И жили они долго и счастливо...

Фантастика || Просто выжить

Глава 18. Причины и последствия


Подмосковье


На удивление (хотя у каждого были свои причины для этой эмоции) две компании задержались в переоборудованной и улучшенной лаборатории почти на неделю. За это время Рысь умудрилась так и не попасться на глаза бывшему нанимателю и его телохранителю. Такой же подвиг провернул и Некромант, ни разу не попавшись никому из команды Искателей на глаза.

Телохранители Ливея держались подальше от «лабораторной крысы», которая на слух швырялась мягкими мячиками, не больно, но жутко унизительно.

Ну, и что, что она предупреждала, что любой, кто войдёт в её лабораторию, первый раз будет просто бит, потом убит на месте?!

У них работа!

Работа-работой, но стоило только кому-то начать движение в сторону заветной двери, оттуда высовывалась белоснежная макушка, и в идущего летел мяч.

Ливей на это не реагировал, Ливей общался. С Барсом. А Барс общался с Ливеем.

По этому поводу обе команды чесали в затылке и держались от своих предводителей подальше, а, ну, как это заразно?!

Алия большую часть времени спала, иногда просыпалась, с жалобным испуганным мяуканьем, находила взглядом или Еву, или Ливея и успокаивалась, снова скручивалась клубочком и дремала дальше.

Лаврентий Тигранович, на которого мимоходом Ева вывалила результаты по исследованию вируса (далеко не всё, и большую часть просто на словах, без всяких выкладок, ходил в сомнамбулическом состоянии, что-то бурча себе под нос). Бесёнку под руку не лез, чего собственно паршивка и добивалась.

Идея, которую она в итоге и взялась реализовывать, была проста, как всё гениальное.

Алия - была созданной и искусственной во всех смыслах. Грубо говоря, она уже пережила те самые три укуса. И по идее с этим ничего сделать было уже нельзя, да и не надо. Ведь нет предела совершенству!

Тот самый американский Иван-дурак, который курировал проект, не знал, что штаммов несколько, а потому использовал для создания проекта Пантеры не человеческий штамм, а штамм млекопитающих. Ева же знала о разнице, а потому собиралась воспользоваться человеческим штаммом вируса, проведя контролируемое дополнительное перезаражение.

Все эти дни она практически не спала, час за часом контролируя происходящее, буквально по миллиметру корректируя Котеньку.

Последний этап, последний штрих должен был состояться уже перед рассветом, а сейчас уставшая Ева, плюнув на тайны и условности, устроилась на коленях Барса как будто так оно и надо. А что? Он видный же мужчина, а ещё тёпленький. Пушистенький…

Хорррошо.

Алия, выпущенная из лаборатории, дремала на диване, устроившись головой на коленях Ливея. Её эмпатическая сила, ставшая за последние дни, осязаемее и сильнее, сейчас окутывала Мастера тоненьким покрывалом. Даже не просыпаясь, Котя проверяла - тут? Не ушёл? Не оставил? Не бросил? Учитывая, что до этого её оставили одну, поведение Котёнка было совсем не удивительным.

Удивительным было то, что Барс вообще никак не реагировал на Алию. Есть и есть. Ни жалости, ни неприязни, ни страха.

Ливей же сверкнул лёгкой насмешкой в глазах, когда Ева устраивалась на коленях Барса… И всё. Сам он сидел и машинально перебирал волосы Котёнка.

Телохранители от гостиной, где устроились… сильные мира сего, как ни странно прозвучит, держались подальше.

Ева то ли дремала, то ли о чём-то думала с закрытыми глазами, потом подпрыгнула и серьёзно спросила:

- Как насчёт того, чтобы прогуляться до одного небольшого бара, чуть в стороне отсюда, и выпить пива?

Мужчины изрядно опешили от такого предложения. Как-то внезапно прозвучало!

- Что? - даже не смутилась Ева. - Сухарики к пиву возьмём на кухне, Кама сегодня их нажарила в чрезмерном количестве. А орешки прихватим по пути в магазине на первом этаже.

- Ева… - вздохнул Барс. - Я не против.

- Тоже не возражаю, - пожал плечами Ливей. В конце концов, если даже появится на их пути искажённый, Котёнок его развернёт и отправит обратно.

- Что «Ева»? - засмеялась поганка весело и тут же мстительно добавила. - Я хочу пива, сухариков и медведя.

- Не умею жарить медвежатину… К тому же где я тебе ненужного медведя найду!?

- Я знаю, где, - успокаивающе погладила Ева мужа по руке, - мы будем проходить мимо. Я его спать уложу, а ты просто мне его возьмёшь. Всегда хотела домашнего мишку.

- Ребята будут в восторге… - протянул биг босс.

- Я буду на нём кататься!

- Тем более…

Ливей молчал… И, пожалуй, впервые понял, что хорошо, что эта девица - не его постоянный сотрудник. Этак никакого зоопарка не хватит!

Алия, ощутив изменения эмпатического общего фона, оторвала голову от удобных коленей Мастера, покрутила ушками. Её речь звучала немного невнятно, слишком мало было практики. Но всё искупало эмоциональное бурлящее наполнение.

- Гулять? - недоумённо спросила Котя.

- Да, Котёнок, – погладил её Мастер.

Барс только слегка удивился тому, что она говорящая.

- Гулять - это хоррррррошо… мяу! - радостно откликнулась Алия, активно шевеля ушками.

- Кого-нибудь брать будем? - осведомилась Ева тем временем. - Или свалим потихоньку через окно?

- Ребята в игровом зале засели, пусть развлекаются.

- А смысл таиться? - пожал плечами Ливей. - Мои сотрудники и так будут знать, где я нахожусь. Компанию нам составлять всё равно не решатся.

- Тогда замечательно! - обрадовалась Ева, - никто не будет покушаться на моего медвежонка!

- Трогаемся тогда? - усмехнулся Барс.

- Да! - Ева первой двинулась к дверям, по дороге почесав за ухом Алию, но Котя торжественно осталась рядом с Ливеем. Ведь хозяин рядом? Да, та вкусно и родственно пахнет, но самый любимый только один! И это он.

Мужчины последовали за ней…

А потому стали свидетелями очаровательной картины.

За дверьми их ждали… На ступеньках грузовика, в котором прибыл Мастер, сидел Некромант, пуская в небо ароматные кольца пара.

- Ева, вот совесть у тебя есть? - трагично вопросил он у алоглазки.

Споткнувшись и не упав только благодаря вовремя протянутой руке мужа, поймавшего её, Бесёнок захлопала ресницами в полнейшем изумлении, потом спросила, сама себе не веря:

- Ромка?!

- Ромка-Ромка. Совесть есть у тебя, скажи мне? Я тут страдаю, а она без меня собралась пиво пить.

- Так я же в компании, - засмеялась Ева. - А совесть мою мы пропили… дай памяти, на каком курсе это было?!

- На втором. И не оправдание!

- Ты же в прятки играешь, - усмехнулась алоглазая зараза, - кто тебе виноват? Но раз выманился, пошли с нами. Заодно телохранители Исаака Наокиевича успокоятся, а то у меня ощущение, что если бы они могли стрелять из глаз - уже убили бы. Если от кого-то надумаете избавиться, отдавайте мне. Я сделаю их мечты реальностью.

- Едва ли у тебя получится, - хохотнул мужчина, поднимаясь. - Простите, шеф, не удержался.

Исаак только рукой махнул. Как хорошо, что с ними сейчас только Восставшие, они забудут все лишнее.

Ева же покинув Барса, сбежала вниз по крыльцу, разбежалась и повисла на шее Некроманта…

И была демонстративно подброшена и поймана.

- Эх, выросла-то как… Совсем взрослая стала, - важно заявил Роман.

Ева взлохматила его волосы:

- А сам-то, заматерел, женился… - и тут же тихо добавила, - мы с тобой одни остались, Ром. Вся наша компания - больше никто не выжил.

- Жаль, - вздохнул мужчина. - Ну, помянем. И вообще, сама-то… А, Миша? Или я не прав?

Звонкое соприкосновение лица и ладони Барса было ему ответом.

Ева обернулась, смерила Пушистенького задумчивым взглядом и потыкала острым локтем Некроманта в рёбра.

- Вы что, знакомы? - тихо спросила она.

- Да уж были, по молодости. В одном реконструкторском клубе были, а потом Миша мне переводами помогал. Тот ещё полиглот.

- Хм… - взгляд Евы стал заинтересованным, а потом она засмеялась, - короче, пора сделать самый очевидный вывод, выживают одинаково двинутые на всю голову. А они в прошлом мире, как известно, притягивались в одно место. Исаак Наокиевич, вы будете смеяться, но с тем учётом, кто у вас в помощниках, я точно знаю, какое пиво вам понравится.

- Попробуйте меня удивить, - усмехнулся Мастер.

- Рома, я тебе кувалду на ногу уроню, - пообещал Барс. - Трепло.

Ева засмеялась, подтянула к себе Алию, и создания, в одной из которых уже осталось мало человеческого, а во второй и не было никогда, двинулись по улице в сторону паба, держась за руки и тихо о чём-то говоря.

Мужчин предательски оставили. И им в итоге ушедших пришлось догонять. Любопытно же, что задумала эта ненормальная.

А Ева что-то тихо нашёптывала Алии, и с каждым словом личико Коти откровенно прояснялось.

Мужчины не вмешивались. Да и вообще молчали. Хотя, надо признать, все трое наблюдали с интересом. А ещё держались на некотором расстоянии, ну, мало ли?

О том, что сейчас безопаснее рядом с Алией, было очевидно, но… Нет. Лучше было держаться достаточно поблизости, но так, чтобы ненароком не услышать разговора. А то… мало ли!

Посторонних живых рядом не было, искажённых - тем более, искатели хорошо выполняли свою работу.

В какой-то момент с главной улицы компания свернула на мелкие улицы, попроще, а потом вообще двинулись такими улочками-закоулочками! У Барса возникло даже нешуточное желание напомнить Еве, что, как ни крути, а она не Сусанин! Но он не стал. Привык уже к странностям своей супруги. Да и ноги размять не лишне.

- Ева, если ты нас ведёшь в притон, я тебе не прощу! - неожиданно повысил голос Роман.

- Я же вас не продавать, - засмеялась редиска в ответ.

- Мало ли чем ты нас поить будешь! Я ещё помню твои настойки!

Ева засмеялась, и не ответила, хотя тоже могла припомнить… разное. К счастью мужчин, паб, в который они оказывается направлялись, появился раньше.

И, также к счастью, живого медведя тоже рядом нигде не было!

… или это компания до него ещё не дошла?

Барс чутко осмотрелся по сторонам, но его зрение подсказывало, что вокруг нет ни одного искажённого. В том числе и спящих. Как будто, опять же, кто-то занимался зачисткой территории.

Ева на мгновение обернулась, подмигнула и … ввела цифровой код на панели домофона, потом потянула тяжёлую дверь… и очевидно, сил не хватило…

Алия, хихикнув, поймала дверь, потянула на себя, открывая.

- Вы идёте? - полуобернулась через плечо алоглазая зараза.

- Идём, конечно, - усмехнулся Барс.

Свет в помещении включился автоматически.

И первое, что бросалось в глаза, в пабе было удивительно чисто. Подмигивали огоньками… мощные серверы, на барной стойке стояли хрустальные сверкающие бокалы. И никого…

Пройдя по комнате, Ева заглянула в одну полку, во вторую, вытащила записку, прочитала, фыркнула, что-то подписала и вернула её обратно.

Встала за стойку:

- Итак, Михаил Сергеевич, я знаю, что вам, я знаю, что тебе, Ром. Исаак Наокиевич, закажете что-то? Или вначале попробуете то, что, мне кажется, вам понравится и вам подойдёт?

- Положусь на ваш вкус, Ева…

Алоглазка кивнула и скрылась под стойкой.

Роман тем временем осматривался.

- Что за место, Красноглазик?

- Один хороший пабик, держат мои знакомые, - сообщила Ева равнодушно, выныривая и подталкивая высокий запотевший бокал в сторону Ливея. Затем такой же отправился Барсу, и она снова скрылась внизу, чтобы сделать коктейль для Некроманта и для себя.

Алия, с задумчивым видом стояла перед стеной, на которой мелкой сверкающей мозаикой была изображена целующаяся парочка.

- Ещё держат? - уточнил Некромант.

- Нет. Раньше, в прошлом мире, занимались совсем другим, а теперь держат бар. Им нравится.

- Я прямо удивляюсь… Кому нужен бар в мёртвом подмосковном городе?

- Тем, кто здесь шарится, - сообщила задумчиво Ева, ставя коктейль перед Романом и отходя в сторону с бокалом чего-то янтарного.

- Хм… Однако любопытно, - отпил он из своего бокала.

Ева усмехнулась:

- Знаешь пароль, заходишь сюда, пьёшь… оставляешь, как правило, в качестве оплаты информацию. Разную. Здесь мало кто пересекается.

- Стало ещё интереснее.

Алоглазая вздохнула, устало потёрла затылок.

- Нейтральная… зона? - задумчиво спросила она сама себя.

Ливей, отвлёкшись от напитка, цепко посмотрел на алоглазую. Как и Барс. Один Роман просто осматривался.

- Здесь оставляют информацию друг для друга, например, военные, и егеря, некоторые из «мародёров», кого можно назвать… адекватными? Учёные. Свободные торговцы. Библиотекари…

- Интересно, - протянул Исаак.

- Одним словом, те, у кого нет «базы» или кто по долгу службы, работы, интересов постоянно перемещается по территории области, нескольких областей или, например, по России.

- А кто зачищает всё вокруг? - вдруг уточнил Барс.

Ева усмехнулась лукаво:

- О, скажем так, создания, с которыми лучше не встречаться. Они иные, не живые, не мёртвые, не механические, не искажённые.

- Интригуешь ещё больше.

- Наука иногда играет в бога, но некоторые её порождения можно назвать только творением дьявола.

Неожиданно серьёзное выражение и произнесённые слова не подходили той Еве, которую знали и узнали собравшиеся мужчины.

… И потому никто не стал уточнять, что она имеет в виду.

- Ещё по пиву? - предложила Ева спокойно, - оно местное, крафтовое.

- Наливай, - усмехнулся муж. - В конце концов, едва ли в наше безумное время найдётся кто-то, кто мог бы представить такую компанию в одном баре…

- Сумасшедшему времени такие же компании, - приподняла Ева свой бокал, - но не знаю, как вам, а мне в этом времени именно это и нравится.

- А мне снижение количества разожравшейся шушеры, - подмигнул Еве Роман.

- О, это вообще сказка!

- Ага… Работать не мешают.

- И ещё жить тоже не мешают. Итак… Ещё по пивку, да поиграем в бильярд? Нас как раз четверо, небольшой турнир устроим, а? Победитель получает приз, вот эту шоколадку и вот эту бутылку обалденного пива, проигравший три раза кукарекает из-под стола, а?

- Опять же кукарекать будешь!

- Вношу предложение оставить кукарекать этого болтуна, - предложил Барс.

- Не вижу причин не поддержать, - кивнул Исаак.

Ева засмеялась на обиженный взгляд Некроманта.

- Ничего, Ром, против меня у тебя есть шанс. Ну, что, камень-ножницы-бумага?

- Ага, ты опять смухлюешь! Нет уж, тянем зубочистки, и держу их я! - категорично заявил Некромант, ломая две зубочистки у самого кончика.

- Ты всерьёз считаешь, что тебе это поможет?!

- Ну… Как вариант.

- Может, придумаешь что-нибудь более надёжное? Ну, хоть детскую считалку что ли… и то шансов больше.

- Ева, не трави душу!

Алоглазая захихикала:

- Ну, а как?! Такой большой, а в сказки веришь!

- Вредина.

В ответ смех стал только ещё более пакостным.

- Ева!

- Я? … Кажется.

- Язва! Тяни первая за это!

Ева послушно вытащила.

Некромант кивнул, обломанная зубочистка. Подал шефу и Барсу… Выдохнул. Ему предстояло играть с Михаилом, а Исааку с Евой.

- Не повезло, - глубокомысленно заметила ему вслед алоглазая зараза.

- Это мы ещё посмотрим…

Барс на это хмыкнул. На его взгляд смотреть было не на что… Роман всегда был хреновым игроком в бильярд. Куражился много. А потому Барсу он закономерно проиграл с абсолютно разгромным счётом. Примерно, как и Ева Ливею. Хотя её проигрыш таким позорным не был.

А вот потом стало совсем печально для Романа, потому что он оказался против Евы, а начальство друг с другом.

И если у Барса с Ливеем в итоге вышла ничья (никто не мог закатить финальный шар), то Романа Ева обыграла совсем разгромно…

Общим решением было постановлено, что приз останется до следующего раза. Романа отправили искать подходящий стол, чтобы кукареколось удобнее.

Ева наливала всем по последней, Барс умывался, а к разгорячённому Ливею аккуратненько подошла боком-боком Котя.

Окутанная тонким эмпатическим шлейфом смущения, интереса и азарта, потрогала мужчину за пальцы и спросила тихонько, показывая на гравюру:

- А… это… как?

- Это? - мужчина задумчиво осмотрел гравюру… А почему бы и нет, в общем-то? Алия, чей рост был в разы ускорен, уже выросла в привлекательную молодую женщину, да и алкоголь… - Пожалуй, так.

И, притянув к себе Котёнка, поцеловал…


Искатели, Русь


…На следующий день прибыла оплата искателям. И цистерна дизельного топлива, и десять фанерных ящиков, в которых под капельницами лежали люди… Оплату перед тем, как высокое начальство убыло, осмотрели на предмет брака. Если бы были покойники или обращённые - пришлось бы заменять. Но обошлось. Подчинённые ещё не настолько поглупели, чтобы не исполнить поручение Мастера.

Ливей со своими людьми убыл восвояси, Искатели законсервировали лабораторию назад, накормили маленького медвежонка молочной смесью (Ева не шутила, когда говорила, что хочет живого медведя), пару часов подождали Титана (которого заблаговременно привёл Василий), и, погрузив добычу, отправились в обратный путь.

Барс и Ева были одни в закрытой кабине, когда мужчина неожиданно произнёс негромко:

- Седьмого на ноги поставить сможешь?

Ева, сидящая в кресле штурмана, на мгновение отвлеклась от планшета:

- Что, Пушистенький? Прости, прослушала.

- Подопытного в седьмом ящике на ноги поставить сможешь? - повторил мужчина.

- Н… не знаю… - в голосе Бесёнка зазвучал испуг одновременно с ярко выраженным недоумением. - У него где-то… двенадцать часов до момента перелома. Причём он с отрицательным эффектом, поэтому шанс выживания в естественных условиях у него равен отрицательному числу.

- Не попробуешь? Если выживет… Будет полезно.

- Пушистенький,.. если бы только сказал раньше, мы могли бы задержаться в лаборатории. В Титане … Иваныч говорил, что сделает мне маленький лабораторный закуток. Сделал, нет? Ты не в курсе?

- Сделал, - кивнул Барс, подмигнув. - Там же, где ты просила. Как раз пока мы отсутствовали и доделал.

- Тогда мне нужно постояльца этого ящика туда. Если не начать работу сейчас, то мы не довезём его ни в каком состоянии.

- Понятно… Сдёрни кого-нибудь меня заменить, я потаскаю.

- Хм… Сейчас Колючего главу бояр с его Сударушкой сдёрну.

- Давай, - Барс сверился с картой, включил автопилот. По прямой самое то…

Не прошло и пары минут, как Ёжик с Камой заняли их места, а Ева и Барс прошли в один из грузовых отсеков. Барс легко отстегнул от крепежей ящик под номером семь и перенёс его в обычный морской контейнер, занимающий половину отсека, внутри которого и была лаборатория Евы.

По мере необходимости этот контейнер легко извлекался, благодаря колёсам. Крайне удобно, когда не нужна мобильная лаборатория, а дополнительное пространство для груза.

Ева, взглянув задумчиво на Барса, только и спросила:

- Пушистый?

- Помогу, при необходимости, - пожал он плечами.

- Мне? Или грузу?

- Помогу тебе. В сознании он мне пока не нужен. А я, знаешь ли, располагаю весьма надёжным снотворным…

- Хм, такой, с пупырышками, да?

- Пошлячка. Нет, - Барс поднял кулак.

- Но вообще я намекала на шестопёр, - захихикала алоглазая.

- Зараза… Он же у меня с рёбрами, а не с пупырышками, - шутливо возмутился мужчина.

- Я и говорю, с пупырышками!

- Ушки бы тебе намять!

- Может, более приятное?… Для замятия место?

- Когда закончишь играться - с удовольствием, - смерил жену откровенно ласкающим взглядом мужчина.

- Эх, тогда не сегодня… И не завтра…

- Все так плохо?

- Угу, Пушистенький…

- Ты представляешь, насколько ж будешь потом похищена?

- А ты планируешь задержаться на базе? - Ева двинулась к стеллажам, рассматривать, что из списка, который она оставляла Карине - своей девочке-ассистентке, та положила на полки.

- На некоторое время, пожалуй, да.

- Я, конечно, крайне рада, пушистенький, но почему?

- А почему бы и нет? Ребятам не помешает передышка. Мне не помешает проверить что всё в порядке. И будем думать, как детский сад собирать будем.

- Ага, а ещё много подводных камней, на которые взглянуть не помешает, не правда ли?

- Именно. У меня невероятно догадливая жена.

- Не перехвали, Пушистенький!

- Не перехвалю, не переживай, Бесёнок.

- А, может, я наслаждаюсь, не думаешь?

- Не думаю. Любуюсь.

- А вот это уже совсем излишнее…

- Почему же?

- Я тогда буду думать не о деле, а о тебе.

- А ты думай о деле… А я полюбуюсь.

Ева закатила глаза, засмеялась, подошла к Барсу, поцеловала… И спокойно ушла, заниматься делом и о деле же думать.

А вот мужчина спокойно устроился на откидном стуле, наблюдая за её работой.

В итоге, Барс пару раз уходил сменить водителя, несколько раз Еве приносили кофе, включая самого Барса, но за все время пути она не прервалась ни на минуту. Но, когда Титан закатился на базу, красноглазка сообщила, что теперь у нее будет несколько суток на работу с этим подопытным, потому как она замедлила все процессы в достаточной для этого мере.

И не только эти.

Но вообще, там подходит срок сразу для двух клиентов, поэтому Евы нет. Вообще нет. Ни для кого нет. Зато есть срочная необходимость проверить некоторые новые сырые идеи и проверенные наработки. Так что, пожалуйста, ящички в лабораторию, посторонних из лаборатории и с этажа тоже отправить.

Ассистентка пусть спит, пока её услуги не понадобятся…

И, пожалуй, пока остальные восхищались добротой Евы, Барс хорошо знал, что этих эмоций там нет и в помине. Просто дело совсем другом. Дело в том, что ассистентка - человек не проверенный, и пока не очень понятно, как она себя поведёт в столкновении с действительностью нового мира.

А потому ей никто не мешал, и Ева работала.

Остальные проверяли, как течёт жизнь на базе, занимались своими обязанностями и отдыхали.

О том, что Бесёнок очень даже в порядке, говорили только ехидные комментарии, периодически всплывающие в разных чатах, с разными обитателями базы.


…Вот и опять…

Барс, отвлёкся от своих дел, когда на его планшете появилась всплывашка:

«Динь-динь, динь-динь, Пушистенький!»

«И тебе динь, Бесёнок. Кофе принести?»

«Со сливками, кусочком сахара и можно даже бутербродиком. Но без поцелуя мужа и доставленного руководителя отказываюсь говорить!»

«Намёк понял, иду».

Ева засмеялась, переводя лабораторию в режим обычной жизни.

Спустя минут двадцать прибыл и муж. С кофе, чаем и даже горячим ещё пирогом!

- Еда? - удивилась Ева, закрывая за ним дверь.

- Ага.

- На нас двоих? Я девочку отправила в столовую.

- Ага. Я так и думал.

- Что ты так и думал? - подозрительно отозвалась Бесёнок.

- Что ты её отправишь питаться в столовую, - невинно отозвался муж.

- Пушистенький, - подозрения явно только укрепились. - Почему у меня очень нехорошее… ощущение?

- Не знаю… А что у тебя за нехорошие ощущения?

- Что ты пришёл с новостями, которые мне не понравятся.

- Все может быть. А у тебя какие новости?

- Новости? - Ева задумалась, потом устроилась с ногами на стуле, утащив кусок горячего рассыпчатого пирога. - Мммм, как вкусно! Я голодная, как кошка подзаборная!

- Ещё бы…

- Я ела! На меня ругалась Лизонька и приходила кормить.

- Да ты что?

- Да, - грустно всхлипнула Ева, лукаво сверкая на Барса глазами.

- Это хорошоооо, - лукаво подмигнул мужчина.

- Не очень! Но вообще, Пушистенький, есть очень важное дело.

- Слушаю.

- Это будет долгий разговор…

- Тогда кушай, и толкай речь, - чмокнул жену в уголок губ Барс.

- Смотри, - кивнула Ева, блаженно зажмурившись. - Нельзя утаить шило в мешке, а некоторые, особо глазастые, знают больше других. И… они могут быть, и как… «опасными потенциально», так и потенциально очень полезными.

- Пока улавливаю…

- У нас таких несколько людей, - Бесёнок плутовато усмехнулась. - Среди них Иваныч, который тебе предан… потому что предан. Отец Николай, которому теперь и в голову не придёт сказать ничего против, потому что отче вдруг увидел свет в конце тоннеля и надежду… в привезённых детях. Наконец, Лизонька… И о ней сейчас пойдёт речь. Она слишком многое узнала, слишком многое увидела… и хочет быть ещё полезнее. Для базы в общем, для царя в частности.

- Иииии?

- Соответственно, она хочет добровольно пройти через управляемое искажение. Естественно, она не назвала, что именно она хочет, но это было абсолютно очевидно.

- Ожидаемо… Допустим…

- Но поскольку ты здесь Царь. И именно что с большой буквы… то она, очевидно, придёт к тебе с этими вопросами. Я просто предупреждаю заранее…

- Вот и подождём… но у тебя есть уже идеи?

- Е-е-е-есть, - радостно сверкнула глазами Ева. - Очень интересный проект! Конечно, на хороших людях не стоит экспериментировать, но я бы сказала, что это пойдёт на пользу и моим знаниям, и самой Лизоньке!

- Поделишься?

- Ну, смотри, на примере всех тех, кто окружает … нас, можно сделать один очень конкретный вывод: вирус, если и воздействует на что-то, то он всегда очень «точечный» и конкретный. А я предлагаю воспользоваться его механизмом… и распылить! Вместо точечной фокусировки на чём-то одном, получить на выходе несколько урезанных в силе вариантов.

- Органы чувств?

- На самом деле, Пушистенький, не только их.

- Допустим…

Ева мечтательно улыбнулась, потом улыбка с её лица сбежала:

- Седьмой - выживет, Пушистенький. Но ценой одного укуса, который останется в его венах. Вопрос, что нужно сделать этому человеку? Плюшку? Или оплеушку?

Барс задумался, барабаня пальцами по подлокотнику.

- На ноль свести не получится, я так понимаю?

- Нет, Пушистый, не в этом случае. Он слишком отрицательный. База была настолько искорёжена, что мне по сути пришлось его этим первым вирусом заражать заново, чтобы на эту базу ставить то, что уже бродило в его крови, - Ева сморщилась и махнула рукой. - В общем, нет. Или плюшка, или оплеушка, причём не нейтральная, а что-то достаточно ярко выраженное, к сожалению.

- Раз уж шила все равно не утаишь… - задумался Барс. - Давай в плюшку. Не оправдает, вернётся к тебе с концами.

- … Удивил, Пушистенький, обоими постулатами сразу…

- Почему?

- По какому «почему» тебе ответить первым?

- На твой выбор.

- Ну, смотри… - Ева чуть улыбнулась. - Ты ценишь людей, насколько это ещё возможно. Поэтому то, что он «вернётся ко мне с концами», меня удивило. Ведь этот человек тебе знаком, почему-то.

- Знаком. Но я бы не сказал, что сам по себе он для меня ценен. В чем-то даже опасен. Но его выживание твоими усилиями - может немного помочь. Так что в этом плане я вижу смысл попытаться.

- Даже так… Хм. Тогда вопрос, какую именно ему плюшку?

- Регенерацию. Но… если сможешь, купируй её, чтобы совсем терминатором не стал.

Ева довольно прищурилась:

- И можно всё, что угодно провернуть? У меня есть одна наработка, я её отточила на тех, что у меня были в гостях. Но сам понимаешь, их было мало, наработок много, и в чистой моносреде я ничего не запускала. Поэтому… отработаю регенерацию на Седьмом… И тогда-а-а-а-а-а!

- Резвись… Главное, чтоб не помер, - усмехнулся Барс.

- За это уже ручаюсь, Пушистенький.

- Охотно верю… Ещё весёлые новости будут?

- Да нет. Есть подозрения и предположения, поэтому на некоторое время я останусь в своей лаборатории, буду проверять, уточнять и согласовывать. Исаак Наокиевич перед отправлением выдал для меня и Лаврентия Тиграновича набор идентификаторов для спутниковой связи. Так сказать, учёный меж…базовый совет.

- Ага, и мне постоянный выдал… Тебе кстати есть задачка минут на пять, - вытащил мужчина из кармана флешку.

- Для меня?! Задачка?! Давай!!!

Барс отдал флешку жене.

- Особо не горит, но и совсем не затягивай.

Ева тут же поставила флэшку в ноутбук, заинтересованно кося на мужчину взглядом:

- А что? Что? Что там?

- Честно? Заноза в заднице.

- Ну, Пушисты-ы-ы-ый!

Ева сноровисто открыла флэшку, и… застыла, задумчиво разглядывая файлы. Это было не то, что она ожидала увидеть. Барс комментировать не спешил. На флешке был список учёных, и его предстояло обработать - кто из указанных людей имеет смысл, кто нет, и в каком порядке их перевозить на Русь, если они согласятся.

- Люди, значит, - пробормотала Ева. - Пушистенький, ты помнишь, что я достаточно асоциальная личность? Поэтому список-то я просмотреть и прокомментировать могу… Но я боюсь, что все мои комментарии для тебя и для базы будут абсолютно бесполезны. Уже просто потому, что я оцениваю людей несколько по иным критериям и масштабам…

- Ты оцениваешь с практической стороны. А как Еврей с Крашенниковым оценивают - я без понятия. И мне, если честно, дико не хочется тратить время и набирать балласт, которому нужно предоставлять ресурсы и возможности для работы, без реальной практической пользы для дела.

- О, это не про них, - улыбнулась светло Ева. - Мой Пушистый, боюсь, что тебя в заблуждение ввела неожиданная польза моих развлечений. Это МОИ контакты отличаются неприспособленностью и эфемерностью практической пользы. Что Еврей, что Крашенников наоборот любят конкретику, точность и практическую пользу. Мой круг знакомых, как правило, делает то, что полезным будет через несколько десятков лет, а их круг - то что здесь и сейчас.

- В любом случае, твоему мнению я доверяю больше, - пожал плечами муж.

- Охохо… Умеешь ты… сложные задачи задавать…

- Стараюсь, - подмигнул Барс.

- Уже перестарался! Сбавляй лучше обороты, Пушистенький…

- Чего это?

- Чтобы я могла соответствовать и твоим запросам, и твоим ожиданиям!

- А у тебя итак отлично получается.

- Ты не прав!!!

- Это ты так ошибочно думаешь, хотя я прав.

Ева вздохнула и промолчала, крайне укоризненно на мужа глядя.

Он же ответил ей слегка смеющимся взглядом.

- Нехорошо жену обижая, ещё и так откровенно этим наслаждаться!

- Так это обижая. А я-то нахваливаю.

- Ты издеваешься, - постановила Ева и забрала с блюда последний кусок пирога, сладко облизнулась, заглянула в кружку мужа и снова вернулась к своей.

- Я? Только над Ежовыми.

Бесёнок засмеялась:

- Пушистенький, хорошо, что они этого не знают. Но ладно, твоей загадкой я займусь вечером. Пока же скажи мне, что у меня в приоритете? Я могу ускорить Седьмого. Могу заняться радисткой Кэт. Могу заняться той болотницей. Вот Лизаньку, Иваныча и тебя я бы отложила несколько. До завершения эксперимента с седьмым и болотницей.

- Для Кэт будешь использовать результаты работы над болотницей и Седьмым?

- И да, и нет.

- Если сначала ими займёшься, поможет?

- Будет определённо безопаснее… - последовал очередной уклончивый ответ.

- Ну вот тебе и ответ…

Ева едва уловимо улыбнулась:

- Пушистенький, ты столь понимающий, что мне иногда невероятно хочется тебя потыкать… в разные места, просто чтобы убедиться, а ты вообще настоящий?

- Могу я тебя потыкать… в доказательство, так сказать, - лукаво улыбнулся Барс.

- Согласна. Приступай.

- Ну, раз согласна… - Мужчина поднялся, приближаясь, и нависая над женой. - Где там у тебя блокируются двери…

- А они автоматически за тобой закрылись, - засмеялась Ева, - я не планировала тебя, Пушистенький, сегодня выпускать к твоим жутко важным-важным делам.

- Меня устраивает…

На Руси этим вечером Барса больше не видели, да и надо сказать не очень-то и искали. Надвигалось воскресенье. Очередное рабочее и, пожалуй, всем заинтересованным хотелось иметь возможность ответить на вопрос: «Почему я опять в воскресенье работаю?!» простые и коварные слова: «А твоё воскресенье, Государь-батюшка, было вечером позавчера!»


…Что радовало Барса во всей сложившейся ситуации, так это то, что люди, занявшие руководящие посты (хотели они того или нет), понимали свой уровень ответственности. Да, если они захотят - их заменят… Но, если они махнут на всё рукой, рухнет все. И их жизнь в том числе.

Жизнь на базе не была похожа на обычное государство. Здесь не было места интригам (да Барс и сам бы первым оторвал голову интриганам), не было места подсиживанию. А руководящий пост был не индульгенцией, не привилегией, а тяглом, которое не все могли вытянуть.

И, к счастью, это понимали все в достаточной степени, чтобы если и не помогать, то, как минимум, и не мешать.

Кому-то тягло было в тягость. Хорошо было понятно, что человек потащит, и его, и что потребуется ещё, но душа не лежала, и всё тут. А вот Крашенников оказался человеком другой категории. Он определённо не любил власть, понимая, что вместе с властью на нормального человека могильной плитой ложится ответственность. Но вместе с тем новенький был потрясающим организатором.

Детский сад для детей и школа были организованы в кратчайшие сроки. Крашенников пообщался со всеми ответственными за разные сектора и вписал туда детей! Так, чтобы они не просто не мешались под ногами, а были максимально полезны, исходя из своих возможностей!

А теперь у него выдалась возможность выловить и того, кто его сюда доставил…

Крашенников, вызванный в кабинет к начальству, уже ничем не напоминал того уставшего и замученного типа, который встретил Искателей на пороге квартиры. Да, ещё были заметны следы голода, чрезмерного стресса. Но сверкая живыми глазами, на Барса уже смотрел человек, чьё сердце не было сожжено безнадёжным отчаянием.

- Располагайтесь, Максим Леонидович, - пригласил Барс.

- Спасибо, - мужчина устроился за столом, вытянул длинные ноги и устало вздохнул. - Рабочее воскресенье…

- Становится традицией…

- Боюсь спрашивать, когда у вас было не рабочее воскресенье, Михаил Сергеевич…

- Не спрашивайте… Не помню.

Крашенников белозубо усмехнулся:

- У меня хотя бы просто детский сад был… Но ваша песочница… даже хуже.

- Не могу поспорить, - ответил на усмешку Барс.

Макс чуть поёжился, явно себе это всё представив, и предпочёл тему замять, перейти к тому, ради чего его вызывали.

- Михаил Сергеевич, если не секрет, списка было всего три, верно? Учёного люда. Один мой, второй явно Еврея, а третий… Томагавка. Она удалила почти все свои комментарии. Глядя на оставшиеся, могу предложить, что оставлены они там намерено.

- Да, так оно и есть.

- Необычно…

- Почему?

- Томагавк… Ева специфический и специфичный человек, Михаил Сергеевич, и чаще всего очень сложно объяснить, что и зачем она делает. Это почему она что-то НЕ делает, легко объяснить. Ей не интересно. В этом списке, - Крашенников стукнул легонько костяшками пальцев по своему планшету, - есть люди, которые… сказать честно, отличные профессионалы и специалисты, неплохие люди, но вот с Евой… они в очень натянутых отношениях.

- Ну и что? Разве это проблема?

Крашенников усмехнулся едва уловимо:

- Михаил Сергеевич, если вы объясните ей, что это полезные игрушки, то проблем никаких.

- Ну, - хохотнул Барс, - примерно под таким соусом третий список и презентовывался мне.

Глаза Крашенникова расширились, он бессильно хмыкнул:

- Умываю руки, Михаил Сергеевич, эта девчонка готова есть с ваших рук…

«Какая я ему девчонка?!» - сердито буркнула Ева мужу в ухо по гарнитуре, - «я почтенная замужняя дама!»

«Бесёнок ты, а не почтенная замужняя дама», - отправил Барс ей ответ в чат.

- То есть, Максим Леонидович, три списка вы изучили и готовы прокомментировать?

Крашенников вздохнул:

- Намекаете, что я с этими яслями возиться буду?

- Не намекаю, прямым текстом говорю.

- А сейчас я здесь… Чтобы?

- Свести эти списки в один, решить, как мы будем по нему работать.

Начальник учёного сектора задумчиво взглянул на списки и направил Барсу единый список, подготовленный заранее.

- Признаться, Михаил Сергеевич, двух спорных кандидатов я из списков самовольно удалил. Томагавку всё равно, но эти двое… излишне много о себе возомнили сейчас. Могут поднять бурю в стакане, вряд ли вам это нужно.

- Ну, да, зазнавшихся буянов я воспитываю крайне радикальным способом. В животноводческом секторе всегда нужны уборщики стойл.

«Добрый Пушистенький», - засмеялась уважительно Ева в динамике, пока Крашенников ошалело хлопал глазами:

- Вы что, серьёзно? - спросил он осипло.

- Абсолютно. На первый раз это очень хорошо прочищает мозги. Особенно если с формулировкой «до вразумления».

- Как простых смертных?! - всё никак не мог взять в толк Крашенников очевидное.

- А кто сказал, что они не простые смертные?

На это Максим просто не смог ничего ответить, потом кивнул:

- Я понял, Михаил Сергеевич, подопечные учёного сектора - такие же члены базы, как и остальные. Никакого привилегированного положения.

Барс усмехнулся:

- Максим Леонидович, у меня предельно простой подход. Я позволяю людям заниматься их любимым делом в максимально комфортных условиях, но если эти люди начинают считать себя людьми высшего сорта, то это болезнь, и её надо лечить. Я и вылечу, нравится это им или нет. Строго говоря, хуже или лучше, но мы без них обойдёмся, а вот без тех, кто обеспечивает нас пищей - вряд ли. Но они же не зазнаются и привилегий не ищут.

- Не могу не сказать, что ваш подход мне крайне импонирует, Михаил Сергеевич, но скажите это большей части этих больших детей, и получите в ответ впечатляющую истерику.

- Вот для этого мне и нужны вы.

- Я понял. Все в яслях должны быть одеты, обуты, накормлены и свято уверены, что они тут самые милые пузики?

Барс расхохотался:

- Именно!

Крашенников едва уловимо улыбнулся.

Отсмеявшись, хозяин кабинета продолжил:

- Теперь предстоит в вашем списке проставить очерёдность, с кем в каком порядке вы будете связываться, а мы, соответственно, забирать.

- Это проще всего. Если забирать их в правильном порядке, то на тех, кто уже появится на Руси, уже можно будет ссылаться, мол, так и так, такой-то и такой.

- Тем лучше.

- Только, наверное… - Крашенников замялся, потом сказал, как есть, - Михаил Сергеевич, на базе полно место, неужели тут всего один этаж для учёных? Неужели нельзя развести игрушки Томагавка и ясли на разные места?

Барс сперва даже немного удивился такому вопросу, потом сообразил, что практически у всех обитателей базы карты в планшетах урезанные.

Немного пощёлкав в своём планшете, Барс вывел на панель полную карту базы, подсветив научные сектора.

- Выбирайте.

В гарнитуре снова засмеялась Ева:

- Пушистенький, Пушистенький! Щёлкни мне сейчас Крашенникова! Ужасно хочу посмотреть на его лицо сейчас, когда он потерял и дар речи, и дар связного мышления!!!

С абсолютно невозмутимым лицом Барс сделал фото собеседника и отправил Еве. Но даже щелчок виртуального затвора не вернул Крашенникова в мир существ мыслящих.

Старательно сдерживая смех, Барс предложил:

- Максим Леонидович, может вам водички? Или отвару со зверобойчиком, говорят, для сердца полезно.

Крашенников нервно покачал головой, ослабил ворот рубашки и выдал:

- Отварчик, пожалуйста, с такими… такими… обстоятельствами, крепкое сердце не помешает.

Барс, всё же посмеиваясь, развернулся, разлил отвар по чашкам и подал одну из них гостю.

- Я попрошу ребят, чтобы вам расширили карту. Места у нас, конечно, хватает, но я предпочитаю не спешить его занимать всё.

- Я понял, Михаил Сергеевич, посмотрю, какую зону оптимальнее всего занять.

- Отлично. Тогда готовьтесь и потихоньку начинайте обзвон, чтобы нам представлять, когда и куда нам выезжать.

- Понял, царь-батюшка, - не удержался Крашенников, - разреши идти, думу великую думать?

- Гады… Научили плохому, - проникновенно прошипел себе под нос Барс. - Думайте думу, Максим Леонидович, думайте. Кэт я предупрежу.

- Спасибо, - искренне улыбнулся Крашенников. В один глоток выпил отвар и двинулся к дверям.

В гарнитуре биг босса заливалась звонким смехом Ева.


↢ Предыдущая глава ||

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2021