводов, вплоть до того, что вы создали идеальное оружие для собственного убийства.

- Не собственного, - улыбнулся мужчина. - Изначально идея была в создании телохранителя и, при необходимости, убийцы, которого не остановить людям.

Ева чуть склонила голову:

- Зачем тогда такие сложности? Можно было получить результат куда более простыми методами.

- У человеческого разума есть фатальный недостаток. Ему свойственно загораться идеей, даже если, логически, она избыточна. У меня достаточно охраны, но когда Брэдли явился с такой идеей… Я загорелся и дал добро на разработки. Тем более что Лаврентий Тигранович уже вёл успешные разработки использования вируса для создания живых химер. Правда, из животных.

Ева хмыкнула:

- Действительно, жуткий мир, в котором мы сейчас влачим существование… Такие, как я, такие, как Лаврентий Тигранович, получили возможность заниматься тем, о чём мы мечтали… Исаак Наокиевич, позвольте, я спрошу … странное. Что вы хотите? Лично вы? Я поняла, что … скажем так, цель - это стабилизировать внешний вид и поменять вектор питания. Для первого надо отсечь мутацию, для второго - немного перестроить организм изнутри, до того, как начнутся необратимые изменения органов. Но чего хотите лично вы от этой малышки?

- Честно говоря, - Исаак легко перебирал волосы Котёнка. - Уже ничего. Алия слишком живая для тех целей, ради которых её создали. Она не будет охранником, из неё не сделать убийцу. Потому я и хочу, чтобы она перестала нуждаться в той пище, которую навязал вирус. Пусть живёт.

Сказанное Еву удивило и озадачило, она в видимой растерянности смотрела на Ливея и не могла найти слов.

Мужчина пожал плечами.

- Гипотетически, мои специалисты могут заняться разумом Котёнка. Но… Зачем? Подготовить её для этих задач можно только уничтожив то, какой она стала. И то никакой гарантии, учитывая, насколько она уникальна. Например, вы первая, к кому она с таким теплом отнеслась.

- Вам честно? - открыто улыбнулась Ева.

- Конечно.

- Я не совсем человек. Так получилось, что я выжила после заражения. Чтобы не уводить разговор в сторону, скажу сразу. Я знала о возможности выжить, а потому готовилась к ней. У меня получилось. Но самое смешное в этом то, что у нас с котёнком одинаковые… скажем там, «типажи» заражения, поэтому моя кровь для неё пахнет «вкусно», «родственно».

- Я удивлён… И не удивлён одновременно.

- У вас тоже, скорее всего, есть такие… выжившие?

- Есть. Хотя это и секрет для большинства. Людям сложно смириться с такой сложной информацией.

Ева засмеялась:

- Сейчас сложно, а вот лет через двадцать-сорок – это будет предметом нешуточной зависти. Если доживём, - оптимистично добавила она.

- Я работаю над тем, чтобы обеспечить выживание… Как минимум тех, кто перебрался в мои владения.

Ева задумчиво кивнула:

- Михаил Сергеевич тоже…

Ливей с любопытством посмотрел на неё.

- Поэтому вы решили присоединиться к нему?

- Неееееет, всё куда проще, - взгляд алых глаз стал мечтательным. - Я плохой человечишка, Исаак Наокиевич. Я учёный до мозга костей. Михаил Сергеевич сделал предложение, от которого я не смогла отказаться! Такой экспериментальный материал… Ммм…

Ливей негромко рассмеялся.

- Вот, - даже не смутилась Ева, - вы понимаете.

- Понимаю.

- На вас бы я тоже поэкспериментировала… Ваша врождённая аномалия может дать невероятно интересный материал и ещё более интересный результат…

- Вот даже так? - усмехнулся Ливей.

- Увы, - в женском голосе не прозвучало и тени раскаяния, - мне интересно.

- Не думаю, что захочу стать подопытным… Но, если что, сразу же сообщу.

- Буду ждать вашего сообщения, - даже на мгновение не засомневалась Ева, что подобное сообщение последует.

Ливей опять негромко рассмеялся, почёсывая и поглаживая Котёнка.

Алия урчала, чутко ловя каждый взгляд Ливея.

Глядя на эту картинку, Ева тихо сказала:

- Она умрёт за вас и ради вас, Исаак Наокиевич. Это то, что ей не старались привить, но то, что получилось совершенно естественным путём. Не знаю, догадываетесь ли вы, но Котя выбрала вас с первого же касания.

- Догадывался. Хотя и без уверенности.

Алия вскинула голову и заурчала, качая ушками. От её эмпатической волны скользнула твёрдая уверенность, что её Мастера не тронут живые мешки, она не позволит.

- Котёнок-котёнок, - усмехнулся мужчина, поглаживая её. - Хорошая.

Котя заурчала ещё счастливее. В глазах Евы мелькнул расчётливый интерес, впрочем, почти тут же исчез. Она схватилась за планшет, который пиликнул о том, что очередной виток расчётов закончен.

Ливей же вопросительно смотрел на Еву.

Та задумалась, внимательно разглядывая цифры, потом подняла голову:

- Расчёты, Исаак Наокиевич. Не буду же я с бухты-барахты что-то делать. Вначале программа обсчитает результаты каждого из четырёх вариантов.

- И каков пока прогноз?

- Вне всяких сомнений вы получите желаемое.

- Это меня несказанно радует…

- Столько времени разные люди потратили, чтобы меня найти. Это меньшее, что я могу…

- Спасибо… Не буду тогда больше вас отвлекать… - Ливей плавно поднялся.

Ева улыбнулась:

- Спокойной ночи вам, Исаак Наокиевич. Заглядывайте завтра после обеда, расскажем, что придумали и что будем делать с Котей.

- Оставить её с вами?

Котя, встревожившись, вцепилась в Ливея, послав эмпатическую волну испуга.

- Нет, спасибо. Я завтра её почешу и поглажу.

- Хорошо. Доброй вам ночи, - улыбнулся сдержанно мужчина, почесав Алию. - Пойдём, Котёнок.

Котя к выходу помчалась первой, то и дело оглядываясь и проверяя, идёт же? Идёт? Не оставит её? Исаак шёл, кивая, когда она оборачивалась.

Ева, оставшись одна, некоторое время посидела ещё в гостиной, оставляя компьютерам задачки, потом зевнула, поднялась и вышла в коридор.

Телохранители посматривали на неё искоса. Нет, они нисколечко не переживали из-за этого алоглазого лабораторного крысёнка… просто лучше посматривать и присматривать, мало ли?

Вот и посматривали, минутки где-то так полторы, пока она оставляла свой халат в шкафчике и шла по коридору, а потом потеряли из вида.

Была, была и пропала…

И вряд ли были бы спокойны вояки, если бы знали, с каким задумчивым интересом несколько минут их изучала эта самая алоглазая, прежде чем скрыться в спальне Барса.

Скинув одежду и забравшись под тёплое одеяло к мужу, Ева вытянулась всем телом, уткнулась в мужское тёплое плечо и закрыла глаза.

Завтра… Какой интересный эксперимент её ждал завтра!

А уж какая мысль пришла в голову… Ммм! Сказка!


↢ Предыдущая глава || Следующая глава ↣

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2021