И жили они долго и счастливо...

Любовно-фантастический роман || Семь драконов Ниларской принцессы


Пролог


Скажите, как далеко распространяются ваши творческие способности и сколько запретов в духе «леди не положено» вы можете придумать? Предки моих предков обладали фантазией особо изощрённой и общий список малого и большого кодекса, содержащий «леди не положено» для лиц королевской крови, достигает на данный момент тысяча ста двадцати шести пунктов.

Тем, кто не относится к лицам королевской крови, чуть легче. Их кодекс «не положено» состоит из шестисот семнадцати пунктов.

Перечень для «леди», дочерей и жен рыцарей – то есть для представительниц самой низшей ступени аристократии, насчитывает четыреста тринадцать пунктов.

Ну, и, наконец, для простолюдинов этот список меньше моего ровно в десять раз – сто двенадцать пунктов. Если говорить проще, позвольте представиться, Ниларская принцесса, дочь императора Ниларии. Если уподобляться летописцам двора и всё до мелочей скрупулёзно уточнять, то стоит добавить, что я единственная дочь императора, от его шестой жены, почившей почти сразу после моего рождения. Из-за покушения.

Покушения в Ниларском дворце в порядке вещей. Тут убивают за завтраком, за обедом и вместо ужина, на дуэлях и просто так, потому что захотелось. Убивают магией, сталью, ядом. Изощрённости наших придворных можно позавидовать. А, нет, простите великодушно, леди завидовать не положено.

Если вывести общий тезис из всех перечней, получится, что леди положено дышать, молчать, делать то, что прикажут отец и муж и… Всё. Всё остальное в той или иной мере попадает под «не положено».

Конкретно мне с самого детства было запрещено всё. Разговаривать с окружающими меня людьми. Принцесса должна молчать. Мне было запрещено говорить, петь, танцевать. Учил меня науке молчания лично император, тяжеловесный мрачный мужчина, на которого смотреть без содрогания могли и могут только люди с очень крепкой выдержкой или полностью без головы. В смысле, когда в голове – полный ветер, ещё и посвистывает вдобавок между ушей всё.

Простите. Леди злорадствовать не положено. А я не злорадствую, я просто рассказываю о том, какой мир меня окружает с детства.

Мать скончалась в результате какой-то там по счёту попытки покушения, не знаю, до этих летописей я так и не добралась. Поэтому точно сказать не могу. Зато точно могу сказать, что я одна из самых злосчастных нарушительниц правил в этом порочном и гнетущем дворце. Правда, не поймана – а потому не бита. Да-да, то, что я лицо королевской крови, меня от порки в исполнении венценосного отца совершенно бы не спасло. Как и то, что я, видите ли, принцесса.

Братья были биты, до крови, до шрамов, и ничего – живы. Правда, отца-императора ненавидят все как один. На них посмотреть со стороны в церемониальном парадном зале, можно смело вызывать лекарей душ. Такой концентрированной ненависти на один квадратный метр представить себе сложно.

И ведь лекарей душ найти не сложно – наша империя самая южная, южнее – только земли эльфов, а поэтому в наш дворец эти ребята захаживают. Презрительные, надменные, ледяные. Дефилируют по коридорам подобно белоснежным шапкам мороженого.

Нет, нет, я не оговорилась. Я совершенно серьёзно, закутываются в вороха шёлков, и плыву-у-у-ут. Простите. Снова ехидничаю.

Но я такая не от хорошей жизни, правда. Просто, когда запрещают абсолютно всё, приходится как-то изворачиваться, чтобы научиться хоть чему-то. Смешно сказать, правильно держать в руках столовые приборы и палочки в том числе, меня научили раньше, чем я научилась самостоятельно ходить. До этого я была больше переносимой мебелью, живой игрушкой. Разговаривать же с людьми я научилась только в двенадцать лет, когда проснулся мой дар.

Дар…

Магия – это то, что отличает людей аристократических слоев от людей, которые к ним не относятся. Простолюдины – простые люди. Они вспахивают поля, засевают их, собирают урожай, обрабатывают его, и всё заново. Их жизнь совершенно спокойна, размеренна. В ней ничего не происходит. Но, глядя со стороны на эту пастораль, я начинаю думать, что это не так уж и плохо.

Моя жизнь, если глядеть со стороны постороннего человека, вообще чудесна. Сиди себе спокойно на шёлковых подушечках, вкушай то, что подают на фарфоровых блюдах, красоту свою холь, лелей и дальше по тексту.

Красота…

С красотой у меня не сложилось. Я пошла в маму, от Ниларского императора мне разве брови что достались – тонкая дуга вразлёт. А мама… Я видела её пару портретов, не церемониальных, когда в разукрашенном тонной грима лице и черт не увидеть. Нет – настоящие, домашние. Спрятанные кем-то в одном из многочисленных тайников дворца.

У неё было узкое лицо, яркие огромные глаза, курносый носик, маленькие губы, с очень милым изгибом верхней губы – лук очень напоминающим. Длинная шея, красивые руки, округлые приятные плечи и… абсолютно мальчишеская фигура.

Всё это в полной мере досталось мне. И прекрасная шея, и плечи, и яркие огромные глаза, и нос. Ресницы разве что были темнее и ярче, да лицо выглядело выразительнее из-за бровей. А, ну, и губы, да. Чуть больше, чуть полнее, чуть мягче.

Но добавь немного грима, и можно смело снимать рубашку, становясь в ряд с парнями того же возраста. Если не смотреть ниже пояса, то и не поймёт никто, что перед ними девушка.

Девичьим во мне, чем я гордилась, хотя возможно и не очень по праву, были волосы. Каскад этого чуда был единственным, что никогда не вызывало в глазах моего «папеньки» ярости, которая появлялась при взгляде на меня. А я… что я?

Когда я смотрела на себя в зеркало, я улыбалась. Да, я не красавица. Да, в моей мальчишеской фигурке не найти женственных очертаний. Но, разве в них дело?

Медово-гречишные волосы стелились по моим плечам, по спине, спускались ниже и ниже – до колен. Толстая коса оттягивала голову, немногим длиннее – и голова начнёт болеть, но… отрезать рука не поднималась. Конечно, через пару месяцев мне придётся подровнять кончики, но… Пока я могла просто наслаждаться этой волной. Благо, мыть их мне самой не приходилось никогда.

Рядом со мной находились в такие моменты шесть служанок, они и помогали. Да-да, я изнеженная принцесса.

Я научилась молчать, послушно опускать очи долу, пряча под шоколадными густыми ресницами (всё моё, всё натуральное плюс порядка шести лет трав и магии) тёмный янтарь глаз.

Я – Медуница, Ниларская принцесса. Медуницей меня зовут отец и братья, для остальных есть огромное парадное имя, которое я долго пыталась заучить наизусть. Впрочем, ещё дольше я учила генеалогию. Куда быстрее у меня получилось выучить философию и экономику, когда я добралась до тайной библиотеки старшего брата. Кстати, вот ещё сейчас немножко здесь посижу и пойду менять книгу. Только дождусь, когда он сам отсюда уйдет.

Почему не поймали? А… Сложно поймать того, кто меняет свой облик так же естественно, как дышит. Я – мастер в одной из самых эфемерных и тонких магий на Альтане, я магистр иллюзий. Тонких чар, которые в моих руках сплетаясь воедино, становятся реальностью. Не знаю, кто сильнее меня. Говорят, король Вайрис, король всего Таира, сильнейший маг иллюзий, но я лично с ним не знакома. Их дипломатов нет у нас, а наших – у них.

С Таиром мы не в ладах с того самого дня, как они у нас под носом украли одного из женихов императрицы. Да, случилось это далеко не один век назад, но аристократии же скучно, чего бы не поразвлекаться за счёт дел прошлых? А случился тогда скандал знатный! Эльф Юэналь, представитель Серебряной ветви, князь одного из самых влиятельных кланов, чтобы не жениться, бежал в Таир. И вошёл в род по правилу пяти. Кто уж его знает, что это там за правило, но с тех пор Нилария и Таирсское королевство серьёзно не в ладах.

Меня это не очень касается в любом случае. Я – принцесса, это правда. Но я не более чем разменный товар. Я товар, который готовили к продаже с самого рождения.

И я знаю точно, «спасибо» дару оказываться в нужное время в нужном месте, кому именно меня планируют продать.

Эльфийская территория рядом с нашей империей делится на несколько княжеств. Некоторые больше, некоторые меньше. Например, самое западное – княжество Уробос, там живут самые нейтральные эльфы. Самые спокойные и адекватные, кстати, тоже.

Самое восточное – Каннаритания, это самое воинственное. Этим ребятам вечно скучно, и они то развязывают войны, то ввязываются в те дела, которые их абсолютно не касаются. А ещё очень любят появляться в Ниларии на турнирах, чтобы посостязаться с людьми за звание «дракона». Что за звание такое?

Если в том же Таирсском королевстве самый сильный маг-воин носит звание «рыцаря», то у нас такой же маг-воин может получить звание «дракона». Всего в империи одномоментно тринадцать драконов. Алмазный дракон – это император. Ещё никому не удалось подвинуть его с этого пьедестала, хотя смельчаки, желающие попробовать, находились раз за разом. Говорят, однажды даже проездом в Ниларии был телохранитель светлой эльфийской королевы Цитандеры, и даже он ничего не смог сделать с отцом.

Верю. Вот честное слово, глядя на императора со стороны, даже мне приходит в голову, что это вряд ли кому-то удастся достаточно скоро. Хотя попытки будут продолжаться год за годом. Причина есть. Тот, кто получит титул алмазного дракона, может требовать выполнения одного любого своего желания. Хоть всю империю разом. И никто не посмеет поспорить.

Это, между прочим, один из способов получить власть в Ниларии. Можно дождаться естественной смерти… Ладно-ладно, леди не положено обманывать. Можно дождаться, когда кто-то очень удачливый и хитроумный сможет убить императора и взойти на трон.

А можно просто выйти на ристалище и выбить с него текущего императора, приняв вместе со званием Алмазного дракона и трон. Мой отец так и поступил. Деда на троне он сменил через ристалище.

Помимо Алмазного есть Золотой дракон, это второй воин Империи – принадлежит моему старшему брату, тому самому, кто, скорее всего, станет следующим императором Ниларии.

Продолжить логику – есть Серебряный, Медный, Железный дракон. Есть Бесцветный дракон, а дальше – семь цветов радужного моста, который раскидывается в небесах сразу после проливного дождя. Говорят, раньше драконов было пятнадцать, ещё Белый и Чёрный, но после того, как эти двое смогли договориться, и они чуть не устроили переворот в Ниларии, их больше не провозглашали.

До документов, описывающих те времена, мне тоже не удалось добраться, чтобы узнать побольше. Но интересно, и я ещё доберусь.

Мне бы только побольше времени! А вот со временем у меня большая проблема. Как такое возможно? Помимо магии иллюзий, у меня есть магия ветра. В сочетании эти две ветви помогли мне добиться потрясающих результатов. Пока все уверены, что я сижу в своих комнатах, опустив очи долу, я перемещаюсь по дворцу, получая всё новые и новые знания.

Успела побывать учеником придворного алхимика. Не понравилось. Алхимия – это всё-таки не моё. Как и целительство. Не хватает самого главного – человеколюбия. Нет, людей я люблю. Наверное, в теории. Потому что те, кто ответственны за такое количество «не положено», должны медленно гореть на костре! Но, к сожалению, огненной магии у меня нет. Если было бы, то не получилось бы у меня водить за нос всех окружающих. А пока ещё получается.

Порой, на удивление для меня самой же.

Распорядок моего дня просто потрясающий! С утра пораньше, приняв облик мальчишки-разносчика, я мчусь на кухню. Пока выполню все поручения главного шефа-повара, успеваю узнать все-все сплетни. А заодно наесться так, чтобы на официальном завтраке гонять по тарелке несколько зелёных веточек. Догадываетесь? Леди много есть не положено. Хотя питание леди и сбалансировано придворным целителем, если бы я ела то, что мне приносят раз за разом, я уже могла бы протискиваться в щели между дверью и стеной. И у меня отлично бы это получалось!

После официального завтрака я сижу в своих покоях. Целых два часа раз в месяц мне уделяет отец. В остальные дни – репетиторы. Всегда женщины (никаких мужчин). Иногда со мной занимаются братья. На самом деле, это так только называется. Если только очень повезёт, можно извлечь крупицы полезной информации из потока того бреда, что они несут во имя свое.

После двухчасового мучения я отправляюсь во дворец. На нормальные занятия. У нас при императорском дворе есть своя академия, вот там я и подвизалась. Парнем. Ну, леди же не положено! А парню – более чем, и можно, и положено. Науки: математические и гуманитарные, философия, экономика, политология – занимают часть дня. Затем у нас практика: магическая и физическая. Нас учат тому, как владеть оружием. Каждому ещё в начале занятия подобрали по руке острую игрушку и учили… дрессировали им владеть на самом лучшем из возможных уровней.

Поскольку магией иллюзией лучше сильно не баловаться с собственным весом-ростом, я на эти занятия приходила почти в своем настоящем виде. Добавила лишь немного себе веса. Разоблачения я не боялась. Принцы здесь не занимались, а больше никто никогда не видел Ниларскую принцессу.

Порой император не брезговал зайти на занятия, но я в такие дни узнавала обо всём заранее и пряталась по углам. Да и никогда не выделялась настолько, чтобы привлечь внимание преподавателей. Я была одной из толпы, средненькой, незаметной, неопасной. Не настолько плохой, чтобы оказаться на грани исключения. Не настолько хорошей, чтобы быть представленной императору. Тенью. Я была даже не тенью в глазах окружающих, а серостью, никому не интересной.

Если бы у меня была магия разума, возможно, мне было бы легче. Но и возможно, что я не стала бы ждать уготованной мне участи и сбежала бы. Но, увы… магия разума, которой владел, например, император, мне не перешла. Зато наш Золотой дракон – старший сын, ей уже успел овладеть в полной мере.

И Раку был страшен. В тот самый момент, когда в его тёмно-синих глазах, таких же, как у отца, отражались эти силы, я старалась от него держаться как можно дальше. Только чтобы не оказаться в зоне поражения. Только чтобы не привлечь внимания. Он был… был… наследником, с хорошим образованием, неплохим воображением. Он почти не приходил к принцессе, что было даже для меня хорошо. Потому что он, в отличие от остальных подозревал что-то. Впрочем, глядя на его библиотеку, ничего удивительного.

И это возвращает нас к самому началу.

Я очень любила библиотеку старшего брата, он сам её любил и то и дело пополнял её. Пропустив пару дней, на полках можно было найти массу всего нового и интересного.

Конечно, Раку хотел меня поймать. Он заподозрил ещё лет семь назад, что в его библиотеку помимо него является незваный гость. Именно тогда я обнаружила, что книги – это не только очень полезно, но ещё и очень интересно, а у Золотого наследника самая лучшая библиотека во дворце.

Он ставил заслоны, препоны, ловушки, даже пробовал меня поймать на рунные уздечки, призвав для этого пару мастеров рун. Увы, мастера, к сожалению, скончались. Но ветер предупредил меня заранее, да и … я не входила в эту библиотеку, не разведав заранее остановку. Моей третьей активной силой было предвидение. Тонкое, едва уловимое, практически не идентифицируемое никакими чарами придворных диагностов. Я берегла своё предвидение как зеницу ока. Нельзя выдавать его. А поэтому я никогда не заглядывала очень далеко, чтобы не оставлять частотных возмущений в околоэфирном пространстве.

Я была осторожна. Но в этот раз, увы, недостаточно.

Я преступно зачиталась. Томик по магии крови, написанной принцессой Таирсского дома, Вероникой де Лили, герцогиней дель Ниано, был лёгким в повествовании, а вот информации содержал немеряное количество. Немудрено, что с такими талантами эта принцесса стала одной из самых популярных преподавателей королевской академии магии в Таирсском королевстве. Вот бы мне туда…

Но… Меда-Меда, не мечтай о том, что определенно невозможно. Как бы мне не хотелось свободы, свободы мне никогда не видеть. Отец позаботился об этом.

Мне было шестнадцать. Я помню тот день как сейчас. Я сидела в библиотеке брата, спрятавшись на толстом стеллаже, куда было не только легко забраться, но и удивительно легко спрятаться. Мне.

Никто другой там бы просто не уместился. А мне хватало места ещё даже чтобы поставить с собой что-нибудь вкусненькое. Впрочем, естественно, я так не рисковала. Даже если бы мне захотелось, мне бы и в голову не пришло принести что-то сюда.

Так далеко не распространялась некоторая взбалмошность, которая, увы, была мне характерна. В противовес тому, что я должна была из себя изображать, не иначе.

В тот день в библиотеке брата поймал император.

- Раку.

- Отец! – молодой мужчина, уже красивый, талантливый, подскочил с места, глядя на незваного гостя расширенными от изумления глазами: - Что ты… здесь делаешь?!

- Решил тебя проведать. Не предложишь сесть?

- Прости… Прошу.

Уступив единственное кресло отцу, сам Раку устроился на колченогой табуретке, которую использовал обычно, чтобы вытащить пару книг с верхних полок или поставить их туда.

- Отец, ты хотел о чём-то поговорить?

- Да. О твоей сестре.

- Медунице? – в голосе Раку я слышала не просто растерянность. Искреннее недоумение. По его мнению, я совершенно и определённо не стоила внимания, а потом сообразил: - Кто-то заслал сватов?

- Нет. Конечно, нет, - отец даже засмеялся. – Я разве не говорил тебе? … Нет, видимо не говорил. Никаких сватов к Медунице не будет. Она с самого рождения помолвлена с князем Каннаритании. Она будет отдана ему сразу же, как только достигнет своего совершеннолетия. Но куда больше меня сейчас волнует другое.

- Приданое? – предположил Раку и снова не угадал.

Взгляд отца полыхнул насмешкой:

- Никакого приданого, кроме того, что положено в стандартном случае. Немного золота, немного магии, снижение пошлин по торговому договору, но никаких земель.

- То есть, ты её – продаешь?

- Конечно. Не желаю, чтобы эти воинственные оглашенные решили вторгнуться на наши земли. Конечно, брак их не удержит, но так или иначе даст нам отсрочку. Я хотел поговорить с тобой о другом. Ты умен, у тебя хорошие познания, ты многое уже успел познать, получил лучшие знания из возможных. Мне нужен ошейник для принцессы. Артефакт, который никогда не позволит ей сбежать.

Усмехнувшись, я устроилась удобнее на своей полке. О, да. Тогда Раку сказал, что у него не получится, но император просто ушёл, сообщив, что на всё про всё у моего старшего брата не так уж много времени – всего двадцать дней. И через двадцать дней, ко дню моего семнадцатилетия, он должен уже создать хотя бы черновую версию такого артефакта. Раку создал.

И сейчас этот артефакт в моём теле.

И вторая часть от него будет вручена моему будущему мужу, после чего я не смогу удаляться от него дальше чем на полтора километра. Сейчас держателем моего «поводка» был сам император. Такого расстояния было вполне достаточно, чтобы я могла находиться в дворце, свободно перемещаться по территории императорских садов, но… не могла даже выбраться в город.

Естественно, когда отец уезжал куда-то, а такое бывало и не раз – он передавал ключи кому-то из братьев, так что я была привязана к дворцу, даже отдалённо не представляя, что там, за невысоким зелёным забором…

Хотела ли я обрести свободу? Да. Более чем. Именно поэтому я делала всё, чтобы выяснить, что за заклинания, что за магию сплёл воедино Раку. В чём-то я продвинулась, в чём-то была по-прежнему далеко позади…

В тот день, когда ожидание закончилось, я была вновь в библиотеке брата. Предвидение не показало, что кто-то помешает мне, поэтому я лежала наверху, на полках, делая выписки из книги принцессы Вероники.

Дверь хлопнула, а потом в библиотеку ворвался Раку. Закрыл за собой дверь, глядя пусто в никуда, а потом решительно прошёл к столу. Я знала точно, самый главный, верхний ящик был закрыт на особый доступ – доступ крови.

Мой старший брат выдвинул ящик и вытащил оттуда тонкий кинжал. С хрустальным лезвием и тонкой гравировкой в виде дракона, положил его перед собой. Мой ключ. То самое, что приковывало меня к этому дворцу. То, что отделяло меня от свободы.

Даже если бы я могла, я бы не уничтожила этот кинжал. Он был ключом совсем не в метафоричном смысле. Он – единственный способ снять с меня поводок магии. Достаточно было бы ударить им меня. Погрузить меж рёбер до самого основания. Эльфы, ценители жизни и эстеты, естественно, и речи не могло бы идти о том, что кто-то так поступит.

Поэтому…

Я была обречена на несвободу, на то, чтобы вечно быть рядом с эльфом птицей, с подрезанными крыльями.

Раку смотрел на кинжал ещё несколько минут, потом опустил его в хрустальные ножны и вышел из библиотеки, закрыв её за собой. А ветер стегнул наотмашь меня по лицу.

Прибыл … кортеж, который должен был забрать меня отсюда. Кортеж моего жениха и моего будущего мужа. Тот самый, который должен был препроводить меня в Каннаританию, туда, где меня будет ждать свадебный обряд по правилам княжества.

У меня было два пути. Я могла попробовать сбежать, у меня был способ немного исказить расстояние поводка. Но это прямой путь к тому, чтобы быть пойманной и позорной пленницей отправиться к собственному мужу.

Я могла начать игру по чужим правилам, в надежде на то, что однажды… однажды я обрету свободу. В эльфийском княжестве много талантливых мастеров, кто знает, нет ли среди них того, кто сможет мне помочь.

Конечно, самый маловероятный исход, но оставался ещё и вариант, что однажды я смогу полюбить мужа, которого никогда не видела, и даже свобода мне будет уже не нужна.

У меня была масса возможностей, не было только свободы.

Я могла поступить как угодно опрометчиво, но…

Ох уж это «но». Леди не положено поступать опрометчиво. Если леди делает какой-то поступок, она должна представлять, к чему этот поступок приведёт, и какую выгоду из этого можно получить.

Единственная выгода, которую я могла сейчас получить, это не портить первое впечатление от встречи каравана со мной…

А значит, меня ждала комната, меня ждали мои служанки, церемониальные шелка и одеяния, долгий ритуал обряжения и встреча с теми, кто меня доставит в чужие земли. Я была принцессой Ниларской империи, я не могла бежать. Не здесь, не сейчас, не в этих обстоятельствах.

С сожалением отложив дочитанную книгу, я прихватила с собой сделанные записи – надо будет подумать на досуге, и скользнула в свою комнату. По коридорам пробежала запыхавшимся мальчишкой-посыльным, по коридорам, ведущим к своим покоям, прошла дородной служанкой, около самих комнат простучала звонко шпорами рыцарского облачения стражи и вошла внутрь, закрыв за собой дверь.

Платье было уже здесь.

Золотая парча, тканая алой нитью. Золото и алое – церемониальные венчальные цвета.

Подойдя ближе уже в своём настоящем виде, я погладила мягкую ткань. Это платье мне сейчас не надеть. Это платье я надену только через пару дней, когда под пристальным взглядом императора Нилана V, Ниларского императора, я стану обвенчанной.

Причём, мой жених даже не изволил явиться. Он прислал своего доверенного эльфа.

Ветер собирал мне слухи и сплетни со всего дворца всё время, что я провела в своих покоях. Дворец бурлил, гудел, как встревоженный улей.

Я была в своих комнатах, не покидая их.

Но даже это не помешало мне услышать отчаянный женский вопль из будущего:

«Возиться с избалованной ничего не умеющей принцессой и не просто возиться, а тащить её через всю страну?! Да за что мне это!!!»


Глава 1. Семь драконов


Хорошо, что иногда совсем не нужно зеркало, чтобы увидеть собственный вид. А то любопытство заедает – хорошо ли получилось, а вокруг ни одной отражающей поверхности.

В общем, несмотря на то, что здесь и сейчас я сидела на небольшом возвышении, не видя себя со стороны, я хорошо знала, какое именно впечатление произвожу. Завораживающая хрупкость фарфоровой куклы, дивной игрушки, переполненной своим собственным сиянием.

Я сидела на мягких подушечках, на платье пошло несколько метров тончайшего бархата нежно-синего цвета. Аккуратные волны материи складывались вокруг моих ног, рук. Лицо было моим настоящим, черты не изменились. Правда и количество грима на нём было более такое, что под коркой краски кожа неимоверно чесалась! Мне хотелось пойти и окунуться с головой в бадью с горячей водой, но приходилось сидеть.

Руки были сложены на коленях, тонкие перчатки скрывали нежнейшую кожу и аккуратнейшие ноготочки, ровно семь миллиметров!, над которыми каждый день трудились две маникюрши.

Ресницы были припущены, скрывая почти пустой взгляд.

В зале помимо меня присутствовали:

Нилан V, он же император Ниларии.

Раку, Золотой дракон, он же – потенциальный наследник Ниларии.

Представитель Каннаритании, он же – представитель моего жениха, высокий эльф с совершенно непроизносимым именем, которое я и запоминать не стала бы. Ведь леди не положено говорить, когда её не спрашивают. Меня продавали, поэтому спрашивать меня никто никогда ни о чём не собирался.

Хотя надо сказать откровенно, этого эльфа я знала. Ритани. Конечно, полное имя включало в себя добрый десяток частиц и прочих неадекватностей эльфийского языка, но… Ритани был хорошо известен в Ниларии. Как палач Каннаритании, незаконнорожденный сын прошлого князя. Говорили… про него много чего говорили, но судя по тому, с каким льдом на меня смотрел этот тип, не всё там было неправдой.

Неожиданностью для меня стало присутствие на этой церемонии ещё семерых лю… да, нет, не все они были людьми. Скажу проще, семерых драконов, магов-воинов. Я легко соединила воедино все недоговорённости, что были связаны с моей помолвкой, с тем криком, который долетел до меня из будущего.

Всё было очень, очень просто. Меня не просто продавали, что уже само по себе было очень унизительно, я была всего лишь довеском вот к этим семерым. Лучшим магам-воинам последних нескольких поколений. Драконам Ниларской империи.

Каждого я знала в лицо. Ни с одним не была знакома за пределами королевской крови. Той серой посредственности, которой я была, знакомиться с ними было не по плечу и не по праву. Зато они успели стать легендой в академии, где я училась. Каждый вздыхал о ком-то из драконов, и я знала о них не меньше (а то и побольше), чем драконы сами о себе.

Мужчины. Женщины. Люди, орки, эльфы. Семеро магов-воинов стояли в зале полукругом вокруг меня, отца и Раку, перед ними стоял Ритани – и это и было настоящей причиной того, почему принцессу отдают замуж. С самого начала князю Каннаритании нужны были эти семеро воинов. С самого начала… он хотел лишь семерых драконов.

- Я отдам вместе с дочерью самое дорогое и ценное, что есть в Ниларии, - голос императора Нилана звучал трубным эхом под сводами церемониального зала. Я сидела, опустив глаза в пол, ни о чём не думая, ничего не желая. Леди не положено – удачная броня, достаточно надеть её один раз, чтобы никто ничего не заподозрил. – Семь драконов будут сопровождать вас, Ритани’Аль на северную границу государства, где пожелал обвенчаться с ней князь Каннаритании. Семь драконов будут верными хранителями мира вашего князя. Семь месяцев займёт ваш путь! Семь месяцев вы будете охранять покой и жизнь Шелковой принцессы!

На мгновение я потеряла дар речи и дар мысли. Хорошо хоть руки рефлекторно не дёрнулись, пытаясь найти удавку.

Откуда взялась Шёлковая принцесса? Всё просто, земли, которые принадлежали моей маме, а потому – соответственно теперь и мне, были регионами шелка. На них производили самый лучший шёлк в Ниларии. Поэтому и когда стало известно, что Милавица Шёлковая родила дочь, девочку в народе прозвали Шёлковой принцессой.

Но семь месяцев пути, да ещё своими ногами? Это безумие, император таки сошёл с ума? Или всё гораздо проще, и я о чём-то не знаю? Императорская столица была почти на самом юге Ниларии. Чтобы пересечь империю с одного конца до другого без магии – да, нужно несколько недель, но не семь месяцев же! Или планируется, что я пешком должна идти?!

- Никто не требует от принцессы такого подвига, ваше императорское величество, - голос у Ритани’Аля был тихим, а у меня мурашки по коже драконьем маршем проскакали. Это если он так говорит, когда спокоен, не хочу слышать этого эльфа, когда он зол. Тогда можно точно умереть на месте от ужаса.

- Итак… Здесь, я так полагаю, все свои? – Ритани, подойдя ко мне ближе, подцепил перчаткой мой подбородок, поднимая лицо. – Фарфоровая куколка и шёлковая принцесса.

- Изумительное воспитание, - кивнул император Нилан горделиво. – Ум, стать – всё воедино. Умеет молчать, слушать. Не умеет говорить, не имеет своего мнения. Зато есть отличный поводок, который не даст ей сбежать.

- Разве с таким воспитанием она может об этом задуматься? - эльф скользнул большим пальцем по моей щеке и отпустил моё многострадальное лицо. Взглянул вопросительно вначале на императора, потом на моего брата.

- Нет. Но кто знает, что произойдёт в вашем княжестве, Ритани’Аль.

- Действительно. Испортить, сломать и растоптать плоды чужого труда, куда легче, чем создать что-то своё. Она восхитительна. Она достаточно прекрасна, чтобы заставить нашего князя ей заинтересоваться. Она достаточно глупа, чтобы не стать союзницей его врагов. Итак… - эльф повернулся, разглядывая семерых драконов. – Красный. Оранжевый. Жёлтая. Зеленый. Голубая. Синяя. Фиолетовый. Четыре дракона. Три драконессы. Я бы хотел познакомиться с каждым из вас, но придётся это делать в пути. Время не ждёт. Как и мой князь. Император Нилан, - новый поворот, и Ритани взглянул на моего отца.

В расправленном серебре его глаз я увидела смерть.

- Вы оплатили свой долг целиком и полностью. Жизнь за жизнь. Мы забираем по праву долга принцессу и драконов, вы же… обещаете, что никогда не задумаетесь о том, чтобы её вернуть.

- Верно, - император дёрнул головой. – Раку, отдай им ключ.

«Долг?!» - мысли в моей голове метнулись и пропали, пока я себя не выдала. Простите, что? Откуда? Откуда у отца долг жизни, да ещё и перед эльфами?!

Хрустальный кинжал мелькнул над моей головой. Ритани взглянул на меня, потом обернулся к «драконессам». Человек. Орчанка. Эльфийка.

Сейчас он будет выбирать мне няньку на ближайшие пару недель. Знаю я, кого он выберет сейчас, знаю. Человека. Голубую драконессу, с магией воды и воздуха.

- Вы. Займитесь принцессой.

Она не сказала ни слова, эта человеческая женщина, не дрогнула лицом. Но внутри, в её душе, бился отчаянный крик:

«Тащить ничего не умеющую принцессу через всю страну?! Да за что мне это!!!»

Но она двинулась ко мне, закрепляя цепи артефакта. И я послушно поднялась на ноги, двинулась вперёд за ней. Сейчас я была лишь куклой, переставляющей ноги, чтобы двигаться. У меня нет своих желаний, нет своих мыслей. Я всего лишь оплата чужого долга жизни.

Портал, созданный лёгким движением пальцев Ритани, слухи не лгали насчёт его силы!, уже нас ждал в дверях.

Драконы скрывались в нём один за другим. Мы прошли в самой середине этого маленького отряда, чтобы через несколько минут оказаться уже совсем в другом месте.

В огромном лесу.

Где такое место? Я не видела ничего подобного в альбомах и альманахах Раку!

Толстые деревья с мшистым коричневым стволом. Интересно, сколько меня понадобится, чтобы можно было обхватить хоть один такой?! Вместо травы – коричнево-золотой слой хвои, хотя над головой определённо покачивались лиственные кроны.

Никаких кустарников, цветов, тишина в воздухе.

И запах, едва уловимый запах огня и дыма.

Кажется, мы опоздали?

Наверное, эта идея пришла в голову не мне одной, потому что ничем иным дальнейшую рокировку объяснить я не могу.

Прыгнувший в портал последним эльф Ритани швырнул меня на руки Красному дракону и рыкнул:

- Все за мной, немедленно!

И они побежали. Хорошо так побежали, красивой бесшумной рысью. Даже не трясло. Вот бы лошади умели так перемещаться, а то на этих тряских аллюрах «королевских» пород никакого удовольствия.

Ой. Леди не поло… А, богиня с этим не положено! Я кукла, кукла, кукла, я вовсе не мешок, а поэтому меня переносили со всяческой осторожностью, не тряско, не шатко, не валко.

Правда…

Вау.

А они правда вознамерились справиться вот с таким количеством такими малыми силами?!

В общем, когда разогнавшиеся драконы выскочили на поляну, со мной в довесок и с Ритани в нагрузку, нашим глазам предстала дивная картина. Не хватало только для большего антуража побольше крови и жертв, жертв в округе. Не стоило мне, кажется, про магию крови читать, ой, не стоило. А то злорадствовать начинаю, а это не есть хорошо. Мне такого не то что испытывать, мне думать о таком не положено. А я думаю.

Не поймают, надеюсь. Среди драконов магией разума никто, к счастью моему, не владел.

А вот сбрасывать меня вот таким образом не стоило. Подумаешь, клетка. Костры… Красиво же! И эльф, в этой клетке тоже красивый. Нет, честное слово, красивый-красивый.

Высокий, тонкокостный, волосы серебряные, как у Ритани – глаза. А вот глаза у этого эльфа совершенно завораживающие, что-то вроде… как же тот камень назывался, что я из старинного прабабушкиного ожерелья несколько суток выдирала? А! Точно. Аквамарин. Камень цвета бесконечной океанской бездны. (А камни потом мне верой и правдой служили, став вместилищем для очень простеньких иллюзий).

Белый камзол в кровавых пятнах. Что-то многовато для того, кто не выглядит особо потрёпанным. Хороший мечник? Хм… Ой, вряд ли. Нет в нём той стати, которая выдаёт отличного воина с первого взгляда.

В голом подсчёте, если считать по головам (по ногам я запуталась с первой же попытки), получается, что на одного князя эльфийского приходилось, как минимум, семьдесят воинов. Часть была благополучно отрезана от основной толпы путём усекновения буйной головы. Часть была уже полутрупами под клеткой, часть на своих ногах.

Однозначно мёртвых – хорошо если четверо, раненых – добрый десяток. А вот живых было около пятидесяти. Отличных тренированных воинов, повернувшихся к гостям с долей интереса во взгляде.

Мда. Сочувствую. Честное слово.

Ну, представьте, на ваших глазах из векового леса неожиданно вываливается компания восьми воинов, и сгружает, как мешок с яблоками, прямо посреди поляны, даже не выбрав места почище, фарфоровую куклу!

Той самой единственной заминки, пока воины пытались понять, что за явление тут такое необъяснимое произошло, диспозиция поменялась.

Ритани оказался у клетки с принцем.

А драконы отправились развлекаться, оставив меня одну у корней дерева.

Сейчас вот как меня убьют, будут знать! Хотя, что это я… Тут сейчас моя жизнь вообще никому не интересна. А, нет. Присматривают за мной. Все семеро. Скользят по поляне в дивном смертельном танце, а за мной внимательно смотрят, наблюдают, никого близко не подпускают.

Какие воины. Особенно Красный! С такой алебардой… с такой алебардой…

Опустив ресницы, я позволила себе немного выдохнуть. Сейчас, у меня есть несколько мгновений, несколько секунд перерыва. Пока никто на меня не смотрит, пока все заняты своим делом, я могу перевести дыхание и отпустить лицо. Всего на мгновение, чтобы не свело мелкие мимические мышцы. И эта улыбка.

Интересно, когда вокруг убивают мятежников, принцессы должны улыбаться? Что-то подобного я в кодексах не припоминаю…

А, нет! Было, было. Принцессе не положено смотреть на убийства. А как тогда? В обморок падать? Так не хочется, уже как бы поздно. А, шок. Изображаем, что мы в глубочайшей прострации, ничего не знаем, ничего не понимаем, лицо поглупее и…

ОЙ! Кто ж так пугает-то?!

Он присел на корточки мгновенно и неожиданно, вгляделся в моё лицо и улыбнулся. Князь эльфийского королевства и просто красивый мужчина.

- Это она?

- Да, - Ритани вернулся, страхуя своего князя. – Аль… Вы бы…

- Успокойся, Ритани. Ты привёл достойных воинов. Мне больше не о чём переживать. Разве что о ней. Имя?

Это он меня сейчас спрашивает? Ха! Как бы не так. Неправильный вопрос – неправильный ответ.

Я хлопнула ресницами, преданно глядя на князя. Я кукла. Шелковая принцесса. Декоративная игрушка с потрясающим воспитанием. Никто не обещал иного. Никто ничего не говорил.

- Ритани?

- Вы должны обращаться к ней напрямую, Аль, иначе она не поймёт, что вы обращаетесь именно к ней.

- Действительно... Прекрасная принцесса. Она?

- Да.

- Ты уверен?

- Более чем. Она достаточно глупа, чтобы никто не заинтересовался ей и не попробовал втянуть в какие-либо заговоры.

Да тут, я так посмотрю, всё совсем не гладко. Чуть не убили князя, заговоры. Необходимость в телохранителях. Долг жизни.

Картинка не складывалась, но, кажется, я понимаю, почему нужна была принцесса-кукла. Чтобы произвести на свет наследника и свалить в какой-нибудь монастырь. Недостаточно умная, чтобы отнеслись серьёзно, принимая её в расчёт. Достаточно выдрессированная для того, чтобы не вляпаться в дурно пахнущее месиво.

О том, что таким образом они просто-напросто исковеркали чужую жизнь, эти ребята попросту не подумали. С чего бы?

- Извините, принцесса, - князь подал мне руку, - давайте вашу ладонь, я помогу вам подняться.

Жених изволит. Выполняем.

Положив свою тонкую ладошку поверх его руки, я хлопнула ресницами и плавно поднялась, выполняя его пожелание. Что дальше?

Я улыбнулась глупой улыбкой наивной дурочки, преданно уставившись на этого лорда. Кстати, мне его вообще представят?

Князя передёрнуло.

Как! Что-то не так?! Ну, вы же, мой лорд, хотели именно этого!

- Как вас зовут, ваше высочество?

Ой, ой, ой. Он быстро учится. А мне правда-правда обязательно отвечать?!

- Медуница, мой лорд, - тихо-тихо шепнула я.

А что, у эльфов более чем острый слух, он услышит – остальных не касается.

- Какое прекрасно имя, ваше высочество. Простите, за случившееся. Это всё досадная случайность…

Ага, окрасившая всю полянку в цвет крови. Очень досадная. Особенно для трупов.

- Этого всего не должно было случиться.

Верю-верю.

Но обращаются ко мне, поэтому… слезинки на ресницы и доверчиво шепчем:

- Это было так страшно!

- Простите, ваше высочество, этого больше не повторится.

О! Судя по тому, как Ритани глаза закатывает, это моему жениху может только сниться. Ау! Он вообще собирается представляться? Или как? А то отец был столь любезен, что даже не подумал сообщить мне имя моего же жениха. Вот так меня приведут к алтарю, я что служителю богини заявлять буду? Что не-а, не согласна выйти вот конкретно за этого типа, потому что не знаю его имени?

Вот будет скандал…

Хотя это если мы доберёмся до места обручения. Тут, судя по всему, есть все шансы, что нас всех или по одному грохнут раньше.

- Меня зовут Каннат, ваше высочество, - словно подслушав мои мысли, эльфийский князь едва заметно улыбнулся.

И всё-таки хорошенький какой!

- Я рад, что вы всё-таки здесь. А теперь, давайте мы найдём для вас удобное место… А… Трупы… Одну минуточку, извините за фамильярность, - сдёрнув с собственных плеч чуть потрёпанный плащ, этот князь водрузил его мне на плечи, накинул на голову глубокий капюшон, так, что я оказалась на мгновение дезориентирована в пространстве, ничего не видя и не слыша, а потом меня бережно подняли и не менее бережно куда-то пересадили.

Плюс пять баллов к общему счёту.

Пока ведут проблемы…

- Итак, - князь выпрямился, повернулся к семи драконам. – Вы – семь драконов, вы приданое моей невесты и те, кто станет надёжной опорой мне в моём дворце, где я сам не более, чем гость. Вы ключи к тому, чтобы вернуть меня обратно на трон. Вы семеро станете моим мечом и моим щитом. Я Каннат, наследный князь Каннаритании. Могу я узнать вас ближе?

Итак, итак, чуть заметно поправив порывом случайного ветра капюшон, я с интересом уставилась туда, где обещало начаться интересное. Представление семерных драконов новому Мастеру.

Они стояли полукругом, точно так же, как совсем недавно в церемониальном зале, перед императором. Я была единственной, кто не знал, что… кто ещё составляет живую часть моего приданого.

Они знали, они были готовы к этому. Даже не так. Они всё это время ждали именно этого?

Красный рыцарь.

- Сантайр, Красный дракон, магия огня, земли, алебарда.

В который раз я завороженно взглянула на этого человека. Высокий. Разве можно быть таким преступно высоким?! Это огромная алебарда, весящая столько же, сколько и я сама. Эти металлы в её сплаве, эта гравировка, эта двухсторонняя заточка… А это потрясающая древко. А какие встроены магические поля в неё!

Принцесса – оружейный ценитель-любитель. Кому скажи, не поверят. Так что и позориться не будем.

- Астарт. Оранжевый дракон. Магия огня, земли. Цепы.

Напарник Сантайра, вместе они творили на поле боя кровавые и смертельные чудеса. Если у отряда хороших воинов был шанс против одного из них, то, когда они были вместе – бесполезно полностью и абсолютно.

- Шаррайра. Жёлтая драконесса. Свет, вода. Лук.

Эльфийка. Прекрасная, недостижимая. Говорят, по этой красотке даже наш собственный император сохнет.

Ну, мало ли что люди скажут. Соврут – недорого возьмут. Но ведь действительно хороша. И судя по тому, как на неё смотрит князь – не я одна так думаю.

- Вестон, - представился следующим массивный тяжеловесный орк. От его голоса кровь прилила к лицу. Возникло дикое желание вначале закашляться, а затем засветить этому орку промеж глаз хорошей молнией. Голос контролировать не учили, не?! – Зелёный дракон. Два меча. Кузнец Семи драконов. Зелья, металл, огонь.

Ну, да, только за то, что он отличный кузнец, этот орк и попал ко двору Ниларского императора. А потом начал подниматься по воинской лестнице, пока не дошёл до драконства…

- Арранайра, - представилась человеческая высокая девушка. – Голубая драконесса. Посох. Вода. Воздух. Исцеление. Целительница Семи драконов.

- Я уже слышал ваше имя, - заметил Ритани.

Голубая драконесса взглянула на него с едва заметной улыбкой:

- Я сбежала из своего королевства. Думаю, до вас долетели отголоски скандала.

- Возможно, - согласился эльф.

- Денден, - пробасила следом орчанка. На этот раз моё горло и лёгкие остались при мне, не выказав попытки к бегству. Лучше контролирует силу или у неё её просто меньше? – Синяя драконесса. Арбалет. Ядовитые дротики. Руны, зелья, вода.

- Таймгар. Фиолетовый дракон, - эльф, чуть выше меня ростом, с двуручным жутким топором, представился последним. - Тьма. Вода. Воздух.

- Что ж, рад личному знакомству с вами, - князь перевёл взгляд на меня, потом на Ритани. – Мой единокровный брат разговаривал с вами, когда стало известно, кого именно Император готов отдать. Так что он в представлении не нуждается. Последняя – и самая важная драгоценность – это Ниларская принцесса. Вы семь драконов, вы моя опора в моём дворце. Но самое главное, что вы должны сохранить, это она.

Очень вежливо говорить о девушке в третьем лице, когда она присутствует на месте событий. Интересно, если бы я в него кинулась вон той замечательной деревяшкой, попала бы? Чем-то меня напрягает этот эльфийский князь.

Такой весь из себя мягкий, добрый. Но…

- Ритани.

- Да, Аль?

- Ты лично отвечаешь за то, чтобы принцесса была в безопасности.

- Так точно.

- Таймгар.

Ого! Он подготовился или мгновенно запомнил все имена? И кажется, не просто запомнил, он взвесил на невидимых весах всех драконов и прикрепил свои ярлыки. Не знаю, что насчёт воинских способностей князя, но мужик он реально умный.

Мне следует быть очень-очень осторожной.

- Ритани откроет нам портал в пограничную деревушку неподалеку отсюда. Ты будешь выходить первым. Ты же будешь сопровождать принцессу, пока её будут готовить к венчанию.

- Так точно.

- Сантайр.

- Да, аль Каннат?

- Ты тоже будешь с принцессой. Я понимаю, что ты сработался в паре с Астартом, у вас хорошая боевая двойка, с Таймгаром побудешь только временно. Принцесса…

Забыл, что ли? Если он будет так ко мне обращаться, я же не буду реагировать. А, нет, идёт, вспомнил!

И не трогай мои руки! Не трогай! Фарфоровые куклы легко ломаются, если ими часто играть. Надо поставить на полочку и просто любоваться.

- Ваше высочество…

- Да, - вскинула я глаза на Канната.

- Я прошу у вас прощения.

«За что?» - я спросить уже попросту не успела. Да и даже если бы успела, если бы могла… что я должна была бы сделать в таком случае? Куклам не положено. Куклы даже не знают, что можно двигаться с такой скоростью.

Но, пожалуй, я была права. Не всё так просто с этим князем, ой, не всё так просто…

Неожиданный удар был не то, чтобы не ощутимым. Больно было. Не сказать, чтобы прям невыносимо. Но бить девушку… Нет. Не нравится он мне, вот честное слово…

Этот страшный Ритани – и то лучше. А вообще, я домой хочу! Надоело мне здесь, всё надоело!...


…Сознание помутнело, растворилось в бескрайней пелене. Что уж было там дальше на поляне, увы, я не знаю. Но определённо пропустила я всё самое интересное!...


Глава 2. Озёрный страж


Глаза открывать мне не хотелось. Причины у меня для этого были более чем уважительные. Я была не дома (однозначно), я была в неизвестном мне месте, с людьми, назовём это так для краткости, которым не могла доверять, с эльфом, которому была абсолютно не нужна. А ещё – в центре какой-то определённо дурно воняющей истории.

И пусть леди думать не положено, когда я открывала глаза, делать именно это я и собиралась. Пока не поняла, в каком вообще положении нахожусь. После этого думать мне перехотелось. Я висела в воздухе, распятая на тонких воздушных нитях, под присмотром сразу двух эльфов, пока меня обряжали в венчальное платье. Очень смешно.

У меня личной жизни не намечается? Намечается только жизнь под присмотром сразу толпы идиотов? Нет. Меда, спокойнее. Ты же умная девочка, ты хорошо знаешь, что тебе нельзя злиться. Только штормовых проявлений нам здесь не хватало. Я спокойна… Я спокойна. Как удав. Причём замороженный. Удавы хорошо давят… Но об этом лучше умолчать.

- Пришли в себя, принцесса? – Ритани, оттолкнувшись от двери, подошёл ко мне ближе, остановился рядом, вглядываясь в мои черты и совершенно пустые глаза. А что? Они меня куда-то переправили, без моего на то ведома, а я не должна даже знать куда? Ну, и не надо. Знать не буду, но вот со стороны присмотрю. Чтобы больше никто на меня руку не поднял. А то в следующий раз могу ведь и не сдержаться.

А Ритани, увы-увы, этому эльфу. Неправильное обращение – на «принцессу» меня не дрессировали. Вот. Спохватился. Умный малый, уважаю.

- Ваше высочество.

Осторожно подняв ресницы, я вгляделась в лицо эльфа.

Хорош. Не так, как старший брат, но тоже хорош. У князя Канната глаза аквамариновые, а у Ритани – серебряная холодная сталь. И волосы – такая тяжёлая масса серого цвета с белыми пёрышками. Смотрелось очень неожиданно, но симпатично.

В отличие от Канната, Ритани был меня выше. В отличие от князя, его Палач был куда более воинственным. А вот более ли опасным? Вряд ли.

- Да, аль Ритани?

- Вы запомнили моё имя?

Я опустила ресницы. Не прокол. Но близко. Осторожно, Меда. Этот парень слишком уж стар и умён для того, чтобы я могла что-то ему противопоставить. Я кукла… Куклы не боятся, а ещё хорошо знают, кому и что можно сказать. Я тоже знаю.

- Вас зовут очень похоже на моего брата.

- Старшего?

- Нет. Другого.

- Какого?

- Я не знаю, - я отвела смущенно взгляд. – Шестого? Или восьмого. Они всё время меняются местами.

- Как?! – эльф даже опешил.

Правильно. Нелогичность маленькой девочки в исполнении взрослой девушки – это не то, что можно перенести без вреда для здоровья и рассудка.

- Они умирают. А на их место приходят новые с теми же именами.

Ритани замолчал, предпочтя дальше вопрос не прояснять. Фиолетовый дракон – Таймгар, стоял у дверей, охраняя меня ото всего и вся.

Ну-ну.

Так я и поверила.

Но всё-таки где бы мне добыть хоть крупицы информации? Зачем вдруг понадобилась принцесса, чтобы всё последующее происходило с такими сложностями? Скучно что ли кому-то?

- Ваше высочество?

- Да, аль Ритани?

- Простите, что … всё так случилось. Князь не хотел вас обидеть.

Угу, просто стукнул. Ай-ай, как не хотел, как долго страдал и мучился. Вот просто не подошёл и не ударил. Врать нужно тоже умеючи, аль Ритани! А не умея, лучше и не браться.

- Просто это место, в котором мы сейчас находимся… Девушки здесь не в чести.

Это куда же они меня приволокли, стесняюсь спросить?! Да. Правильно, буду стесняться и дальше, что-то у меня подозрение больно нехорошее. Под ложечкой тянет, а это обычно сильно не к добру.

- Драконессы могли защитить себя сами, но на вас была бы слишком высокая цена. Поэтому… простите, ещё раз. Это было сделано для вашей безопасности. Не со всем можно справиться просто грубой силой, а местные очень хорошо этот постулат выучили. И даже не посмотрели бы, кто вас охраняет, чтобы заполучить…

Нет. Эти ребята с головой не дружат, что ли?! Они же не могли меня притащить к озерным разбойникам, а?! Даже я, сидя в безопасном чудесном замке, хорошо знала, что на континенте эти товарищи самые отмороженные на всю голову. Некоторые закономерно ставят вопрос о том, а есть ли там голова вообще.

- У вас есть вопросы, ваше высочество?

Сейчас, как же. Я тебя порадую всеми вопросами, которые у меня накопились! Конечно-конечно.

- Нет, аль Ритани.

Ой, а глаза как сверкнули недобро! Страшно-страшно. Очень страшно.

- Таймгар.

- Так точно.

- Глаз не своди с принцессы.

- Так точно.

Хлопнула дверь, как шарахнул-то! И тишина… Благословенная тишина.

Закрыв глаза, я позволила трём тихим служанкам заниматься моим внешним видом и дальше, и попыталась собрать всё воедино.

Где я нахожусь, вообще непонятно. Принимать за аксиому, что у озерных разбойников, мне очень не хотелось бы. Потому что специфическое это место. Ума не приложу, что здесь могло бы потребоваться князю Каннаритании. Но, наверное, что-то очень важное.

Семь драконов. Палач. Явно не спешит никто возвращаться домой. Долг жизни. Шелковая принцесса.

Почему это звучит так, словно я стала частью книги! К сожалению, той самой, которую недавно читала. По магии крови. Очень уж было на это похоже. Семь узлов кровавого ритуала. Жертва. И два стабилизатора-мага. Подходящее место для проведения ритуала. Озёрный край – один из самых обеднённых на магию. Здесь без вредных последствий можно было провести всё, что угодно. Главное было озерщикам доказать, что ты имеешь право здесь находиться. А поскольку сюда уходили не от хорошей жизни, эти ребята очень не любили вредных гостей.

А именно к этой категории относились эльфы со своим кортежем, и я в довесок. Плохо, что здесь оставили Фиолетового дракона. Если бы оставили любого другого дракона, за исключением Красного, я могла бы осторожно выбраться, чтобы разведать обстановку. Но здесь и сейчас мне лучше не отсвечивать и не привлекать к себе внимания. Особенно этого мага-воина. Ладно, вода. Но вот воздух и тьма – в исполнении Таймгара это больно. Пару раз я видела годовые турниры, когда он защищал своё звание. Ну… бедные претенденты, вознамерившиеся с ним справиться.

Уж не знаю, какой идиот решил, что раз «фиолетовый» - замыкающий «радугу», значит самый слабый. Но этот первый решивший привёл к тому, что его последователям было очень, очень больно. Таймгар был ничуть не слабее Сантайра. Если в цветах – Красный и Фиолетовый драконы были в числе семерых самыми опасными.

Самыми слабыми из них семерых я бы, скорее, назвала середину спектра. Но орк, занимающий место Зеленого дракона – это боевое чудовище. Тоже лучше на пути не стоять.

Взгляд Фиолетового дракона обратился на меня.

Да-да. То, что у меня глаза закрыты, не значит, что я ничего не вижу. Опасно это. Шелковую принцессу в интригах игнорировали не все. И я тоже пару раз знакомилась и с ядом, и покушениями.

Золотое и алое, тканая парча и тяжёлые рубины в золотой оправе. Совсем не тонкая. Совсем не воздушная. В этой сбруе я выглядела тяжеловесно, эти цвета мне не шли, они меня уродовали. И традиции здесь были не при чём. Цвет венчального наряда, как и его фасон – выбирала сторона жениха. И это было желание эльфийского князя, чтобы его невеста была в алом и золотом. Не хочу знать, чего он такого начитался.

И хотя обычно говорят, что женщины в красном для мужчин куда более привлекательны, что-то мне совсем не казалось, что в таком вот виде, я буду для кого-либо обворожительна.

Мне не шёл красный с золотым.

…Зато на нём не будет видно крови. Да что же это такое! Заклинило меня что ли?!...

- Ваше высочество.

Открыв глаза, я вопросительно взглянула на Таймгара.

Чего это он? Думаю, это уже нарушение. Ему сказали охранять, а не разговаривать со мной. Хотя… напоминаю сама себе, я не пленница – я невеста и Ниларская принцесса.

- Да, лорд Таймгар?

- Вы знаете моё имя?!

Это у нас самый популярный вопрос?

- Кто не знает Фиолетового дракона? О вас вздыхали одна за другой три моих служанки, лорд Таймгар. Я слушала про вас, вашу выучку, ваши таланты и умения порой по пять-шесть часов в день.

Что было, безусловно, самой настоящей правдой. Как только домоправительница женского крыла начинала вздыхать по Фиолетовому дракону, все мечтали о невидимых пробках для ушей. И весь её монолог я могла пересказать, даже если меня ночью разбуди.

И про «эти плечи», «эти фиолетовые глаза», «эту тонкую улыбку», «это лицо с тонкими чертами», «эти свето-золотые волосы ежиком», «эти тонкие брови вразлёт», «эти руки», «восхитительные запястья», «ноги»… Ой. Нет. Дальше лучше не надо.

- Ваше высочество.

- Да, лорд Таймгар?

- Вы… Я могу помочь вам выбраться отсюда.

Что же такое мне предстоит, что даже дракон решил помочь мне и предложил бежать? Ой, что-то мне это ещё больше теперь не нравится!

- Это ни в чьей власти, лорд, - честно сказала я. И больше ничего не добавила, снова опуская ресницы и пряча взгляд. Куклы не жалуются. Они ничего не испытывают: ни страха, ни радости, ни боли, ни любви, ни ненависти.

- Ваше высочество. Я бы хотел, чтобы вы кое-что знали. Я… всегда буду на вашей стороне. Чтобы ни случилось.

Какая честь для Шелковой принцессы!

- Почему? – взглянула я на Фиолетового дракона.

- Ваша мать однажды спасла мою жизнь. И взяла с меня клятву, что я всегда буду рядом с вами, что я всегда вам помогу, принцесса.

Предполагается, что сейчас я растаю, с рыданием кинусь на грудь Таймгару и буду клясться ему в любви, мире и верности? Увы. Мимо.

- Спасибо вам, лорд. Это честь для меня, - прошелестела я.

И снова воцарилась тишина.

Но на этом сюрпризы не закончились.

Фиолетового дракона через четыре часа (я всё это время провисела в воздушных путах, кстати), сменил дракон Красный. И как в тысячный раз, я смотрела на него и любовалась. Если бы только я была не принцессой. Если бы я была совершенно обычной девчонкой, смогла бы я добиться внимания этого человека?

Красные волосы с чёрными кончиками, кустистые брови, резко высеченное лицо, прямой нос, тяжеловесный подбородок, короткая шея, широкие плечи, такой рост. Он был высоким, тяжелым, но не кряжистым. Опасным. Надёжным. Он был воплощением вулкана, с взрывоопасным характером. И в то же время - скалой, за которой так легко прятаться.

Я многое слышала о Красном драконе: и хорошего, и плохого, и про его военную доблесть, и про его подвиги, и про то, как он «любит» представителей других рас. Он ненавидел их истово. Уж не знаю, что там случилось в прошлом Сантайра, чтобы он так ненавидел орков и эльфов…

Самым интересным было то, что если Таймгар сочувствовал Шелковой принцессе, то вот Красный дракон ничего доброго ко мне не ощущал. Я видела в его глазах спокойную усталость и даже знала, откуда она взялась.

Мы сталкивались с ним напрямую. Он нянчился со мной в те три года, когда отец отверг раз за разом несколько сватов, естественно, не объявив, что я кому-то принадлежу. И на меня посыпались происшествия и покушения, как из рога изобилия. Тогда Сантайр только-только появился при дворе. И именно его, военного генерала, подающего надежды, приставили к Шелковой принцессе.

Живая кукла вызвала у него сначала недоумение, потом испуг. Я не разговаривала, не отвечала, если он не обращался ко мне напрямую. Я не заводила разговоры. Послушно выполняла то, что мне было велено, но не имела своего мнения. Он считал меня больной, даже не догадываясь, что это всего лишь последствия дрессировки принцессы.

- Ваше высочество.

Снова распахнув глаза, я взглянула уже в реальности на Сантайра. Сердце грустно ёкнуло. Чувства уже угасли, но … как бы я хотела…

- Да, лорд Сантайр?

- Вы меня ещё помните?

- Да, лорд Сантайр. Вы сопровождали меня несколько лет.

К счастью для генерала происходило это, в основном, сугубо на официальных праздниках, тех немногих, где я должна была присутствовать как декоративный элемент рядом с отцом или одним из старших братьев.

Красный дракон был невероятно надежным. Из всех драконов – он был самым-самым. Рядом с ним даже такая как я могла немного расслабиться. Он был очень правильным, с косным мышлением и не видел дальше собственного носа. По крайней мере, то, что принцесса была в него влюблена, он к счастью не заметил.

К ещё большему счастью, это осталось тайной даже для императора. Итак, что теперь хочет сказать мне Сантайр? Только, пожалуйста, пусть это не будет, что ему очень жаль. Жалости Красного дракона – я совершенно не хочу.

- Я могу вам чем-то помочь?

Очередная неожиданность. Предложение помощи от Красного дракона? Я не ослышалась? Он действительно это сказал?! Если бы только… Только не плакать! Плакать нельзя. Только не перед ним. Только не сейчас.

Если бы он предложил свою помощь всего немного раньше. Хотя бы на один день…

- Нет, лорд Сантайр, - отозвалась я тихо. – Спасибо.

Спустя ещё пару часов меня покинул и Красный дракон, а потом дверь хлопнула. Четвёртый визитёр за этот маленький день? Или… Время?

Князь Каннат смотрел на меня с расчётливым интересом. От этого взгляда в душе всё застыло, заморозилось, рождая очень точное и очень чёткое ощущение того, что этого эльфа я никогда не смогу полюбить. Да, я смогу делать вид, что внимательно его слушаю. Но я никогда в действительности не буду на его стороне.

И когда я это поняла, всё стало ещё хуже, чем было.

- Ваше высочество Медуница. Какое имя… - Каннат двигался ко мне, распутывая воздушную ловушку вокруг моих рук и ног. Когда он стоял уже совсем рядом, я свалилась ему в руки, словно переспелый плод медового яблока.

- Князь Каннат.

- Знаете, принцесса, - голос эльфа был очень-очень тихим. – Я был бы очень благодарен вам, если бы вы смогли бы изобразить, что любите меня. Ваши глаза прозрачны, как горные озёра. Вы смотрите, но в них – пустота. Бескрайняя.

Я бы могла сказать, что куклы ничего не ощущают. Но разве меня спрашивали? Да. Искусством доводить ближних результатами их собственного труда, я овладела не быстро, но зато результаты сегодняшнего дня меня столь радовали!

- Медуница… Император передал через Ритани, что достаточно правильно приказать. Ваше высочество, посмотрите на меня.

Посмотрим, раз он так хочет. Но эти глаза… Они похожи на мои, в них ничего не отражается. Они гладь ровного пруда, а какая под ним бездна – никто не скажет.

- Я хочу, чтобы вы, ваше высочество, откликались мне на своё имя. Чтобы вы откликались, когда я зову вас по имени. И чтобы называли меня не князем, а тоже – по имени. Таково моё желание. Вы сделаете это для меня, Медуница?

Шустрый малый. Но, кажется, недобросовестный император не предупредил, что такие вот приказы нужно подтверждать магией на хрустальном ключе. Какой «добрый». Или предупредил, а это просто проверка?

Осторожно, Меда, осторожно.

- Простите, князь Каннат.

- Ключ, - эльф усмехнулся. – Я думал, это всего лишь красивые слова, а это так на самом деле. Магия разума. Как много сейчас в этой хорошенькой голове осталось вашего собственного, Медуница?

Я молчала. Не подтвердил приказ магией – ничего не знаю.

- Что ж, ваше высочество. Оставим вам ваше имя. Но это значит, что ваших желаний у вас попросту нет. Как дрессировка сработала, так всё и пойдёт дальше? Вы же не будете сопротивляться на церемонии? … Ваше высочество?

- Я просто должна сказать, да, князь Каннат.

- Верно. Давайте, я помогу вам. Нам уже пора. Венчание начнётся с минуты на минуту, ваше высочество.

И мы пошли. Платье было тяжёлым и неудобным. Я не могла быстро идти, а рука князя сжималась на моём запястье всё сильнее и сильнее, причиняя боль. Он думает, что я от этого пойду быстрее? Дёрнет ещё сильнее – споткнусь – упаду.

Богиня моя светлая, кажется, этому мужчине не помешает толика мозгов!

Или мне – удача.

- Ритани!

Второй эльф, стоящий у огромной арки, увитой белыми розами, встретил появления князя улыбкой. На меня, что естественно, он и внимания не обратил.

- Опаздываете, аль.

- Да, я знаю. Но это платье…

Моё запястье получило свободу, а вслед за этим инерция магического происхождения швырнула меня вперёд – в руки Палача.

- Поручаю её тебе, пока не убил идиотку. Никакого терпения не хватает.

- Простите, аль. Моя вина.

- Да мне всё равно чья, - отмахнулся Каннат, - бери её на руки, раз кукла… Кукла? Она сама даже и ходить толком не умеет, получается?! Вот …

- Аль?

- Пошли, Ритани. Быстрее закончим с этим фарсом, быстрее удастся перейти хоть к чему-то приятному.

Приятным в списке князя, кажется, была именно я. Он говорил так, словно я была десертом.

- Боюсь, с приятным вам придётся подождать, мой князь. Во дворце вас уже потеряли.

- Опять кто-то явился с визитом?! – возмутился Каннат.

Ярость, бушевавшая в его голосе, в другое время заставила бы меня втянуть голову в плечи. Но сейчас я уже была, как ни странно, под защитой.

- Да, аль. Королева Цитандера.

- Этот визит проигнорировать мы не сможем. Приятное придётся отложить. Лодка уже на воде?

- Да.

- Доставь её туда.

- Так точно.

Военная выправка. Военные ответы. Эти взгляды. Князь Каннат – старший сын. Ритани – младший сын, к тому же бастард. Палач. Долг жизни, который мой отец имел перед этим князем. Семь драконов, чтобы стать ему защитниками.

Это странно. Это очень странно.

Мысли текли очень вяло, неохотно. Сознание снова мутилось, когда осторожный Ритани спустил меня в утлую лодчонку.

Здравствуйте, приехали. Конечная остановка – безумие.

Озёрный край. Как я могла забыть! Вот где я читала это. Добровольная жертва. Невеста брала на себя какое-то обязательство с жениха, вручая ему себя. Она не должна была быть магом, не должна была иметь своих желаний, чтобы обряд прошёл удачно.

В противном случае, обряд только таковым выглядел! А жертва не принимала то, что на неё пытались сплавить. Вот почему алое с золотым. Я не случайно подумала о том, что на красном кровь не видна!

Лодчонка отчалила. Воздушные потоки, настоящая сеть, тянули меня в сердце озера. На побережье никого не было. Не было идиотов того, кто пожелал бы увидеть ту тварь, что живёт в этом озере.

Живёт ли?

Тёмное небо не спешило светлеть. Да и Белая луна не желала показаться. Тишина не нарушалась ничем абсолютно – лодка плыла не в воде, она плыла над водой, окутанная поднимающимся туманом.

Туман был холодным, противным, скользким. Он смял край моего платья, скользнул по ноге выше и боязливо отпрянул.

Туманные щупальца стремительно темнели, складываясь в узловатые тёмные наросты. Каждый следующий был темнее предыдущего, а вся эта масса ткалась у меня на глазах.

- Ты.

Интересно, мне это «ты» должно что-то сказать? Кстати, а отец вообще в курсе был, что я не вернусь? … В курсе. Совершенно определённо в курсе! Не просто в курсе! Он с самого начала меня выращивал на смерть, вот для этого!

- Как тебя зовут?

Тебя? Я принцесса, к принцессам так не обращаются. К тому же, в дрессировке этого не было. Зато был свод дурацких законов, которые я сейчас и буду соблюдать в своё удовольствие. До последней буквы.

Так вот, леди не положено представляться первой. Ей вообще не положено представляться. Старший представитель её кровного рода должен представлять её мужчине. А если нет старшего представителя – опекун. Конкретно, вот этому громадному пупырчатому наросту меня представлять должен был или князь Каннат, как будущий муж. Или же аль Ритани, как мой опекун, в виду того, что он получил мою руку из рук отца, с наказом меня беречь. Угу-угу.

Нет, что более интересно – мне можно было просто приказать. Здравствуй, мой ошейник, я бы послушно выполнила всё, что монстр от меня бы потребовал.

Но мне не приказали! А значит, ничего не знаю, ни за что не отвечаю. Очи долу, поднимать не положено, думать не положено, говорить – тоже не положено!

Озерное чудовище сердито покаталось вокруг лодки, обвилось вокруг меня, теснее сжимая свои щупальца. Не больно, но уже дискомфортно.

- Имя!

Да-да. Спешу и падаю, рассыпаясь в торопливых извинениях, что сразу не подумала о том, как же я буду счастлива сообщить вот этому чуду своё собственное имя. Да-да, конечно.

Тонкие воздушные лезвия, выступившие на щупальцах, порезали моё тело.

Ага. На красном кровь действительно не видна.

Боли не было. Полагаю, эффект тот же самый, что и у пиявок. Тех тоже можно пропустить, если присосутся как следуют. Нет, не схожу с ума. Принцессе, конечно, по прудам и болотам не полагается лазить, зато на Альтане распространены пиявки магическая, та ещё гадость. А принцип действия – схожий.

Это… тоже гадость. Только мне даже и ударить нечем. Магию засветить свою то же самое, что объявить во всеуслышание, что я владею несколькими стихиями и могу даже за себя постоять. Вот кому-то радость будет. Вот только ни разу не мне.

Лодку качнуло.

Тёмная высокая фигура появилась на самом-самом краешке, словно … гость не желал быть мной узнанным. Озёрный страж, получивший по щупальцам магической нитью, а я даже не успела рассмотреть, что именно за стихия это была, ушёл беззвучно в воду.

Мой гость остался на носу лодки. Я ощущала его насмешливый взгляд, скользящий по мне. От меня ждут благодарности? Так куклы не благодарят, особенно, когда их так виртуозно подставили.

Спустя ещё пару минут, так и не дождавшись ни слова от меня, фигура оттолкнулась от бортика лодки и пропала, оставив меня одну. От кровопотери, неожиданно ставшей ощутимой, глаза закрылись сами собой. Туман снова поднялся над озером, обхватывая меня за плечи, а лодку… повлекло обратно к берегу.

Кажется, только что моё поведение в точном соответствии с полученным воспитанием поломало кому-то планы. Кажется… меня это… совсем не волнует…


Глава 3. Замок эльфийского князя


Принцессу положено носить на руках. Кукол обычно ставят на полку, когда наиграются, и хорошо, если не ломают и не выбрасывают, как мусор. Я могла стать такой задвинутой игрушкой, могла стать выброшенным мусором.

С тем учётом, что я не сказала озерному хранилищу-чудищу своё имя, а соответственно не приняла на себя чужое проклятье, то у меня были все шансы на то, чтобы стать выброшенным мусором.

Поэтому глаза я открывала с некоторой опаской. Где я? Где я нахожусь?

Над головой был потолок. Не деревянный – высокий, белоснежный. По краю выгнутых арок, разделявших комнату, в которой я была, на несколько зон, шли едва заметные узоры. Не просто узоры – защитные руны, выписанные неизвестным мастером с большой любовью. В этих самых рунах, явно эльфийских, я разглядела и кое-что ещё. Руна закрепления. Я была в замке эльфийского князя. В том самом, куда мы должны были отправиться сразу после Озерного края.

Достаточно просто выдохнуть, чтобы не составило труда всё соединить вместе. Что у нас получается?

Что князь Каннат по какой-то причине получил долг жизни с моего отца. Отец откупился «куклой-принцессой», правильно воспитанной.

И теперь всё будет зависеть от того, что сказал князю тот, кто пришёл ко мне на помощь. И сказал ли? Что-то вокруг этого княжества много всего непонятного.

Закрыв глаза и выдохнув, я приподнялась на кровати и застонала. Рёбра болели. Щупальца озерного чудовища сжимали меня, не жалея. Так что, ничего удивительного, но всё же как больно!

- Ты проснулась?

На «ты»? Неправильное обращение. Мозг просто зафиксировал неправильность, поэтому я не отреагировала, опустилась обратно в кровать, бессильно опуская ресницы.

От окна лился поток яркого света, резало глаза, и слёзы выступили и от боли, и от этого света.

А потом опустили тёмные-тёмные шторы, спасая меня. Ко мне наклонилась тёмная фигура, но я никак не могла понять, кто это именно. Кто-то из «Семи драконов»? Нет… Каннат? Нет. Князь не такой. Голос не в той интонации.

А… Ну, конечно, его страшный палач. Ритани.

Кто ещё мог быть в комнате невесты князя, в отсутствие его самого?

- Твоё высочество, посмотри на меня.

«Неправильное обращение».

- Ваше высочество, посмотрите на меня.

Правильно. Хороший мальчик, можешь взять себе с полки пирожок. Хотя там, судя по всему, скорее только топоры.

- Аль Ритани.

- Что вы помните про вчерашнюю ночь?

Ни следа беспокойства о принцессе? Как она себя чувствует? Что испытывает? Не нужна ли ей помощь? Сразу к делу? Так я осчастливлю вас всех разом, ребята.

- Ничего не помню, аль Ритани.

Взгляд эльфа полыхнул дичайшей яростью, а потом успокоился. О, да. Это можно было из себя вывести князя Канната. Хотя даже, насколько я успела рассмотреть своего будущего мужа, там нужно не стараться вывести из себя, там нужно стараться, чтобы он в себе оставался. Этот же был спокойнее и лучше, сдержаннее. А ещё – безопаснее, но об этом я предпочту никому не говорить. Чтобы проблем не возникло.

- Ваше высочество. Что последнее вы помните?

Я задумалась. Что последнее я помню?

- Алое. И золотое, - доверчиво прошептала я. – Потом алое. Алое. И больно. Очень больно.

Бесценное выражение лица сейчас у эльфа. Вот, богиня мне в свидетельницы. Хотя я, скорее, предпочла бы принести свои клятвы богу. Другому богу.

- Ваше высочество… - эльф замолчал резко, рвано выдохнул.

Интересно, кого именно сейчас он так хочет убить? Меня? Или того, кто меня так воспитал? Хотя нет, подобное знать я не хочу. Мне неинтересно. Но обращение прозвучало, поэтому терпеливый взгляд на собеседника изобразить я должна. И глупости побольше в глаза, побольше!

- Ваше высочество. Никто не знает, почему и как вы вчера покинули защищенную спальню.

Чего?!

Мои глаза не выражали ничего, были пусты.

А внутри бушевало кружево из эмоций, преобладали в которых недоумение пополам с неверием. То есть, как это никто не знает? То есть как это никто не в курсе? Ах ты ж! Конечно, никто «не знает», откуда бы! Ведь никто не признается никогда и ни за что, что принцесса Ниларского дома была нужна только для того, чтобы со спецэффектами умереть почти сразу после посещения Озерного края!

Это что-то вроде табу, так подставлять венценосных собратьев и сестёр. Не скажу, что для меня это полезно, но зато могу точно сказать, что это открывает простор для фантазии и строительства теорем.

Кто бы вчера это ни был, он не сообщил о своём вмешательстве князю Каннату. Он не сообщил об этом вообще никому. По какой причине? Прочерк. Строил ли он при этом планы? Прочерк. Как себя вести при этом? Как обычно. Я ничего не знаю и знать не могу.

А значит, продолжаем вести линию «ой-ой, ничего не помню».

- Ваше высочество…

Ещё немного, и Ритани от злости стешет всё зубы. Ау, эльф умный, догадайся, что кукле можно приказать отзываться на другое имя!

Нет, упёртый. Будет гнуть свою линию и дальше?

- Что вы помните последнее?

- Последнее? – я нешуточно задумалась. – Я помню смену. Караула. Один дракон был. Ушёл. Пришёл. Дракон. Другой.

- Принцесса! – Ритани сжал кулаки. – Вы можете говорить нормально?! По-человечески! В вашей голове должно было остаться хоть немного, ну, хоть чего-то!

Наклонив голову, я ждала «кодового слова». Он сейчас обращался к кому-то, кем я не являлась. Я просто «кукла», кукле сложно составлять предложения, в которых больше пяти слов. Кукла не может распознавать лица, имена, события, даты. Глупая, которая точно следует только правилам этикета. Они это хотели? Я это им дам. Я воздам им в полной мере.

К тому же, откуда мне знать, кто на чьей стороне? Не знаю. А потому никому не доверяю. Вообще никому. И ни за что.

- Ваше высочество.

- Да, аль Ритани?

- Как вы себя чувствуете?

Вау! Неужто сподобился?

- Я … Я… - слёзы, слезки, вот так, вначале деликатные, а потом в три ручья. – Мне так больно!

И пока он вокруг меня бегает, пытаясь понять, где больно (больно было везде, так что пускай побегает), я думала. Итак. Вопрос «где я» с повестки дня снимается, мы в замке князя Канната.

Почему мы здесь – снимается тоже. Второй попытки в Озерном крае сделать не удалось, потому что «принцесса ничего не помнит», «никто ничего не знает», а Каннату велела явиться сама королева Цитандера. То есть для меня отсрочка. И мне нужно задуматься о своей безопасности, потому что здесь я совершенно никому не доверяю.

- Лекаря, - потребовал Ритани, выглянув в коридор, а потом вернувшись ко мне. – Несколько трещин, ваше высочество. Залечим мигом. Вы… может быть, что-то хотите?

- Аюрю, - прошептала я тихо.

- Простите?

- Аюрю.

- Это? Кто? Что? – растерялся эльф. – Я не знаю ни о чём таком…

Двери открылись, впуская в мою комнату, она же моя, да?, сразу двух драконов. Арранайру, целительницу Семи драконов. И Таймгара – Фиолетового дракона. А этот что здесь забыл?

- Аль Ритани.

- Да? – повернулся палач на мгновение.

- Могу я поговорить с вами?

- Конечно. Только, сначала, ответьте мне, что за Аюрю. Вы в Ниларской империи были не последними людьми. Вы должны знать, о чём идёт речь.

- О питомце, - успокаивающе сообщила Голубая драконесса, двинувшись ко мне. – Это питомец принцессы.

- Ага. И? Котёнок? Собачка? Птичка? Кого искать в доставленном багаже?

- Крокодила.

- Что? – опешил вторично Ритани.

Таймгар, тяжело вздохнув и явно сетуя на свою судьбу, повторил:

- Крокодила. Аюрю – так зовут ручного крокодила принцессы.

- Ручной крокодил. Ручной. Крокодил?! Князь не разрешит.

- Тогда ему придётся перестраивать половину дворца, - сообщила Найра, присаживаясь рядом со мной на край кровати. Провела бережно ладошкой по моему лицу. – Ваше высочество Медуница, как вы? Что у вас болит?

- Леди Арранайра…

- Я уже говорила вам, чтобы вы называли меня просто Найрой, моя леди. Пожалуйста, ответьте на мой вопрос, что у вас болит?

- Живот. Больно. Очень. И выше. Руки. Рёбра. Левая нога.

По мере того, как я перечисляла, ярость сразу двух мужчин накаляла обстановку в комнате. Голубая драконесса мерно кивала, делая пометки и развешивая вокруг меня светящиеся руны. Потом повернулась и сделала совершенно универсальное движение, трактующееся как «кыш», и, удивительное дело, ни Ритани, ни Таймгар ослушаться её не посмели.

- А теперь, ваше высочество, вам нужно поспать.

Поспать так поспать. Приказ прозвучал, куклы не сопротивляются даже сну. Так что, дыхание ровное, никаких проблем, никаких преград, а сон светлый.

Когда я проснулась в ночи, рядом уже никого, естественно, не было. Под дверью была охрана. Двое эльфов. Не драконы. Обычный наряд. Под окном – в саду, ещё один наряд. Моего крокодила в комнату так и не принесли. Скорее всего, не смогли пока вытащить из-под пелены сна. Но это ничего, у меня ещё есть немного времени.

А значит, пора заняться разведкой.

Ведь это именно то, ради чего я сладко проспала весь день.

Откинуть одеяло, выбраться из-под его тёплого плена и потянуться. От кончика ушей до кончика хвоста. Хвоста? О, да.

Первый раз изучать чужой замок в своём настоящем обличье или похожем на человеческое? Да ни за что! Я ещё, как ни странно, не потеряла осторожность и настолько не ослабила бдительность.

А теперь…

Меня нельзя было назвать оборотнем. Магия, которую я призывала себе на службу, была куда более глубинной и не совсем понятной простым обывателям, простым магам. Высшая ступень школы иллюзий подразумевала становление реальности и её искажение. Я брала собственную реальность, и её превращала во что-то иное.

Если проще, я брала тело, как кусок материи, и творила из него другую форму. Например, одна из моих самых любимых. Подойдя к зеркалу, я дёрнула ухом с кисточкой. Теневая кошка.

Кошка размером с молодого телёнка. Тоже имеется в «багаже» принцессы. Кстати, вот облик крокодила я принимать не умею. Да и не нужно, Аюрю у меня для другого.

Выбравшись в коридор через стену, противоположную собственной комнате, я села прямо напротив стражей, разглядывая их окаменевшие лица. Конечно, прятаться я не собиралась. Не в этот раз. Что они, теневых кошек не видели?

Милые создания, которых вывели некроманты, сочетание силы смерти и силы тьмы. Не имеют физического облика, пройти могут где угодно, протянуть могут с собой оружие или смертельные чары. Любимая игрушка наёмных убийц.

Сейчас меня интересовало, что собой представляют предоставленные мне комнаты, раз. Что собой представляет замок князя, два. Что вообще здесь происходит, три.

И, пожалуй, последнее было самым интересным.

Назевав на стражей, и чего они так побледнели, понятия не имею, я двинулась прочь от предоставленной мне комнаты. Ничего интересного. К сожалению, даже ничего впечатляющего. Руны, которые я видела внутри, охраняли не меня, они, скорее, были направлены на другое. На то, чтобы меня подавлять. Несколько рядов ментального принуждения, вдобавок к хрустальному ключу.

Кто-то здесь больной совершенно на голову.

Осталось только прояснить, кто именно.

Так, а теперь замок, замок.

Этажа – три, комнат порядка сорока, отдельное крыло для стражей, семь драконов – в замке. Мои «покои» между покоями Ритани и князя Канната. Я так понимаю, мне можно ждать визита князя, неофициального, конечно, со дня на день? А точнее, с ночи на ночь?

Надо срочно организовать появление Аюрю в комнате. Нет, супружеский долг, я всё понимаю. Но пока я только невеста, не жена. Так что ничего не знаю. Кстати, а разве куклы пригодны? Для этого дела?

Ну, неважно. Где там семь драконов?

Ага. Скользнув сквозь дверь, я с интересом уставилась на совещание. Чего это они тут сидят?

- Тихо вы! – шикнула сердито Найра, потом оглянулась.

Ну, естественно, кто ещё мог бы засечь меня так быстро? Только она. Уж больно она со своей магией воздуха «глазастая», хотя, точнее будет, просто чувствительная.

- Слушайте, кошка принцессы!

- Что делает здесь её кошка?

- Изучает обстановку, - отмахнулся Таймгар. – Найра, ты что, не знаешь? Что кошка всегда появляется рядом, стоит только поменять принцессе местоположение. Не удивлюсь, если кто-то шпионит за нашей шелковой куклой.

- Таймгар, - Красный дракон взглянул на него сердито. – Следи за речью!

- Что за ней следить? – Фиолетовый поморщился. – Тут следи не следи, всё отвратительно. Это не замок, это домик из соломы. Даже не дунь, плюнь – развалится. Тут нужно перестраивать всё, начиная со стен. Он не выдержит даже самой элементарной осады. Не говоря уже о чём-то серьёзном. Обеспечение – нулевое. Я уж не говорю про местных стражей. И это «князь»?! Да… амня-ням-ням…

Речь заглохла.

Денден, орчанка, очаровательно улыбнулась, затыкая слишком говорливому соратнику рот.

- Лишнее говорить не стоит, - наставительно прорычала она. – Кто знает, кто именно следит за принцессой, и кто именно следит за нами.

- За нами сейчас никто, - Шайррайра вздёрнула сердито голову. – Пока я рядом, никто не подслушает нас.

- Абсолютный щит Семи драконов, - орчанка кивнула. – Я помню, не сердись, Шай. В любом случае, ребята, что мы делаем? Хоть кому-нибудь император сообщил, ради чего он нас посылает куда-то?

- Никакой информации, - Сантайр отмахнулся от слов Денден, словно она была пустым местом, потом в досаде шарахнул кулаками по столу. – Гром и молнии! Почему всё так не вовремя!

- У тебя были планы? – подначил его Таймгар.

Я зевнула и двинулась прочь.

Значит, всё ещё хуже, чем я полагала. Замок не готов к осаде, а раз Драконы о ней заговорили, возможен военный конфликт. Ради чего они здесь, не имеют ни малейшего понятия. А я…

- Кис-кис-кис.

Тёмная фигура в коридоре манила меня к себе.

Как интересно.

Досадливо качнув лапкой, я воззрилась на оставшийся след.

- А, прости-прости, - повинилась тёмная фигура.

Кто это? Почему я не могу понять?!

- Дурная привычка не оставлять следов, но вынуждать к этому окружающих. Сейчас уберу. Дай мне лапу.

Обойдётся.

Тряхнув досадливо лапкой, я на мгновение расслоилась и снова собралась заново. Частицы чужеродной магии остались у меня под лапками пушистыми комочками шерсти.

Ночной визави восхищённо присвистнул:

- Я знал, что теневые кошки способны на многое. Но что на такое?! Даже не догадывался. Найдётся минутка, со мной поговорить?

Я задумалась, потом неохотно кивнула, и двинулась вслед за удаляющимся ночным визитёром. Он был во дворце таким же непрошеным гостем, как и я. От него пахло незнакомой магией. От него пахло проблемами? Не для меня. Для кого-то ещё.

Но почему?

- Я не буду называть тебе своё имя, киска. Не могу понять, кто твой хозяин. Но, полагаю, кто-то из Семи драконов?

Я кивнула.

Пусть думает, что я принадлежу им. Так будет проще.

- Удачно. Это я очень удачно. Послушай, киска. Ты можешь передать своему дракону сообщение?

Я снова кивнула.

- Хорошо, - ночной гость довёл меня до маленького балкончика, подождал, пока я устроюсь там. Я же внимательно смотрела на незнакомца. Кто бы мог подумать! Это тьма. Однозначно, тьма. Причём могущественная.

Передо мной был не человек. Не эльф. Не орк. То же самое, что и я сама, магия. Олицетворение стихии. Только если я была порождением иллюзии, то вот этот – был порождением Тьмы.

- Ты слишком умная, киска. Но это даже хорошо. Я хочу, чтобы ты передала драконом не очень много. Во-первых, я расскажу тебе, зачем они здесь нужны.

Можно не стараться. Я уже догадалась.

«Кто-то хочет поменять княжескую династию. Не устраивает эльфов кандидатура князя Канната. А князь, соответственно, допускать этого не хочет. Он хочет править долго и счастливо. Для этого ему нужны гарантии собственной безопасности, ему нужны самые лучшие из возможных воины».

Я думала, посылая очень чёткую направленную мысль, успешно изображая сейчас, что кто-то из драконов, тот самый «хозяин», подключился к ушам и глазам своей кошки.

Да, действительно, такая возможность была. В конце концов, я же говорила, что теневые кошки любимые игрушки убийц?

- Ого. Кто это у нас из драконов такой умный?

«Какая разница. Ты тоже можешь быть драконом».

- Бинго, киска. Я тоже могу быть драконом. А могу им и не быть. Какая, в общем-то, разница. Я хочу от тебя. От драконов. От всех вас скопом всего немного. Я хочу, чтобы вы не вмешивались, когда мы будем менять династию. Князю Каннату нечего делать на троне Каннаритании. Его нужно убить. Желательно, побыстрее. Но чтобы на вас не подумали, что вы прибыли только ради этого, придётся немного подождать и обустроить всё правильно. Вы – мне в этом поможете.

«Нет».

- Нет?!

«Нет», - демонстративно дёрнув ухом, я двинулась прочь.

В такие игры я не играю.

Ночной гость дворца смотрел мне вслед растерянно, кинулся вслед, и опоздал.

Я уже успела скользнуть сквозь пару комнат, ближе к собственным покоям и покоям князя Канната. Открыла лапой дверь, почему здесь нет охраны? Вошла и застыла.

Кровь?

Почему здесь так много крови?!

Откуда? Как? Это же…

Воздух пропах кровью. Кровь была везде. На полу, на стенах, на потолке. Кровь заляпывала окна, осталась потёками на колоннах и столбах. Гирляндой внутренностей была развешена под потолком.

Гром и молния.

Я знаю, что это такое! Я знаю, кто здесь убит.

Пока кто-то планировал убийство князя Канната, кто-то сделал это реальностью. Он даже не стал марать руки сам! Заговорщик просто подтолкнул проклятье, которое всегда было на Князе.

Вот зачем была нужна Ниларская принцесса.

Наша кровь. Ниларская империя зародилась у реки Медовой, там, по преданиям, прячется один из источников Светозарного. Не легенда, знаю достоверно, что он есть. Часть силы из этого источника, всегда была в крови всех выходцев империи.

Соответственно, если бы удалась идея Канната, то всё закончилось бы очень, очень плохо. Если быть точнее, то я бы взяла на себя его проклятье. Я ошиблась. Я бы не прожила после этого ни мгновения. После кровавой чумы не выживают.

Что это такое?

О, «дивное» совершенно произведение магии крови. Каждый раз, когда выходец проклятого кровавого рода отказывается следовать своему предназначению, кровь пытается взять с него дань. Вначале это шрамы. Жуткие шрамы по всему телу. Шрамы в ауре. Везде. Жертва не может ни о чём думать, испытывает только боль, бесконечную, жуткую.

Унять её можно тремя способами: применением тропы крови, убийствами и кровопусканием. Достаточно раз за разом кому-то пускать кровь, чтобы боль отступала.

Второй этап дани, когда внутри тело начинает разрывать на кусочки. Страдают внутренние органы. Проблема одна, чистокровные эльфы настолько живучие, что они могут регенерировать повреждённые органы. Могут. Делают.

Третий этап… собственно то, что я вижу здесь и сейчас – это последний этап. Когда проклятье дани уничтожает своего носителя, разрывает его изнутри.

У меня было несколько минут на принятие решения.

Я ничего не знала вообще. Об этом княжестве, о том, что собирался сделать Каннат, о том, почему его так активно пытались сместить.

Зато понимала кое-что ещё. Заговорщики, кем бы они ни были, не остановятся на одном убийстве. Как только будет объявлено о смерти князя, начнётся сумятица внутри Каннаритании. Более того, никому будет не нужна Ниларская принцесса.

Она с самого начала никому была не нужна. Лишь замещающая жертва.

Что ж…

Я позволила улыбке скользнуть по губам, двинулась вперёд, обходя самые крупные лужи крови. Я могу сделать любую иллюзию реальностью. Я могу сделать любую реальность – иллюзией.

Я не хочу умирать. Я больше не хочу быть куклой. Поэтому я сыграю по правилам тех, кто задумал эту игру.

Они хотели, чтобы умерла принцесса Ниларского дома?

Так вот, она умрёт. А завтра с утра князь Каннат проснётся, как ни в чём не бывало. Абсолютно живой, без всяких следов проклятья. Конечно, без побочных эффектов не обойдётся… Князь забудет всё, что он знал.

Ему придётся во многом начинать всё сначала.

Но у него будет хорошая поддержка, самая лучшая, самая замечательная во всём мире. У него будут семь драконов, и его верный, преданный Палач.

Позволив по губам скользнуть лёгкой усмешке, я вытащила из-под кровати хрустальный ключ и преобразилась в своё человеческое тело. Теперь немного боли для меня, и я отпущу на волю сломанную куклу «Её высочество». Она больше не нужна.

Одна карта отыграна, ей на смену готова прийти другая.

Господа заговорщики, я надеюсь, вы действительно стоите того, чтобы с вами играть, а иначе какой интерес?

Прощай, шелковая принцесса, прощай фарфоровая кукла.

Хрустальный ключ до упора погрузился в моё тело, проходя по сердцу, но – мимо него, разрезая не плоть и кожу, а магию, отрезая то, что связывало меня, то, что не давало мне быть самой собой.

То, что отделяло меня – Медуницу от меня – принцессы Ниларского дома.

Здравствуй, князь Каннат.

Ты готов немного напрячь своё горло? Тебе предстоит очень страдать, потому что несколько минут назад случилась трагедия. Твоя невеста, так и не ставшая твоей женой, погибла в своей комнате, и смерть её была страшна. И погибла она - от твоего же проклятья.

Так-так, как же это будет выглядеть со стороны? Да. Вот так меня более чем устраивает.

…Белая луна на изломе своего времени скользнула в комнату.

Князь Каннат стоял посреди спальни своей невесты, озираясь вокруг в неподдельном ужасе. Вокруг была кровь. Очень много крови. Не осталось ни одного места, где бы её не было.

Его невеста, его шёлковая принцесса, однозначно была мертва, и эта её кровь была повсюду.

- Стража, ко мне! – не своим голосом закричал князь, а когда вместе со стражей появились и драконы, что-то пробормотал и рухнул, так и не доведя начатые приказы до конца. Даже не теряя сознание, а полностью погружаясь во власть тьмы: и душой, и телом…


Глава 4. Князь Каннат


Глаза открывать не хотелось. Вот просто, на ровном месте. Хотя не на дороге, на кровати, но не суть важно. Голова гудела, трещала, выла, ныла и обещала всяческие кары за такое суровое нарушение её прав и возможностей.

Грубо говоря, я вчера пил. Да что там «пил», нажрался как последний орк, даром, что светлоэльфийский князь. Тьфу.

Самому подумать стыдно.

Так. Нет, минуточку, что-то в моих мыслях сейчас промелькнуло не то, что нужно. Я кто? Я Князь Каннат, светлоэльфийский князь, вокруг меня сейчас мои покои. Хорошо помню вот ту дурацкую картину – Ритани приволок, из Ниларской империи. Восхищён был, ходил вокруг да около. Как же, как же, моя «невеста». Глаза бы мою эту куклу не видели.

Кивает, ресничками хлоп-хлоп, как будто улететь идиотка вздумала. Улетит. Нет, нееет, некуда этой птичке деваться. Эта птичка целиком моя.

По какому же поводу я вчера так напился? И вообще, что вчера было?

В памяти что-то такая звенящая пустота, что даже под ложечкой засосало.

Вчера. Вчера…

Вчера определённо что-то было. А что было? А что было позавчера? И… Так. Что я вообще помню?

Кто я – помню. Уже хорошо, не придётся сомневаться в собственной самоидентификации. К тому же, если бы я допился до полной потери памяти, меня бы Ритани совершенно спокойно и убил бы. Хранитель спокойствия Каннаритании. Трудоголик. Не умеет ни отдыхать, ни спать спокойно, ни работать нормально. Вечно у него всё через… пень-колоду.

Его князь пришёл в себя, а он где-то шатается.

- Ритани! – хотел заорать, получился мышиный писк. Такой писк даже наши тараканы не услышат! Откуда тараканы в светлоэльфийском дворце? А… точно, последние заговорщики занесли.

Ну, и что делать? Никто не идёт спасать бедного, бедного, несчастного князя. Князь встанет сам! Сейчас, как встанет. Как пойдёт…

Как обратно тихо ляжет…

Руки-ноги не двигались. Каждая мышца дрожала мелкой-мелкой дрожью, так сильно, что казалось ещё немного, и всё мое тело превратится в студень, который так любят презренные людишки.

Людишки…

Так всё-таки, что вчера было? Почему я так напился?

Хм. Вчера… Что я помню?

Я помню, как отправил Ритани за своей невестой. Принцесса Ниларской империи, красавица Медуница, шёлковая принцесса и фарфоровая кукла, про её красоту складывали песни и легенды, на деле – ну, кукла, постоять, полюбоваться, потом разбить и выкинуть.

Впрочем, она мне нужна была совершенно не для этого. Деточку для меня растили на убой. Император Ниларии был очень любезен, став моим должником жизни.

А потребовал от него я эту крошку. Чтобы снять с себя проклятье. Помню… Озерный край. А что мы там делали? Я же не собирался снимать проклятье так скоро. Неужели, время поджимать начало? А почему тогда я этого не помню?

Озёрный край… Та девчонка…

Голова отдалась раскатом не боли, полнейшего беспамятства. Ещё мгновение назад, я не мог вспомнить случившееся, а потом картина встала перед глазами.

Кровь. Везде. На полу, на потолке, на стенах. И мёртвая невеста.

Моё желание исполнилось, эта девка всё-таки умерла. … Вот оно. Вот почему мне так плохо. Она всё-таки на Озерном краю сняла с меня проклятье! Вот оно…

- Ритани! – на этот раз получилось прохрипеть.

И двери моей спальни мягко открылись.

Сереброглазый. Глаза его – моего брата были такими же, как цвет моих шёлковых ухоженных волос. То немногое, что нас роднило.

- Мой Князь… Каннат.

- Рассказывай всё. Немедленно.

- Лекари сказали, что тебе ещё не желательно волноваться.

- Я сам решу, что мне желательно, а что нет, - процедил я сквозь зубы. – Будут ещё всякие живодёры указывать мне, что делать.

- Извини.

- Ритани. Закрой дверь, - приказал я сердито.

Вопросительно взглянув, Ритани сделал то, что ему было велено.

- А теперь, - продолжил я, - установи защиту. Нас никто не должен подслушать.

- Каннат. Что-то случилось?

- Да.

Больше Ритани не задал ни единого вопроса. Послушно закрыл дверь и окна, послушно развесил добрый десяток заклинаний.

Когда я осознал, что не могу понять ни одного, хотя теории магии нас учил один и тот же преподаватель, и раньше труда для меня это не составляло, мне стало совсем плохо.

- А теперь, - Ритани сел на край кровати, встревоженно посмотрел на меня и развесил цепь диагностических заклинаний. Что-то увидел, подскочил: - Я позову лекаря!

- Ритани, сядь.

- Каннат?

- Сядь.

Когда мой самый верный подчинённый, мой друг и мой брат успокоился, я тихо сказал:

- Проклятье унесло свою жертву, но всё зашло слишком далеко. Оно зацепило и меня.

- Что? – на лице Ритани расплывался ужас. – Что? Что?! Этого не должно было случиться!

- Я знаю. Ритани, успокойся. Что ты ведёшь себя как истеричная девица?! – сорвался я, потом вздохнул.

- Твой мерзкий характер как обычно в действии… Так. Каннат, пожалуйста. Что случилось?

- Память. Я потерял память. Помню только то, что случилось после того, как ты привёз принцессу.

- Обратная петля, - если бы рядом была стена, Ритани бы точно приложился об неё.

Мне оставалось только недоуменно изучать брата. Вроде бы что-то такое он говорил, но…

- Обратная петля?

- Ты предоставил мне возможность разбираться с этим проклятьем. Но когда мы обсуждали возможные побочные действия… обратная петля – была минимальным вариантом. Потеря памяти, потеря магии, потеря крови, потеря здоровья. Потеря памяти – ещё не так плоха. Мы обсуждали… Если это случится, что мы должны сделать. Я расскажу тебе всё… Но… Каннат…

- Ритани, если ты собираешься делать такое лицо и квохтать надо мной как человеческая курица, иди сразу вон.

- Каннат!

- Да? – уточнил я, устраиваясь на подушках удобнее, потом зевнул. – Ритани, я здесь Князь, а значит всю информацию мне нужно в короткие сроки, и без: «ах, какая трагедия». Случилось, план на этот случай разработан, значит – вся информация должна быть готова. По меньшей мере, в сжатом виде.

- Да… есть, - посмотрел на меня Ритани искоса. – Я сейчас принесу, и…

- Лекаря тоже позови, - пробормотал я, сжимая виски. Боль снова усилилась, колотилась в виски… - И, да. Ритани.

- Да?

- Пусть все драконы заглянут ко мне, принесут один за другим присягу. Они же этого ещё не делали.

- Д… да. Не делали… Но, Каннат, зачем они тебе сейчас?

- Чтобы никто не воспользовался моим состоянием и не убил. Мне нужна охрана. И, кстати, Ритани, ты уже должен быть в другом месте. Давай, давай, не рассиживайся. Мне нужна информация. Много информации. И, да, держи подальше всех неадекватных истеричек от меня.

Ритани на мгновение поморщился, поднялся и ушёл.

Часть запрошенного у меня была через несколько минут. За исключением драконов. Эти идиоты, всемером, прощались со своей принцессой.

Я сейчас просто расплачусь, какая трагедия, какая любовь. Хнык-хнык. С самого начала эта шелковая игрушка была отправлена на убой, и эти семеро отлично знали, что должно было случиться. Так, чего они теперь та-а-ак расстроились? Или собирались убить меня, а её оставить в живых? В таком случае, их ждёт просто смертельный удар.

Люблю издеваться над людьми. Да-да. Такое тонкое изощрённое мучение, настоящая пытка. Убивать. Ломать. Резать на куски. Конечно, для эльфа это совсем не лучшее дело. Да и вообще не положено.

Но скучно.

Совсем скучно.

Даже вот доскучался до того, что против меня заговор какие-то пиявки решили устроить. Итак, информация… Информация.

На следующие трое суток я закрылся в своей комнате. Никого не пускал. Еду при мне пробовал один из драконов, присягу ни один из семерых мне пока не принёс. Мне было немного не до них. Но вроде бы в общении с этой семёркой я не допустил оплошности. По крайней мере, они считали меня ещё обычным светлоэльфийским князем.

Та девочка… как же её зовут… Жёлтая драконесса, тоже эльфиечка, даже шарахаться перестала. Жаль она не в моём вкусе. Слишком тело хорошо развитое. Такой нож под рёбра и что? Две недели у лекарей и никаких следов не остаётся! У правильной женщины следы должны оставаться всегда. Надолго. Она должна гордиться этими шрамами.

Так. А информация. Информация. Интересно, кто меня за идиота считает? Не сам ли Ритани. Тут чуши ровно пополам с правдой. Не сказать, чтобы я был очень против. Но где потом добывать недостающее?

Как-то это… не слишком удобно.

- Ритани.

Мой брат… но вот в том, что он мне друг, я начал уже что-то сомневаться. Может убить его? Нет. Он пока мне не дал всей полноты информации. Пусть пока поживёт.

- Да, князь?

А голосок какой недовольный, злой. Просто очаровательно. Чем это мы так недовольны, брат мой? Не решил ли ты, что будет лучше, если ты меня убьёшь и сам возьмёшь княжеский трон?

- Не стоит строить такую недовольную козью морду. Я могу подумать лишнее…

- Каннат. Ты стал ещё более мерзкий ,чем был. Хотя и раньше не отличался приятностью.

- Ты хочешь, чтобы для тебя я был спокойным и тихим? – уточнил я насмешливо, перелистывая листы бумаги. – Я буду. Правда, при одном условии, - листы пергамента, исписанные моими пометками, взлетели в воздух. Пара опустилась Ритани на голову, на его плечи. И я ухмыльнулся. – Там, где мои пометки – должна появиться настоящая информация. Толковая и адекватная. В противном случае… дай подумать, что я сделаю. А! Просто убью. Всех, кто перечислен в том списке, что на твоей голове. А теперь, Ритани, я надеюсь, что ты выполнишь то, что я хочу, - вытащив пилочку, я занялся своими ногтями. – Ну, сам посуди, как скучно играть с этими заговорщиками! У них хорошая организация, отличное планирование, во главе умелый маг и воин, но этого недостаточно, чтобы противопоставить мне что-то. Если у меня будет информация, соответствующая действительности. А не вот это. Так что, иди, иди, мой брат. Пока ещё можешь.

Ритани вышел из моей спальни, мягко прикрыв за собой дверь. Хотя хотелось моему брату сейчас больше всего ударить этой дверью о косяк, я видел это в его движениях, в том, как он заставлял себя сдерживаться. И зачем заставлял? Ну, ударил бы. Свои желания нельзя долгосдерживать, это вредно.

А пока… что-то я устал немного.

Заклинание – раз. Два, три. Теперь добавим немного полей, заклинание защиты, ещё одно. А теперь опознавание, которое не пропустит вообще никого ко мне, и можно спать.

Сон – это именно то, чего мне сейчас ужасно не хватает. А завтра будет новый день, и интересно, кто придёт со мной поиграть? Ведь если я правильно всё рассчитал, то всё, что соткал заговорщик против меня, должно вот-вот прийти в движение.

Так, кто придёт меня убивать? И готов ли этот «кто» к тому, что он станет после этого лишь моей игрушкой? Проблема только одна. Если драконы здесь не для того, чтобы меня защитить, а чтобы меня убить – их нельзя будет ломать сразу. А это такая жалость, такая трагедия!

Так всё-таки…

Кто придёт меня убивать? …


…Никто не пришёл.

Сидя с утра следующего дня на краю кровати, я раскачивался слева-направо, сдерживая себя, чтобы не зарычать. Эти идиоты! Эти… драконы, вшивые псы, они никого ко мне не пропустили! И даже сделали всё так, что даже я, светлый эльф с чутким-чутким слухом, ничего не услышал.

А я так хочу. Хочу убивать…

Облизнув уголок губ, я поднялся. Тело повело, пришлось опираться на стену. Какие тонкие ручки-спички… Ритани сказал, что я провалялся трое суток в полном забытье.

Теперь хлипче муравьишки, любым дрыном перебить можно.

- Каннат! – закрыв за собой дверь, Ритани кинулся ко мне.

Вот чего бегать? Я ещё стою. Почти на своих ногах.

- Ритани, не верещи, - пробормотал я.

Голова снова начала болеть. С ней нужно что-то сделать. Эта боль…

- Каннат! Это же должно было закончиться…

- Магия крови, - прошипел я сквозь зубы, опираясь на плечо Ритани. Как он вздрогнул… - Я должен кого-то убить.

- Нет. Нет, Каннат! Мы сняли с тебя проклятье. Эту магию, эту… всю грязь – унесла с собой в могилу твоя невеста. Ты должен потерпеть.

- Как ты понимаешь! – я дёрнул Ритани на себя, вцепившись в воротник его рубашки. Воротник угрожающе затрещал, но мне уже было всё равно. Меня ломало, корёжило, дёргало. Разжав с трудом сведённые судорогой пальцы, я тихо сказал: - В следующий раз, Ритани, пусть убийцы войдут в комнаты. А драконы – останутся за дверьми.

- Они тебя убьют!

- Да? – лезвие ножа скользнуло между пальцев, оставляя длинные царапины на моей коже, которые, впрочем, почти тут же затянулись. Серебристая рыбка порхала вокруг руки, не оставляя следов на коже. – Видишь. Ритани. Ты тоже не всё обо мне знаешь. Кстати, - заставил я себя двинуться к кровати, спрятав кинжал в потайные ножны на бедре. – Спасибо за информацию. Организуй мне через полчаса помощника главы по финансам.

- Помощника? Не самого главу?!

- А самого главу возьми себе. Побеседуй с ним плотно, меня необычайно интересует, куда пропали со счётов княжества примерно четыре тысячи золотых в последние два-три месяца, - вытащив из шкафа ярко-золотой камзол, я приложил его к себе, повернулся к Ритани. – Мне пойдёт?

- Да, Каннат, - ровно ответил палач.

Я усмехнулся, подхватил с тумбочки пустую вазу и швырнул в него через всю комнату. Естественно, он увернулся, но на лице появилось не просто изумление, лёгкий испуг.

- Ритани, будешь мне врать, в следующий раз я в тебя кину что-нибудь менее массивное, чтобы попало. Я, конечно, не буду кидать в тебя ножи, ты ещё полезен. Но и до этого дойдёт, если ты не научишься говорить то, что думаешь, а не то, что я хотел бы услышать. Теперь иди, иди. И не забудь. Помощника по финансам ко мне. Помощницу, - вспомнил я неожиданно симпатичную девочку, которую сам глава финансового департамента приволок из человеческого королевства пару лет назад. – А его самого – к тебе. Всё, иди, иди. Не стой тут столбом, такие декорации не в моём вкусе.

Вышел за дверь мой Палач очень тихо. Странно. Громкие звуки меня не злят так, как злили.

Швырнув в мусорку золотое аляпистое нечто в бантиках, я вытащил простой белый камзол, такие же к нему брюки. Спокойную серую рубашку. На то, чтобы переодеться, ушло больше времени, чем я думал. Тело не хотело ещё слушаться, как ему положено.

Ну, и мерзко же…

Остановившись перед зеркалом, я приложил ладонь к мутной глади. Во дворце все зеркала были такими. Они туманились, изнутри покрывались тёмно-серой плёнкой, а потом в один момент зеркало переставало отражать. И тогда по ночам из них выходили ожившие кошмары тех, кто владея магией крови, не стал ей пользоваться.

Из-за того, что я сам не мог этого вспомнить, мне пришлось несколько дней соображать, за что своего князя так истово ненавидят окружающие. Не самое приятное дело. Особенно, когда я понял, почему именно от меня прячет взгляд перепуганная прислуга.

Все они здесь, все они – боялись.

Глаза в пол или в стены, низко кланялись, взгляды прятали, тряслись при одном упоминании моего имени.

Жаль, что тех, кто находится в этом особняке, убивать нельзя. Ритани не оценит.

Я хорошо помню, что он просил не трогать тех, кто здесь работает. Во избежание бунтов. Как будто бунты кому-то тут позволены.

Взглянув на часы, я с неохотой перебрался в кабинет, прилегающий к моей спальне. Помощница главы по финансовому департаменту уже была там. Но прежде чем я обрадовался возможности поиграть, мой взгляд наткнулся на ещё одного посетителя кабинета, которого здесь не должно было бы быть.

Хм, хм… Кто же этот неотесанный мужик? Даже не умеющий правильно повязывать шейный платок? Проходя мимо привставшей и низко поклонившейся помощницы финансового департамента, я подошёл к дракону, окинул его задумчивым взглядом и притянул к себе. Расправил алый-алый шейный платок и довольно кивнул.

Меня должны окружать только красивые вещи.

- Сядь, - махнул я рукой в сторону кресла у своего стола, стоящего между собственно столом, где должен был сидеть я, и креслом с низким журнальным столиком, где предстояло устроиться вызванной собеседнице.

Действительно человек. Хорошенькая. Но под взглядом дракона придётся оставить её в покое. А! Я вспомнил! Красный дракон. Точно-точно. Си… Со… Соси… сосиска. Что это меня на еду потянуло? Я ел когда последний раз? Вчера. А сегодня забыл. Да… А этого мужлана зовут Сантайр. И он на удивление послушный мальчик.

- Как тебя зовут? – ласково обратился я к человеческой девушке.

- Лилия.

- Отлично, лэри Лилия, усаживайся вот в это кресло, справа от тебя на журнальном столике лежит стопка таблиц с данными. Давай вначале взглянем на твои способности в финансовом отношении и выражении, а потом посмотрим, что мы с тобой будем делать.

Ну, вот. Она побледнела, посерела, потом покраснела. Живой семафор. Как в таких условиях прикажете работать?

Мне что, приказать дракону, чтобы он сидел и держал её за ручку, как маленькую девочку? Чтобы ей не было страшно? У меня нет времени церемониться с вещами и уж тем более нет никакого желания лелеять чужие комплексы. Или справится, или отправится из дворца подальше.

А там… там и поиграть можно будет.

Улыбнувшись, я пристальнее взглянул на задрожавшую всем телом девушку. И совсем не такой уж я и страшный. Я очень даже красивый.

- Итак, лэри Лилия. Взгляните в таблицы, у вас ровно десять минут, чтобы их просмотреть, - выдвинув верхний ящик стола, я вытащил оттуда песочные часы, поставил их на стол, перевернул, а сам вернулся к изучению содержимого. Какие интересные у меня вкусы! Я, конечно, понимаю, что чего-то не помнить – это нормально, зато к вот тому ножику-бабочке руки сами так и потянулись. Да… Помнится, мне очень нравился этот ножик. Особенно то, как нежно скрывает рукоять тонкое отравленное лезвие.

А вот эту книгу по кровавым рунам я прятал от Ритани. Он всё порывался «сжечь каку», что значит сжечь каку? Это моя пррррелесть! Такую прелесть сжигать нельзя. Помнится мне, парочка рун из этого списка были очень надёжным подспорьем в убийствах.

И, кстати, вот эти три перстня – интересная игрушка, каждый с потайной иглой и ядом. Яды все разные. Помнится, мне тоже хотелось заняться ими, Ритани запретил. Причём, строго следил, чтобы я не приобретал ничего подозрительного алхимического, и чтобы верные люди мне ничего не передали.

Ушастый предатель.

- Лэри Лилия, - не отвлекаясь от своего ящика, уточнил я. – Вы будете смотреть бумаги или будете смотреть на меня с таким несчастным видом? Я вас уверяю, что в моём ящике огромных топоров не водится. К сожалению, шоколад я тоже здесь не прячу.

«Трупы здесь тоже не поместятся», - этого я уже добавлять не стал. Она свалится в обморок. И мой красный дракон куда-то её поволочет. Дракон – только мой. Они все только мои.

Хотя, может она влюбилась?

Нет, не то чтобы я против, но с влюблёнными игрушками не интересно играть. Они как трогательные крольчата, сами падают и сами подставляют животики, мол, режь. Фу. Никакого спортивного интереса.

Кстати, а ещё на меня очень пристально пялится красный дракон. И в него, как в Ритани, кинуть ничего не получится, хотя и есть очень интересная игрушка здесь. Выглядит как плюшевый шарик, при достаточной силе удара взрывается, а внутри заострённые трехгранники. Моя игрушка. Лично сделанная.

Не первая. Ритани видит – отбирает. У него уже склад должен был таких игрушек собраться. Он же их не уничтожает. Ещё немного, и у меня будет целый арсенал, хоть даже власть свергай.

Хотя это неинтересно. Надо вначале в текущем хламе разобраться.

О, песчинка последняя упала. Так-так. Что нам скажет красивая лэри?

-Я готов вас слушать, лэри Лилия.

- А… Но… Это… Я бы…

Такое ощущение было, что руки опустились.

И я не сдержался:

- Лэри Лилия. Если вы не понимаете человеческий язык, мы можем перейти на эльфийский. Если же у вас вообще проблемы с речью, не просто «в частности», а целиком и в общем, что вы делаете на такой ответственной должности? Если хотите, лэри, можете написать всё, что думаете по поводу того, что увидели в документах… Хотя, - взглянув на трясущиеся руки человеческой девчонки, я едва сдержался. Край стола под моими пальцами угрожающе затрещал. Да у неё руки трясутся как у заправского алкаша-орка! Что за идиотизм. Что за идиоты и истерички меня окружают?!

Я начал подниматься, но, к моему сожалению, алый дракон был куда быстрее. Всё это время промолчавший, он подорвался с места и закрыл мне дорогу с низким поклоном.

- Ваше княжеское высочество, пожалуйста, разрешите мне решить эту проблему?

Плюхнувшись назад и, кажется, не удержавшись от недовольства, я махнул рукой:

- Разбирайся.

Не знаю, что уж там дракон сообщил, но лэри Лилия, белая-белая, как снежный покров, начала говорить.

Причём, на удивление, очень чётко и по делу. Держал её явно не за глазки и не за ножки при себе бывший глава департамента.

- Хорошо, лэри Лилия… Можете идти…

Как она подскочила! С места, вверх.

Ну, так тоже подойдёт.

Переместился на этот раз быстрее я сам, чем Сантайр успел перегородить мне дорогу. Девушка шарахнулась назад, прижалась к его груди.

Если она позеленеет от ужаса сейчас, я её в зоопарк отправлю. Как человека с исключительными возможностями кожных покровов.

- Итак. Лэри Лилия, запоминайте несколько вещей. Пункт первый. Меня не интересует ваше тело. Я не страдаю зоофилией, и не сплю даже с милыми домашними животными. Пункт второй. Меня интересует только ваш мозг… - «Интересно», - мелькнуло в голове, - «а как выглядит мозг, извлечённый осторожно из черепа?» - Если вам при этом будет легче, можете надеть на себя целиком груду металла, под названием «рыцарская броня», абсолютно не возражаю, если это не будет мешать вам записывать то, что я хочу. Пункт третий. С этого дня вы – глава моего финансового департамента. Соответствующее распоряжение я напишу в течение ближайшего часа, так что начинайте собирать свои вещи. Три дня вам на то, чтобы принять пост. Потом выходные, так и быть, я оставлю вам. После этого – вы будете целиком и полностью в моём распоряжении. А теперь, можете идт…

Я не договорил. Её и след простыл!

«И совсем я не такой страшный…» - даже обиделся я немного, потом взглянул на Красного дракона.

- Теперь ты. Я не возражаю, чтобы кто-то из вас следил за моей целостностью и уберегал от покушений, но заходить без разрешения в мой кабинет – запрещено. Соизволь донести это до своих напарников. А теперь – ты тоже можешь быть свободен.

Судя по тому, как за дверь вынесло Сантайра, улыбаться мне явно не стоило. И чего они все так пугаются?

Так-так… А теперь, чем бы мне таким заняться? Департаментом науки или магии? У меня большие планы, а вот времени очень, очень мало…


Глава 5. Болтливый труп


Тело ныло, болело и ломило, мышцы дрожали, выли и ругали меня во весь голос, а я стояла в центре огромного пустого зала и пыталась сообразить, что теперь со всем этим «богатством» делать.

Волосы уже давно подколола наверх, но даже проработанный комплекс упражнений, который ставил меня на ноги после самых тяжёлых случаев, в этот раз категорически не справлялся. Безобразие какое.

Эх, ну, ладно-ладно, сама виновата. У этого типа, который по недомыслию богов родился «светлоэльфийским князем», извращённое не только тело, но ещё и сознание. Теперь понимаю, почему так грустно на меня смотрела та женщина.

Что ещё за «та женщина»? Это случилось в ту ночь, когда князь Каннат почил, а я ещё не заняла его место. Взглянув в зеркало, и отчаянно боясь увидеть там серую плёнку крови, я провела пальцем по прозрачной глади, следуя изгибам своего собственного тела.

Моя хорошая идея не успела воплотиться. Я ничего не сделала, как в ночи появились два сгустка силы. Один чёрный-чёрный, как тьма, второй – ярко-золотой, сияющий, обжигающий жизнью.

Кто бы мог подумать, кто шагнёт из этих комков силы в мою комнату. Золотая ведьма и привратник мёртвых. Я не понимала ни слова из того, что они говорили. Просто смотрела на них и дивилась тому, что может существовать такая вот… взаимосвязь. Определённо, они ругались друг с другом. Злобно и, признаться, от души. Она что-то втолковывала Привратнику, укоризненно качая пальцем, а он смотрел на неё… с такой смесью раздражения, усталости и снисходительности, что просто с ума сойти.

За что и поплатился.

Кулачок у золотой ведьмы может быть был не пудовым, но зато била она очень метко. Привратник же… даже не дрогнул. После чего ведьма сообщила с улыбкой, что она да, тоже его любит, и отправилась танцующей походкой ко мне.

А я… Я не могла даже пошевелиться, потому что я её узнала. С первого взгляда. С первого вдоха. Мой кумир… Принцесса Таирсского дома, Вероника де Лили… по мужу – герцогиня дель Ниано.

Остановившись около меня, она улыбнулась:

- Всё будет куда проще. Ты меня знаешь.

- Знаю, ваше…

- Шшш, оставим эти формальности. Ведьмам под покровом тьмы они не очень интересны. Что ты хочешь сделать, Медуница?

- Занять его место. Выяснить, что здесь случилось. Подождать, пока придут убивать «его»... За этот срок, я сделаю так, чтобы никому не пришло в голову усомниться в том, что князь Каннат во второй раз благополучно умер, и после этого получу Свободу.

- Не как принцесса Ниларской империи, не как жена светлоэльфийского князя, а как просто Медуница?

- Да!

- Хорошо, - леди де Лили засмеялась моему энтузиазму, протянула руку, а когда я, просто по инерции протянула свою, стиснула мою ладонь в крепком мужском пожатии. Когда же она опустила мою ладонь, на моём запястье был браслет из четырёх веточек. – Ты мне нравишься, - как ни в чём не бывало сообщила она. – Это – что-то вроде оберега. Хотя и так сказать нельзя. В общем, когда разберёшься со своими делами – позови меня. У тебя есть все шансы стать ведьмой.

И пока я хлопала глазами, не в силах вообще ничего сказать, говорливую ведьмочку заткнул самым настоящим поцелуем Привратник, а потом, когда леди прислонилась к его плечу, словно ноги её не держали, взглянул на меня. Ощущение было такое, словно меня могильной плитой придавили, а потом взвесили на невидимых весах.

- Хорошо, - голос у Привратника был такой, что где-то в груди разверзлась ледяная каверна, а потом поглотила все мои чувства и эмоции. Неужели, я нарушила какие-то правила?! – У тебя есть сорок дней, - ровно продолжил этот смертельно пугающий мужчина. – Ровно столько хранят память окружающие предметы. Стены. Вещи. Через сорок дней – воспоминания исчезнут, как душа, - он рукой в перчатке поймал черно-багровый комок в алых уродливых прожилках и раздавил. Как гнилой помидор. – Уже исчезла. Если захочешь передумать, просто позови. Её, - поцеловал он в висок прильнувшую к нему леди Лили. – Она поможет.

- Почему?! Почему вы мне помогаете?! – это было всё, на что меня хватило.

А ответ… ответ надолго меня согрел.

Потому что уже пропадая, леди Вероника де Лили мне задорно подмигнула и шепнула:

- А ты нам просто нравишься! Вот и всё.

Я могла бы сбежать. В тот самый момент, когда они пропали, и я осталась одна посреди этой кровавой разрухи, я поняла это совершенно точно. Я могу сбежать. Никто ничего не узнает. Я создам иллюзию двух смертей и получу свободу.

Но было то, почему я не могла этого сделать.

Я хотела знать, за что меня продали. Почему отец меня выращивал на убой. Почему меня не защитили драконы.

Я хотела знать так много, что не могла сбежать.

В конце концов, я же не зря читала умные книги. Я продержусь. До того момента, как узнаю всё, что случилось. А потом разберусь с тем, кто меня продал. В конце концов, я не взялась из ниоткуда. Я – Шелковая принцесса, за моей спиной очень древний род. А иногда вполне неплохо, если на троне будет не император, а императрица.

Хотя, конечно, заговор – это слишком круто. Особенно, если учесть, что для этого надо победить императора на дуэли. Ну-ну…

Я взглянула на свои ладошки. Тонкие нежные руки.

Что ж. Будем двигаться по порядку. Вначале Каннаритания, потом уже свобода и буду думать, что с ней такое сделать. Вот ка-а-ак подговорю Красного или Фиолетового дракона, чтобы они мне отца победили! И в результате всё закончится тем же. Я буду лишь пустышкой при ком-то. Не хочу быть пустышкой! Надоело.

Впрочем, князю Каннату умным быть можно. Особенно, когда память потеряна, и всё такое прочее.

Через сутки я поняла, почему Привратник мёртвых сказал, что у меня всего лишь сорок дней. У меня была одежда, обувь, вещи вокруг – они все помнили настоящего князя. Мне достаточно было лишь позволить внешнему миру управлять своей обманкой. Через сорок дней внешний мир забудет, что существовал такой князь. Это понятно и оправданно, но для меня это значит, что времени у меня не так уж и много. На сорок первый день мой секрет будет раскрыт всеми желающими.

За оставшиеся дни мне нужно было: вычислить предателей, разобраться с тем, насколько они будут полезны для княжества, вычистить хлам и мусор, в смысле «эльфов», которые успешно процветали под крылом чокнутого кровавого князя.

После этого, если предатели те, кому можно передать правление княжеством, спокойно позволить убить обманку.

Если нет – то подстроить всё таким образом, чтобы передать княжеский трон – Ритани. Кстати, сочувствую нереально этому эльфу. Это с таким братом можно поседеть!

Эльф с магией крови… Я ведь чуть не порезала самого Ритани, когда он не пустил «Канната» гулять. Удержалась только чудом. Потому что вспомнила вовремя, что я не этот чокнутый эльф.

И сейчас боялась отчаянно, что однажды зеркало перестанет отражать, и уже я запачкаюсь в магии крови.

К счастью, раскрыть по этим зеркалам, что князь на самом деле мёртв – нельзя. Просто по той причине, что и они в том числе будут помнить его эти сорок дней. А на сорок первый – все зеркала будут сверкающими…

Но всё-таки… Почему?

Хлопнувшую дверь я пропустила, пока валялась на широченных перилах балкона, качая в воздухе ногами. Ветер ласкал мои волосы, покачивал на ветру меня саму. Тело – изменённое, естественно, мирно спало в спальне, я же, не выпуская его из пределов видимости, находилась в комнате сбоку. Той самой, которую отвели Медунице.

Кто и зачем пришёл сюда?

Сев на перилах, я расправила складки на платье, наклонила голову и чуть не взвизгнула. Впрочем, Ритани выглядел не лучше. Интересно, а эльфы кричат? Но зато губы у них синеют, как у простых смертных.

Хорошо хоть сердечных приступов у светлоэльфийского народа не бывает. А то обвинили бы, вначале в гибели одного князя, потом его брата. Настоящая роковая женщина. Хотя, вот о чём-то я сейчас думаю.

- Ме… Ме… Медуница?! – справился Ритани со своим непослушным языком.

Вау. Смог. Хвалю, хвалю. Вот только обращение неверное, помнит ли?

- Ваше высочество, - под моим ошалелым взглядом, эльф рухнул на одно колено. – Ваше высочество…

Как его кроет-то! Чего это он?

Спрыгнув с перил, я подошла ближе, подумала, что неплохо было бы коснуться, но рука прошла сквозь плечо эльфа. Он почувствовал моё прикосновение, чуть не отскочил, но чудом остался на месте.

- Ваше высочество…

Заело? Ой, ну, и словарный запас у меня стал. Я явно переобщалась с воспоминаниями о князе Каннате. Представляю, каким жутким будет мой характер после этих сорока дней, если банальная неделя меня так накрыла.

Присев на корточки, я помахала рукой перед лицом Ритани:

- Ты что так себя казнишь, серебряный палач Каннаритании? – поинтересовалась я хрипло. – И не надо так вздрагивать, я не кусаюсь. И для живых уже тоже не опасна. Да и никогда опасной не была.

- Ваше высочество…

- Хватит этих «высоких» титулов, которые мне никогда и не принадлежали, - отмахнулась я, устроившись прямо на полу. – Ритани. Могу я так тебя называть?

- Д… да…

Какой взгляд, какой взгляд, ещё немного, и я загоржусь, что до такого мужика довела!

- Ваше высочество…

О, как кому-то сложно перестроиться. Ну, и ладно, пускай выкает, мне не жалко. В данном случае, технически обращение правильно. Ведь есть я – ака привидение, шатающееся без дела. И есть тело, ака бревно, спокойно спящее в кроватке. Разве что пузыри не пускающее.

- Что?

- Простите меня. Я думал, что успел…

- Успел?

- На озере.

- Это был ты, - улыбнулась я.

- Да, ваше высочество.

- Спасибо. Это было больно, - проведя пальцами по платью, которое было на мне, я стерла кусок корсета, демонстрируя сине-чёрные рёбра, и тут же затянула всё обратно. – Объятия у того чудовища были жестокие.

Взгляд Ритани преисполнился болью. Эльф протянул руку, словно желая до меня дотронуться, но… его пальцы прошли сквозь моё тело.

Он ещё не понял?

- Я думал, я успел…

- Нет. Ты появился, когда ритуал был уже закончен.

- Я надеялся, что вы не назовёте чудовищу своё имя, ваше высочество.

- Ты не подумал, что заглянувший непосредственно перед ритуалом князь приказал мне это сделать?

- Он не мог! – вскинулся эльф и поник.

Какой он тут миленький. Так и тянет погладить, как ребёнка. Бедный, бедный малыш… Он действительно ещё так мало понимает. Впрочем, уже до самого дошло, как его слова звучат смешно. Князь Каннат? Да из того, что я уже успела узнать за последние дни, он не только мог, он бы это и сделал. Если бы только хрустальный ключ был у него.

- Но ведь хрустальный ключ был у меня, - жалобно прошептал Ритани. – Я же сделал всё, чтобы сохранить вам жизнь.

- Ты чуть не убил собственного брата.

- Он бы не умер. Уже была готова замещающая жертва! В ту ночь, когда мы приехали, он просто бы прошёл ритуал как обычно. И всё… И вы были бы живы, и он. И возможно, возможно, я бы нашёл другой способ спасти его от этой проклятой силы!

- Магию крови однажды проснувшуюся – невозможно убаюкать, никакими способами. Она не засыпает.

- Но озёрный страж!

- Ты, правда, не знаешь? – удивилась я от души. – Слушай, ну, это даже не смешно. Необразованная принцесса-деревенщина, кажется, так он меня назвал?, знает больше, чем вы оба вместе взятые. К озёрному стражу не стоит тащить ДО кровавого брака. Это бессмысленно. Вначале брак нужно было заключать. Брак! В противном случае, ритуал не срабатывает.

- Но он же сработал!

- Кто?!

- Не кто, что! Ритуал.

- Да ладно. С чего бы ему срабатывать?! Озёрный страж просто перекинул на меня часть проклятья. А поскольку я «человек», во мне нет древней крови, как у твоего брата, естественно, меня это убило. Всё просто.

- Ничего не помогло, - Ритани поник, сгорбился, словно бы состарился. – То есть ты умерла такой страшной смертью, а во главе уже почти погибшего княжества по-прежнему кровавый князь… И за этим князем я присматриваю, словно нянька. За что мне это, боги?!

- Ну, видимо, грешил в прошлой жизни? – предположила я, вытаскивая пяльцы с иглой. – Ритани. Почему ты просто не позволил заговорщикам убить князя?

- Он мой князь. Он тот, кого я клялся защищать. Он мой брат. … Кем бы они ни был, какая бы отравленная кровь не текла по его жилам, какие бы ядовитые мысли не бродили в его голове, я не оставлю его…

Диагноз – прочные кровные узы. В то время как меня моя семья просто про-да-ла. Я завидую? Безумно.

Настолько сильно, что мне хочется сейчас ранить этого эльфа. Нанести ему удар исподтишка. Сказать какую-нибудь гадость, но…

Я промолчала.

Я всё-таки принцесса Ниларского дома. Я не должна пинать слабых. Даже если очень хочется. Я должна быть великодушна, истинная девушка всегда держит себя в руках, всегда мила. Всегда спокойна.

- Простите, ваше высочество.

- Ритани?

- Я бы хотел услышать, что с вами сейчас всё в порядке… Как бы я хотел это услышать…

- Со мной всё в порядке, - улыбнулась я. – Я всего лишь умерла, а так всё хорошо. Всё просто замечательно. Не говори бреда! – рявкнула я так, что он подпрыгнул. – Мёртвым плохо не бывает. Мы не испытываем голода, боли, разочарований, обид. У нас по умолчанию всё хорошо. Впрочем, у меня не так уж и много времени, чтобы торчать здесь.

- Время? – эльф дёрнулся.

Вот чего пугается, спрашивается? И какой-то он очень чувствительный к эманациям вот этого тёмного мира, частью которого сейчас являюсь и я.

- Ритани. У тебя что, сила тьмы – одна из управляющих?

- Да, - эльф вскинул голову. – Да. Я могу тебе помочь. Я…

- Не требуется, - резко мотнула я головой, потом устроилась снова на перилах балкона, подставив лицо нежному ветру. – У меня есть сорок дней, сейчас уже меньше. Потом я уйду сама.

До Ритани, наконец-то, дошло то, что должно было дойти куда раньше.

- Ваше высочество…

- Да можешь говорить нормально, - махнула я рукой. – Никаких проблем, уже говорила.

- Ты говоришь не как кукла!

- Долго же доходило, - посетовала я от души, потом засмеялась. – Ну, знаешь, мёртвые не имеют замков и никаких ключей к ним. Так что, можно побыть такой, какая я есть, и заодно узнать, какая я на самом деле. Познакомиться с собой. Хотя бы после смерти.

- Ты…

- М? – заинтересовалась я, качая в воздухе ногой.

- Ты не такая!

- Какая не такая? – опешила я, потом догадалась. – А! Не соответствую тому идеальному образу Шелковой принцессы, который вы себе уже успели придумать? Впрочем, придумали за вас. А так, я вредная, совершенно скучная, педантичная зануда. А, да, ещё со-ци-о-фоб. Кажется, ничего не перепутала. И вообще, Ритани, тебе не кажется, что тебе не место здесь? И пора бы отправиться куда-то ещё.

- Я тебе мешаю?

- Нет, какая мне разница? – искренне удивилась я. – Хочешь тут болтаться – болтайся.

- Меду… - выговорить моё имя у эльфа неожиданно не получилось.

Чего это он такой деликатный? Ещё и мнётся чего-то. Странный тип. Честное слово. Вот, казалось бы, чего тут слова подбирать.

Мне, может, поболтать от души хочется, а он мнётся.

Какой-то уж больно болтливый труп из меня получился.

- Ваше высочество.

- Да, да?

- Как так получилось, что вы… были… такой? Куклой?

- Шелковая принцесса, фарфоровая кукла? – уточнила я задумчиво. – А меня такой воспитали. Каждый день был дрессировкой. Куда смотреть, куда не смотреть. Что говорить, что говорить нельзя. Как ходить, как пить, как есть, как смотреть, как хлопать ресницами. Толстый список того, что не положено. Ну, и соответственно в обратную сторону, наоборот, что должна я делать в обязательном порядке.

- И что же? – эльф сел рядом со мной на перила.

- Молчать. Молчать. Молчать, - я взглянула на Ритани из-под ресниц и засмеялась потрясённому выражению на его лице. – Ритани, если ты так будешь удивляться, ты не доживёшь. Честное слово.

- До чего не доживу?

- До счастливого будущего, - наставительно заметила я, тряхнула волосами и мечтательно прикрыла глаза. Светлое будущее – это здорово. Правда… Как его добиться? Смешать все цвета и получить в результате белый? Белый… Белый… все цвета…

Помнится мне, белый и чёрный дракон как-то спелись и устроили полный караул всей империи разом. А если я получу всех семерых, смогу ли я силой захватить империю? Как интересно…

- Ваше высочество, у вас только что была жутко страшная улыбка.

- Да? – я улыбнулась уже нормально. – Если только немного. Пришла в голову хорошая идея. Правда, вот выполнимая ли она – уже вопрос. Кстати, Ритани, ответишь на пару вопросов?

- Со всем своим удовольствием.

Как быстро ответил. А если бы я спросила совсем какое-нибудь непотребство?

- Итак, Канната пытались так отчаянно убить, потому что он князь, связанный с магией крови?

- Именно. Как ни старались мы это скрыть, у нас в общем итоге так ничего и не получилось, - Ритани протянул руку, почти коснулся моей щеки, заставив меня недоуменно склонить голову, разглядывая его. - Не пугайся, пожалуйста.

- Что? Не пугаться?!

В следующий момент, обретя плоть и вес, я чуть не сверзилась с перил. Вскрикнула, обнаружив, что платье фактурой похвастаться не может, и от малейшего ветерка поднималось куда-то очень не туда… По крайней мере, подолу, по моему скромному мнению, точно на голове было не место!

Дёрнувшись, чтобы поправить платье, я опасно зависла над пропастью, но упасть мне не дали.

- Прошу прощения! – спохватился Ритани, и платье вслед за мной обрело материальность.

Вот уж не думала, что у этого палача такая силища.

- Ваше высочество, - эльф прикоснулся губами к костяшкам моей руки. – Мне очень жаль. Мне очень жаль, что всё так вышло, всё для вас так закончилось. Мне очень жаль, что я опоздал и не успел вас спасти. Мне…

- Сколько можно извиняться? – весьма невежливо перебила я. – Ритани, зачем ты сделал меня материальной?! В таком виде я не смогу качаться в ветряных потоках и проходить сквозь стены.

- Это ненадолго. Честное слово. У меня не хватит сил надолго дать тебе тело…

- Ну, и зачем тебе это понадобилось, Ритани?

Сегодня явно был день удивлений, потому что на этом чудеса не закончились, они скорее только начинались. Несмотря на то, что я лично куда больше хотела бы просто поболтать, под шумок выведав полезности, этот странный эльф взял и … дёрнул меня к себе, зарываясь лицом в волосы.

Что с ним?! Ничего не понимаю!

- Я думал, что успел. Ты была опутана этой гадостью и всё равно словно бы светилась перламутровым светом, сидя в этой утлой лодчонке. Я хотел услышать хотя бы твой голос, а ты молча смотрела на меня. И в твоих глазах я видел смех. Ты смотрела на меня и мысленно смеялась. Тогда я подумал, что может быть, всё не так плохо. Что я успел вовремя, что обряд не совершился, что у меня будет время… я собирался любой ценой не дать Каннату на тебе жениться, чтобы ты – могла выбирать. И я опоздал. Так что… позволь мне, хоть немного, постоять так…

Это ему в голову пришло себя обмануть? Не, слова красивые, волшебные, бесспорно. Вот только – даже если он и влюбился, то влюбился он в принцессу, куклу, которой я не являлась. Я могла изобразить такую куклу, но мне этого было больше не надо.

Так что…

Я немного постою, раз ему так хочется, а потом прогуляюсь по территории. Хочу взглянуть, как поживают драконы.

- Меду… Ваше высочество.

Почему он не может назвать меня по имени? Словно боится, что это сон – и я растаю. Я действительно исчезну с рассветом, как и полагается уважающему себя привидению, но всё-таки он слишком странно себя ведёт.

Или в отличие от брата, с лёгкостью распускающего руки, у него ненормальная любовь к нежным девочкам?

- Ритани. Скоро проснётся твой брат.

- Да.

- Скоро на него будет очередное покушение.

- Да.

- Ты должен его охранять.

- Да.

- Ему всячески помогать.

- Да.

- Ты меня слышишь вообще? – возмутилась я, когда поняла, что беззастенчиво манипулирую этим эльфом.

- Нет, - засмеялся он, отстраняя меня.

Я выдохнула, когда поняла, что счастье есть, и чары Ритани развеялись.

А потом он двинулся к дверям, остановился на мгновении, положив ладонь на ручку:

- Медуница…

Ты посмотри! Не глядя мне в глаза, он может произнести моё имя?

- Да, Ритани?

- Я… Ты же ещё будешь здесь?

- Да. Правда, не на этом месте, наверное. Всё-таки здесь слишком больно смотреть на это место.

- Я найду тебя.

- Что? – растерялась я.

Ритани повернулся, улыбнулся:

- Я найду тебя. Где бы ты ни была. Найду.

И вышел, прикрыв за собой плотно и бесшумно дверь.

А у меня засосало под ложечкой.

Это вот сейчас была игра? Или он действительно влюбился?! Если второй вариант… то это же беда!!!

«Ну, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста…» - я не знала, кого и о чём умоляла. – «Пусть это будет всего лишь игра, пусть это будет какой угодно план, только не чувства! Пожалуйста…»

Но мой жаркий отклик остался без ответа, а планы на остаток ночи пришлось пересмотреть, потому что князя Канната пришли убивать.

В этом княжестве вообще хоть что-нибудь бывает вовремя?!


Глава 6. Печенье с сюрпризом


Когда я открыл глаза в своей комнате, их было четверо. В полумраке хорошо угадывались знакомые очертания, той мебели, которую я выбирал сам, с любовью. За каждым этапом изготовления которой я более чем пристально следил. Я обустраивал свою комнату, своё собственное место, которое было только моим.

И сейчас, прячась в гротескных очертаниях вишневого гарнитура, эти четверо считали, что спрятались от меня.

В воздухе плавал сладковатый дымок, не просто ощущался запах, но была целая дымная завеса, которая окутывала мою кровать. Они пытаются меня отравить? Чего они ждут? И где, кстати, мои драконы?

Я, конечно, просил Ритани, чтобы в следующий раз ко мне пустили убийц, но чем я думал в тот момент?!

«Точно не головой», - подсказал ехидно внутренний голос.

«Увы», - пришлось мне согласиться, - «скорее всего, магией крови».

Клинком я никогда не владел, мне было категорически запрещено к нему приближаться. Причина была проста, как всё гениальное, если я кого-то режу (а как можно кого-то не порезать, используя клинок?) – магия крови в моих жилах начинает бурлить.

По этой же причине мне, как увлекающейся натуре, запретили и кулачный бой. Поэтому я даже защитить себя никогда не мог. Всё время, всё время за меня отдувался Ритани. Зато я мог кое-что другое.

Но всё же, как эти убийцы прошли сюда так тихо, никого не потревожив? Это ведь не их пустили, они прошли сами.

«Предатель?»

«Скорее всего, даже жаль. Предатели должны быть наказаны по всей строгости… А что-то мне подсказывает, что хвосты тянутся из финансового департамента. Но всё-таки какие звери – эти люди, пришли ночью, тайно, в комнату такого красивого меня, чтобы меня же убить, где справедливость?!»

Внутренний голос мне не ответил. А жаль, было бы неплохо поговорить с кем-то умным. Хотя с собой я ещё не разговаривал раньше, было бы интересно получить новый опыт, впрочем… У меня же ещё есть убийцы.

Устроившись удобнее на подушках, я вытащил оттуда же огромную коробку с печеньем, засунул в рот, аппетитно захрустев:

- Вы меня собираетесь убивать? – поинтересовался я, даже не понижая голос. – В конце концов, вроде как бы уже пора бы. Столько времени тут ждёте. Чего ждёте-то хоть?

Мне никто не ответил. Четыре тени попытались даже слиться с мебелью. Какие странные люди. Их же выдает запах. От них вонь на четыре километра!

- Ау! Вот странные создания, - захрустел я печеньками дальше. Вот чего на меня пялиться? А. Яд, вот чего они такие притихшие. – Да не ждите вы, что этот яд на меня подействует. Меня им в детстве перекормили. Так что, давайте, ножки в ручки и ручками-ручками. Можете там острые игрушки взять. Если с собой нету, на стене позади вас есть неплохая коллекция мечей и кинжалов. Нет, какие бестолочи-убийцы пошли. А если бы у меня не было запаса холодного режущего, они бы что, меня голыми руками попробовали бы убить?!

- Он нормальный? – шёпот был очень тихий, но чтобы эльфы не услышали, что там себе под нос бормочут людишки? Какая пошлость.

- Можете говорить нормально, - закинул я в рот следующую печеньку. – Я вас всё равно слышу. И вообще, вы меня развлекать уже будете? А то торчите в моей спальне уже минут двадцать, а результата, ну вообще никого!

Что-то как-то они вообще не реагируют. О! Первый пошёл.

Закинув в рот следующую печеньку, я сплюнул мешающуюся «косточку», и на пол упал уже труп. Наверное, раз кидаю в глаз, не обязательно включать яд?

Это была милая особенность моей заветной коробки с печеньем. В некотором печенье прятались стальные подарки, или просто с заострёнными краями, а некоторые с ядом. Яд активировался простым нажатием на самую середину метательной игрушки. В этом состояла их интересная особенность, которая постоянно сердила Ритани.

Именно поэтому мне пришлось прятать всю эту коробку под подушкой.

- Эй, ты! – кто-то, не увидев движения своего напарника, кинулся вперёд, и моя звёздочка вошла в мягкий висок, по касательной, но для яда, который прятался в этих игрушках, было бы достаточно и едва заметной царапины. А это мои звездочки более чем обеспечивали.

- Как ты посмел!

Третий идиот кинулся прямо в лоб, за что и поплатился. Четвёртый был осторожен, даже не показался, хотя на его глазах умирали один за другим его товарищи.

Хм? Меня даже не поприветствуют?

За дверью бушевали драконы, не в силах попасть внутрь. Как интересно. Четвёртый не убийца, маг?

О, какой тонкий запах. Не мужчина, женщина.

И, что-то этот запах мне знаком. Правда, откуда? Не сегодня. Вчера?

- Свет, - приказал я ровно.

Магия была настроена таким образом, чтобы мгновенно мне отозваться. Свет включился сразу, со всех сторон. У огромного зеркала, затянутого тёмно-серым полотном внутренних паутин, стояла девушка.

Очень знакомая девушка.

- Лэри Лилия, - театрально всплеснул я руками, пока в открытую дверь ворвались трое драконов.

Ну-ка, ломились в дверь орчанка Денден, Синяя драконесса, и Оранжевый дракон, эльф Астарт. А взломали – сразу же с появлением Фиолетового дракона, эльфа Таймгара. Ну, и силища у этого типа.

- Всем стоять, - приказал я равнодушно.

Рубашка на груди распахнулась, демонстрируя добрую сотню мельчайших незаживающих порезов. Магия крови нарушала и кожные покровы. То, что я носитель древней крови – светлый эльф, просто позволило мне выигрывать время.

Кстати, как-то мои драконы побледнели сильно, но зато стоят на одном месте и не шевелятся.

- Итак, лэри Лилия, что бы с вами такое сделать… А, где Ритани?

- Сейчас прибудет, ваше княжеское высочество.

- Хорошо, хорошо, - покивал я, толкнув девушку на край своей кровати, провел ладонью по её щеке, подцепил прядь мягких каштановых волос, пропустил сквозь пальцы. Она хорошенькая, действительно. Но как я ей уже говорил, домашние животные меня не интересуют. – Ритани!

Мой палач, ворвавшийся в спальню, застыл на пороге, чуть не споткнувшись о труп. Ну, и чего так бледнеть? Я вроде бы кровь никому не пустил. Красиво убил всех, быстро.

- О! Нет-нет, - резко повернувшись, мыском босой ноги я подбил руку фиолетового дракона, потянувшегося к трупу с разбитым виском. – Не стоит этого делать, лэр Таймгар. Плохо будет. Мой яд не выбирает, кого уничтожить, а кого оставить в живых.

- Ты опять! – возопил Ритани, забыв разом и про дисциплину, и про официоз. Под его сердитым взглядом, я усмехнулся и выплюнул металлическую звездочку. Игрушка вошла до середины в дерево и там застыла, возмущенно трепеща.

Подумав, что показывать язык брату все же не стоит, я подошёл к девушке, с пустым взглядом смотрящей в пол.

- Эй, Ритани. Оставь воспитательный момент. В честь чего эта куколка пыталась меня убить? Не то, чтобы я был очень против, но так неинтересно, такая светлая голова, - подойдя к Лилии, я сжал пальцы на её тонкой шее. Что-то она даже не сопротивляется.

- Князь Каннат! – ещё немного и, судя по голосу, Ритани кинется меня оттаскивать.

- Так, Ритани, я всё ещё жду ответа, чего эта крошка решила меня убить, пропустила убийц во дворец, открыла перед ними дверь моей спальни, всё аккуратно закрыла, но сама руку на меня не подняла? Мне даже обидно. Я тут, понимаешь ли, решил быть хорошим, дал ей возможность исправиться, а она вот так себя повела, - сжав ещё немного пальцы, я посмотрел на закатывающую глаза девушку. Просить о пощаде она явно не собиралась.

Я повернулся к серому от волнения Ритани.

- Так, слушаю внимательно. И в твоих интересах говорить быстро. С чего вдруг она?

- Тот тип, который был её начальником, купил её родителей и держал их в заложниках. Передал через своих людей, что или она убьёт тебя, или умрут они. Понимая, что ей в любом случае не справится, она выбрала прийти с убийцами, чтобы её родителей не тронули. К тому же, понимая, что ты её убьёшь, она решила, что шантажисту после этого не будет никакого дела до её родителей.

- И всего-то? – пробормотал я, разжимая пальцы. – Я думал, что-то более интересное.

Размахнулся и ударил по краю кровати. Девушка, оказавшись на полу, даже не вздрогнула, смотрела на меня пустым взглядом.

Совсем не интересно.

- Кстати, Ритани, а скажи мне, ты знаешь, где держат её родителей?

- Да.

- Отлично, - смерив взглядом драконов, я кивнул: - Вы возьмёте два моих отряда. Лэри Денден, лэр Астарт – вы возглавите эти отряды. Я хочу, чтобы к вечеру от места, где окопался шантажист, не осталось ничего. Вечером отчитаетесь. Ритани, жду от тебя полного списка того, кто ещё может предать по таким идиотским причинам. Лэр Таймгар, поскольку я ещё хочу выспаться, вы останетесь меня охранять. Кого забыл осчастливить? А, ты… - присел я на корточки перед лэри, пощелкал перед её глазами пальцами. Дохлый номер… Никакой реакции. Размахнулся.

За спиной вскрикнул Ритани.

«Чего орать спрашивается?» - удивился я, от души хлопая перед лицом человеческой идиотки в ладони. О, есть реакция. Проснулась спящая красавица.

Нет, вот только не хватало мне сейчас обмороков. Выйдет отсюда – пускай падает в своё удовольствие сколько захочется.

- Так. Лэри Лилия. Я вас жду в понедельник, в своём кабинете. С выполненным заданием, которое вам дал. И будьте любезны, не опаздывать. А теперь все кыш из моей спальни, спать хочу. Такой сладкий сон оборвали.

Застегнув рубашку, я спихнул с края кровати руку трупа, зевнул, накрылся с головой и спокойно уснул. Дальнейшее мне было совершенно неинтересно.


***

Драконы собрались в небольшой комнате на самом верху одной из башен. Устроившись на чердачной балке, я покачивала чёрным хвостом, заинтересованно наблюдая за происходящим. Иллюзия князя Канната спокойно работала в кабинете, пока я занималась самым неблагодарным, но зато самым правильным делом для собственной шкуры – подслушивала.

Я хорошо запомнила, какое впечатление князь Каннат в малой степени собственной кровавости произвёл на прибывших драконов. Так что совершенно очевидно было, что они соберутся где-то, чтобы пообщаться в своём узком кругу.

Конечно, они установят защиту, в конце концов, Шайррайра и её щит света – просто совершенное сочетание против всех, кто желает погреть уши. Проблема была в том, что силы у этой эльфиечки были запредельные, поэтому она накладывала не на маленький блок, а на всю комнату сразу. Соответственно, я была уже под щитом, по умолчанию, а потому с удовольствием ждала результатов.

- Это какое-то безумие, - Арранайра сжала виски. – Мы торчим в этом дворце, где нам никто не рад. И занимаемся тем, что пытаемся спасти жизнь тому, кому по-хорошему нужно было бы скрутить голову!

- Арра! – резко взглянул на неё Сантайр, словно ударил взглядом. – Ты думай, что говоришь!

- Извини, - вздохнула та. – Но, правда, как последние идиоты… Столько ошибок не допускали ещё в бытность свою простыми воинами, а тут – прославленные легендарные драконы, и…

- Арра, - Денден коснулась плеча подруги и отрицательно покачала головой. – Твой язык тебя до добра не доведёт.

- Я просто говорю правду!

Вот уж точно. В последнее время, вот как смотрю на эту семёрку с близкого расстояния, начинаю думать, что чем легендарнее персона, тем меньше мозгов у неё в голове остаётся. Наверное, чем больше встреваешь в драки, тем больше получаешь по голове. А голова орган нежный, там мозг, и он сотрясается. Если он там есть, конечно. Есть в этом тоже немного сомнений.

- Правда не всегда полезна, - заметил тихо Таймгар.

И спор угас сам собой.

- Ладно, - эльф повернулся уже к Сантайру. – Спасибо, что собрал всех.

- Ты командир, твои приказы не обсуждаются.

- Это была просьба, - Таймгар нахмурился, словно уловил что-то. Потом вздохнул. – Ладно. Не суть. Я хочу сказать вам всем кое-что очень важное. Наш князь тесно связан с магией крови.

- Что?!

- Нет!

- Этого же не может быть!

- Ты вообще со стороны себя слышишь?!

- Тихо, - Таймгар даже голос не повысил, но все замолчали, и комната затихла, объятая тишиной.

В потоке света, проникающего в комнату сквозь окно, танцевали мельчайшие золотые пылинки. Тёмные мундиры всех драконов сделали их похожими на тени, застывшие в вечном безмолвии.

- Слушайте меня, своего командира. Я хорошо знаю, что такое кровавый эльф, чем это грозит и чем может закончиться. Я не желаю, чтобы ваши жизни оборвались так неожиданно. Я не хочу, чтобы ваши души пострадали из-за соприкосновения с таким хозяином. И что более важно, нельзя, чтобы вы стали частью этого кровавого водоворота. Поэтому, если у вас есть важные для вас люди, если вы найдёте кого-то, кому хотели бы служить до конца своих дней, я даю вам своё разрешение на то, чтобы вы принесли присягу. А теперь приказ – любой ценой вы должны избежать принесения настоящей присяги князю Каннату. На этом всё. Можете всё обдумать. По мере необходимости можете подходить ко мне по одному. Я всегда вас выслушаю. Ну, и помогу, чем смогу.

Драконы расходились один за другим, причём вопреки тому, что я уже видела не раз, Таймгар ушёл первым.

Когда никого не осталось, я подождала ещё немного, спустилась вниз, вернулась в своё нормальное тело. Расправила складки на призрачном платье.

В принципе, я могла понять, что именно заставляет меня в роли князя Канната заниматься тем, что восстанавливать княжество. Я взяла часть жизни этого типа. И оплачивала сейчас именно её. То, какой я могу сейчас быть, то, как я могу поступать, принимать решения.

Впрочем, какая разница, что меня заставляет поступать так или иначе? Я могу делать так, а значит – делаю.

- Так, так, так, - тихий голос, от которого по спине пробежали холодные мурашки, раздался позади, вместе с прикрывшейся дверью. – Я-то думаю, что так тьмой запахло, а это у нас оказывается тут привидение бродит. Для кого же такое прекрасное дитя шпионит?

Он меня не узнал? Хотя, пользуясь тем, что в призрачном состоянии могу делать всё, что пожелаю, я поменяла наряд с пышных кружев на простое, но зато очень красивое платье. Да и вместо официальной причёски, которая мне никогда особо не нравилась, сейчас мои волосы были распущены. Помнится мне, никто из драконов, даже нянчившийся со мной Сантайр, не видели меня с распущенными волосами.

Повернувшись, я улыбнулась.

Эльф рухнул на одно колено, да ещё с такой скоростью, что я чуть не подпрыгнула.

- Ваше высочество!

Ну, даёт, что так реагировать? И вообще предыдущий стиль его речи мне нравился куда больше. Хотя и был этот тон немного вызывающий, всё же тогда Таймгар казался более живым.

- И совсем не обязательно так реагировать, лорд Таймгар, - улыбнулась я от души. Всё-таки в отличие от двух других эльфов, этот куда более нормальный и адекватный. – Рада вас видеть.

- Вы… принцесса… вы…

Поправив волосы, я взглянула на узкую полоску браслета, опустила рукава, пряча его.

- Банальное привидение, никому не могу причинить вреда. Извините, что невольно подслушала ваш разговор.

- Вы…

- Спала здесь, вот там, - я подняла палец вверх, указывая на балки. – Мне там понравилось, да и вид хороший.

- Вид?! – изумлённый взгляд Таймгара обратился на стены, потом он кивнул: - Сквозь стены?

- Да. Эта башня самая высокая во дворце князя Канната, поэтому отсюда открывается самый лучший вид.

- Ваше высочество…

- Да?

- Простите меня, я не уберег вас.

- Думаю, это уже было не в человеческих и не в драконьих силах. Всё это, - я устроилась на мягких подушечках, там, где ещё недавно сидели драконы. – Очень странно. Никак не получается сложить цельную картинку. Хотя я определённо стараюсь докопаться до сути.

- Принцесса?

Я подняла голову.

- Лэр Таймгар, вы знали, зачем вас отправили сюда?

- Не… Да.

Сложно сказать, почему так получилось, что эльф передумал и вместо лжи решительно сказал правду. Но мне же лучше.

- Могу я услышать об этом немного больше?

- Вне всяких сомнений, ваше высочество. Его императорское величество подходил к нам по одному. Его интересовало больше всего, согласны ли мы отправиться в другое место, чтобы стать телохранителями эльфийского князя.

- Вы?

- Согласились все. У каждого из нас были свои причины, каждый из нас чего-то боялся и на что-то надеялся, но… мы все сошлись воедино на том, что отправимся в это княжество. Сохраним жизнь князю, создадим толковую систему обороны и примем участие в разработке военных планов, которые помогут расширить княжество Каннаританию за счёт трёх соседних государств: орков и двух человеческих.

- Военная экспансия?

- Да, ваше….

- Лэр Таймгар, мёртвые к принцессам не относятся… Можете как-то обращаться ко мне менее формально?

- Лэри подойдёт, ваше высочество?

- Да, лэр…

- Тогда, - эльф чуть улыбнулся, усаживаясь рядом со мной на подушки, - называйте, пожалуйста, меня просто по имени. О чём вам рассказать, лэри?

- Военные планы князя Канната? Чем это выгодно Ниларской империи?

- Принцесса?!

- Не стоит недооценивать меня, Таймгар. Пусть я не получила такого воспитания, как мои братья – это не повод отказывать мне в уме.

- Простите… Просто, все… Сантайр рассказывал про то, какое… что…

- Как меня дрессируют? – подсказала я мягко. – Не стоит стесняться называть вещи своими именами. Они от этого не изменятся, да и прошлое не изменится. Меня действительно готовили на убой.

- Принцесса! Это неправда!

- Да ладно, - ухмыльнулась я, устроившись удобнее. – Ну, к «удачному» браку, разницы никакой. Впрочем, закончилось всё моей смертью, так что теперь нет никакого смысла об этом говорить.

- Лэри! Простите…

Я покачала головой. Почему он так сильно себя винит? Словно…

- Вы знали с самого начала, Таймгар? Что собой представляет князь Каннат, женой которого я должна знать? Знали, что он князь, замаранный кровью! Поэтому вы так сильно себя вините. Вы догадывались, зачем ему понадобилась жена-человек, с таким воспитанием. Вы понимали, что это значит, вы понимали, что случилось и зачем. Верно? Вы отдавали себе отчёт, что я предназначена в жертву. Поэтому и предлагали свою помощь. При этом ещё действовала присяга моему отцу. Вы не могли назвать вещи своими именами. Вы не могли просто взять и украсть меня. Вы даже не могли предупредить, чтобы я не называла своего имени озерному чудовищу.

- Принцесса!

- Я права, - я откинула голову с насмешкой, на мгновение вывалилась из башни, разглядывая окружение. Так-так, а к князю направляется Ритани, пора бы и мне отсюда убираться. А то ещё немного и ситуация станет опасной.

Смеяться не хотелось. Хотя и плакать, впрочем, повода не было тоже.

Надо же. Интересно, кто ещё из драконов знал о том, что случится дальше? Я понимаю, что они не могли меня остановить, но хоть кто-то из них был в неведении? И, кстати говоря, у каждого были свои причины?

- Таймгар.

- Да, принцесса?

- Зачем вам потребовалось возвращаться в княжество? Это… ваше родное княжество.

- Да, - Таймгар кивнул, поправил мундир и взглянул на меня. – Я вернулся сюда, чтобы отомстить убийцам. Тем, кто уничтожил мою семью. Тому, кто растоптал душу моей сестры, доведя её, чистокровную эльфийку, до самоубийства. У меня не так уж много причин, чтобы ощущать себя живым, принцесса. Если честно сказать, у меня их почти нет. Единственное, что меня ещё поддерживает – это память о ней и желание отомстить. Сделать так, чтобы тот высокопоставленный гад, который замучил её, поплатился за свои прегрешения.

- Я надеюсь хоть это не князь Каннат?

- Нет, - эльф чуть заметно покачал головой. – Не он. Хотя тоже очень высокопоставленный тип.

- Ясно. Я могу помочь?

- Что? – растерялся Таймгар.

Ну, вот чего он? Я понимаю, что он сам от себя не ждал, что так разоткровенничается с мёртвой принцессой, но это же не повод. Ой, нет! Неужели его так смутило предложение помощи?!

Не мне говорить, но время от времени кому-нибудь доверять он не пробовал?

- Помощь. Моя. Мёртвым, знаете ли, скучно просто проводить дни, ничего не делая. А у меня есть ещё почти три десятка дней, перед тем, как это закончится.

- Принцесса!

Тяжело вздохнув, я грустно посмотрела на Таймгара.

- Если я могу помочь, вы всегда сможете меня найти в этой башне.

- Я понял, ваше высочество.

Снова тоже обращение? Ну, правда, как будто он видит только образ принцессы, а не кого-то, кто я на самом деле. Хотя откуда кому-то из них знать, какая я настоящая?

Впрочем, до этого мне пока нет никакого дела.

- Мне пора, Таймгар, ещё есть то, что я хотела бы здесь увидеть. К тому же, - я приложила лукаво палец к уголку губ. – Не выдавайте меня, Таймгар, княжескому палачу – аль Ритани. И, конечно, пусть моё существование останется тайной. Я хочу в полной мере насладиться той свободой, что у меня появилась, пусть даже и после смерти.

- Как прикажете, принцесса…

Таймгар взглянул на меня и решительно поднялся. В следующий момент, взвизгнув, я рухнула на пол под весом собственного платья. Да что ж такое! Ещё один мастер тьмы на мою голову. При этом – у него хватило сил сделать овеществлёнными только моё платье и перчатки. Это насколько же Ритани его сильнее?

И зачем всё это потребовалось?!

Эльф протянул мне руку:

- Позвольте, я помогу.

Вложив ладонь в его руку, я поднялась, на ноги, чуть приподнялась над полом, чтобы мои глаза находились на одном уровне с глазами эльфа.

Что происходит?

Впрочем, ответа на это я не получила. Неожиданно для меня Таймгар, не давая мне ничего понять, опустился на одно колено, опустив парадный меч (с совсем не выставочной заточкой) к моим ногам.

- Ваше высочество Медуница, позвольте мне служить вам верой и правдой, стать вашим мечом и щитом, позвольте сопровождать вас в вашем посмертии в этом мире, и в жизни в следующем.

Я облизнула губы. Хм?! Присяга?! Мне?! На три десятка дней по его мнению? Или… он считает, что я останусь? Нет, нет! Нет! В следующей жизни?!

Он сошёл с ума?!

- Вы всегда были моим идеалом, ваше высочество. Я не смог защитить вашу жизнь, так позвольте, хотя бы, защитить ваше посмертие.

Я могла отказаться. Могла струсить, взять и сказать «нет», отдавая себе отчёт в том, что это будет… насовсем. Что после этого я не смогу делать то, что собиралась, а так – я на шаг ближе к тому, чтобы собрать драконов.

Так к чему отступать?

Подняв меч, я улыбнулась:

- Я с гордостью и честью принимаю твою клятву, лорд Таймгар, Фиолетовый дракон Ниларской империи.


Глава 7. Незримый свидетель.


Ещё немного, и я задумаюсь, чем занимается служба безопасности этого бардака, по какому-то недоразумению названного светлоэльфийским княжеским дворцом. Что тут происходило, никаким пером не описать! Разве что тем самым, который короткий, остро наточенный, его под рёбра – и больше никаких проблем.

Ещё немного, и эти ушастые меня доведут всем скопом! Правда, стоит ли это делать, если такой способ разборок отправит на тот свет вообще всех, кого я вдруг вознамерился защищать?

Хотя вознамерился ли? Вот уж, правда, впору думать, что мне куда лучше немного самоустраниться и позволить этим заговорщикам самоубиться друг о друга и о последствия собственной глупости.

Тем более что массовое смертоубийство и не заставит себя долго ждать. Вот сейчас, что этот типчик ждёт? Не, я помню, что это чудесное ушастое недоразумение мой брат, но что-то мне всё сложнее убедить внутреннего монстра, что нам обоим так уж необходима его жизнь.

- Ещё раз, Ритани, только очень медленно и расчётливо. Вы спасли родителей той человеческой зверушки, но главу бывшего!, финансового департамента увели у тебя и драконов из-под носа?!

Эльф помолчал, пока я просто гипнотизировал его с откровенно недоумённым видом, потом кивнул:

- Простите, аль.

- Ритани! – испугавшись рыка в собственном голосе, я предпочёл замолчать, переводя дыхание. Потом уставился на потолок. И только когда достаточно взял себя в руки, попробовал ещё раз: - это всё, что ты можешь мне сказать, «прости»?! Что происходит в этом вертепе?! Хватит, Ритани. Если ты не можешь выполнять свою работу, просто убирайся! Ты мой брат, поэтому я не могу тебя убить. Но если ты саботируешь работу, мне ты совершенно бесполезен! Я не хочу задаваться вопросом, насколько ты мне верен. Именно мне, поэтому…

- Дайте мне шанс, аль.

- Это будет твой последний шанс, Ритани. Самый последний.

Мой Палач кивнул, отдал честь и вышел из кабинета, чеканя шаг.

Оставшись в одиночестве, я независимо подёрнул кружевные рукава тонкой рубашки и задумался.

Вокруг откровенно происходил саботаж. Работать в таких условиях было решительно невозможно.

Отправить бы всех на плаху разом! Но тогда просто-напросто работать будет некому! А князю как-то полы мыть и постели перестилать не с руки. Эх, ну нет на Альтане справедливости, никакой!

Ладно, раз нету, будем создавать. И для начала нужно разобраться, кто вообще тут на моей стороне есть (и есть ли такие глупцы вообще). А значит, мне нужен шпион. Хорошенький незримый свидетель, который будет болтаться где-нибудь и приносить мне нужную информацию на блюдечке с золотой каемочкой.

А значит, мне нужен призрачный помощник.

Воспользоваться много чем я не мог. Магия до сих пор сбоила, а к стихии крови прибегать мне не хотелось. Да и в обычное то время мои покореженные стихии не давали мне возможность действительно пользоваться чем-то толковым.

Нет, конечно, найти какое-нибудь очаровательное ушастое привидение я смогу. И даже подчинить его себе смогу тоже.

Дел на пару минут!

Через пресловутые «пару минут», я уже так не думал.

Через десять готов был сдаться.

А на изломе первого часа у меня появился результат.

Правда, такие результаты не могли мне присниться в самом дурном сне.

Потому что передо мной в изумительном платье эльфийского покроя оказалась ещё одна человеческая зверушка. На удивление знакомая. На удивление – слишком знакомая! Потому что передо мной оказалась… моя мёртвая невеста.

Парила в воздухе, глядя, потом улыбнулась.

Интересно, кто научил милую куколку так улыбаться? Кому высказать своё «фе» за такое искажение первоначального замысла Мастера, создавшего эту пустую оболочку? Сейчас передо мной пустой она не была. Была незнакомой, а ещё совсем немного агрессивной и опасной.

Могла бы напасть – напала.

Но… она была всего лишь привидением. Хотя почему не отправилась дальше? Прокатилась бы на колесе смерти, порадовалась бы новой жизни...

- Что тебе нужно, князь? – медово пропела девушка.

У меня было несколько вариантов. Я мог заранее сдаться, отправить эту девчонку восвояси. Мог попробовать её подчинить себе магией тьмы. А мог вспомнить и о хрустальном ключе. Интересно, подействует ли он на неё после смерти? И что будет, если приказать что-то невыполнимое?

Но, неважно, сейчас мне нужно кое-что действительно выполнимое. Мне нужен шпион за Ритани и драконами, и такой шпион, как она – мне более чем подойдёт.

Никто, ни один эльф в здравом уме, даже те безумные человеческие зверушки, которые вначале делают, потом думают, не поймут, не догадаются, не решат, что она на моей стороне. А мне то именно этого и надо! В конце концов, мёртвые хорошо знают, кто их убил, и эта деточка определённо в курсе.

Но какая мне разница?

- Итак, девочка, ты станешь моим шпионом, - подытожил я свои размышления.

В глазах Медуницы сверкнул вызов. И с голосом, полным скрытого торжества, она мне сообщила:

- У тебя не получится.

У меня? Вот у меня? Не получится подчинить себе эту безголовую девицу? Или она намекает, что у неё есть покровитель со стихией тьмы или смерти, сильнее, чем у меня? Ну, и пускай. С магией крови ни один здравомыслящий маг якшаться не будет, а я… ну… оставим это между строк.

Выдержка моя ещё держалась, несмотря на то, что игрушку хотелось сломать. Пока этого я себе позволить не мог. Пока. О, только пока, она была полезнее мне в своём призрачном и относительно живом виде.

- Слушай меня, деточка, с сегодняшнего дня – ты мой незримый свидетель, ты моя собачка. Попытаешь навредить и пожалеешь, что не сдохла сразу, до конца. Вопросы есть?

- Ты ничего не сможешь!

Мне надоело. Вот просто надоело. Как можно быть такой упертой идиоткой, не видящей дальше собственного носа? Она тут решила, что мы в куколки играем? Здесь одна кукла. Она. И она – моя кукла. Так что…

Алая лента сорвалась с пальцев. Испуганная призрачная принцесса кинулась в сторону, но недостаточно быстро. Нить, которой, естественно, управлял я, стегнула её, вначале по плечам, потом по спине, а следом – швырнула в стену. Обычно привидение не испытывает боли, только слабое подобие, эхо ярких чувств. Но в этот раз всё было по-другому.

Магия крови… даже её тонкое подобие, лишь отголосок, в таких умелых руках, как мои – страшное оружие.

Она прочувствовала всё.

Словно спиной приземлилась не на стену, а на коврик с иглами.

- Ну, как? – спросил я заботливо, когда призрачная принцесска снова открыла глаза, и в них появилось хоть какое-то подобие разума. Касаться своей новой игрушки, я бы и не подумал, но нужно было привлечь её внимание к одному очень интересному аспекту. Протянув руку, я оттянул алый ошейник, появившийся на шее девушки, и отпустил его, отчего Медуница тут же болезненно прищурилась. Конечно же, это очень больно.

- Я не буду повторять дважды, трижды. Я сказал только один раз, зайка. Ты всё запомнила и теперь будешь меня слушаться.

Это не было вопросом, но Медуница закивала, один раз, второй, третий. А потом заплакала. Кивала и плакала.

Я смотрел на неё… наверное, с интересом. Новая игрушка это всегда так волнующе!

- А пока, моя милая зайка, если ты не хочешь, чтобы я оторвал тебе ушко или лапку, ты сейчас встанешь и отправишься отсюда присмотреть за Ритани. У этого парня хорошая интуиция, так что следи за ним издалека. На границе собственной чувствительности, и как только увидишь, с кем он встречается, следи за тем, кто был его визави. Поняла? Вечером придёшь и отчитаешься. Вопросы?

Отчаянное мотание головы, и когда я дал такое соизволение, моя несостоявшаяся жена меня покинула.

Я остался один, снова наедине с документами. И говоря о них. Вне всяких сомнений, в княжестве был не один заговор, и уже это открывало простор для комбинаций и фантазий.

Для начала, стоило разделить все зараженные департаменты на группы.

Некоторые были полностью подчинены кому-то, некоторые – только частично.

Где-то вся эта заговорная катавасия шла сверху, а где-то – снизу.

Хорошего во всём это, пожалуй, было только то, что из трёх заговоров, два можно было смело рушить. Третий же управлялся кем-то очень умным. Слишком умным, чтобы можно было разобраться с наскока. И смысла рушить выстроенную этим заговорщиком систему не было. Пока жив он, любая система может быть восстановлена с нуля.

Бессмысленная идея, что называется.

Так, где-то в документах это было… кто именно сейчас занимается моим сектором внутренней безопасности. Кто-то из драконов. Документы. документы, мои документики. О! Нашёл. Вот они назначения.

Так, так, так. Мой военный департамент возглавил Таймгар, это… кто это такой? А! Фиолетовый дракон.

А человек-сосиска, который успокаивал свою соплеменницу одним видом, Сантайр и возглавил департамент внутренней разведки.

Кого же мне отправить за ним? Надо бы общаться… Конечно, плохо, что он человек, но такое количество эльфов на всех не хватит, сколько нужно, чтобы обеспечить всё и разом.

И вот опять, о чём я думаю?

Позвонив в колокольчик, я велел слуге: «Сантайра ко мне, сейчас же…»

Я даже договорить не успел, как шустрым тараканом мальчишка растаял в дверях. И совсем я не такой страшный. Я даже красивый!

Красивый… очень!

А не поиграть ли мне с эльфиечкой? Шайррайра. Свет и вода, кажется. Симпатичная малышка же была. Очень симпатичная. И уж тем более, гораздо лучше той зайки, что должна была стать моей женой. Как подумаю, вздрогну. Чтобы человеческую подстилку в свою кровать брать! Хорошо, что она раньше сдохла, чем пришлось это действительно делать.

Так. А с эльфиечкой пообщаться плотно действительно надо. Хороший ужин, приятный разговор… Она, конечно, покрупнее будет, чем правильные эльфиечки в моём вкусе, но местные слишком дёрганые. Устал я от них.

- Князь Каннат, могу я?

- Да, конечно, - царственно кивнул я, поднимая голову и разглядывая Сантайра. Человек.

Не люблю я людей. За дело не люблю. Если бы не человек, магия крови никогда бы не достигла такого размаха на Альтане. Если бы только не люди…

- Садись, куда-нибудь, куда тебе удобно. Нас ждёт долгий разговор на сегодня.

- Долгий?

- Куда-то спешишь? – улыбнулся я, ощущая, как от ярости начинает стягивать скулы. Он смеет что-то ставить выше меня? Выше моих решений? Выше моих распоряжений?!

- Должны прибыть … три интересных свидетеля, ваше княжеское величество. К слишком умному заговорщику подобраться я пока не могу, а вот заговор со стороны Кенингского государства. Ещё пару дней, и я буду точно знать, насколько сильно соседи желали вмешаться в дела княжества.

- Интересно, интересно, - я облизнул верхнюю губу, тонкие клыки, задумчиво глянул на Сантайра, расслабляясь. – Значит, Кенинги решили, что они достаточно сильны, чтобы на эльфийское княжество позариться?

- Да, князь Каннат.

- Это они зря так решили, очень зря… Так. Значит, ты нашёл два заговора?

- Три, - осторожно ответил человек.

Глянь-ка, у него есть голова на плечах? Там, в этой голове есть ум?! Как интересно! Кощунственно немного, но интересно.

- Значит, один заговор – это Кенинги. Второй заговорщик слишком умён и осторожен, нигде не засветился. Никак его не достать, не поймать. А вот третий заговорщик – это у нас княжество Гольцанское, тоже человеческое. Только менее активно они себя ведут, да и меньше себе позволяют. Так. Так… Челюсть подбери с пола, не люблю, когда на моём полу мусор валяется, - грубо бросил я растерявшему человеку. – И ближе к делу. Какие сроки? Я так понимаю, Кенинги никогда не отличались терпением, потому и биты нещадно были.

- Мне и нужно поэтому, князь, провести… допросы особых гостей, чтобы знать точнее, в какой срок собирались привести свой план в исполнение … они.

- Хорошо, - кивнул я. – Так. Теперь слушай, что ты должен сделать. Кто там из ваших… голосом хорошо владеет. Вспомнил! Зелёный дракон Вестон. Берёшь его. Берёшь с собой вашу целительницу. Дальше вы делаете следующее…

На то, чтобы изложить в приказном порядке мой план Сантайру, ушло от силы пятнадцать минут. Потом несчастный человек, глядя на меня глазами, размером с блюдца, закивал и вышел в дверь. Ко мне спиной не повернулся при этом ни разу.

Ну, и не больно хотелось! Ладненько, ладненько.

Промурлыкав себе под нос какой-то доставучий мотивчик, из тех, что в последнее время на наших балах начали играть (заразились у дурацких людишек), я поднялся с места. Походил по кабинету, остановился у карты.

Сейчас, на смену Сантайру, должен был прийти его противоположность – то есть, фиолетовый дракон. И если красного дракона я уже видел, ну, имел несчастье познакомиться ближе с излишней заботой этого страдальца о ближних своих, то вот фиолетовый дракон для меня был загадкой.

Умён ли? Раз эльф, то, по умолчанию, между ушей не пусто. Но насколько не пусто только предстояло выяснять.

На завтрашний вечер, чего откладывать?, я заказал ужин в номер и эльфиечку Шайррайру. Пойдёт десертом. Или, может, основным блюдом, я ещё не решил, чего мне хочется больше.

- Заходи, - кивнул я.

Несчастный дракон, даже не успевший постучать, переступил порог моего кабинета с затаённой дрожью. Он был эльфом, а значит мне, как сородичу, читать его было легче. Хотя, это не значило, что от такого нельзя было защититься. Скорее, этот Таймгар понимал, где он находится.

- Итак. Таймгар.

- Да, ваше княжеское величество.

Вежливый. Умный.

По меньшей мере, с хорошей магией…

Любимый стилет, всегда спрятанный в письменном наборе среди золотых и платиновых перьев, пропорол воздух прямо над острым кончиком уха Таймгара. Тот, даже не дёрнулся.

Или крепкие нервы, или хороший глазомер, или всё разом.

- Иди сюда, - кивнул я. – Смотри на карту.

- Смотрю, ваше княжеское величество.

Обращался ко мне вежливо то этот мужчина, но что-то в его голосе… Было такое, заставляющее задуматься.

- Можно просто «князь», - отмахнулся я. - Итак. На карте у нас есть два неприятных соседа. Королевство Кенингское и человеческое княжество Гольцанское. Что о них знаешь?

- С какой точки зрения про них рассказывать?

- С политической, экономической, магической, военной. В двух словах, больше не надо.

- Проверяете, князь?

- Конечно, - не стал я отрицать очевидного. – Не я же во главе войска поеду, а ты. Мне нужно знать, кого тебе в помощь давать. Кого с тобой отряжать, чтобы тебя придерживать. Какие ресурсы выделять на тебя. Много причин. Да и не верю я вам! – привёл я свой козырной аргумент и улыбнулся.

Таймгар почему-то дёрнулся и опустил голову, а я смотрел на карту:

- Жду.

- Гольцанское княжество – торговое, процветает за счёт мехов, драгоценных камней и выдержанного вина. Маги не в почёте, после одной из войн. Зато есть «инквизитор», орден антимагов, не слишком распространён, да и после войны с ведьмами потрепали их знатно. Союзников мало. Говорят, что и соседнее королевство Кенингов с ними недавно рассорилось. В военном плане – равнина, передвигаться удобно, много источников пополнения запасов маны. Воды. Есть возможность передвигаться в быстрых марш-бросках. При наличии хорошего плана захватить можно в течение четырёх дней, дойдя до столицы и вынудив княжество подписать капитуляцию.

- Хорошо, - одобрил я. Действительно чёткая выкладка в двух словах, именно то, что я хотел услышать. Продолжаем слушать этого фиолетовенького дракончика. - Кенинги?

- Лесистая поверхность, есть озера, реки. С точки зрения войны не слишком удачно. У нас нет возможности стремительной атаки, но что ещё более неприятно, они на своей территории могут устроить нам массу неприятных ощущений.

- Например?

- Нынешний король ведёт очень агрессивную тактику. Он увеличил налоги на аристократов, ввёл дополнительные меры отъема средств. В его военных планах нет ни одной тактики сохранения захваченного, скорее этот человек придерживается тактики выжженной земли. С него станется вначале уничтожить всё, что есть на его земле, прежде чем кого-то пускать дальше.

- Какой отмороженный, - восхитился я. - Вот уж не думал, что среди людей есть такие интересные экземпляры. Как раз для моей кунсткамеры, люблю таких! Как насчёт войны на два фронта?

- Не получится, князь.

- Почему же? - с удобством устроившись в кресле, я смотрел на карту. - Видишь ли, Таймгар, у нас есть кое-что, что выступает исключительно на нашей стороне.

- Нашей стороне?

- Именно. Именно. Мне не нужна земля Кенигов. Она ничего из себя не представляет в стратегическом плане, сплошные проблемы. А вот землю человеческого княжества я хочу. Так что, ты мне подготовишь две военных операции, мой фиолетовый дракон. Одну ты спланируешь от и до. Все военные действия, все захваты, минимум повреждений для княжества. Второе - масштабная операция на королевство, осадить все ключевые места, двигаться минимум с трёх направлений, медленно, вдумчиво.

- Князь, у нас нет столько людей! - ахнул дракон.

- А нам и не надо, - улыбнулся я манерно. - Более того, наши эльфы должны быть только как поддержка, маги и командиры.

- Но тогда...

- Давай оговоримся сразу, Таймгар. Меня не интересуют жертвы. Совершенно. Более того, я не буду возражать против нанятых человеческих наёмников. Как пушечное мясо. Понимаешь? Пусть люди топят друг друга в крови. А, и ещё, я буду только «за», если орки урвут свою часть добычи от нахального королевства.

Судя по тому, как посерел мой военачальник, всё он понял.

- Думаю, у тебя ещё есть три, максимум пять дней, чтобы составить все планы, и я мог их утвердить. Действовать начнёшь одновременно с красным драконом, так что можешь координироваться по временным линиям именно с ним.

- Ваше княжество, - пробормотал Таймгар бессильно, - но ведь в королевстве погибнут люди.

- И что? Чем большая разруха воцарится там, тем большее количество поколений они не будут лезть к нам. А это тот результат, который меня устроит.

- Почему бы тогда не уничтожить их?

- Беспокойная прослойка между нами и орками - важнее. Так что, я не буду возражать, если какая-нибудь часть населения выживет. Но именно часть. Не более пятнадцати-двадцати процентов. Не переживай, мой друг с тонкой душевной натурой, – несмотря на то, что старался я говорить добрее, ехидство так и звучало. Облизнув клыки, чтобы убедиться, что яд с них капать ещё не начал, фразу я закончил куда более мирно. - Нам надо лишь изобразить полномасштабную войну, и Кенинг всё сделает сам. А ты чего ждёшь, ещё что-то нужно?

- Нет, князь.

- Тогда можешь смело идти гулять. Сейчас у меня ещё есть, чем заняться.

Фиолетовый дракон кивнул, поднялся, отдал честь и вышел.

Так-так-так, этот тип будет неблагонадежным. Он не будет защищать меня, не щадя живота своего.

Так что, самым правильным решением будет найти его слабость.

Я хорошо понимаю, что разбрасываться такими ресурсами нельзя, а значит - нужно найти крючок. И не только для него.

Мне не понравилось поведение красного дракона. Слишком он горд и зазнайка, но тем не менее, дело своё знает.

Хорошо знает, и это пока его спасение.

И всё-таки...

Повернувшись вместе с креслом к окну, я задумался о том, что нужно будет сделать в первую очередь, теперь, когда бывший глава финансового департамента пропал. Я надеялся на его показания, а теперь...

Теперь придётся двигаться по пути долгому, муторному.

Мне придётся пообщаться со всеми главами, их помощниками и секретарями. Мне нужна не только информация о том, кто крутит заговор в моём княжестве, мне нужна ещё информация о том, какой урон нанесён системе. Моей, между прочим, системе!


Не сказал бы, что для меня это прям так важно, но должно же что-то от меня остаться? Хорошего, ради разнообразия.

Ха-ха, самому смешно. Я и хорошее? Смерть той девчонки на меня так повлияла?

Убить ещё кого-нибудь? Ритани будет сердиться, а мне нужна сейчас его светлая голова, чтобы получить результаты как можно быстрее, и пропало желание его убить.

За что ещё не придумал. Потому что саботирование моих приказов и умение тихо ходить звучит таким ребячеством, что самому противно. Вот если бы он был главным заговорщиком! Какой простор для комбинаций! Но из всех, из всех здесь, он тот единственный, кто не сможет меня предать.

Не потому, что не захочет, я не был настолько наивным.

Клятва. Клятва на крови.

Я защищаю Ритани, а он защищает меня.

Это была детская глупая клятва, пробудившая во мне магию крови.

Это я помню.

Это было у старенькой яблони, в заброшенном саду...

Ветви были усыпаны мелкими зелеными яблочками. До спелости было им далеко, но мы все равно бегали к этой яблоньке...

Кстати, именно там, да-да, я прикидывал. Можно ли обойти клятву и убить Ритани. Вроде бы способ какой-то нашёл, а вот почему не воспользовался - и не помню.

Память как решето у деревенского человечишки. Бедный, бедный я...

Тихо перелистывались листы личных дел. Я собирался просмотреть вначале департаменты, а потом вплотную заняться драконами.

Время у меня ещё было, желания спать - нет.

И до утра, на радость соглядатаям, откуда только такое количество?!, в моём кабинете горел свет.


Глава 8. Близнец из иллюзий.


Покатавшись по полу и вволю размяв тело, я осталась на спинке, болтая в воздухе лапками и хвостом. Чуткие ушки ловили ночные звуки. Волосинки шерсти то поднимались, то снова опускались, ловя то, что невозможно было уловить ушами – магию. Вокруг было очень, очень много магии. Где-то дружелюбной, где-то уже не очень. Хотя меня удивляло не второе, а первое. Были те, кто действительно, на полном серьёзе защищали князя Канната, и насмешки богов – я была одной из них! Конечно, если подумать головой, и именно подумать, а не сделать вид, всё становилось на свои места. Мне же нужно было защищать «себя». Но этот самый князь был настолько противной и противоречивой фигурой, что меня дрожью продирало!

Хорошо ещё, что каждый следующий день, каждая новая ночь приближали меня к тому, что я смогу покинуть это жуткое место. А я этого хотела с каждым днём всё больше и больше. И если бы не стремление довести дело до конца, наверное, я бы уже сбежала, позволив заговорщикам получить нужное.

Проблема была только одна. В качестве. В смысле, менять шило на мыло – было бесполезно. А что заговорщики из Кенингского королевства, что заговорщики из княжества Гольцанского – не были верхом удачного выбора. Одни – быдло, пусть принцесса и не должна так выражаться. Просто по-другому назвать не получается. Ну, никак не получается причём!

Хотя, принцесса то я уже мёртвая, а привидения могут выражаться как хотят, теневые кошки так вообще, обфырчали с ног до головы, и почему-то всем понятна вся буря возмущения и нецензурного выражения, которое кошка имела в виду.

Гольцанское княжество поголовно торгаши. То есть их ставленнику в светлоэльфийском княжестве делать нечего. Ничем благополучным это не закончится. Причём, ни для кого: ни для простых жителей, ни для аристократов, ни для соседей.

Я бы не сказала, что мне это важно, в конце концов, соседи – орки, да Ниларская империя – никто из них не сделал для меня ничего хорошего. Так почему я должна заботиться о них, не щадя себя? Но… я просто не могла так поступить. Наверное, я слишком глупая или дурная, или… да мало ли почему! Я просто не могла этого пока сделать. Даже если очень хотелось. Особенно если очень хотелось.

К тому же, были ещё эльфы Каннаритании. Если бы князь Каннат был другим, возможно, всё сложилось бы по-другому, я бы стала княгиней и защищала эльфов по мере своих сил и возможностей. Но то, что я не их княгиня (да-да, я всего лишь князь!), не даёт мне права просто бросить их на произвол судьбы.

Какая-то я слишком добрая…

Грустно вздохнув, вот вечно мне больше всех надо!, я перевернулась на живот и вытянула лапы вперёд.

Итак, у меня на повестке дня четыре вопроса.

Первое. Что делать с Кенингами.

Второе. Что делать с Гольцанским княжеством.

Третье. Что делать с третьим заговорщиком, тем самым, который, собака, слишком умный, чтобы можно было так легко до него добраться.

Четвертое и последнее, откуда взялась вторая мёртвая принцесса?!

План, который на-гора выдал князь Каннат (от меня там было в этот момент примерно половина), звучал абсолютно утопично, но при этом он мог с лёгкостью сработать. Действительно, если показать Кенингу, что сейчас на него обрушится мощь эльфийского княжества, конечно, он приведёт в действие тактику выжженной земли.

Эльфийское войско будет двигаться медленно, позволяя нанести королю как можно больший ущерб собственной территории. Потом, если в дело вступят орки, то будет ещё хуже и жутче. Всё, что потребуется потом от войска Каннаритании – это отступить. И всё…

Другое дело Гольцанское княжество. В него надо вторгаться осторожно, но при этом на повышенных скоростях, чтобы можно было распотрошить тайники до того, как спрячут всё самое интересное.

К стыду своему Гольцанское княжество я не любила. Не знаю, может ли это быть оправданием, но я была готова развязать войну против них и даже не моргнуть глазом. Кстати, моргать придётся и придётся много чего делать тоже, потому что князь Каннат должен будет принять участие в военных действиях. И с магической поддержкой (хотя какая магия у мага крови?!), и как моральная одобрительная и далее по списку.

Третий заговорщик… Это была весьма и весьма интересная тёмная лошадка. Что именно он сделает? Что он может сделать? Что в его планах? Как и Каннат, честно, я ставила на Ритани. Но, и это было очень оригинальным сюрпризом, не только всё вокруг помнило Канната, клятва Ритани ещё действовала! Те самые сорок дней.

Когда исчезнет память о настоящем князе, клятва будет разорвана. Так что как бы мне этого не хотелось (он был слишком-слишком-слишком!), Ритани не мог быть предателем.

Жаль. Реально жаль.

Если бы он был предателем, было бы проще. Я бы радостно подождала, пока он придёт убивать князя и позволила бы ему это сделать!

Как бы выяснить, кто на самом деле третий заговорщик и что у него в планах? Делать на него ставку или делать ставку на Ритани? Сейчас, глядя на происходящее, я могу сказать, что князя из Ритани не получится. Нет, он отличный маг, Палач, убийца, воин, кто угодно. Но не правитель. В нём нет вообще нужных качеств.

И даже с поддержкой драконов – ничего у него не получится.

Я не лучше. Эти несколько дней, что я была в роли «князя на побегушках», показали мне очень явно, что я тоже никогда не смогу стать действительно толковой правительницей. Не моё это. Эти игры, эти политические выверты, всё это. Это было не моим. Неправильным. Не тем, что нужно, одним словом.

Я хотела свободы. Я хотела того, что мне не давали все годы моей жизни. Те крохотные крупицы, которые я буквально с боем вырывала – не в счёт. Они лишь давали мне надежду на то, что где-то, когда-то всё может быть по-другому… Давали мне надежду держаться до конца. До последнего дня… А он наступил куда быстрее, чем я хотела.

Если я это переживу. Если я это смогу перенести. Сделать всё правильно, никому не навредив. Если, если, если. Как много этих если.

Нужно выяснить. Нужно любой ценой выяснить, кто именно третий заговорщик. Если он тот, кто хочет взять власть над княжеством в руки только потому, что считает, что княжеству так будет лучше – то я только «за». Но всё это нужно проворачивать очень, очень быстро.

И, наконец, последний вопрос. Последний по списку, но не последний по значению.

Откуда взялась вторая мёртвая принцесса.

В том плане, что принцесса Медуница должна быть только одна – это я! И я живая! Соответственно, кто-то, кто об этом не знает, как и не знает о моём пребывании в «призрачной форме», создал зачем-то мою копию и отправил её к Каннату.

С какой целью?!

По идее, это не могут быть драконы, все они отлично знали, ради чего Медуницу сюда везли – на убой. Так что ни о каких угрызениях совести и речи быть не может.

Со стороны? Так «Медуницу» практически никто и не видел.

Что за безобразие! Всю голову поломать можно, сплошные вопросы, один за другим, один за другим.

Впрочем, раз уж у меня столько вопросов, осчастливлю-ка я своим явлением ещё одного дракона. Таймгар уже имел несчастье со мной встретиться, как и Ритани. А вот Сантайр благополучно этой участи избежал. А мне интересно, какое впечатление на него произвёл князь Каннат.

По коридорам я прошла гордо, прямо по центру. Потолка.

А что? Обычно даже стражи наверх не смотрят, а по потолку можно разгуливать как удобно будет. Хоть вверх головой, хоть вверх ногами!

Хотя вверх ногами всё же не надо, не поймут… Хотя какая мне разница с другой стороны? Князь, твой здоровый пофигизм – оказывается очень полезная штука!

Подпрыгивая в воздухе и с удовольствием длинным хвостом расставляя подножки гуляющим бездельно аристократам (и пропуская стражей), я добралась до места, откуда пахло силой Таймгара. Полюбовалась на парящую в воздухе собственную копию.

Нет, всё-таки я и красивее, и милее, и зубастее! В чём сейчас вот это призрачное недоразумение и убедится. Не оставлять же её здесь подслушивать! Кстати, кстати, раз она здесь, значит и Ритани здесь будет? Рядом с Таймгаром? А о чём могут шептаться Палач князя и начальник военного департамента? Как интересно!

Подавив желание подкрасться и погреть уши, я спрыгнула с потолка и оглядела плотоядно-хищным взглядом призрачную принцессу.

- Кыш, кыш! – буркнула она, отмахнувшись от меня рукой.

Я где стояла, там и села, прижав ушки.

Это что?! Это вот сейчас меня?! На меня просто махнули рукой?! На теневую кошку?!

Шерсть встала дыбом. Низкое рычание завибрировало в груди, а вслед за этим – завибрировало уже всё вокруг.

- Да что же это такое! – совершенно по-живому всплеснула призрачная копия руками. – Потребую надбавки за то, что не дают спокойно работ…

О, вот теперь меня увидели. Вот теперь меня хорошо рассмотрели!

А заодно кое-что очень хорошо рассмотрела уже я – она живая! Это просто флёр силы иллюзии вокруг. Но сама моя копия, хоть и выглядит как близнец из иллюзий, самая настоящая живая подставная! А это уже самый настоящий повод рассердиться, как следует!

- П… привет… - призрачный близнец попятился, ойкнула… и села на пол.

Наклонив морду, я смерила её задумчивым взглядом. Если сейчас я её цапну, то без труда потом найду её по запаху. Уже в настоящем виде. Если успею. Потому что теневые кошки тем и отличаются, что даже не имея тела, могут серьёзно напакостить. Яд кошмаров – то, что выделяет призрачная слюна теневой кошки, может сломать психику очень устойчивой жертвы.

И я вроде как не князь Каннат, хотя и нахваталась от жизни в его шкуре пару десятков очень интересных привычек. Думаю, к концу этого срока всё будет ещё интереснее и красочнее.

- Хо… хорошая киса…

Я? Хорошая киса? Она совсем дура? Кстати, определённо, она не из драконов. Все семеро могли по кличкам перечислить мой зверинец, потому что чаще всего именно их вызывали с криком: «Аааа, помогите, у принцессы из комнаты сбежал…» Нужное подставить. Реже всего их вызывали из-за моего Аюрю, крокодил был слишком ленивым, чтобы передвигаться по коридорам, где глупые людишки слишком громко кричали и наступали на его драгоценный хвост!

Чаще всего ловили теневую кошку. Как раз ту, в чьей шкуре я сейчас и щеголяла. Уже легче.

Облизнув морду, я двинулась к дверям, махнув хвостом в сторону сидящей на полу девчонки. Раз она не дракон, то я её и без этого найду. Тем более, что от поводка она до сих пор не избавилась. А князь Каннат ещё и не таких разговаривал.

Поднявшись на задние лапы, я всем телом налегла на ручку, открывая дверь (красуюсь, да, а заодно предупредила вот это ревущее уже чудо, что следовать за мной и пробовать повторно подслушивать не надо, сама же целее останется), и вошла в комнату. Остановилась на пороге, разглядывая мужчин. Надо же. Впервые вижу, чтобы красный и фиолетовый дракон сидели в одном помещении, даже не думали ссориться или переругиваться, а на удивление сошлись во мнениях!

Ого!

Это их так князь Каннат достал?! Да ещё немного и я собой прям загоржусь! Задеру нос на недосягаемую высоту. И корона из фальшивых стекляшек свалится. Что полезно.

Закрыв дверь хвостом, я прошла в центр комнаты и уселась, прямо на ковёр, между Ритани и драконами. Интересно, вот как они сейчас отреагируют? Глаз на затылке нет, но я умная кошка, я села сразу так, чтобы всех троих видеть. Вот нравится мне. Если уж в детстве была лишена возможности шокировать окружающих, так хоть сейчас вволю душу отведу.

- Кошка! – удивился Таймгар.

Ритани ухмыльнувшись, кивнул. Сантайр воззрился на друга с непередаваемым выражением: «что ж ты такой тупица то, друг мой фиолетовый, необразованный, а ещё эльфом нормальным прикидываешься!»

Честное слово! Вот всё, что я сейчас перечислила, читалось во взгляде одного усталого мужика. А, кстати, вот реально усталого. На нём князь не ездил! Точно знаю. Я бы не дала. Я совершенно коварно никому не дам обидеть моего красного дракона. Хотя… Нет, кому-нибудь может и дам. Я не жадная. Большую часть времени.

- Кошка принцессы, если я правильно помню? – уточнил мягко Ритани.

Наклонив морду, я воззрилась на эльфа с недоумением. Вот как так можно говорить? Вроде бы мягко и спокойно, а в то же время хочется вытянуться в струнку и ответить. Даже то, что отвечать не нужно. Кремень-мужик. Не удивительно, что при таком князе, как Каннат, княжество достояло до меня. И моих кривых ручек!

- Нет, Ритани, - отмахнулся Сантайр. – Смотри.

Чуткие руки пробежали по моим ушам, а потом нахальный красный дракон повернул меня целиком к эльфу.

- Видишь? Уши чистые. А на всех животных принцессы всегда стояло клеймо.

- Ради чего?

- Чтобы найти их. Потому что, когда хотя бы часть её зверинца сбегала, всем было сразу очень грустно, очень плохо и гарантированы кошмары.

- Подождите. Я только одного не могу понять. Если её воспитывали, как… куклу, обычную куклу…

- Дрессировали, - мягко поправил Таймгар. – И не смотрите так на меня. Я видел пару раз эти «уроки», уроками там и не пахло.

- Хорошо. Император её не любил, - эльф продолжил гнуть свою линию. - Никому и в голову бы не пришло заботиться о девочке, там игрушки ей покупать, дарить, животных. А вы говорите целый зверинец. Как так получилось?!

- Ну, во-первых, убийцы, - рассудительно отозвался Таймгар. – Они не знали о том, что принцесса – отрезанный ломоть и вообще уже давно заклеймена. Так что они с удовольствием пытались её убить.

- С помощью животных?!

- У Ниларской империи очень хорошая защита от внедренцев, шпионов и убийц, - искренне возмутился Сантайр. – Я создал такую систему, при которой убить ядом или банально с помощью ножа или удавки было невозможно! А издали – с помощью лука ещё попробуй попади. Так что пользовались обычно животными. Дикими. Натравливали их и… Дальше по-разному.

- И что? На принцессу не нападали те, кто был натаскан её убить? – продолжал недоумевать Ритани, изучая меня.

«Вот нахальный эльф!» - возмутилась я, осторожно высвободилась из рук Сантайра, подошла и… запрыгнула на колени к слишком речистому эльфу. Тот крякнул, но выдержал, несмотря на то, что прилегла я от души, всем весом. Правда, частично я достигла своей цели, Ритани замолчал.

- Как правило, да. Одним из самых показательных случаев, был лесной перегон. Так получилось, что принцессу отправили в летний домик. На очередной этап дрессировки. Вместе с принцессой ехали два брата. Средний Кристабаль IV и второй по старшинству Люфантер II.

- Откуда имена у принцев?

- Попытки императора… сделать ребёнка, который доживёт до совершеннолетия, - пояснил задумчиво Сантайр. – Люфантер уже сейчас VI, неудачное имя. А Кристабаль – V, тоже неудачно. Вот старший сын, со второй попытки дожил до совершеннолетия.

- Что за мания у окружающих убивать принцев… - Ритани поперхнулся воздухом, на лице довольно спокойного эльфа расплылось выражение недоумения смешанного с толикой ужаса. – Подождите, вы же не хотите сказать…

- Император, конечно, - Сантайр даже плечами пожал. Мол, как можно не понимать такого очевидного. – В конце концов, бросить вызов императору может только «дракон» или человек, связанный с ним кровью. А ему хочется ещё править очень долго и счастливо.

- Ну и ну… А, дальше что было? Ты не говорил, Таймгар, - чуткие пальца эльфы скользили по моим ушам. Интересно, если теневая кошка сейчас замурчит, это будет очень ужасно? Но уж больно хорошо гладит. Урррррр….

- Волки напали. Огромная стая, приманенная эльфами-рейнджерами. В итоге примерно половина каравана мертвы, принцы схоронились на крыше кареты, выбросив сестру как приманку. Когда на помощь прискакали маги и несколько отрядов воинов, они застали умиротворяющую картину. Принцесса сидела в окружении стаи волков, не давая никому в её сторону сделать и шага. Принцесса волков тех, кстати, убить не дала. Повторяла как заведенная: «Шестой кодекс, двенадцатая страница, глава третья, «О спасении лица королевской крови», пункт шестой, дробь второй, «лицо или группа лиц, спасших жизнь лица королевской крови – неприкосновенны». Маги плюнули и приказали волков не преследовать. Говорят, что когда на той же дороге снова на принцессу напали, разбойников не нашли. Пришли волки и… ну, на лёгкую смерть в этом случае, рассчитывать определённо не стоило.

- А крокодил?

- Загадка. Появился он примерно в то время, когда рядом с принцессой постоянно был кто-то из драконов, - Сантайр, скатав карту с пометками в тонкую трубку, кинул её Таймгару. – Но при этом ни один из нас не знает, откуда у неё крокодил.

- Или не признаётся, - совершенно невинным голосом заметил Таймгар.

Оторвав голову от плеча Ритани, и когда это я так удобно устроилась, я смерила драконов недоумённым взглядом. Вот и чего они собачатся на пустом месте?! Какая разница откуда у меня крокодил? Хороший человек подарил!

- Плохо спрашивали?

- Тоже может быть. До искусств твоих или Канната нам точно очень далеко, - миролюбиво согласился Сантайр, потом поморщился. – Но не пускайте меня больше одного к этому князю. Иначе плюну на то, что мы вроде как защищать его должны, и сам убью.

- Чем он тебя так довёл? – флегматично спросил Таймгар.

- Ты-то уже успокоился! – возмутился тут же красный. – А сам как возмущался, сердился и плевался, после того, как от него вернулся, а?! Хотя… тебе досталось задание мерзкое и гнилостное, а мне он задание дал, которое только может человек со сдвинутыми набекрень мозгами выполнить!

- Он не человек. Он эльф.

- Мне от этого не легче! – уже совсем сердито огрызнулся Сантайр. – Знаешь ли, я с нормальными мозгами. Нормальными! Я не могу себе представить, как это выполнить. «Предоставь им возможность поверить, что они добились желаемого!» Мне нужно заменить всех заговорщиков, всех до одного своими людьми. И разыграть как по нотам идеальное выполнение заговора, чтобы получить власть над теми, кто придёт принимать результаты! Это… каким извращенным сознанием нужно обладать, чтобы такое придумать?!

- Это Каннат, - сообщил Ритани с улыбкой. – Он никогда не отличался простыми решениями. Хотя… - задумался он на мгновение. – Всё же это и для него немного чересчур. Обычно он… немного…

Отмахнувшись, эльф замолчал и снова начал меня гладить. Прррравильно, хороший мальчик. Эльфы созданы для того, чтобы гладить теневых кошек.

- Ладно, - Сантайр поднялся. – Пойду я. Искать кандидатур в том списке, что мне твоя агентесса, Ритани, предоставила. Это будет не слишком просто. Так что, Таймгар, у тебя даже достаточно времени, чтобы подготовить всё со своей стороны.

- Не хочу знать, чем будет заниматься Каннат всё это время, - пробормотал фиолетовый, тоже поднимаясь.

- Не хочешь, - поддакнул Ритани насмешливо. – Даже я не хочу знать, чем будет занят мой брат. Потому что не думаю, что переживу эту информацию.

- Ты то?!

- Я-то, - передразнил Сантайра Палач эльфийский. – Идите уж. У меня сейчас есть куда более интересное занятия.

Драконы переглянулись, взглянули на урчащую довольную меня, на пальцы эльфа, запутавшиеся в моей шерстке, и одинаково усмехнулись.

Это они все дружно решили, что Ритани сейчас будет выяснять, чья я, и это у него так сразу и получится? Ну-ну. Наивность – это такое качество, которое позволяет сэкономить собственные нервы, но совершенно не соответствует действительности.

Дверь хлопнула. Таймгар споткнулся. Сантайр застыл:

- Ва… ваш… ваше высочество Медуница?! – ахнул он.

С неохотой поднявшись с тёплого эльфа, я спрыгнула грациозно на пол, отряхнулась и провалилась под пол. С двумя мастерами тьмы, поймают её. А может и нет, уже не была я так оптимистично настроена, когда следом за мной через пол провалилась и моя иллюзионная подружка.

Надо же! Она сбежала от Ритани и Таймгара, или её просто не очень хотели поймать? Или они не очень-то старались её поймать?

Качнулись огоньки свечей, метнулся порыв жаркого и невидимого ветра мимо меня, и подобрав подол платья (зачем?!) призрачная принцесса кинулась наутёк, шустро-шустро перебирая ногами.

За ней мчался добрый десяток чёрных черепов, окутанных огнём, не обжигающим только живых, но зато опасных для мёртвых.

Как интересно.

Натопорщив уши, уже и я помчалась по следам призрачной кавалькады. Поворот, поворот! Пока я пыталась понять, куда нас несёт, беглянка весьма профессионально срезала углы и повороты, а потом… пытаясь отчаянно затормозить лапами, я всё же влетела в распахнутую клетку, взвизгнула и ударилась об стену.

Больно!

Подождите. Что?! Что?! Больно?! Какое больно?! Откуда?! Я же сейчас не в физическом теле!

Поднявшись на задние лапы, я осторожно лапами потрогала стену, на которую упала, болезненно взвизгнула и отлетела вторично. Та же картина повторилась со всех сторон.

Я была в ловушке.

Я?!

- Ну, привет, принцесса Медуница, - раздался за моей спиной насмешливый голос.

А когда я повернулась, человека или эльфа там я не увидела. Правда, заодно мгновенно собрала воедино всё, что уже успела собрать на третьего заговорщика. Действительно, кто бы что смог бы о нём рассказать, если учесть, что не было человека! Был только комок силы!

Не тьма – это то, что я могла сказать точно. Разум? Неужели? Значит, не эльфы, скорее всего. Потому что только какая-то десятая доля одного процента эльфов могла получить эту стихию, но они никогда её не развивали! А передо мной…

- Не спешите убегать, ваше высочество. Я не враг вам.

Наклонив морду, я села, прикрыла лапки хвостом, задумчиво разглядывая комок силы.

- У нас с вами, можно сказать, сходное желание. Вы мертвы и хотите отомстить своему убийце. А я хочу просто, чтобы князя Канната не было во главе Каннаритании. Нет! – испугался невесть с чего комок силы. – Не спешите сразу отказываться. Вы можете подумать. А потом…

Потерев морду, я с трудом сдержалась от того, чтобы не завалиться на спину и не расхохотаться, катаясь по полу. Мне! Мне предлагали стать участницей самой идиотской авантюры, которую только можно было себе представить! Убить себя же!

А что! Срежессирую собственную смерть правильно!

- Я не веду дел с тем, кого не знаю, - отрезала я сердито.

Комок дрогнул.

- Но ведь…

- Всё очень просто, лэр заговорщик. Принимаете свою настоящую форму, и мы сможем поговорить. И даже, может быть, я соглашусь стать вашей сообщницей. Не принимаете, никакой сделки не будет. И если вы считаете, что такая глупая ловушка меня удержит, подучите матчасть.

Махнув хвостом, я растаяла прямо в воздухе…


Глава 9. Убийца под давлением обстоятельств.


Если бы меня спросили, считаю ли я себя сумасшедшим, я бы с громадным удовольствием ответил, что да, безусловно, считаю! И это очень выигрышное состояние, которое позволяет… Да, откровенно говоря, много чего позволяет. Приятного и неприятного тоже.

Сумасшедшие - это такая интересная категория, которой всегда до всего есть дело. Мне тоже было. Всегда. До всего. А какие у человека органы, а у эльфа, а чем они отличаются. А что будет, если на них воздействовать удаленно. А что будет, если в отдельно взятом помещении распылить яд. А снотворное? А что будет, если отрезать одному, отдельно взятому городу, поставки товаров. И так далее, так далее, так далее.

Если старшие или, например, Ритани успевали, мои планы далеко не заходили, и, по крайней мере, не успевали прийти в действие. Или навредить. Ну, как, одну-две смерти я не считаю. В моём понимании вред начинался от двухсот смертей. Эльфов. Домашние человеческие животные вообще не имели ценности.

В определённом смысле от моего сумасшествия была и ещё одна очень интересная польза. Обычные убийцы, классические, можно сказать, не могли меня убить. Ну, вот не получалось у них и всё тут.

Какие только планы они не творили, что только не делали! Были хорошие попытки, ну, как хорошие, достойные. Да, это куда интереснее и честнее звучит. С другой стороны, текущая, вот тоже хороша.

Принять живому человеку облик моей мёртвой невесты, пробраться ко мне в постель и устроиться рядом, пытаясь отравить дыханием мёртвого.

На любого разумного человека подействовало бы.

Ну, так, а где разведка?! Где предварительная подготовка?! Где, наконец, банальный тест на адекватность и разумность?!

- Ритани! – возмущенно возопил я, наконец, сообразив, что голая человеческая игрушка в моей постели – это ужасный компромат. Чтобы я! Чтобы я! Да я… да я…

Дверь хлопнула, Палач влетел со всей доступной ему скоростью, и также активно затормозил, разглядывая меня и… девушку.

- Мой князь? – как-то… беспомощно спросил он.

Я кивнул:

- Твой, твой князь. И даже ещё живой. В отличие от некоторых идиотов. Ритани, ты её знаешь?

Эльф скосил взгляд в бок. Неудачная убийца уже не ревела, просто забилась в угол кровати, замотавшись в простынь, и всхлипывала.

Худенькая достаточно, но не худощавая. Не доска, а такая вся… ладненькая, хотя и миниатюрная. Впрочем, как по мне, так слишком ребристая, тащить такую в кровать можно, только если нравится ощущать себя рубашкой на стиральной доске, которой бабы в селах пользуются.

А так, ну, немного покривив душой, могу сказать, что даже неплоха. Волосы цвета грецкого ореха, скулы высокие, уголки глаз чуть опущенные, но взгляда это не портило. Когда она не была зареванной такой. Цвет глаз красивый, сам по себе. Тёмный, но не черный, и едва уловимые искры.

На взгляд людей даже можно сказать «хороша».

Бросив взгляд на Ритани, я неожиданно понял, что мой Палач сейчас просто завалится! И до того, как это случилось, я успел сделать самое умное, что мог, дёрнул ему под ноги табурет.

Ножки своенравной мебели проехали по полу со скрежетом, оставляя на светлом дереве уродливые царапины. Я приготовился смотреть представление. Вот только о чём я не догадывался, так это о том, что я! я! на этом представлении буду главным шутом.

Потому что Ритани, выдохнув, пробормотал:

- Литандра-богиня! Конечно, я её знаю! Да и ты её знаешь, Каннат! Это же старшая принцесса Кенингского королевства!

Если бы мне на голову упала аляповатая люстра с потолка, я бы так не удивился. Точнее, нет, удивился бы… Хотя, нет, возмутился бы криворукости тех, кто её повесил недостаточно плотно, чтобы она выдерживала вес моего тайника! Но, именно что «но».

Какая ещё принцесса Кенингов?! Что принцесса Кенингов делала в моей постели? И в честь чего она собиралась меня убить?! Да ещё и прикинувшись мёртвой принцессой? Кому-то тут кто-то вешает лапшу на уши, да простят меня светлые эльфийские предки!

- Я… - принцесса задрала голову. Да вы посмотрите на неё, она своим умением держать голову на положенном уровне со мной сравниться может. А глазками то как сверкает, сверкает. Ай-ай-ай. Напомнить что ли, что она сейчас принадлежит мне? И я с ней могу, что угодно сделать?

Хотя… Ритани не оценит.

Ладненько, не будем вынуждать моего Палача и надсмотрщика за меня краснеть, послушаем, что эта миленькая деточка сейчас нам скажет.

- Я не смогла вас убить, значит, вы достаточно сильны!

Ага, обращается она ко мне, значит, это я достаточно силён. Сейчас у Ритани глаза на лоб полезут. Какой раз в моём отношении кто-то говорит, что я сильный? … Первый?!

Ну, это совсем не смешно! От такого плакать хочется.

- Ритани! Проснись. Можешь не петь, но проснуться ты обязан. Сдаётся мне, девочка эта не договаривает многого до конца, а с ней возиться времени у нас нет. На дыбу её и…

- Не надо! – рванувшись вперёд, принцесса вцепилась в мою руку. В душе заворочался гнев. Что это она себя так ведёт развязно, что это она меня за руки тут хватает?

Короткой отмашки было достаточно, чтобы человеческая девчонка прянула в сторону, прижимая руку к груди.

- Очень быстро, девочка, зачем ты здесь?

- Я хочу, чтобы вы на мне женились!

На этом можно было больше ничего не говорить, а просто брать и смело меня выносить. Куда-нибудь очень далеко, причём, сразу в гробу.

- Жениться?! Я?! На человеке?!

- Я не просто человек! Я принцесса!

- Сейчас на моей кровати я вижу полуголую девицу, которую очень легко лишить одежды, - опасно сощурился я.

- Каннат! – наконец, проснулся Ритани. – Не запугивай её.

- Ты сделаешь это сам?

- Нет, - серьёзно ответил мой Палач. – Я уверен, что она будет разумной девочкой, и сама всё скажет.

- В противном случае, ты разрешишь мне с ней поиграть?

Ритани вздохнул.

Чтобы меня заткнуть намного проще было просто согласиться, что он и… сделал.

- Да, я отдам её тебе. Даже обойдёмся без дыбы. Понадеемся на то, что информация, которую она знает, не настолько важна, чтобы марать из-за неё руки. А ты поиграешь и успокоишься. Верно?

- Верно! – согласился я довольно, потом снова взглянул на побелевшую как полотно принцессу. – Так-так, значит вместо убийцы у нас тут была всё это время принцесса. Ну, слушаю тебя, девочка. Внимательно. Только имей в виду, малейшая попытка лжи, и я начну тебя резать. Медленно, очень медленно. По…

- Хватит! – принцесса зажала уши, помотала головой. Простынь, более никем не удерживаемая, поползла по её телу вниз. Впрочем, Ритани, достаточно галантный для эльфа, предпочёл подойти и набросить на голое тело свой пиджак, потом вернулся на табурет.

- Мы вас внимательно слушаем, ваше высочество. И начните с того, почему вы появились в образе принцессы Медуницы. Ныне покойной.

- Мой брат! … Он не мой брат. Вторая жена моего отца нагуляла ребёнка на стороне! А потом, когда он узнал об этом, он просто сошёл с ума. Убил моего отца! Чуть не убил меня! А когда у меня почти получилось сбежать, он наложил на меня проклятие! Проклятие мёртвой души! И отправил сюда! Если бы у меня всё получилось, я бы навечно осталась в этом мёртвом облике!

- А почему вы подслушивали наш разговор? – уточнил мягко Ритани.

- Потому что… - принцесса резко осеклась и схватилась за горло.

Конечно. Я же не разрешал ей про это рассказывать. Так стоит ли удивляться тому, что без моего разрешения она не может сказать ни слова?

- Ваше высочество?

- Думаю, это мы оставим за кадром, - снисходительно пришёл я на помощь своей игрушке. – Ритани, о каком проклятье мёртвой души идёт речь?

- Это… посмертное проклятье. Работает на двух смертях, - мой Палач на мгновение задумался, явно вспоминая соответствующий раздел, потом спокойно закончил фразу: - берётся личная вещь того, кто уже умер, но главное, чтобы эта задача произошла не позднее сорока дней назад. После этого необходима личная вещь жертвы и «дичи». Тот, на кого наложено проклятье, жертва, должен убить «дичь» любой ценой, находясь именно в призрачном состоянии. Если это удаётся, чудесно, «дичь» убита, на исходе сорока дней, жертва отправляется вслед за донором смерти. А вот если не удаётся, возможны варианты. Видимо, для её высочества – таким вариантом было спасение.

- Хватит меня высочать! – возмутилась девушка. – У меня имя есть! Вообще-то!

- Да ладно! – «восхитился» я, - что, правда, есть? И этикет для тебя не писан? И правила…

- Какие ещё правила? – Ритани на меня удивлённо посмотрел от души удивлённо. – Она только что нарушила всё, что можно, а ты ей про этикет.

- Принцесса должна оставаться принцессой в любых обстоятельствах, - мстительно отозвался я. – Даже если она голая в постели мужчины, который понятия не имеет, как её зовут! Так что я на ней не женюсь! Она не знает, как себя вести. Совершенно не знает. И, кстати, Ритани. Бери деточку в охапку, я передумал с ней играть. У меня на сегодня куда более интересные планы с достойными личностями. А не плюшевые убийцы под давлением, которые сами не понимают, что нужно сделать.

Ритани тяжело вздохнул:

- Ну, что тебя интересует, Каннат?

- Во-первых, - загнул я манерно палец. – Откуда у тех, кто её отправил личная вещь моей настоящей невесты. Мёртвой, правда, но не суть. Почему она действовала так, словно решила поломать заговорщикам все планы – два. Я не верю в то, что это просто её личное желание, куда больше я верю в то, что это всё талантливый спектакль. Спектакли я не люблю. Так что, всё, что она может сказать. Забирай. Она портит мне интерьер своим видом. Забирай её прямо в простыне, а простынь эту потом сожги. И побыстрее, а то оно сейчас опять начнёт реветь, а от громких звуков мне только больше хочется убивать.

Закончил я свою фразу совершенно обаятельной улыбкой. Ритани что-то прошипел сквозь зубы, но кивнул. Поднялся и поманил заревевшую вторженку за собой.

- А! Стой! У меня же ошейник с неё не снят, - спохватился я. – Не хочу, чтобы после своей настоящей смерти она за мной ходила, как привязанная, этого я себе позволить не могу. Так что, иди сюда…

Принцесса, перепуганная, шарахнулась и свалилась с кровати.

Она у меня, конечно [кровать], действительно большая, хорошая, вместительная. Чтобы попрыгать на ней можно было, и трупы умещались под ней, но всё-таки не настолько, чтобы так долго пятиться, а потом в итоге не свалиться.

Там в этой голове разум есть?

Кажется, нет.

Перегнувшись через кровать, я протянул руку, мазнув рукой девушку по щеке, и снял с неё привязку. И уже когда я отодвигал ладонь, в руку что-то больно кольнуло. Во взгляде «принцессы» я прочитал непримиримое желание убивать.

А на ладони уже выступила кровь. Медленным росчерком. Кап-кап. Кап…

Последняя капля разбилась как-то очень громко.

Мир потемнел. Он был где-то рядом, но в то же время, рядом его и не было.

Руки сжались на хрупкой шейке принцессы-недомерка сами собой. Ногти переросли в когти. И сжимая горло, я не думал о том, успеет ли Ритани, я собирался просто убить эту идиотку.

Зеркала вибрировали по всему дворцу.

Подскочивший Ритани пытался меня оттащить от уже синеющей жертвы. Мне было плевать. Та, что вновь пробудила монстра в моей душе, должна умереть.

…А потом наступила темнота…


…Дура. Идиотка. Полная идиотка!

В своём нормальном виде, в смысле, в амплуа мёртвой принцессы, я стояла над кроватью, где лежала принцесса Кенингов.

И эти идиоты! Ритани в том числе!

Не вспомнить о миленьких особенностях этой дамочки, каким идиотом нужно быть?! Да её называют «царственной убийцей»! Последние шесть удачных убийств королевских собратьев совершила именно она. И никто не то, что не доказал, многим и в голову бы не пришло, что убийца именно она!

Ну, приезжала там дипломатическая делегация от королевства.

Я знала точно, что эта девушка – убийца, отличная, натренированная. Если меня воспитывали, как куклу. Которая «глупее» не придумать в принципе, как фарфоровое украшение для полки, годное для того, чтобы представить сообществу, а потом по-тихому прикопать убитой, то вот её не ломали, её дрессировали как бойцовскую собаку. Очень чётко, очень злобно. И продуктивно.

Даже не могу сказать, кому из нас двоих не повезло больше.

- Ты?! Я же…

Ритани, вошедший в свою комнату, застыл на пороге.

Ну, да, поскольку мне нужно было поговорить с этим эльфом, я не нашла ничего лучше, как прийти к нему. Не буду же я его по всему дворцу искать, позволяя ещё кому-нибудь меня увидеть.

Достаточно той неразберихи, которая уже началась, из-за этой девчонки!

И… кстати, я что, ревную что ли?!

А кого и к кому? И… Так, что-то я совсем запуталась со всем этим происходящим.

- Аль Ритани, - мягко улыбнулась я. – В отличие от той призрачной подделки, что, как щенок, бессмысленно носилась по коридорам, я здесь и сейчас настоящая.

- Ваше высочество!

- Уже бывшее, - поправила я, проходя к окну и осторожно выглядывая. Ну, вот. Опять под «моим» окном куча соглядатаев. И только один или двое там от Ритани, пара от драконов, пара от заговорщиков. Но ещё пара откуда же взялась то?! Или… хм. Нет, не может быть, чтобы о медовой принцессе вспомнили дома и решили понять, почему это вместо приглашения на официальную свадьбу пришло похоронное извещение?

Император знал, а братьям было всегда всё равно.

- Простите.

- Вы опять извиняетесь, аль Ритани. Не стоит. Ничего страшного не случилось. Не считая того, что вы тут переполох устроили такой, что даже парочку мёртвых подняли.

- Я должен извиниться?

- Зачем же? – поправив волосы, я плавно опустилась в кресло, зависнув всего в паре миллиметров от него. Как же мне нравится призрачная форма за такие штучки!

И… я опять разговариваю отстраненно и холодно. С ним тоже. Мы опять на «вы». Хотя мне понравилось общаться с палачом Каннаритании на «ты», спокойно, как будто мы просто друзья.

- Ваше высочество… Вы… знаете? Принцессу Кенингов?

- Убийцу королевского дома? – уточнила я, потом кивнула: - безусловно, знаю. Она очень хороша. В магии смерти особенно.

- В магии смерти?! Значит, это не кто-то… а она сама… Люди! Как вы любите всё усложнять.

- Ничего, - возразила я. – Эльфы в этом могут дать фору любому человеку. Чего только ваш князь стоит, аль Ритани. Рядом с его умениями и возможностями меркнет любая человеческая изобретательность.

- Неправда! – Ритани, наливающий себе вино в баре, возмущенно повернулся. – Он не такой!

- Кто именно?

- Князь! Вы просто…

- Да-да, я просто была им убита, - усмехнулась я.

И эльф не нашёлся, что мне возразить, потом вздохнул, махнул рукой, выпил залпом вино и уселся на пол.

- Тяжелые дни? – невольно посочувствовала я ему.

Это «князь» мог вести себя избалованным ребёнком, а Ритани надо было и своей работой заниматься, ещё и умудриться при этом следить, чтобы его самого важного подопечного не убили, и он сам никого не убил, и крышу у него чтобы не снесло. Сплошные проблемы.

- Ужасно, - улыбнулся мне немного смущенно эльф.

И эта светлая, задорная, мальчишеская улыбка была настолько неожиданна и настолько очаровательна, что я невольно улыбнулась в ответ.

- Как жаль, - вздохнул Ритани, глядя на меня как завороженный. – Как жаль, что я не встретил тебя раньше, что я не встретил тебя первым. Я бы украл тебя. Выкрал из твоего замка. Увёз бы за тридевять земель, увёз бы за тридевять морей. И там сделал бы счастливой.

Чуть смущенно зардевшись, хорошо, что в призрачном облике этого не видно, я едва уловимо покачала головой.

- Тогда был бы совершенно невменяемый эльфийский кровавый князь. Были бы трупы, очень много трупов. И было бы очень много неприятностей. Так что, всё должно идти так, как идёт. Просто кому-то повезло больше, кому-то повезло меньше. А! – спохватилась я, - я пришла как раз предупредить о принцессе Кенингов. Не стоит оставлять её без присмотра. Она очень профессионально сбегает отовсюду. Только дай ей волю. Можно даже сказать, что её и не ловили именно потому, что она сбегает очень быстро. Сегодняшняя история просто выбивается из общего ряда… По многим причинам. В том числе и то, что убийство она пыталась совершить очень топорно. Грубо работала, наспех. И без такого вдумчивого плана, как всегда.

- Без вдумчивого плана? Как будто её бросили?

- Да, - кивнула я. – Как будто.

Потом поднялась, прислушиваясь. Опять в мою комнату кого-то несёт?! Между прочим, князь Каннаритании лежит в постели, к нему не велено никого пускать! Под охраной сразу двух драконов. Но кому-то даже и драконы сейчас помехой не станут. Эх, ну, никакой личной жизни, даже в призрачном выражении!

- Медуни…

Окрик Ритани опоздал, откинувшись назад, я рассыпалась вихрем золотых искр. Да, эффектно, но девушка должна выглядеть красиво в любое время дня и ночи, даже когда она мёртвая!


…Открыв глаза, я поморщился. Голова болела, словно меня огрели тяжёлой дубиной. Узнаю, эту «замечательную» сухость во рту и ощущения песка под веками, низкий гул в ушах. Нет, я не пил, у меня нет сушняка, это просто Ритани воспользовался своими отрезвляющими чарами. Оглушение максимального уровня называется.

Интересно, что там случилось… такое, что он прибегнул к одним из самых тяжёлых для него чар в арсенале? Минимальный откат, от силы три-пять секунд, но при этом всю гамму ощущений, Ритани делит вместе с жертвой.

Итак, вот только, хочу я понять, что она здесь делает?

- Вам не кажется, что ночь не слишком подходящее время суток, чтобы разгуливать по чужим постелям, али Шайррайра.

Эльфийка, остановившаяся у моей постели, лишь в тонкой батистовой сорочке, посмотрела на меня из-под длинных-пушистых ресниц.

- Сегодня у меня в кровати уже была гостья, закончившая дело попыткой убийства. С чем прибыли вы? Тоже попытка убийства? Хотя, о чём я, жёлтый дракон, ни один из вас меня убить не может, пока не истекут сорок дней со дня смерти медовой принцессы. Так… Зачем вы пришли, али Шайррайра? Разогнать мою грусть? Украсить своим присутствием мою одинокую и холодную постель?

На лицо эльфийки набежала тень. Она попыталась взять себя в руки, попыталась успокоиться, но не смогла, яростно дёрнулась.

- Не смейте так со мной разговаривать, аль Каннат! Я не буду согревать вашу постель, даже если вы останетесь последним мужчиной на Альтане!

- Что так? – «удивился» я. – Я красивый, умный, богатый. А если останусь последним мужчиной на Альтане, значит ещё и очень хорошо выживаю.

- … знаете, есть испражнения, которые и в огне не горят, и в воде не тонут!

- И выглядят при этом очень не эстетично, а я – прекрасен! – выбравшись из-под тёплого одеяла с сожалением, я передвинулся к краю кровати. – Ну, разве я не прекрасен, нежная Риара? Разве при взгляде на меня твоё сердце не бьётся учащенно? Разве ты не облизываешь чаще губы? Разве не ты сейчас нервно дышишь, а твоё сердце стучит так, что мне даже здесь слышно.

- Замолчи! Замолчи! Замолчи! – эльфийка шарахнулась прочь, зажимая ладонями уши. – И я тебе уже тысячу раз говорила, не смей меня так называть!

- С чего бы? Ри-а-ра. Ты должна была стать моей невестой, а вместо этого сбежала в Ниларскую империю. И ради чего? Чтобы вернуться сюда не как моя невеста, а как «Жёлтый дракон», тот, кто должен меня защищать. Ну, разве не ирония судьбы? Разве не смешно? Почему ты не смеёшься, Риара? Почему на твоих глазах слёзы, словно ты хочешь плакать? Иди ко мне. Я утешу тебя. Я умею утешать.

- Ты даже любить не умеешь! Не то, что утешать! Ты ущербный! И если бы… если бы… - она поникла вся, съежилась, обхватив себя за плечи, а потом взяла себя в руки.

Выпрямилась, гордо поставив голову.

И словно не в тоненькой сорочке была, а в броне.

- Я здесь, чтобы выполнить свой долг и свою работу. Так что, вернитесь в постель, князь. К сожалению, чтобы мой абсолютный щит стал неотъемлемой вашей частью, я должна провести с вами ночь.

- Ночь? Со мной? Одна маленькая девочка? Не боишься, что будет страшно-страшно? Не хочешь кого-нибудь ещё взять в постель?

- Если только крокодила принцессы, - скрипнула зубами Риара.

- Крокодила? Принцессы? У нас есть во дворце принцесса? Какая досада! Они оба сдохли. И крокодил, и сама принцесса! Не кривись так горестно, душа моя. Я скучал. Ты так отчаянно старалась держаться на расстоянии от меня, а мне было так одиноко. Я так хотел обнять тебя. Ну, так, иди же. Мы проведём вместе славную ночь.

- Тронешь меня – убью, - прорычала эльфийка.

А ей пошло на пользу общение с драконами. Была такой закомплексованной тихоней, а тут даже рычать на меня удумала. Чисто дракончик!

И Ритани её любил. Помнится мне, я очень долго смеялся, когда та, с кем я собирался обвенчаться, сбежала от меня в людскую империю, и выяснилось, что мой брат ей помог, потому что был всё это время в неё влюблён.

И почему я Ритани не убил ещё тогда? Даже жаль…

А ладно.

- Иди уж, - хмыкнул я насмешливо. – Спать. Я даже, так и быть, расскажу тебе сказку на ночь. Чтобы твои сны были крепкими, добрыми, светлыми.

Эльфийка содрогнулась.

Бросив на себя удивлённый взгляд в зеркало, я обнаружил, что улыбка на моём лице очень уж… игольчато-клыкастая. Надо улыбаться ещё нежнее, а то не так поймут.

И вообще, я устал, сколько можно там стоять и ждать непонятно чего?!

- Раяра. Спать. Идём спать, - потребовал я, забирая одно из одеял и закутываясь в него, сонно зевнув.

Это был очень тяжёлый день. А завтра ещё предстоит разобраться с принцессой Кенингов. И поговорить с драконами, как их успехи на фоне тех заданий, что я им уже отдал.

- Видишь, я даже завернулся в одеяло, так что обнимать меня тебе придётся самой. Иди сюда. Иди ко мне.

И попеременно то алея, то бледнея, то серея, она пошла. И именно Раяре пришлось меня обнимать.

И, конечно, когда она устроилась рядом, я подул на её нежное ушко и тихим интимным шёпотом начал рассказывать сказку.

- По тёмной улице, где Чёрная луна отражалась лишь в лужах крови, шла фигура с огромным тесаком…


Глава 10. Сбежавшая невеста


Я шла на звук отчаянного плача, надрывного, захлёбывающегося, от которого всё внутри скручивалось отчаянным комком боли. Кому-то было настолько плохо, что впору было вызывать лекаря душ.

Хотя… кажется, здесь лекарь душ не поможет.

Пройдя сквозь стену, я остановилась в комнате, которая была предоставлена жёлтой драконессе. Шайррайра, али Раяра, захлёбывалась слезами и никак не могла успокоиться.

За окном уже солнце стояло высоко, и князь Каннат занимался в очередной раз жутко-важными-делами, в том плане, что бросив тело перебирать бездумно бумажки, я пошла гулять в своём призрачном виде по дворцу. Так можно было быстрее добраться до места, и что было не менее важно, спрятаться так тоже можно было. И от многого, и от многих тоже.

Я вроде как прятаться была не вынуждена, но общаться с кем-то мне не хотелось. Судя по тому, как сейчас отчаянно плачет Раяра, ночью князь Каннат переборщил. Хотя от его сказок – продирало морозом до костей даже меня. И я не хочу сказать, кому он рассказывал эти сказки в постели, что они въелись даже в дерево!

Думаю, тот, кому он их рассказывал, особо счастлив не был.

Хотя вряд ли настолько, как сейчас зареванная Раяра.

Ну, вот, что мне с ней делать то, а?

Я не умею утешать, меня не учили. И подруг у меня не было, чтобы научиться. И сама я… плакать не умела. Это мне запретили в первую очередь.

А вообще, ей пора бы успокоиться. Доплачется до спазма дыхательных путей, а рядом то и никого нет даже, чтобы ей помочь и её спасти. Что в таком случае делать будет? Просто умрёт?

- Кто здесь?!

О, мне не пришлось ничего делать. Меня заметили. Только, надеюсь, я сама её не уморю, потому что ещё немного, и к моим ногам свалится бездыханное тело. А привидения, вообще-то, не пользуются магией. Древние, безусловно, могут, а такие недолётки-залётки как я, уже нет.

- Только не надо падать в обморок, пожалуйста, али Шайррайра, - попросила я, проходя, без приглашения, и усаживаясь в кресло. – Думаю, грохот привлечёт тех, с кем вы пока не готовы разговаривать. Да, и вообще, прежде чем с кем-то разговаривать, вам бы в себя прийти. А то… вид у вас…

- Ваше высочество!

Да они сговорились что ли?! Или издеваются?! Что один, что второй, вот она – третья. Заметили и в предобморочном состоянии выдыхают: «Ваше высочество!» Ещё немного, и я решу, что в составе драконов не было вообще ни одного, кто бы не знал, что медовую принцессу везут на смерть!

- Ну, допустим, - согласилась я с тяжёлым вздохом. – Была когда-то. А у мёртвых регалий так точно нет. Али Шайррайра, пожалуйста, успокойтесь. На удивление я здесь не для того, чтобы кому-то отомстить. Я услышала ваши слёзы.

- Ваше высочество…

Так, теперь её заело. Да что же с ними такое то?! На этот раз я предпочла промолчать, только грустно глядя на эльфийку.

А у той, вместо того, чтобы остановиться, слёзы только потекли совершенно неостановимым потоком. Та-а-ак, ещё немного и мы начнём в её слезах тонуть! Откуда в хрупком теле эльфиечки помещается столько воды?!

- Я знала! Я знала, к кому вас везут! Я знала, что князь Каннаритании – эльф, запачканный магией крови! Я не знала, что вас убьют, но я знала, что не может такого быть, чтобы… чтобы…

Новая порция рыданий была ещё отчаяннее. И выглядела сейчас эта драконесса такой уязвимой. Я могу сказать всего лишь пару слов, упрекнуть её в своей смерти, и ей этого будет достаточно…

И я понимаю, что она сейчас чувствует. Обиду. Страх. Растерянность. И дикое чувство вины. Особенно после этой ночи, когда ей «абсолютному щиту драконов» пришлось защищать того, кого она хотела бы убить…

- Чтобы у этого «сватовства» не было второго дна? – подсказала я нейтральный вариант, поправив складку на изящном платье. – Али Шаррайра, откуда вы его знаете?

- Просто Раяра, ваше высочество, пожалуйста. Полное имя… в ваших устах… почему-то звучит как насмешка.

- Даже мёртвой, леди остаётся леди. Поэтому не стоит так бездумно нарушать правила, - мелодично пропела я, потом легко улыбнулась. – Но, хорошо, Раяра, я буду называть тебя так.

- Ваше высочество… Почему вы не отказались от предложения?

Она хочет вызывать на откровенность меня? Или ей трудно начать самой?

- Меня никто не спрашивал, Раяра. Императорское величество просто отдал мною долг. Вот и всё.

- Но… как же… вы же…

- Медовая принцесса, - спокойно подтвердила я. – И что? Всегда есть кто-то сильнее нас, кто может сыграть нашими жизнями. Родители. Владелец провинции – аристократ. Заезжий маг. Королевская семья. Императорская семья. Для принцессы таким вершителем судьбы оказался император.

- Он… знал?

- Он это планировал. Пожалуйста, Раяра, не делай такого лица. Это было очевидно, с самого начала. Что императору не нужна дочь, ему был нужен товар, на который уже был готов покупатель.

- Не может быть… Если бы только… Неужели никто не знал?! – бессильно всплеснула эльфийка руками.

Какой этот народ трогательный! Неудивительно, что в войне против них люди выигрывают куда чаще. Они слишком мягкие. Нет в них той стали, той жесткости и жестокости, которые нужны…

- Из драконов? Знали. Раяра, успокойся. Думаю, у всех были свои причины на то, чтобы не отреагировать или наоборот отреагировать бездействием. Так что… Мы отошли от темы. Ты знаешь Канната?

- Да. Я знаю его… С детства. Я дочь одного из его лордов. Отец проводил тут время с утра и до ночи, на меня времени практически не оставалось и в итоге, в итоге меня тоже перевели во дворец. Когда мне было… пятнадцать, наверное. Каннат и Ритани меня старше лет на семь. Мы… я… - эльфийка нервно облизнула губы. – Я встретила первым Канната. И просто не смогла устоять перед его красотой. Физической. Я… Не было ничего серьёзного. Просто такой смешной флирт. А потом он познакомил меня с братом и я влюбилась. До потери пульса. До дрожи в пальцах. Я писала его портреты. Я смущалась, стоило только нам встретиться глазами. А потом узнала, что парень, с которым я играла во взрослый роман на подростковых вечеринках, на самом деле – эльфийский князь. И всё стало куда запутаннее, чем было. Он сделал мне предложение. Точнее, - криво усмехнувшись, Раяра спрятала лицо в ладонях. – Кого я обманываю?! Он просто пришёл и поставил моего отца и меня перед фактом того, что он хочет меня. Что он хочет, чтобы я стала его невестой, и мое мнение здесь – только так, припека сбоку. Он просто хочет. Просто хотел…

- Ты?

- В первый момент я была настолько испугана, что могла только кивать, кивать, кивать… Когда он ушёл, отец сказал, что мне нужно бежать. Прочь, немедленно, как можно быстрее. Тогда я не знала, что Каннат – кровавый князь. Я этого не знала. Но это меня не оправдывает. Начались приготовления к официальной церемонии. Естественно, пошли первые слухи. Но ни один, никто меня не поздравлял! Мне тихо сочувствовали, а за моей спиной обсуждали, сколько мне жить после свадьбы. А потом… потом… Ритани. Он нашёл меня, когда я рыдала в саду. Заплаканная, я не нашла ничего лучше, кроме как признаться ему в любви и попросила… глупостей наговорила ему много, - рвано перескочила через какой-то момент Раяра. – Он сказал, что … что… мои чувства взаимны. Но уже поздно. Уже всё поздно. Каннат не оставит меня в покое, не оставит меня в живых. Я всего лишь новая жертва для его кровавой силы. И тогда… я сказала, что сбегу. Ритани согласился со мной. Он помог мне… И вот я здесь, спустя двадцать шесть лет… Каннат не изменился, даже стал ещё страшнее. Запах его безумия стал тоньше, нежнее. Он стал очаровывающим! Перед этим безумием можно и не устоять! А я этого не хочу. Не хочу… Потому что, снова… как когда-то…

- Ты влюбилась в Ритани?

- Я его никогда и не забывала! Мы переписывались… - руки эльфийки бессильно упали, она обмякла на краю кровати. – Мы писали друг другу письма. Но даже так… Я слишком ушла в свои мысли, слишком эгоистично себя вела. И принцесса, которую я должна была защищать, теперь мертва. А мне пришлось ставить абсолютный щит на того, кого я предпочла бы убить!

- Тогда ты не сможешь быть с Ритани.

- Что?!

- Он станет правителем Каннаритании, - пояснила я равнодушно. – А ты – подданная Ниларской империи. Тебя не отпустит император. Никак. Никогда. Ты не принесла присягу князю Каннату и не принесёшь, потому что он не тот, кого ты считаешь достойным своей клятвы. Император отпустил тебя к князю как приданое медовой принцессы. Как воина, который нужен князю. Но если ты не принадлежишь князю, ты должна будешь вернуться к трону Ниларской империи. И служить дальше.

- Что?! Но как же… Это же!

- Ты жёлтый дракон Ниларской империи. Ты должна хранить империю, быть её абсолютным щитом.

- Я не хочу! Я хочу… я хочу жить с человеком, которого люблю! Я хочу быть рядом с ним! Я не хочу приносить присягу князю Каннату… Я не хочу работать на человека, который обрёк на смерть собственную дочь!- драконесса дрожала, потом вскинулась, сообразив что-то. – А если я принесу присягу кому-то ещё? Кому-то другому?!

- Вариантов много. Всё зависит от того, готов ли будет тот, кому ты принесёшь присягу, отстаивать тебя. Если готов, то зависит от силы: политической, магической, физической. Какой угодно. А ещё есть магия. Например, нередко бывали случаи, когда по принесённому клейму, тот, кто принёс присягу, оказывался заклеймён, целым миром. В таком случае, естественно, никто и не возражал. Воля Альтана куда важнее любого истеричного человека. В том числе касается это и императоров. Ведь и над ними есть боги.

- Боги? И… над ними… - Раяра задумалась.

Я повернула голову. Минуточку. Опять?! Вы что, всерьёз?! До бедного несчастного князя опять идут убийцы?! Да сколько можно! Ещё немного, и я отправлюсь к Её Величеству, королеве Цитандере, уточнять, нет ли случаем на князе Каннате какого-нибудь проклятья беспокойства в дополнение к магии крови.

- Ваше высочество!

Ого, а чего это так официально?

Повернув голову, я обнаружила, что ситуация успела ещё немного измениться. Не умываясь, не переодеваясь, зато взяв свой верный меч, эльфиечка опускалась передо мной на одно колено.

Ой!

Могу собой гордиться, учусь манипулировать окружающими, даже не замечая этого!

- Я знаю точно, что после одной жизни следует вторая. И я уверена в том, что после такой жизни вторая должна быть куда более интересной и благополучной, поэтому… Ваше высочество, примите мою присягу! Я клянусь, что последую за вами в вашей второй жизни, что буду вашей защитой, вашим абсолютным щитом. Буду следовать за вами, буду жить для вас, выполнять ваши задания и служить вашим целям.

Ах, вот почему Таймгар мне принёс ту клятву. Ну, и эту примем, два дракона лучше, чем один.

- С гордостью и честью принимаю твою клятву, али Шайрайрра. А заодно, - подмигнув эльфийке, я улыбнулась, - можешь смело отправлять подальше Канната, когда он скажет, что не слышал от тебя присяги!

- Действительно, - просияла эльфийка.

И глядя на неё, я кивнула одобрительно и растаяла. Ну, кого там опять к Князю принесло?!


***


- Каннат! Каннат!

Меня тряс за плечо Ритани.

Клацнув зубами перед его рукой, я перевернулся на другой бок, натянув на голову одеяло:

- Ритани, если это не вопрос жизни и смерти, я тебе откушу что-нибудь очень важное. Так что в двух словах, чтобы я решил, должен ли я просыпаться.

- Со стороны Кенингского королевства выдвинулись несколько отрядов тяжелой конницы.

С закрытыми глазами я сел на кровати.

Тяжелая конница? Кенинги?

- Если мы правы, то принцесса прибыла сюда без поддержки кого-либо. А заодно и сбежала из родного королевства, так что вся эта толпа движется сюда, чтобы потребовать на повышенных тонах вернуть пропавшую дочурку. Так. Ритани. Ты со мной. Я выдвигаюсь лично. Всех драконов кроме красного и фиолетового – по коням. Принцессу в кандалы и на повозку. Двое магов как стражи для принцессы. Причём так, чтобы она вообще не сбежала. А… и пусть кто-то из эльфиек оденет её в приличную одежду.

- Аль…

- Когда всё будет готово, вернёшься со мной, а я пока посплю…

- Каннат, ты только что спал!

Открыв сердито глаза, я воззрился на брата. Вот он действительно Палач, самый настоящий! Безусловный! Как есть! Даже надо мной издевается! Помыкает мной!

- Кофе.

- Что?

- Прикажи подать кофе, - буркнул я сердито. – Пойду выбирать что-нибудь роскошное, что подчеркнуло бы мою красоту.

- Каннат, какая красота?! Мы на границу прискачем уже глубокой ночью!

- Чудесно, значит, мне нужно что-то светлое. И ещё два мага к нам в компанию, чтобы огоньки подвесили, когда встретимся с тяжёлой конницей. Да. Именно. Лучше светлячками.

- Какие ещё светлячки?! – Ритани ещё язык не проглотил от изумления, но определённо был близок к этому моменту.

Воззрившись на него сердито, я пояснил:

- Поскольку я буду в белом мундире, то бело-золотые. Никаких зелёных и голубых, в их свете я выгляжу как мертвяк.

Палач мой деревянно кивнул и такой же деревянной походкой направился к двери.

Я же, уже практически с головой нырнув в шкаф с рубашками, его окрикнул:

- А! И скажи, чтобы прислали парикмахера!

- Зачем принцессе Кенингов ещё и парикмахер?

- Ей и незачем. Для меня. Я же не могу выехать на люди с такой причёской.

Дверь закрылась мягко-мягко, хотя, кажется, у Ритани опять было жуткое желание шарахнуть ею об косяк со всей дури.

Оставив в покое шкаф, я вошёл в гардеробную, прикрыв за собой дверь. А потом накинул и защёлку. Открыл тайный ход и нырнул в небольшую комнатку, которая была изолирована абсолютно от любой внешней магии.

Подойти к зеркалу в дальнем углу было сложно. Ещё сложнее было сдёрнуть с него покрывало. Внутри, в серой пелене, качалась прекрасная девушка.

- У нас проблема…

Двигались мои губы, звучал мой-её голос.

Женский голос.

Я могу быть князем здесь, внутри дворца. Где стены помогают, где каждый предмет мебели помнит его. Где каждый скрип что-то значит. И даже старая яблоня, оказалось, хранит прекрасную историю из далёкого прошлого.

Но я не могу быть князем в чистом поле! Я буду им казаться, меня будут видеть князем! Но при этом… я могу выстроить образ только на основе того, что я уже видела, уже считала во дворце. То, что я успела уже получить. Той информации, которую я украла из этого дворца.

Да, сюда приходили дипломатические миссии, я могла представить себе, как именно должен вести себя Каннат. Но… смогу ли я?!

Уже мои настоящие, женские пальцы скользнули по серому стеклу. Внутри было не одно тело. Внутри было два тела. Моё настоящее тело, дремлющее в объятиях иллюзии остановленного времени. И второе тело. Мёртвое тело князя Канната. На то, чтобы его собрать из всех осколков-ошмётков не ушло много времени, кровь была моей союзницей…

Ладно. У меня нет другого выбора. Я должна просто пойти на эту авантюру.

Авантюру.

Да не хочу я идти ни на какую авантюру!!!

Ноги перестали держать. В одно мгновение я опустилась на пол, сжавшись…

Страшно.

Мне просто страшно.

Когда я поддалась минутному порыву, я не думала, что всё зайдёт так далеко. Да, частично моё поведение можно свалить… да много на что можно свалить.

Можно остаться здесь. Никуда не двигаться. Оставить всё на Ритани. Палач Каннаритании умный мужик. Он сможет…

Много чего сможет.

Но конница должна встретить князя. Ленивого, шикарного, дурного. Именно такого, как описывают кровавого князя те, кто не имеет ни малейшего понятия о его настоящей сущности.

Ладно. Ладно…

Не буду вести себя как сбежавшая невеста, хотя сейчас я с удовольствием бы последовала примеру Раяры и сбежала бы. Куда-нибудь, подальше.

А поэтому поднимаемся и вперёд. На амбразуры!

Мне же нужно отыскать в этом кошмарном гардеробе хоть что-то приличное и достойное красивого меня!

Белое? Или с золотыми эполетами? Или то, … хотя нет. То я оставлю в шкафу до особого случая. Когда захочу своего братца довести до головокружения или сразу до сердечного приступа.

И не надо мне говорить, что я очень «добрый», я замечательный, ласковый и нежный! С ножами. Или ядами.

Но не с человеческими игрушками.

И даже не со всеми эльфами.

Вот смотрю, красивый, напомаженный и такой весь из себя чудесно-воздушный на драконов, которые меня будут сопровождать и думаю, мы на похороны собрались? Или мы такая особенная инквизиторская компания для безголовой кёнингской принцессы?!

Ну, хорошо, орку чёрный идёт. Неплохо в нём смотрится орчанка. Но человеческая девчонка?! Но моя нежная эльфиечка?! Да они похожи на кавалькаду дикой охоты! Встретишься взглядом, отбросишь рога, хвост и лапы и покатишься прочь перекатом, только бы оказаться как можно дальше, и как можно быстрее.

- Князь?

Повернувшись, я смерил взглядом Ритани. Ну… Серебро с черным. Неплохо. Драконы такой создали вокруг него даже арьергард. Хорошо смотрятся. Ритани и драконы. Драконы вокруг Ритани.

Слишком хорошо. Вокруг меня вызывающе отвратительно, вокруг него естественно и органично.

Вызывает даже вопрос, кто именно здесь достоин быть князем.

Впрочем, князем достоин быть только один. Я. И никто другой. И никто иначе. А князь Каннат – это всегда странные события и не менее странные дела. Так что… я не потерплю, чтобы такого красивого меня, окружало такое вот… смурное и унылое нечто.

Мои драконы должны выглядеть как драконы, а не как бедные родственники на пышных похоронах короля.

Итак, что нам тут подойдёт больше всего?

Синий с чёрным для Синей драконессы. И волосы подобрать. Я не буду покушаться на все эти мелкие косички, рассыпанные по её плечам, они чудесны. Даже если скрывают дивный цвет её волос. Мы просто поднимем их наверх, и резинку. С черепами. Изменим форму, вот та-а-ак.

Не удержавшись, я состроил милую гримасу.

Орчанка Денден дёрнулась и застыла, пока под взглядами окружающих, её форма началась меняться. Из чёрного цвета - в синий с чёрными вставками.

«У неё длинные ноги», - удивился я, когда увидел полученный результат. – «А использование корсета было хорошей идеей. Теперь парный костюм. Зелёный для зелёного дракона будет жутко смотреться. Изменим оттенок чёрного до стального, изменим покрой, чуть больше легкомысленности и чуть больше мужского обаяния».

Несколько пуговиц на рубашке орка, застёгнутой под горло, расстегнулись сами собой.

Моя эльфиечка Раяра чуть заметно заалела и сглотнула.

Правильно выбранный подход. Ещё немного изменений и… следующий. Кто у нас следующий? А жёлтая драконесса и будет. Чёрный ей не идёт совершенно, но если на неё нацепить что-то светлое, она создаст неправильное ощущение у тех, с кем мы скоро встретимся. Так что, парное к синей драконессе. Синее с чёрным. В таких же оттенках. Разве что немного формат корсета изменю и брюк. У моей девочки не слишком длинные и тонкие ноги, зато высокая ровненькая грудь.

Хорошенькая девочка.

Стоит и не дёргается.

Так. Человеческую девчонку в пару к орку. Ей, как ни странно, пойдёт оттенок стали и тумана. И к её глазам, цвета светло-серого агата, и к её светлой коже, и даже к её волосам, коротким, неровно отрезанным. Ещё немного, и можно было бы решить, что она седа. Но нет, это просто был оттенок полыни…

Да. Ей подойдёт серый костюм. И не женский формат, а мужской. Именно вот так.

Теперь последний эльф. Астарт. Тихий. Оранжевый дракон какой-то слишком тихий. И взгляд у него… Такой я видел уже однажды взгляд. Но неважно. Сейчас мы начинаем уже выбиваться из графика. И тратить здесь время практически нельзя…

Серый цвет ему не пойдёт. Синий тоже.

Зато чёрный… Изменим немного фасон, добавим ещё больше чёрного и нужно что-то сделать с этой ужасной причёской. А теперь…

- Ритани, ты едешь со мной. Маги с подсветкой, вы держитесь рядом. Стражи принцессы остаётесь в тени. Драконы, вы обеспечиваете сохранность принцессы Кенингов, а заодно обеспечиваете её сохранность на месте. Сбежать она не должна. При этом на глаза не попадайтесь даже отдалённо. Лэри Арранайра, али Шайррайра, я надеюсь, вы займётесь этим. А, и кое-что ещё. Идиотов, если таковые встретятся на пути, держите от меня на расстоянии. Конечно, при лучшем исходе просто убивайте на месте. А… - скептически изогнув бровь, я воззрился на смирную лошадку, которую грум держал для меня. – И лошадь нормальную прикажите подать, а не клячу, которая завалится на первых же километрах.

Ритани взглянул на меня, резко кивнул, и через пару минут около крыльца гарцевал жаркий жеребец изабелловой масти.

- Хороший выбор, - одобрительно кивнул я. – Ты начинаешь понимать, как важен прекрасный антураж для правильного впечатления.

Ритани скрипнул зубами, я только восхитился тем, как окружающим со мной весело, хорошо и комфортно. Потом взгромоздился в седло, оглянулся.

- Так-с. Плестись мы будем долго, а это мне не нравится. Воздух у нас лэри Арранайра. Обеспечьте нам, пожалуйста, воздушные крылья.

- Кры… лья?! – запнулась девушка.

- Конечно. Самое простое заклинание, накладываемое на живые транспортные существа. Я надеюсь, что такая простая вещь у вас не вызовет, лэри, затруднений. Ведь, если я правильно понимаю, именно воздух у вас стихия ведущая?

На этот раз человеческая драконесса побледнела.

Я знал, о чём говорил и на что намекал. Драконами не становились просто так. Драконом мог стать только маг, который в одной, ведущей стихии, не знал явления «отката». Никто другой просто не справился бы с чудовищной нагрузкой.

И, естественно, это было тайной. Только члены императорского дома Ниларской империи знали об этом. А ещё все, у кого хватало мозгов экстраполировать уже известную информацию.

- Я поняла, аль Каннат, - пробормотала девушка. И в её глазах я увидел неподдельный страх.

И она тоже попалась в ловушку внешнего вида, совершенно неверно оценив меня. Не она первая угодила в эту милую ловушку. Не она последняя.

Люблю наивных девочек. Они ломаются с чудовищным хрустом. Но драконы пока полезны, как есть. Очень полезны.

- Принцесса на месте?

- Да, аль Каннат, - кивнул кто-то из стражей.

- Чудненько, - кивнул я, прищёлкнув поводьями, - отправляемся. Да пребудет с нами Литандра. Наша светлая богиня любит дивные розыгрыши!

И уже себе под нос, срывая коня в галоп, я тихо шепнул:

- Будь со мной, бог войны, бог крови, Варранайт.

И показалось, что качнулись ветви деревьев и насмешливый голос ответил:

- Не знаю, как он, а я так точно Буду…


Глава 11. Ночь дикой охоты


Я никогда не отличался действительно терпением. Я мог его изобразить, мог из себя его выдавить, но когда мне мешали или когда мне не давали того, чего я хочу – я немного выходил из себя. Душная стихия крови, проявляющаяся вокруг меня шлейфом тонкого дурмана и безумия, влияла даже на окружающий мир. В воздухе появлялось танцующее марево, а смотреть на меня без риска для собственной психики могли только очень устойчивые эльфы. Домашние животные те вообще на меня взгляд не поднимали.

Моя кавалькада в этот раз была достаточно благоразумна, чтобы держаться подальше. И достаточно благоразумна, чтобы сделать всё, чтобы выполнить веление князя побыстрее.

Драконесса лэри Аррайнара достаточно испугалась самой возможности моего недовольства, так что вокруг коней и повозки с плененной принцессой Кенингов распахнулись совсем не ветряные крылья, она призвала ладью Зефира. Ладью! Нормальные эльфы на этом месте сказали бы, что совсем безмозглая девка, я же был в восторге.

Да, конечно, это было одно из семи заклинаний для движения, чтобы овладеть которыми маг должен был практически положить на алтарь знаний свою жизнь. Это было особое заклинание для ускорения, массового типа, не имеющее побочных эффектов (ну, разве что у кого будет слишком слабый желудок), а ещё – это было милым кинжалом за пазухой! Я просто умиляюсь! Не справься она с заклинанием – полстраны снесёт. Спусти она его неаккуратно – полстраны снесёт. Напутает хоть в одном слове – полстраны снесёт! А ещё его необходимо постоянно поддерживать и подстёгивать.

В общем-то, если тяжёлая конница Кенингов собиралась нас испугать, то … всё, что оставалось мне – это от души посмеяться. Их ждало славное видение Дикой охоты. Это было традицией эльфов, которые давно покинули наш мир. А может быть, их никогда и не было. Богов не спросишь, а из тех, кто остался, разве что Привратник мёртвых мог дать ответ на этот вопрос. И это если ещё умудришься остаться в живых!

- Каннат, - Ритани, управляя своим конём в такт движению магии драконессы, приблизился ко мне вплотную. В душе снова заворочалась глухая сердитая зависть и ненависть. Почему это он так легко может перестраиваться? Почему это магия к нему так ластится? Почему драконы больше с ним, чем со мной? Почему? Почему мне досталась магия крови, а не ему?!

- Да? – процедил я сквозь зубы. Ритани не виноват, он, правда, не виноват. Но ненависть ворочалась в душе пластами, предлагая его убить. Прямо здесь. И сейчас. Никто не заметит и никто не узнает, у нас есть такие возможности.

- Каннат… - эльф взглянул мне в лицо и вздрогнул. – Мой князь…

- Я держу себя в руках, - почти пропел я. – Не переживай, мой брат. Пока ещё не переживай.

Не знаю, что хотел спросить Ритани, он просто дёрнулся в сторону, а потом волна силы подхватила его и убрала в сторону. Раяра пыталась спасти его? Она до сих пор любит этого глупца?

Как интересно!

Если бы кто-то сейчас увидел улыбку, которая расползлась по моим губам, он бы всерьёз задумался о том, принадлежу ли я эльфам. Но мои личные маги-осветители были далеко, я ехал практически впереди, так что никто не увидел. И эта моя маленькая слабость осталась незамеченной.

И пусть таковой и останется. Потому что если Ритани – мой брат, и пока ещё этого достаточно, чтобы сохранить ему жизнь, то не поиграть с драконицей, проявившей столь недостойные эмоции… Ну кто тут сможет устоять?!

О, нет, я не злой. Просто… Она была моей невестой. Она сбежала от меня в другую империю, чтобы найти там защиту от меня. Стала цепным псом в чужой империи. Я бы не назвал это предательством. Осознанным, по крайней мере. Моя дорогая девочка для этого была слишком глупа.

А я…

Оглядевшись, я порядком удивился. Надо же, с какой скоростью мы передвигаемся! Уже пошли места, в которых я никогда не был. Нет, ничего удивительного. Долгое время меня держали взаперти. Не как птицу в клетке, это было бы, пожалуй, даже излишне пошло. Просто считалось, что ребёнку будет «лучше», это для его «безопасности». В общем, большой мир я увидел только подростком, когда первый раз сбежал.

Потом, конечно, осознав, что чудес не будет, я сбегал уже постоянно. Но благодаря неусыпному оку моего личного палача – далеко забираться не получалось. Пару раз испытывая ко мне острую жалость (и всё-таки почему я до сих пор его не убил?!), Ритани даже позволял мне уйти дальше.

И один раз… это было где-то здесь, мы даже ночевали в каком-то лесочке, у костра…

- Мой князь? – Ритани, невесть с чего подъехавший ближе, был порядком удивлён, увидев на моём лице улыбку.

- Я помню, совсем рядом то место, где мы… что это было за вино? Белой лозы? Мы сидели всю ночь у костра, пили вино, жарили зайчатину на прутиках, а потом утром плавали в ледяном озере.

- Ты помнишь?! – взгляд эльфа полыхнул недоумением, смешанным чем-то, очень похожим на испуг.

С чего это?

- Это было одно из немногих светлых воспоминаний, - отозвался я, беря себя в руки. – Мы уже близко?

- Да, Каннат. Конница передвигается куда быстрее, чем могут скакать лошади.

- Крылья?

- Н… нет… Я затрудняюсь сказать, на чём они парят. Но определённо это… не то, с чем мы хотели бы встретиться.

Если Ритани надеялся, что на этом месте мы повернём, то он очень ошибался.

- Раяра, - медово позвал я, зная, что она услышит. После ночи, проведённой вместе… ладно-ладно, после того, как на мне появился её щит, её магия – и частичка даже что и её сущности, можно было общаться вот так. Конечно, я её не слышал (представляю, чего я мог бы услышать о себе из её нежных уст), зато она меня – более чем. Я мог причинить даже ей боль, воздействуя на её щит. Но это сейчас было мне не выгодно. – Опускай нас.

Мы остановились мгновенно, магия, которая окружала нас, просто улеглась, будто её никогда и не было. И здесь и сейчас я возгордился. Какой могущественной она стала! Какой же страх я ей внушил, что она достигла такого умения обращаться со стихией, только чтобы не возвращаться ко мне!

Моя умница, моя девочка.

- Умница, - пропел я бархатно. И мне не нужно было поворачиваться, чтобы знать, что сейчас она содрогнулась всем телом, нервно сжав кулачки. – Ритани.

- Мне уже страшно, - пробормотал себе под нос мой палач.

И я кивнул.

Конечно. Ему было страшно. Ему всегда было страшно рядом со мной. Но он до сих пор оставался единственным, кому не было никакого дела до моей силы. Тем самым, кто поддерживал меня даже на дне бездны.

- Синяя и жёлтая драконессы – должны стать крайними в цепочке. Наметь расстояние, чтобы было верно. Голубая драконесса и зелёный дракон – должны стать перед ними, ближе к нам. Ты останешься подле меня… И пусть ко мне сейчас подъедет оранжевый дракон. Когда появится конница, я хочу, чтобы они – начиная с края, одновременно запалили светлячки. Крайние – тёмно-синие, перед ними – серебряные. Маги, которые будут освещать нас – пусть выпустят золотые светлячки. А потом я хочу посмотреть, как это будет выглядеть со стороны. Ты же мне покажешь? Ри-та-ни.

Это было абсолютно в моём стиле, творить что-то и потом с интересом смотреть, а как это выглядит со стороны. Конечно, я мог бы использовать и магию крови для такой малости, но ведь это в интересах Ритани было не давать мне её использовать. И естественной мой ушастый брат кивнул, губы сжались в тонкую полосочку, а он уже разворачивал коня, чтобы объяснить драконам, чего я от них хочу.

Повинуясь его отрывистому приказу, ко мне двинулся Астарт – оранжевый дракон. Тоже эльф, огонь и земля. В его глазах! Какое чудо я вижу в его глазах – явную и открытую ненависть. Я лично ему дорогу не переходил. Ему лично. А вот, помнится мне, была девочка… Или две? Или три? Сестра, невеста и подруга детства. И все три на моей совести.

- Привет! – помахал я ему пальчиками.

Дракон дёрнулся, как от пощечины. Какая милая реакция! Какой милый мальчик! Ещё немного и стешет от ярости зубы.

- Итак, всё просто, - просто лучился я от радости. – Твоя задача, оранжевый дракон князя Канната, остановить тяжёлую конницу, которая сейчас мчится на нас с поддержкой магии.

Люблю я, признаться, такие вилки! Сейчас про этого типчика всё станет ясно. Попался он на ловушку моей внешности, или всё-таки прошлое не даст ему ошибиться здесь.

- Да, княсссь!

Перешёл на шипение, ути-пути, моя ты прелесть чешуйчатая! Глазками сверк-сверк, а повернулся как деревянный и пошёл делать, даже не став ничего спрашивать.

- Каннат? – Ритани, снова скользнувший ко мне ближе, удостоился от меня благосклонного взгляда.

- Да?

- Чем ты довёл так лэра Астарта?

- Ничем! Совсем ничем! Он такой хорошенький!

Ритани отвернулся, оранжевый дракон, ушедший уже довольно далеко от нас – споткнулся. А я уловил, я услышал – как катится на нас волна тяжёлой конницы, поддерживаемая магией. Что ж…

- Ритани, - мягко сказал я.

И он понял. Кивнул, растягивая передо мной тончайшее зеркало магии, теперь я мог видеть всё со стороны. И то, что я видел – мне нравилось. Сейчас мы находились под тончайшей пеленой непрогляда абсолютного щита. Моя девочка Раяра постаралась.

Нас просто не было видно, и конница, которая мчалась «спасать» свою принцессу, не ждала ничего и никого. А потому тем серьёзнее вышло столкновение, когда на всём ходу они лишились поддерживающей их магии.

Смешались люди, кони, маги, получившие серьёзный встречный магический удар, попадали, кто где стоял. Воздух наполнили крики боли. Астарт был эльфом, а значит, люди для него по воспитанию тоже были где-то в районе домашних зверушек. Хотя, если вспомнить, где он жил в последнее время… Может, это уже успело измениться.

Доводить до конца свои мысли я не стал, убедился, что основа двигающейся конницы уже на ногах, а кое-кто даже из седла не вылетел (кто это такой талантливый, а?), повернулся и кивнул Ритани, а сам взглянул в магическое зерцало. Итак? Как мы выглядим со стороны?

Там, куда смотрели люди, была густая тьма, окутывающая своими крыльями редкий лесок. И пустота. Только ощущение оттуда шло дурное, густое, страшное. Словно притаился уже там зверь с алыми глазами и только ждёт случая напасть. Впереди, перед конницей, были мы. И это было куда страшнее.

В тот самый момент, когда Ритани подал магический знак, всё и началось. Вначале вспыхнули крайние огни, выхватывая из тьмы две стройных фигуры в длинных чёрных плащах. Ещё один щелчок, который услышал уже даже я – и два серебристых огонька высветили ещё двоих.

Новый щелчок, и из тьмы появились пугающие до дрожи Ритани и Астарт.

Шесть фигур в чёрных-чёрных плащах, окруженные инфернальными огоньками – идеальное воплощение легенды о Чёрной охоте. Вот теперь прежде чем угрожать этим людишкам придётся собраться с мыслями и собственными штанами.

Золотой свет двух магов за моей спиной расстелился под копытами коня, выхватывая из тьмы уже меня – в белоснежном мундире и золотом плаще. В окружении чёрной кавалькады я смотрелся просто замечательно.

- Ритани, ты со мной. Остальные – тронутся с места, лично снесу голову, - промурлыкал я.

И надо заметить на этот раз никому не пришло в голову даже громко вздохнуть.

Только мой палач и шепнул:

- Помогите боги!

Взглянув на него искоса, я ровно сказал:

- Я не собираюсь никого убивать.

- Ты так говоришь.

- Когда я так говорю, я так и делаю. Будут выполнять мои пожелания так, как этого хочу я – никто не пострадает.

- Главное, чтобы жертвы об этом узнали до того, как ты свалишься на их головы, - вздохнул горестно Ритани. – Мой князь, молю, будьте снисходительны!

- Хорошо. Только для тебя, у них есть право на одну ошибку. И им же будет лучше, если они не совершат её там, где я их не прощаю.

Люди затаили дыхание и постарались даже вообще перестать дышать, пока мы двое подъезжали ближе. Тот, что вёл конницу – высокий мужчина, с уже выбеленными временем висками и усами (что за манера на растительность на лице?!) узнал меня, к его чести, мгновенно.

Он не стал спешиваться с лошади и низко кланяться, просто на мгновение прижал кулак к груди:

- Ваше княжеское высочество.

Ночь не стала преградой для моих глаз – он побледнел. Что ж, принцесса отправилась в самоволку для всех, кроме того, кто действительно вложил в эту безголовую черепушку мысль убить князя Канната. Ну, то есть меня. И старательно отводя глаза от моих, несчастный человек был твёрдо уверен, что вернёт домой лишь труп принцессы.

Хороший вояка, он уже успел смириться с тем, что его отправили умирать. Вернёт он труп – его казнят, как принесшего дурную весть. Попытался бы вызволить принцессу, которая на деле была у эльфийского князя – и его бы убили. Но даже мысли сбежать, чтобы сохранить свою жизнь, у вояки не возникло.

- Лэр Гарольд, не правда ли? – спросил я мягко.

Ритани нахмурился, вояка вздрогнул:

- Ваше княжеское высочество знает простого вояку?

- Сложно называть генерала конницы «простым воякой», - удивился я. – Среди того сброда, что в королевстве делает вид, что работает, вы отличаетесь тем, что действительно делаете то, что в ваших силах. Признаться, я не раз думал о том, что вы находитесь не на своём месте, а теперь вижу это отчётливо. Лэр Гарольд, переходите ко мне.

- Простите?! – выдали одновременно и человек, и мой палач.

- Люди, которые умеют работать, делают это не за страх, а на совесть – должны быть на своём месте. Там, где их не отправляют на убой, - на мои губы сама собой выползла кривая ухмылка, - только из-за того, что они отказались залезть царственной курице под юбку. – Понимаю вас, лэр, спать с такой можно только за очень большие деньги. Так… о чём я. Жалование у вас первое время будет всего лишь в полтора раза больше, а там, когда втянетесь в работу, и в два будет, и премии будут. Вашей семье обеспечим безопасность. Дочь ваша сможет пойти учиться в академию магии. Несмотря на то, что у неё нет достаточного аристократичного положения, с рекомендацией от эльфов – её возьмут даже в КАМ в Ниларской империи.

Ритани с трудом удержался в седле. Хотя, судя по его взгляду, сейчас мой палач хотел меня просто прикопать на месте.

- Простите, - человек низко опустил голову. – Я не могу пообещать того, что не смогу выполнить. Я не думаю, что меня оставят в живых.

- Если сами сможете отбиться, оставят, - отмахнулся я. – В общем, лэр Гарольд, предлагал я на полном серьёзе. Просто тут какая сложность, Ритани, прикажи сюда привезти принцессу, - и снова к генералу конницы, - кто-то помог ей изобрести «хороший» план, и этот кто-то вряд ли захочет, чтобы принцесса заговорила. Так что ваша задача довести её до дома в целости и сохранности. А там бросайте своё королевство и приходите ко мне.

Второй ошибки человек не совершил, он низко поклонился, сидя в своём седле, отдал резкий отрывистый приказ. И телегу, на которой сидела принцесса, двинулась внутрь боевого построения конницы.

Принцесса Кенингов же на мгновение прижалась к прутьям.

- Я тебе отомщу! Слышишь! – жарко пообещала она.

Я ухмыльнулся.

Деточка пытается показать, какая она сильная? Ну, так и мы не пальцем деланы.

Тронув коленями коня, я подъехал к остановившейся телеге ближе, спешился. Пока менялись мои маги на магов Кенингов, у меня было несколько минут. Девушка смотрела за моим приближением с распахнутыми глазами, вспомнив, кто я. Особенно вспомнив, в какой стихии запачканы мои руки.

Было почти весело, когда я скользнул пальцами по её щеке.

- Отомстишь, когда вырастешь? Будешь хорошо кушать кашу, будешь вовремя ложиться спать и во всём слушаться маму с папой, да? Так вот, девочка, открою тебе страшную тайну. Ты уже взрослая куколка, детства у тебя не было, вместо этого был военный полигон. Но почему ты до сих пор с такими умениями не на свободе – большой вопрос. Нравится, что тебя постоянно шпыняют? Нравится, что тебя попрекают твоим положением и титулом? Нравится, что ты – на самом деле не более чем тряпка, а приданое за тобой – лишь какое-то урочище, которое неинтересно даже самому отъявленному глупцу? Или может быть, ты просто не понимаешь, к какой бездне тебя толкают?

Скользнув теперь по шее принцессы, я обрисовал контур невидимого ошейника.

- Я расскажу тебе, чем всё закончится. Всё закончится очень быстро и очень, очень просто. «Кровиночку» дома Кенингов просто убьют. Абсолютно случайно. Очень случайно. Вначале случайно отравят ядом, потом для надёжности случайно вонзят кинжал в сердце и, конечно же, без всякого умысла сожгут так, чтобы даже пепла не осталось. Ничего же страшного, правда?

- Я не хочу… - у принцессы побелели губы. – Я не хочу умирать! Я… я не знаю, что мне делать…

- Я подскажу, - шепнул я мягко, притягивая её к себе, почти целуя. – Я подскажу тебе, маленькая крошка. Всё, что тебе нужно – убить тех, кто искалечил твою жизнь. Убить короля, королеву. Убить братьев. Кто знает, сколько жизней ты так спасешь?

- Я? Спасу? Я даже себя спасти не в силах!

- Конечно, ведь тебе до сих пор никто не говорил, что тебе нужно спасаться, - погладив подушечкой большого пальца нежные губы, я повторил с нажимом: - тебе нужно спасаться. Тебе нужно бежать оттуда, где тебя не ценят. Просто выполни мое желание, и я научу тебя жить. Научу тебя испытывать счастье там, где не нужно убивать. А если ты не научишься этому, если ты не сможешь отринуть то, что в глубине тебя является тобой настоящей, ты станешь частью моей Дикой охоты.

- Я…

Я не дал ей ответить. Это сейчас было не в моих интересах. Отступив, я запахнулся в плащ, раскланялся с лэром Гарольдом и запрыгнул на коня.

Ритани молча ехал рядом. Посмотрел бы я на него, если бы он попытался что-то сказать! Выглядел мой верный палач так, словно у него не то от ярости в зобу спёрло, не то челюсти свело от моей приторной слащавости.

- Ри-та-ни! – пропел я весело, когда услышать нас не могли ни с одной, ни с другой стороны.

- Мой князь. Зачем ты это сделал?

- Сделал что? – удивился я. – Я ничего не делал.

- Ты дал абсолютно ложную надежду этому человеку. Он не заслуживал такого отношения к себе.

- Ложную? – наклонил я голову. – Ложную надежду человеку? Я никому не давал ложных надежд, мой палач. Если этот человеческий генерал придёт ко мне, я выполню всё, что ему сказал. Он станет генералом моей и только моей конницы.

- У эльфов не было и нет конницы! – удивился Ритани. – О чём ты…

- А теперь будет. Строить планы военной экспансии, не имея адекватного ответа методам ведения боя, привычным людям, – по меньшей мере, смешно. Конечно, будет замечательно, если удастся сменить ветвь власть у Кенингов так мягко и осторожно. Но если не получится, ничего страшного. Мы пойдём другим путём, уже заготовленным.

- Каннат!

- Не кричи, - заткнул я ухо, которое было ближе к Ритани. – Странный ты. Военные планы тебе не нравятся. Убийство человеческих теляток тебе тоже не нравится. Пытаюсь обойтись без этого, тебе опять же не нравится! Вот как на тебя угодить, а?!

- Не… не… - откашлявшись, мой брат попробовал ещё раз. – Каннат, не надо этого делать. Просто не надо. Оставь в покое людей. Не играй с ними.

- Я с ними и не играю. Это неудачные игрушки. Они ломаются быстро. У меня есть замечательная, чудесная игрушка, которая быстро не сломается. Вот с ней я отведу душу.

- С… ней?

- Конечно, моя милая девочка Раяра. Или же, - взглянул я на Ритани, - у тебя до сих пор к этой малышке нежные чувства?

- Я…

- Да-да?

- Я… - Ритани замялся.

Я оскалился.

Конечно, он может попытаться подобрать слова, сообразить, как сказать то или иное. И, скорее всего, мой умный и благоразумный брат сейчас ищет ответ не в своём сердце, а пытается сообразить, какой ответ я хочу услышать.

Ну, же, братец, будь благоразумен. Скажи мне, то, что я действительно хочу услышать.

- Я,… - откашлявшись, мой палач вздохнул. – Простите, ваше княжеское высочество, я влюбился…

Уже интересно! Ну же, ну?

- Я влюбился с первого взгляда в вашу невесту. Ныне покойную. Принцессу Медуницу.

О как! Вот это да! Вот это с ума сойти! Это, то есть, мой палач влюбился в мою невесту? Не смог от меня её уберечь, не смог уберечь её, а теперь сходит с ума?! Да быть такого не может. Она же…

- Она же кукла! Фарфоровая кукла! Взгляд пустой, ресницами хлоп-хлоп. Ходить не умеет, говорить не умеет.

- Она была именно такой… как пожелали вы, мой князь. Вашим желанием сломали её психику. Вашим желанием сломали её жизнь.

- А из-за твоей неосторожности девочка погибла! – не преминул я напомнить. Раяра была забыта. У меня был куда более интересный образец боли перед глазами и в доступности. Моя прелесть! Сейчас запущу руки в твою душу и посмотрю, сколько боли ты можешь вынести. Сколько боли ты уже вынес!

- Мой князь…

- Извини, извини, мне не стоило этого говорить! – состроил я умилительное выражение лица. – Но ты же меня простишь?

Ритани дёрнулся, содрогнулся всем телом и склонил голову.

- Я прощу вам всё, мой князь…

Моя игрушка, моя игрушечка…

Удержавшись от того, чтобы запустить пальцы в волосы брата и потянуть, причиняя боль, я поднял голову и увидел сразу два ненавидящих взгляда, обращенных на меня. Ненависть Раяры и Астарта оставила мятную сладость на языке.

В числе моих игрушечек пополнение! С кем я поиграю завтра? С ней или с ним? С ней или с ним? С ней. Да, решено. Ведь Ритани, мой нахальный Ритани пытался стать добровольной жертвой, чтобы отвести моё внимание от них. А-та-та-та, плохому мальчику.

Улыбаясь доброй улыбкой сытого крокодила, я ехал обратно в замок, а вокруг меня было пустое пятно. Ни один из моей свиты не осмелился нарушить мертвой зоны вокруг меня. И для них это было – к счастью.


Глава 12. Что знал предатель?


Итак. Очень хочется сказать, что я сел в лужу. Но в лужу-то как раз я и не сел! Такая странная штука. Я не обманул Ритани ни в одном слове, я действительно запланировал создание для Каннаритании настоящего кавалерийского войска. И, естественно, я хотел только самых лучших. Лучшие породы лошадей, лучшую броню, лучших магов и воинов. Неважно, даже если будет очень сложно, я хотел только лучшего.

Эльфы или люди, меня абсолютно не интересовало, кто те, кто будут воевать на моей стороне. Главное, чтобы они воевали за меня.

- Каннат!

Яростный окрик Ритани было первым, что я услышал с утра, открыв глаза. На щеке отпечаталась стопка тетрадей и магический жезл. Просмотренные бумаги, карты – устилали всё подряд, загромождая мой кабинет ещё больше. Впрочем, какая разница. Здесь было чисто только в те дни, когда мне изволилось здесь принимать… Кого-то. Кого именно – большой вопрос.

- Ритани, будешь орать, как торговка на базаре, охрипнешь. И твой прекрасный голос, который воспевают легкомысленные девицы-идиотки станет похож на скрип несмазанных петель. Вот! – торжествующе добавил я тут же. - Ты уже давишься воздухом. Так чего орать? Спокойнее надо говорить. Спо-кой-не-е. Это в твоих же интересах. Я не буду морщиться от слишком громких звуков, не буду в тебя ничем швыряться. Так что…

- Хватит паясничать!

Ритани был зол. Ритани был в такой ярости, что я смотрел на него и не мог отвести взгляда.

- Ри-та-ни? Не потрудишься объяснить?

- Ты довёл её до слёз!

- Раяра. Она пожаловалась.

- Оставь. Её. В покое. Это в твоих интересах. Эти драконы здесь, чтобы защитить твою жизнь, так не мешай им выполнять её! – мой палач, выплеснув в яростной фразе всё своё недовольство, рухнул на стул, закрыл лицо руками. – Каннат, ты не понимаешь всю тяжесть ситуации.

- Отчего же? – степенно возразил я. – Три заговора внутри нашего королевства. Два внешних, один внутренний. И тот, кто стоит во главе внутреннего заговора готов на всё, чтобы я перестал коптить это небо. Более того, милая и очаровательная королева Цитандера тоже готова уже приложить свою руку к моей смерти. Дай подумать, что я ещё могу добавить к этому? Я навёл порядок только в министерстве финансов. Что творится в военном… точнее, то, что там не творится – можно перечислять бесконечно. …

- Каннат.

- О! И единственное, в чём я уверен, даже не так, единственный департамент, который меня не предаст, пока ты его возглавляешь, это департамент внешней и внутренней разведки. Ты. Ты, Ритани. Поэтому, давай экономить время друг друга, силы, нервы, здоровье, наконец. Поэтому, выдохни. Ты не моя мамочка, поэтому пропусти ругань о том, что я спал не просто в кабинете, но и даже не дошёл до той очаровательной кушеточки, которую выбил с тебя силой. Так… о чём я… А! Ты меня разбудил. Зачем?

Ритани взглянул на меня, махнул устало рукой:

- От Кенингов пришла дипломатическая нота. О том, что мы оскорбили их принцессу.

- То есть, эта пушистая зверушка добралась до дома в целости и сохранности. Как насчёт лэра Гарольда и его вояк?

- Серьёзно ранены только трое. Примерно треть отряда придётся посещать магов-лекарей и целителей. Ну, и есть несколько мёртвых, к сожалению, это были те ребята, что поддерживали купол над принцессой… Их не стало.

- Итак? – забросив ноги на край стола, я потянулся, разминая уставшие мышцы. – Это не повод меня будить, вереща при этом. Если ты надеялся, что спросонок я пообещаю тебе держаться подальше от Раяры, ты ошибся. Даже ради тебя я не оставлю эту милую куколку в покое. Поэтому… Давай к тому, что действительно заставило тебя нервничать.

Ритани нервничал. И это было понятно даже мне, хотя обычно я всё же не относился к тем, кто внимателен к окружающим. Хотя он не был просто «окружающим», он был намного важнее и ценнее.

- Итак? – повторил я серьёзно. – Что случилось?

- Тот, кому я доверял! – сорвался Ритани. – Я ему доверял! Я считал, что мы друзья.

- Предатель, - догадался я. – И раз ты называешь его другом… Дай подумать… - разворошив стопку бумаги на своём столе, я даже нашёл о ком именно говорил мой встревоженный и расстроенный палач. Заместитель главы военного департамента, благородный эльф, не просто «лэр», а целый лорд, маг трёх стихий, - Фай Эссеранс.

Ритани подавленно молчал.

Что ж, меня радует, что мои выкладки меня не обманули.

- Кто его раскрыл?

- Таймгар. Фиолетовый дракон. Оказалось, что в военном департаменте есть мельчайшие несостыковки. Их очень много, но они настолько мелкие, что невозможно даже понять, если не начать вникать в каждую мелочь!

- Хорошо, - согласился я. – Что планируешь делать?

- Допросить… Попробуем через Фая найти путь к тому, кто организовал внутренний заговор… А потом… Казним…

Последнее слово мой палач почти прошептал. Тяжелые времена для него настали. Каждый новый день приносит с собой боль и отчаяние. А я тот, кто с удовольствием пирует на этом, можно сказать, паразитирует. И Ритани это понимает. Он всегда понимал слишком много. За это я долгое время его ненавидел. Что ж…

- Тебе надо отдохнуть, - мягко сказал я. – Пришли ко мне Таймгара. Раз уж он нашёл, кто именно в военном департаменте вставляет нам палки в колёса, значит пусть он и ведёт это дело до конца. Тебе надо отдохнуть. Можешь даже прихватить Раяру. Говорят, первая любовь не забывается. Вы можете отлично провести время.

- Каннат! Это не…

- Неправильно? По отношению к кому? Ты взрослый мужчина, она давно не девочка и не ребёнок. Кто мешает вам отлично провести время? Заметь. Пока ты рядом с ней, я, так и быть, не буду развлекаться за её счёт. Так что иди, спасай прекрасную леди, Ритани.

Он был зол, расстроен, ощущал себя отвратительно, и это был бы настоящий пир для моего внутреннего монстра. Но я его отпустил, и он ушёл. Подхватив стопку бумаг, рассыпав их по ногам, я прикрыл глаза. Если я попал в точку с Фаем, значит, есть серьёзная вероятность того, что я не ошибся и с другими именами в своём списке. И это было плохо.

Потому что то, что я видел, не укалывалось в простое слово «заговор». Меня собирались не просто убить, а потом подхватить власть. Собирались передать власть другому, а меня потом просто убить, что называется «для галочки»…

Моя фигура была лишь ширмой. Она уже начала таковой быть пару лет назад. Всё готовили планомерно. Заговорщики никуда не торопились. Спешить они начали только в тот момент, когда началась эта история с Ниларской невестой. Я не помнил, почему я захотел, чтобы помолвка состоялась немедленно. Ведь договорённость (я этого не помнил, но были документы), указывала на другое число. Не просто на «число» или «месяц», на другой год.

Что ж, хорошо зная Ритани можно предположить, что вначале он пойдёт к Раяре, чтобы сказать, что прекрасная жёлтая драконесса может ненадолго выдохнуть, поскольку будет избавлена от опасного внимания князя Канната. Только потом он будет искать Таймгара. Значит, у меня есть полчаса на завтрак. И… чтобы всё-таки доспать! …


…Чёрной кошкой я выскользнула из кабинета, на мгновение обернулась и перебралась на потолок. Ничего страшного, если на этот раз я не привлеку ничьего внимания. Что-то у меня подозрение, что мне нужно поторопиться.

Ритани не может предать Канната. Но вокруг полно эльфов, больных на голову, которые вполне могут это сделать. Один дерево в поле не лес. Так что… Нужно было позаботиться о том, чтобы Ритани дошёл, по меньшей мере, до безопасного места. Ну, а как максимум, разобраться, готов ли он выполнить свой профессиональный долг.

Ведь если не готов и собирается спасти жизнь этому человеку… что ж, у меня плохая новость для князя Канната. Тот, который не мог его предать – его предал.

И тогда это меняло абсолютно всё. Расстановку сил. Расстановку фигур на некотором поле. В этой партии между мной… изображающей пока ещё довольно успешно князя Канната, и тем некто, организовавшим этот заговор. Всё было слишком гладко, тот, кто это устроил, хорошо понимал, что он делает. Это действительно мог бы быть Ритани. Но что-то во мне активно сопротивлялось такому выводу. Нет, я не умудрилась, к счастью, в него влюбиться. Я вообще здраво сомневалась в том, что я могу кого-то любить. Да и до любви мне было? Если я в кого и была кого-то влюблена, то, какая насмешка, в Красного дракона…

Прокравшись в комнату Раяры, я с искренним удивлением обнаружила, что в комнате полным-полно драконов!

Заплаканная эльфиечка сидела у окна, не только глаза покраснели и припухли, но у неё даже кончик носа стал алым. На мгновение я ощутила отчаянную жалость к ней. Но я не могла помочь сейчас Раяре. Поведение князя Канната диктовалось стенами, мебелью, костюмами, памятью этого кусочка мира. И он действительно так себя вёл. Это то, что ждало бы её, если бы она не сбежала. Это то, что ждало бы меня, если бы я не «умерла».

Таймгар сидел у окна, с тоской разглядывая осколки чего-то железного. Это он что, настолько рассердился, что решил поиграть в железного крушителя? Неумный мальчик.

Так-так. А вот и Ритани, пьёт что-то… алкоголь? Посреди дня? Допекло его. Кто у нас ещё тут? А вот и Красный дракон. Странный подбор. Я могла бы понять их в других сочетаниях. Но не таком…

Спрыгнув с потолка, я демонстративно уселась посреди комнаты.

Раяра, вздрогнув, шарахнулась и чуть не свалилась со своего стула. Нет, я, конечно, понимаю, что сидеть на такой жердочке не очень удачная идея, но так я могу принять происходящее и на свой счёт!

- Кошка…

- Не принцессы! – в один голос выдали Красный и Фиолетовый дракон. Ритани молча смотрел на меня:

- Почему вы так уверены?

- Что? – растерялись оба, повернувшись к нему.

И эльф с расчётливым вниманием глядя именно на меня, повторил:

- Почему. Вы решили. Что это не её кошка?

Он умён, вот честное слово! И с каждым разом он нравится мне всё больше и больше! И это не дело.

Качнув ухом, я удлинила хвост и обмотала им лапы, глядя на Раяру.

Абсолютный щит уже стоял над комнатой. Но она оставила не просто «лазейку», а вход для меня. Приглашение?

Но эльфийка молчала.

- Это проблема, - наконец, выдавил из себя Сантайр. – Большая проблема. Всё это. Если этот Фай так умён и хорош, он просто может сбежать! Даже до того, как мы до него доберёмся.

- Если мы его оставим, даже не так, если мы до него не доберёмся, то у нас будут гигантские проблемы, - Ритани зажал бессильно ладони между коленей. – Он умён. Ребят, вы не понимаете. Я! Я лично учил этого парня мастерству. Он умён настолько, насколько может быть эльф с отличными данными, получивший одно из самых лучших обучений. Он не только отучился у нас. Он прослушал пару курсов в ниларской КАМе, и что теперь? И мне теперь надо каким-то образом добраться до него до того, как он успеет сбежать или хотя бы понять, что он раскрыт.

- И самое противное, что он до сих пор тебе нравится! И ты до сих пор ощущаешь его своим другом! – Раяра вздохнула. – Светлая богиня, за что нам такие неприятности?! Есть варианты? Может быть…

- Нет. Нет, Раяра. Никаких вариантов, - Ритани взглянул на эльфиечку с такой яростью, что вот теперь она свалилась со стула. – Никаких вариантов, - повторил он мёртвым голосом. – Всё просто. Я не могу предать Канната. Мне придётся предать друга. А ваша помощь мне нужна, чтобы привезти этого парня сюда, в замок. И только живым. Это единственное, что я могу сделать не только и не столько для него, сколько для его семьи.

Ну что, могу смело сказать, что я услышала более чем достаточно. Значит, этот самый Фай… как его там, не забивала голову себе лишней информацией, важная личность для готовящегося плана. А поскольку удачность моего исчезновения из дворца светлоэльфийского князя как раз-таки зависит от того, будет ли этот заговорщик удачлив… придётся помочь этому парню.

Так. Что делать с князем? Чем больше расстояние между нами, тем меньше набор действий, которые я могу выполнять. Не буду рисковать.

Хлоп!

Одна свеча противно хлопнула и погасла. Фигура князя Канната за столом в его кабинете подёрнулась тонким дымком и растаяла… Теперь у меня есть где-то два часа и четырнадцать минут, прежде чем охранные чары Ритани (как же, кровиночку обидят, угонят в плен) сообщат ему, что князя нигде нет. До этого момента у меня есть время.

Главный вопрос, есть ли у меня возможность?

Я не могла действовать в своём настоящем теле, но никто не мог запретить мне действовать в своём настоящем виде. С другой стороны, будет не очень разумно, если князю Каннату донесут, что его мёртвую невесту снова где-то видели. Даже не так, это будет немногим более, чем просто «неразумно». Я могу подставить под удар не просто кого-то ещё, а саму себя. Пока моё внутреннее «я» сохраняет достаточно уверенности в том, кто я, кем я являюсь, а кем нет – всё хорошо. Но стоит немного заиграться или потерять внутреннее равновесие, всё закончится серьёзной проблемой.

Нет. Как может показаться человеку, довольно далёкому от магии иллюзий, я не застряну в чужом облике. Я потеряю свой.

Если бы дело происходило в замке, и кто-то был на глазах «князя Канната», именно из драконов, я могла бы позаимствовать этот облик. Но и этот путь для меня был закрыт. Сомневаться в аль Ритани было не самой мудрой идеей. Кто знает, что ещё может вспомнить Каннат под действием … неизбежной правды?

Связь ещё с каким-нибудь драконом?

Ведь чем больше времени проходит, тем в большем количестве мест я бываю и тем больше информации я могу получить. Из того, что я уже знаю, создаётся ощущение, что драконов подбирали, по меньшей мере, частично из числа тех, кто ненавидит Канната. То есть, не чтобы его защитить, а чтобы лишь изобразить видимость этого и помочь ему сдохнуть. Желательно побыстрее.

А! Что я мучаюсь! Есть отличный облик, который я могу использовать! Главное, найти источник – самого Фая!

Нырнув кошачьим силуэтом вдоль стен домов, я перебралась на крыши и помчалась вперёд, шагом, бегом, снова шагом, снова бегом. Пока впереди не показался дом Фая. Двухэтажный, с аккуратным палисадником. Были опущены жалюзи. Что ж, значит, здесь уже ждали гостей. Фай ждал.

Почему он не сбежал?

Платье скользнуло по призрачному телу, расплескалось волнами ткани. Волосы поднялись наверх, в аккуратную причёску. Поправив перчатки, я шагнула через дверь в гостиную.

И тут же вздёрнула бровь, разглядывая четыре шара из трёх стихий, зависшие перед моим носом. Выглянула и помахала рукой:

- Прошу прощения. Но таким вы меня не убьёте.

- Чт… - эльф опустил руки, схлопнул все три шара, в удивительно красивом и гармоничном движении. – Мёртвая? Мёртвая принцесса?!

- Интересно мне знать, - не спрашивая разрешения, я прошла и устроилась над креслом, задумчиво разглядывая эльфа. Не столько его внешность, сколько его ауру, его магию. В голове родился план, с помощью которого можно было найти пару ответов на вопросы. – В этом месте есть хоть кто-то, кто не в курсе, кто я, как сюда попала и чем закончилось дело?!

- Леди? – удивился эльф.

Я усмехнулась, пояснять что-либо? Нет. Не буду.

- Лэр Фай, - заговорила я ровно, пропустив разом все приветствия и прочее. Не было времени на церемонии и взаимные расшаркивания. – Я хочу договориться с вами. Не спешите отказываться, всё очень просто. Я помогу вам сбежать, сделаю так, что вас никто не будет преследовать. Выиграю вам время, достаточное, чтобы вы могли оказаться очень далеко отсюда.

- Это, можно сказать, три … услуги. Что вы хотите взамен, принцесса? Ведь вы же что-то хотите?

- О, да, - кивнула я весело. – Одна услуга будет «подарком». Просто так. Потому что вы… имеете смысл для моих планов. Вторая услуга будет за услугу. Я помогу выбраться вам. Когда я скажу, вы поможете выбраться тому, на кого я укажу.

- А третья услуга? – заинтересовался Фай.

- Вы передадите сообщение, - совершенно не по-аристократически я закинула ногу на ногу, устроилась удобнее. Под юбкой всё одно не видно ничего. – Тому, кто начал это… не скажу, что «представление», но тому, кто решился на этот заговор. Я хочу встретиться с ним.

- Принцесса. Он же не будет рисковать своей шкурой!

- Лэр Фай. Прошу вас, не стоит меня недооценивать, - нежно улыбнулась я. – У меня достаточно времени, чтобы его тратить на пустяки. А вот у вас не очень. Я опередила драконов едва ли на полчаса. Некоторое время они потратят на согласование деталей. И некоторое время мне нужно на то, чтобы закончить дело… Чтобы обеспечить вам возможность побега.

Эльф молча смотрел на меня:

- Достаточно времени у вас? Но не у меня?...

- Именно, поэтому не будем его терять. Я хорошо знаю, что заговорщик уже во дворце. Прямо сейчас. Поэтому, давайте откровенно, лэр Фай. Просто передайте сообщение вашему хозяину, что я хочу с ним встретиться и поговорить. Если он не захочет, ничего страшного. Мёртвым спешить некуда.

- У вас сорок дней, лэри, после вашей смерти. И больше четверти уже прошло. Вам не кажется, что это вы ограничены по времени?

Пожав плечами, я даже возражать не стала:

- Если смотреть так далеко вперёд, то да, у меня мало времени. Но здесь и сейчас у вас его не больше. А у заговорщиков и подавно. После того, как … умерла Шёлковая принцесса, кровавое проклятье на князе активизировалось. Или вы его убьёте, за это время, или кровавая магия князя станет тем спусковым крючком, который по праву старшего в светлом роду распространит кровавую магию по десяткам семей эльфов.

Фай сжал зубы и промолчал.

Я вздохнула.

- Ну, почему вы, эльфы, порой такие недалёкие? И отказываете людям в том, что они могут быть в чём-то лучше, умнее или знают больше? Почитайте книгу Вероники де Лили, Таирсской принцессы, и тогда, возможно, вы поймёте, что значит магия крови, какие она имеет проявления, что значит «кровавая чума» и «кровавое проклятье», и какие у них механизмы проявления.

- Мы… поговорим с самой принцессой, - запальчиво подскочил Фай.

- Да кто вас к ней подпустит?! – изумилась я от души. – Лэр, не заставляйте меня повторять прописные истины. Вас никто не подпустит и близко к ней, если сама принцесса не захочет встретиться с вами. А если вы до сих пор с ней не знакомы, этого не случится в ближайшее время. И неважно, по какой причине… этого не будет.

- Вы слишком много знаете. Для мёртвой принцессы.

- Вы хотели сказать, для той, кого воспитывали на смерть, не так ли, лэр Фай? Да. Вы правы, меня воспитывали, чтобы я умерла. Вот так просто и буднично, ради эльфа, который не удосужился мне даже адекватно представиться или хотя бы подучить теорию крови. Но, тем не менее, он жив, я мертва, светлому роду грозит опасность в виде кровавой чумы, а вы сидите тут со спокойным видом и утверждаете, что заговорщик где угодно, но не во дворце. Ваш план в завершающей стадии, и он следит за ним лично. Так что я повторяю два своих условия. Вы вытащите того, на кого я укажу. И вы передадите сообщение главному заговорщику.

- Тот, кто стоит за всем этим… Этой встречи не будет, ваше высочество.

Уже «ваше высочество»? Кажется, этот эльф понял, что за моими словами что-то есть. И более того, он получил какую-то информацию из дворца. Кажется, теперь уже меня поджимает время.

- Послушайте, лэр Фай, кажется, возникло небольшое недоразумение, - я улыбнулась светло и медово. – Я не прошу вас устраивать встречу. Я прошу вас только передать сообщение.

- Простит…е?!

- Просто. Передайте. Сообщение. И всё. Это всё, чего я от вас хочу.

Фай молча смотрел на меня, потом отрывисто кивнул. Вспышку магии рядом с ним я уловила мгновенно. Что ж. Моё сообщение только что до заговорщика было доставлено. И неважно, явится он на встречу или нет. Теперь он знает, что я в курсе, что он во дворце, и что эта ситуация мне интересна. Чего он не знает – так это того, на чьей я стороне. Недавняя беготня с фальшивым призраком сыграла мне на руку.

- А теперь, если вы пришли к определённому выводу, просто уходите отсюда, лэр Фай.

- Как я узнаю, кого и когда нужно будет… вытащить?

- Я пришлю гонца. Я пришлю чёрную кошку.

Эльф посмотрел на меня недоуменно-испуганно, потом кивнул.

Ему хватило десяти минут, чтобы собраться, ещё парочка понадобилась на то, чтобы активировать ловушки. А я… как оказалось в последнее время, люблю авантюрные планы.

Что же, посмотрим на работу драконов и Ритани изнутри. Я же хочу знать, что происходит? Да, я не хочу ранить драконов. Они сделают это сами. За меня. А я…

Один облик исчез, чтобы смениться с другим. Приятная осязаемость реальности была удачным дополнением к задуманному. Я устроилась в кресле, прихватив бокал вина.

Группа важных бумаг догорала в камине.

Трость с зеленой лозой, самый важный атрибут лэра Фая, стояла у моих ног. А я заняла ту же позицию, что и он, за мгновение до нашего знакомства. Драконы и Ритани хотят найти здесь «лорда Фая Эссеранса»? Что ж. Они его найдут. Ну, а то, что он будет немного ненастоящий – не мои проблемы. Точно так же, как и не их проблемой будет «смерть» лорда Фая. Неожиданная и очень страшная, от смертельного заклятия, которое будет идти изнутри.

И, самое главное, читаться в этом заклятии будет рука одного эльфа, очень хорошо знакомого Ритани. Рука князя Канната. И пускай поломают голову, почему всё так странно развернулось, и причём здесь Каннат. Мне нужно ещё немного времени, и они сами, пусть даже того не желая, мне его дадут.

В конце концов…

…Крутанувшись на стуле, я взглянул в граненое стекло стакана с рубиновым коньяком, я воин, я маг, я был правой рукой главы военного департамента, а по сути, выполнял всю его работу, не забывая о своей.

И пусть меня покарает наша светлая богиня, если я сдамся гостям просто так. Или я не Фай Эссеранс!


Глава 13. Послание от заговорщика


Если бы меня спросили, сильный ли я маг, я бы рассмеялся вопрошающему в лицо. Меня! Фая Эссеранса, спрашивать о таком мог или глупец, или человек, далекий от магии или эльфийских традиций. Например, вот принцесса Медуница вполне могла бы такое спросить, а я вполне мог бы и ответить, если бы она была жива. Если бы… девчонку, пусть она и была человеческой, мне было откровенно жаль. Встряла в это дело, её мнения никто не спросил, душу и жизнь изувечили, а потом ещё и убили.

Один из немногих я знал, что в кабинете Ритани хранятся толстые стопки разнообразных пергаментов, есть там и свитки, которые князь наш ущербный и не читал никогда, а вот его палач читал от корки до корки. Свитки рассказывали о принцессе Медунице.

Я не знал, также как и все, что именно ударило Каннату в голову, что он за четыре года до свадьбы потребовал немедленно ему подать невесту. Хотя, что с него, убогого, взять?

Итак, возвращаясь к вопросу шкурному, я мог бы сказать, что далеко не самый сильный маг. У меня было три стихии, но базовых. Даже маги, у которых стихий было две, но более эльфийских ценились выше, чем мне подобные. Когда-то такое обстоятельство не позволило моему старшему брать занять должное положение при дворе. Он отправился к оркам в составе дипломатической миссии, да там и сгинул. Это была для семьи ужасная трагедия. Мне кажется, даже кирпичи камина запомнили слёзы матушки…

Мне пришлось отказаться от своей мечты стать ученым, только военный департамент мог позволить мне подняться до высот в самые короткие сроки. Было только одно “но”, которое нужно было преодолеть. Недостаток личного могущества. И я решил, пусть мне не хватает тупой силы, я сделаю упор на то, что обычно игнорируют представители моей расы - я сделаю упор на контроль и манипуляции тем, что мне было дано по воле нашей богини. И план удался, я добился многого. Я даже смог стать другом самого Ритани! А теперь мне предстояло дождаться, когда он придет меня арестовывать.

Я не хотел даже думать о том, что творится сейчас на душе «бесстрастного палача». Частично я хотел спать, частично, чтобы всё это закончилось. А ещё предстояло попросить Ритани, чтобы в память о нашей дружбе, он позаботился о моей матушке. Больше просить мне было некого.

Когда дверь хлопнула, я уловил, что сработали каскадные ловушки. Одна, вторая, третья… слишком быстро как-то они идут. Кто это с Ритани такой могущественный, а?

Бум, бах, тарарах, и…

Дверь открылась. Я в досаде усмехнулся. Ну, конечно, драконы! Таймгар, чей слишком острый ум и слишком длинный нос привел меня на край гибели. И Астарт. Этот что здесь забыл? Уставший в край Ритани был за их спинами. Он считает, что я его атакую? Или так считают они? Интересно ли мне это? Да не очень.

Поворошив угли в камине, я насколько мог вежливо поприветствовал гостей.

- Давно этот дом не видел стольких могущественных гостей сразу. Чем обязан? Не стойте на пороге, я только нагрел эту комнату. Сквозняки не слишком полезны. Можете присоединиться ко мне и распить чарку вина. Отличные вина в подвале князя…

Ритани дернулся в сторону стола, где стояло вино, переданное князем, но не успел. Таймгар поймал его руку ещё в движении, отрицательно покачал головой.

- Мало ли что там. Астарт.

- Так точно.

Я с интересом наблюдал. Надо же, в среде драконов все-таки есть какое-то подобие субординации? А почему они так колеблются? Ой! Я понял… ик! Они просто это… ненастоящие!

Пьяненько хихикнув, я сделал козу подошедшему Ритани:

- Мне так жаль, правда-правда. Только я тебе это никогда не скажу, ты не должен знать лишнего. Тебе бы вообще лучше ничего не знать, а сбежать из этого дурацкого места. Ик! Этот князь! Ик! Он просто загонит тебя… в гроб!

- Астарт? – Ритани обернулся. – Что с ним?

- Я бы сказал, что он пьян, - оранжевый дракон смотрел на бутылку дорогого эльфийского вина, не прикасаясь к запыленной витой бутыли. – Он пьян до смерти, и к сожалению, это совсем не пустые слова.

- Пьян … до смерти?!

- На бутылке заклинание принуждения. Безлично-могущественное, накладывали через артефакт. Внутри пьяная смерть. Так что… Простите аль Ритани, но спасти … его уже невозможно.

Палач Каннаритании повернулся ко мне, вцепился в плечи:

- Фай, почему ты это выпил?!

- А почему бы и не выпить за смертника? – пакостно засмеялся я, потом схватился за запястья того, кого считал своим другом. А чего это он так раздваивается? – Прости, Ритани. Как бы ты не хотел, тебе не спасти брата. Просто отойди в сторону, позволь ему умереть!

- Никогда! Фай! Фай!

В глазах мутнело.

Стало тяжело смотреть, пытаться что-то увидеть в этих искаженных абрисах, и я закрыл глаза. Я просто посплю… Звуки умерли. Умирал мир вокруг и мир внутри меня.

Этого…

Наверное…

Стоило…


…Голова гудела, мне безумно хотелось послать того, кто мне мешает спать – прогуляться до окна, а лучше сразу до эшафота. Но это же Ритани! Кто вообще сказал, что братьев нельзя отправлять на эшафот, когда они мешают самому главному делу – сну! Тут… тут надо! Надо!

- Каннат!!!

Ой, какой рёв. Прям, как дракон Ниларской империи, укушенный за чувствительный кончик хвоста.

- И чего орём? – вопросил я, приоткрывая один глаз. – Тут, понимаешь ли, твой князь изволит почивать, а ты орешь как потерпевший. Тебе чего надобно, изверг?! Я такой сон видел! Столько крови, столько крови! Столько слёз, отчаяния! Просто сказка… И? Чего ты на меня так смотришь? Заметь, какой я послушный агнец! Я не воплощаю эти сны в жизнь, ещё пока не воплощаю, да… Так, чего тебе надобно-то?

- Зачем ты его убил?

- Убил? Я кого-то убил?! – даже приоткрыл я рот. – Ого. Вот так вот спишь, не знаешь ни о чём, а там кого-то убивают, и мне не показали! Казни… А. Если «убил», значит казнить не получится того, кто не отчитался о том, что умирает от моей руки. А кто умер-то?

Мне показалось, что ещё мгновение и Ритани себя не сдержит, вцепится в мой воротник или даже ударит. Столько отчаянной боли в глазах моего брата я давненько не видел. Ревность заворочалась глухим зверем в душе. Он не имеет права переживать о ком-то так сильно! Он только мой! Никто больше не должен занимать в его мыслях место! Никто больше не смеет отвлекать его внимание. Иначе убью.

Ой, нет, не убью. Уже убил. А кого?

- Каннат, ты…

- Я, - радостно поддакнул я. – Так кого не стало с нами?

- Фая. Ты его убил…- Ритани рухнул в кресло, сгорбился. - Ты просто его убил! Зачем?

- А что с ним было делать? – удивился я, сообразив, наконец, о чем идет речь. – Если уж один из заговорщиков додумался выпить вино, присланное тем, кого он предал, ну, что тут поделать?! Только поставить диагноз «явное скудоумие» и расслабиться.

- На бутылке были чары принуждения!!! – рявкнул мой палач, снова приходя в тонус, впрочем, тут же снова обмяк. – Зачем ты?! Зачем? Мы же теперь ничего не узнаем!

- Ага. Чары принуждения? А почему чары принуждения? У меня мало таких бутылок, я не разбрасываюсь ими куда попало. Они для тех, кого лучше устранить надежно. Ну, да ладно, случилось и случилось, - легкомысленно пробормотал я, - придется просто завести еще парочку бутылок. И, Ритани, ты о чём сейчас говоришь, я признаться, не о чем понял. Какое ещё «теперь»? Вы изначально ничего не узнали. Он был твоим лучшим учеником. По доброте своей он бы ничего не рассказал, пытать его ты бы не смог. Соответственно, что получается? Правильно, получается, что единственным вариантом получить информацию в этом случае, было бы напоить его зельями. А это – совершенно бессмысленно. Даже я знаю! Я знаю!!! Что достаточно выпить парочку специфических изобретений человеческих магов, и можно надеяться на заклинания развязывания языка до позеленения цветов в саду Литандры! Что ты мне тут пытаешься лапшу на уши вешать?! Это вы новичкам говорите, что это возможно, в надежде, что они сделают это реальностью. Хотя… Ну, один способ есть, воспользоваться магией крови. Только ты сам, Ритани, не дал бы мне ею воспользоваться. Так что, если ты зашёл выразить мне своё «фи», можешь идти дальше. Я тебе даже дам сегодня выходной, можешь написаться, провожая душу своего приятеля в тёмный кувшин Литандры. Или же… - я прищурился, - ты посчитаешь, что его предательство меня было во благо, и его ждёт белый кувшин?

Ритани молчал.

- Иди вон, - мягко улыбнулся я. – Ты не хочешь со мной общаться, ты обижен, а мне до тебя сегодня как-то нет дела, так что… иди. Иди, Ритани, пока мне не пришло в голову, что тебя тоже стоит угостить вином.

И он послушался.

Только когда за главным пугалом моего двора закрылась дверь, я смог разжать побелевшие пальцы на рукояти кинжала. Я не любил своего брата, как любят членов семьи люди. У нас вообще, кажется, не было такого понятия, как крепкие семейные узы. Хотя, порой, мне казалось, что на самом деле это просто я такой ущербный. В равной степени могли быть равноправными оба варианта.

Я не любил Ритани. Всё мое взаимоотношение с ним можно было описать двумя категориями. Те дни, когда я готов был мириться с ним. И те дни, когда мне хотелось его прикончить.

Кажется, было один раз, один-единственный раз, когда это желание было почти нестерпимым. О чём же мы разговаривали?

Бездумно открывая и закрывая ящики своего письменного стола, я пытался поймать за кончик воспоминание. Но оно не поддавалось.

Увы…

Чтобы это ни было, оно было уже от меня очень далеко…

Ладно. Выбросить из головы Ритани, у меня ещё стопка бумаг из его департамента. То, что меня не может предать мой брат, не значит, что не найдутся желающие в его департаменте это сделать. И лучше это выяснить прямо сейчас, пока мои шпионы со всех концов Ниларской империи и Каннаритании добывают информацию о драконах.

Итак. Кто следующий? Ага, некий аль…


***


Раскрыв глаза, я глубоко-глубоко выдохнула. Вот это накал. События несутся вскачь безумной чередой. Страшно подумать, во что я влезла, и не менее страшно пытаться понять, что я натворила, какую лавину событий запустила.

Хорошо. По крайней мере, пока мне удалось удержать войну, на самой тонкой кромочке. Она уже близко, провидицы-эльфийки постоянно повторяют про неё, так что сложно не услышать.

Среди драконов с силой предвидения не было вообще никого, так что не стоит удивляться их спокойствию. Хорошо. Жаль, конечно, что проверить информацию от провидиц нет возможности, но нужно что-то делать. Нужно двигаться дальше. В конце концов, война – это просто адекватный ответ на те заговоры, что плетут соседи. Не плели бы – жили долго и счастливо. Хотя, не при этих правителях. Просто долго. С нами будет недолго, а потом, может быть, наступит, наконец, и период «счастливо». Так. Так. Понять бы, что делать-то мне сейчас?

Я вернулась во дворец, поработала в облике Канната. Связи между мной и телом с каждым днём, к моему ужасу, только укреплялись, а вот в том, что меня окружало, уже начали встречаться первые провалы. Вот как сегодня, что-то помнило, что у Канната и Ритани был серьёзный скандал, и князь даже задумался о том, что он хочет убить своего палача, но где было дело и почему – большой вопрос.

Не меньший вопрос, кто же всё-таки заговорщик.

Пребывание в образе Фая дало мне некоторые ответы, например, что заговор был ещё более разветвленным чем мне казалось. В него была вовлечена даже королева Цитандера! Так что смерти «князю Каннату» было не избежать. Они тоже были ограничены по времени. Значит, у меня было совсем не сорок дней. А намного, намного меньше. К тому моменту, как исполнится сорок дней с гибели принцессы Медуницы, князь Каннат должен быть уже мёртв.

Это я предполагала и даже вносила коррективы в свои планы, но теперь, после того, как я получила достоверную информацию, кое-какие планы предстояло пересмотреть полностью.

Самым «милым», что мне удалось выяснить из вещей, что окружали Фая, а в частности от его трости, состояло в том, что он тоже был абсолютно не в курсе, кто именно главный заговорщик! И это была обида! Ставку на это я не делала, но, говоря по правде, на такое рассчитывала.

Как минимум нужно было идти другим путем. Как максимум… Я даже не знала, что нужно делать. Это были дворцовые интриги. Пока мои братья выживали в них, порой даже назло желанию Ниларского императора, я была закрыта в своих покоях. Да, у меня были облики… но понимая, что выдам себя в любом аристократическом обществе, я никогда туда не входила. Знания у меня были, теоретического характера. В чём-то они сейчас помогли, в чём-то нет. Я была ребёнком там, где заговорщик выживал десятилетиями. Мне было его не вычислить.

Побарабанив по коленке, я крутанулась к окну и уселась на подоконнике. Пышная юбка была больше декоративной, волосы были убраны, и я даже вдела туда цветок. Видела на какой-то картине, сделала и забыла. В голове было слишком много вопросов.

Что я вообще хочу получить от текущей ситуации? Да, я ввязалась во всё это на волне эйфории и злости, пожалуй, даже обиды. Потом я всё это тащила, потому что нельзя было бросить. А теперь-то что? Что я хочу?

Знать? Любопытство можно удовлетворить и другим методом.

Организовать бескровную смену династии? Да, это и без меня сделают. Достаточно просто выдать труп истинного князя.

Если только… драконы? Та мысль мелькнула в голове и пропала, но если у меня будут все драконы, смогу ли я заставить императора Ниларской империи … отдать свой трон?

- Ваше высочество.

Этот голос я хорошо знала. Медленно, словно не веря своим ушам, я повернулась, разглядывая Красного дракона.

И вновь, вновь, вновь ощутила себя девочкой-подростком, влюбленной в него до безумия. Высокий, высокий и прекрасный. Загорелая кожа, не приятный золотисто-аристократический загар, а настоящий. Обычно обветренное лицо смягчилось, здесь драконам пришлось на некоторое время перебраться под защиту стен. Я бы не назвала по отдельности черты лица Сантайра приятными, скулы – высокие и резкие, подбородок излишне тяжеловат, нос излишне острый, щеки чуть впалые, глаза огромные, слишком огромные. И я в них тонула. Он был красным, не только по своей магии – огненной магии, в которой не ведал отката. Он был воплощением порой не то крови, не то огня, не то чего-то ещё.

Брюнет, совершенно классический брюнет, но там, где у нормальных людей был иссиня-чёрный оттенок, в роскошной короткой шевелюре Сантайра затерялись алые-алые пряди. Я знала точно, что когда он одевается в свою стихию, волосы становятся красными, не как кровь и не как огонь, не так пошло, не так ярко, это был алый цвет бесконечного торжества.

И глаза загорались алым взглядом голодного зверя.

В обычное время это были глаза цвета плода переспевшей вишни.

Он не носил красного в одежде. На его положение указывала алая оплетка на алебарде, да алая повязка на плече. Даже церемониальный алый костюм он взмахами своей верной острой подруги настрогал на лоскуточки и высыпал на голову придворному, велев не позорить.

Они все такими были – все драконы. Ни один из них не желал носить цвета своей магии, цвета своей «шкуры». Они все предпочитали немаркие и удобные тона. И только эти повязки…

Покачав головой, я взглянула на Сантайра:

- Лэр Сантайр.

Брюнет плавно опустился на одно колено, прижав кулак к груди:

- Я не поверил словам Таймгара, когда он сказал, что встретил Вас во дворце. Я решил, что он просто двинулся умом, и только укрепился в этом мнении, когда принцесса Кенингов предприняла попытку вас изобразить. Но здесь и сейчас я вижу Вас настоящую.

- Есть что-то, что отличает меня от не меня?

- Да, - согласился человек, поднимаясь, повинуясь взмаху моей ладони. – Есть то, что отличает Вас от других. То, что отличало Вас, даже когда вы были пленницей в том месте, что должно было стать Вашим домом. Простите, ваше высочество. Я не смог Вам помочь.

- Вряд ли это было в чьей-то власти. Присаживайтесь, лэр Сантайр. Думаю, Вы пришли ко мне сегодня не случайно.

- Да. Я пришёл… доставить сообщение.

- Сообщение?

- Да. От того… от того, кто … - красный дракон опустил взгляд. Кажется, ему было очень сложно подобрать слова, да и вообще, было не слишком хорошо. Складывалось такое ощущение, что он хотел бы оказаться отсюда как можно дальше. – Я… посланник. Меня попросили доставить Вам сообщение и ответить на все Ваши вопросы. Я…

Сантайр не смог сказать. Я догадалась сама.

- Того, кто плетёт внутренний заговор. Ты посланник будущего убийцы князя Канната.

- Да, ваше высочество.

Ой, как весело. Просто до слёз. Дракон, который прибыл сюда с целью защищать Канната, на самом деле был подотчётен его будущему убийце.

- Лэр Сантайр, вы такой один?

- Что? – растерялся дракон моему вопросу с места в карьер.

- В числе драконов, всех драконов, я уже знаю точно, что у лэра Таймгара есть свой счёт к кому-то из этого княжества. У лэри Раяры есть повод ненавидеть истово князя Канната. Вы здесь не случайно, а значит – Вы тоже имеете к нему длинный счёт. Есть ли среди драконов те, кто не знает, куда мы прибыли?

Вопрос о том, что есть ли среди драконов тот, кто не знал, что меня везли на смерть, а соответственно – кто был непричастен к моей смерти, витал в воздухе.

Красный дракон побледнел, а потом… медленно покачал головой.

Да… да. Этого стоило ждать. У меня был не один убийца, а девять. Князь Каннат, его палач и семь драконов, которые прибыли сюда вместе со мной.

Извиняться Сантайр не стал. Молча смотрел в пол.

У каждого из них за душой были скелеты, были свои планы, свои цели. И не мне было их судить. Но было обидно, невыразимо горько и невыразимо больно.

- Что было раньше? Вы встретились? Вы стали драконами Ниларской империи? Или вы выбрали Ниларскую империю, потому что знали… что-то?

- По-разному. Лэри Раяра бежала из Каннаритании. Ей было некуда идти. И она просто искала место, чтобы стать свободной. Насколько это было возможно на тот момент. Таймгар знал, что такое «драконы Ниларской империи», поэтому он просто пошёл туда, где мог стать достаточно могущественным, чтобы однажды вернуться не изгнанником, а тем, кто может потребовать смерти обидчика. Остальные пятеро… мы пришли в Ниларскую империю, когда стало очевидно, что у императора скоро будет дочь, которую по долгу жизни он отдаст в Каннаританию невестой. Мы специально стали драконами. Просто…

- Просто? – переспросила я.

- Мы не думали, что… Ваше высочество! Мы были чужаками! – Сантайр выглядел так, что было бы что-то перед ним – стукнулся бы! Или откусил бы язык, только чтобы промолчать.

И вот теперь до меня дошло. Ответ, чего его так ломает, лежал на самом деле – на поверхности, был прост и понятен.

- Вы не думали, что император – именно такой, что ему плевать на детей, и он пользуется ими как пешками, порой даже убивая, чтобы не занимали полезные ресурсы и финансы и не становились опасными конкурентами. Вы считали, что он – как любой другой обычный человек. Вам даже не пришло в голову, что получив дочь, он будет воспитывать из неё живую куклу.

- Да, выше высочество. Мы считали, что как любой другой правитель он будет тянуть время, он протянет его достаточно, чтобы мы всё закончили. А в итоге… в итоге всё закончилось очень плохо. Простите.

Я молча на смотрела на красного дракона. Всю глубину его раскаяния было невозможно выразить словами. Он горел и мучился.

- Когда стало понятно, что меня везут на смерть, на что вы рассчитывали?

- На то, что мы сможем выиграть немного времени. Что у нас получится, что мы сможем выкрасть Вас из дворца, спрятать. Конечно, у Вас была бы испорчена репутация, в том отношении, что … Мы бы это тоже решили! Новый князь – он бы сделал всё, чтобы Вам понравиться! Вы бы стали его невестой, а потом – княгиней Каннаритании. Он такой, он бы смог. Но…

- Но, - повторила я эхом, прикрыла глаза. Значит, вот так всё сложилось и завертелось. Одни не думали, что император так низко пал, другие считали, что даже это положение можно использовать во благо.

Неважно.

- Что именно убийца… будущий князь Каннаритании сказал тебе передать? Помимо ответов на мои вопросы, он же хотел, чтобы ты сказал мне что-то конкретное?

- Да, ваше высочество. Он хотел, чтобы прежде чем предлагать что-то, я спросил… - Сантайр поднял голову, глядя на меня твердо, - ваше высочество, вы хотите смерти князя Канната?

- Нет, - улыбнулась я мило.

Красный дракон дрогнул и мгновенно растерял весь свой пафос, в который оделся как в защитную броню.

- Ваше высочество?

- Я принцесса, лэр Сантайр, пусть даже и бывшая принцесса. Нам не положено алкать чьей-то смерти. Даже если, возможно, нам этого хочется. Так что перейдём сразу к делу. Что именно предлагает будущий князь?

- Помогите нам. Помогите нам разобраться с князем Каннатом. Да, мы его убьём, мы отомстим за Вашу смерть. Но… нам не справиться без Вашей помощи. Поэтому, пожалуйста…

- Что конкретно Вы хотите?

- Есть две важных задачи. Не допустить большой войны, но этим займемся мы. И второе – более важное. Во дворце есть эльфы, которые бесконечно и негласно поддерживают князя Канната. Мы стараемся отчаянно, но у нас не получается их найти! При этом знаете, что самое смешное? Их нашёл сам князь Каннат. Естественно, делиться своими знаниями он ни с кем не будет. Особенно с нами. Или с Вами. Или со своим палачом. Но если у кого и есть шанс найти этих… эльфов. То только у Вас.

- Почему именно у меня?

- Вы можете находиться в любом месте замка в любое время. Вы можете… разжиться информацией, даже тогда, когда тот, кто говорит, не догадывается об этом. Вы можете многое. У Вас светлая голова. Вы никого здесь не знаете, у Вас нет предубеждений. Для этого задания Вы – идеальный кандидат.

Такое предложение меня устраивало намного больше, чем будущий князь мог бы подумать, поэтому я улыбнулась и кивнула:

- У меня только одно условие. Сможете его передать, лэр Сайнтар?

- Да. Всё, что угодно.

- Я хочу знать план убийства князя Канната до каждой минуты. И если мне что-то не понравится, я хочу, чтобы план, предложенный мной, приняли без экивоков и отговорок.

Красный дракон молча посмотрел на меня и кивнул:

- Я передам.

- А теперь, - я взглянула вниз, - пожалуй, не буду терять время, займусь делом. Когда будет готова информация, можете подождать меня прямо в этой комнате, лэр Сантайр. Если результаты появятся раньше у меня, я найду Вас сама.

И прежде чем мужчина успел мне ответить, я откинулась в окно и растаяла ещё в полёте-падении. Мне нужно было подумать.


Глава 14. Тайны эльфийского двора


Среди тех проблем, что я видела на данном этапе, была одна очень серьёзная – как не запутаться, с кем из драконов где я должна встречаться?! С одной стороны, в этом вопросе не было ничего сложного (их было вовлечено в отношения со мной не так уж и много), с другой стороны – с каждым из них я встречаться планировала в разных местах. И было единственное место, где ни с кем планировать я не встречалась. Нет, не чердаки и не башни. Комната. Та самая комната, которая была отдана «принцессе Ниларской империи».

Никому, ни одному эльфу или дракону, не пришло бы в голову искать меня где-то здесь! А мне только того и надо было. Чтобы хоть ненадолго меня оставили в покое. Мне было и страшно, и тоскливо, и хотелось немного отдохнуть, собраться с мыслями, перевести дыхание.

Я не была готова вот к такому, когда каждый день танцуешь на лезвии ножа! Но я готова была заплатить такую высокую цену, потому что она могла помочь мне обрести свободу.

Избавившись от бесконечно неудобного платья, я распустила волосы, забралась с ногами на высокую кровать и прикрыла глаза, выдохнула.

- Если бы меня попросили найти мёртвую принцессу Ниларской империи, эта комната была бы последней, о которой бы я подумал, если бы принцесса была обычной.

Голос, выдернувший меня из усталой дремы, был злой и пьяный. Я столько раз слышала этот голос за последние дни, что невольно, спросонок, чуть не ответила в стиле князя Канната! Сообразила, что что-то неладно только в тот момент, как дернувшись с кровати, запуталась в собственных длинных волосах.

- Ритани?!

Плач Каннаритании был пьян, зол, и хотел сорвать свою злость хоть на ком-то! Ему бы в таком состоянии учебный спарринг или снять девицу, а он пришёл почему-то ко мне. Зачем?!

- Ваше высо… со… чество! – справился он, а потом скривился и плюхнулся со мной рядом на кровать, протянул руку. - Хотя бы сегодня, - прошептал он горько, - притворись, что ты жива?

- Что случилось, Ритани? Ай! – я болезненно вскрикнула, когда чужая магия прошила меня от макушки до пяток, а когда снова собралась воедино, я уже была в физическом теле. В самом настоящем. Силы у палача Каннаритании было столько, что князю и не снилось! – Зачем?!

- Прости.

И ни следа раскаяния! Да что с ним такое?!

- Что случилось? – спросила я, взяв себя в руки. – Ритани?

- Он убил моего друга. Моего единственного друга в этом серпентарии! Он был отличным парнем, просто… свернул не на ту дорожку! А он его убил! Просто взял и… убил…

Убил? Он? А! Князь Каннат. А кого сегодня князь убил? Да никого я сегодня… Ах ты ж! Фай!!!

И ведь я не имею права сказать Ритани о том, что его друг жив! По отношению к князю Каннату это будет предательством, а соответственно, магическая клятва просто скрутит палача в бараний рог!

А этого я допускать не хотела! Если рядом не будет Ритани, кто не даст Каннату натворить глупостей?! Он и рядом с ним умудрялся творить такое, что у меня волосы дыбом вставали!

- Мне очень жаль, - прошептала я, позволив эльфу поймать мои едва уловимо дрожащие пальцы. – Мне очень жаль, Ритани.

- Он был единственным…

- А что случилось с остальными?

- Он их убивал. Когда мы были ещё маленькими, - просто сказал Ритани. – Каннат не терпит, когда кто-то отбирает внимание его игрушек. Я был всегда его игрушкой. Я должен был смотреть только на него, мчаться к нему по одному его зову. Я должен был быть только для него. Поэтому, как только ему казалось, что кто-то стал мне ближе чем просто «ничего не значащий знакомец», он его ссылал. А если уж ему казалось, что кто-то стал мне другом, он его убивал.

Ледяные мурашки пробежали по моей спине. Кажется, князь Каннат был ещё большим чудовищем, чем мне показалось, когда я впервые вошла в его шкуру. Сколько я ещё не знаю о нём? Полагаю, что очень многого! Но уж точно я не хочу об этом узнавать!

- Ритани… Почему ты пришёл сюда? Почему ты…

- Мне больше некуда пойти. Просто… побудь со мной?

Голос разума шепнул, что я ничего этому эльфу не должна, ни сейчас, ни вообще, ни в прошлом, ни, уже тем более, в будущем. А сердце подсказало, что сейчас ему так плохо из-за меня, я дважды его задела. Вначале, как «Каннат», затем моя смерть как «Фая». Надо же, я никогда не рассматривала, что иллюзии могут причинить кому-то такую боль. Я никогда не пользовалась иллюзиями настолько плотно, не жила ими, не жила в них.

Не дышала ими, не доводила до того, что иллюзии становились реальностью.

Руки эльфа чуть сжали мои пальцы и… исчезли. Кажется, этот мужчина, импонирующий мне чисто по-человечески, смог взять себя в руки и успокоиться. Удивительная сила. Железный стержень. Он действительно был более чем впечатляющим.

- Медуница, медовая принцесса, - пробормотал Ритани, глядя на меня с какой-то незыблемой тоской. – Почему ты не обратилась к деду, когда стало понятно, что ты лишь пленница?

- Потому что он давно умер? – предположила я, разглядывая комнату и прикидывая, чем бы таким интересным заняться. Моё-то тело замерло пока в иллюзии безвременного пространства, а я так соскучилась по чему-то такому, осязаемому! – Со стороны императора бабушка и дедушка погибли одновременно. Когда император захватил на ристалище трон, через пару лет группа заговорщиков решила вернуть на трон Ниларии адекватных людей. У них почти получилось, но, увы, они были недостаточно сильны. Зато молодой император обиделся, сослал родителей на отдаленный материк, а по дороге они погибли. Бабушка по маминой линии умерла при её рождении, к сожалению, даже усилия эльфийских целителей не смогли помочь. Ну, а дедушка умер, когда мне было несколько месяцев. Так что… несмотря на то, что со стороны императора у меня много братьев, меня можно назвать сиротой.

Ритани молчал.

Потом откашлялся, и я повернулась:

- Ритани?

- Светлая Литандра! Этот человек… Ваше высочество, твой дед – жив! Да, он в опале, ему запрещено покидать пределы поместья, рядом с ним неотлучно двое убийц, но он живее всех живых. Никто не смог переломить его волю или его убить!

У меня не нашлось слов. Не было и слёз. Я просто смотрела на Ритани, а потом устало склонила голову. Его сила тьмы угнетала меня, ломала. И понимая, что невольно разбередил чудовищную рану, палач Каннаритании снял с меня свои чары и тихо ушёл.

И я была, наверное, ему даже благодарна.

А через полчаса, поняв, что не могу оставаться в своём настоящем виде, потому что мне больно даже думать о том, что меня предали ещё и в этом, я вернулась в иллюзию князя Канната и развела бурную деятельность.

Мне нужно было делать хоть что-то, поэтому я была в иллюзии наполовину. Частично князь Каннат управлял происходящим, а вот обдумывала его уже я.

Когда дворцовые склянки отбили уже четыре часа, в кабинет ворвался Ритани, умытый, чем-то вкусно благоухающий, свежий, как роса розового лепестка, и злющий.

- И? – спросил я, отодвигая в сторону очередную стопку.

- Каннат! Что это значит?!

- Это значит что-то, - согласился я, кивнув, потом подумал и для надёжности покивал ещё немного. – Что-то определенно. Но если ты имеешь в виду, моё явление к тебе в службу, запрос всех досье и потом их кочевание на драконах ко мне в кабинет – то можешь считать это моей маленькой шалостью. Досье под охраной. Драконы там, - ткнул я на потолок, - там, - в сторону шкафа, - и там, - в район кушетки, где подложив ладонь под щеку трогательно посапывала Раяра, укрытая моим пиджаком.

- Шкаф… потолок?!

- Ну, - я почесал нервно висок. – На потолке что-то такое вроде кляксы, не уверен, но это какая-то базовая стихия. А в шкафу дракон. Он сказал, что его бесит свет, шелест бумаг, идиот-князь, и, в общем, ему там читать удобнее.

Мой палач подумал, определенно подумал, что я издеваюсь! В два шага пересёк комнату, дернул двери шкафа и… мягко закрыл обратно. Деревянной походкой дошёл до моего стола и сел на стул.

Потёр глаза.

- Я сплю?

- Не-а, он реально там, - отозвался я, пододвигая к брату стопку досье и ленточку с буквами. – Короче, раз уж пришёл, буду тебя использовать. Мне нужны все эльфы, чьи инициалы и родовые круги совпадают вот с этими буквами. Складывать в отдельную стопку. Вопросы? Нет вопросов? Занимаемся!

Среди тех эльфов, что мы искали, были как раз те, кого мне нужно было найти, согласно плану заговорщиков. В честь какого счастья Каннат начал их искать?

Вопрос висел в воздухе, поэтому я даже не удивился, когда Ритани, отложив в сторону очередное дело, поинтересовался между делом:

- Это очень… специфические члены двора. Почему они тебя заинтересовали так неожиданно?

- Специфические? – удивился я.

- Вот эта треть, - Ритани ткнул пальцем в маленькую стопочку под своей левой руки, - настолько отъявленные мерзавцы, что с ними за руку здороваются только такие же, запачканные в крови по горло. – Вот эти, - положил он ладонь на папку под правой рукой, чуть погладил верхнее досье. – Не менее интересны. Шлейф преступлений за ними тянется такой, что если бы королева Цитандера не отменила смертные казни, то они давно были бы казнены.

- Проблема только одна, - поддакнул я почти весело и пропел. – Не доказано!

Ритани скривился, ругнулся, подскочил со стула и вернулся на место.

Как же он искренне реагирует, какой он живой!

- А третья группа? Самая большая? – ткнул я пальцем на ту стопку, что была сейчас между рук брата, - она?

- А, эти? Эти, князь, прям святые, можно им на шею даже надевать венки из белых цветов богини!

Я задумался, взглянул на ту стопку, что была у меня, сдвинул её к Ритани и расплылся в довольнейшей улыбке:

- А можешь для меня их тоже раскинуть? А я тебе объясню, зачем мне они вдруг понадобились, все эти эльфы.

- Ну, давай, - согласился палач, просматривая отобранную мной стопку. И одно дело из них он выложил вообще с краю стола. – Итак?

- Есть несколько эльфов, у которых передо мной должок. Я зашифровал их имена и спрятал в тайном месте. Но из-за того, ты сам знаешь что, я потерял память и забыл, кто они!

Наверное, если бы в моём голосе звучало поменьше радости, Ритани бы не выронил последнюю папку. Наверное, если бы этого не случилось, магические портреты из неё не высыпались, в изобилии, на стол.

Но случилось то, что случилось.

Карточек было очень много, видимо, дело конкретно этого эльфа было очень толстым.

И на них, на карточках из светской хроники, я неожиданно увидел – Таймгара.

- Это же… - ткнул я пальцем в ближайшую, где фиолетовый дракон обнимал за плечи настоящее чудо – эльфиечку с огромнейшими миндалевидными глазами нежно фиалкового цвета, длиннющими волосами, ниже колен, вьющимися. Такой золотой каскад, что неожиданно мне вспомнилась моя невеста. У неё ведь тоже были длинные волосы. Почему? Почему это было так важно, что я запретил кому-то прикасаться к её волосам с ножницами без моего на то разрешения? – Что здесь делает мой фиолетовый дракон!

На этот раз Ритани подавился воздухом, потом закашлялся, и с тяжелым вздохом покачал головой:

- Моя князь, твоя вот эта позиция «а что это там моё такое», однажды доведёт меня до чёрного кувшина богини!

- Ты меня прибьёшь раньше, - сообщил я с долей самоиронии. – Итак? Мне это место ни о чём не говорит, а вот тебе сказало, как и те, кого мы здесь видим. Кто эта красавица? Жива? Здорова? Раз уж я лишился невесты, то может быть она ею и станет? Красивенькая такая!

В тот самый момент, когда я поднял взгляд от магической карточки и поднял взгляд к Ритани, мне показалось, что он меня сейчас ударит, от всей души, со всей яростью, что в нём накопилась.

В душе закопошился червячок сомнений. Он же не мог, правда? Тогда он просто ляпнул это, чтобы отвести внимание от Раяры. Или он сейчас просто делает то же самое, чтобы я не подумал о этой милой малышке в качестве свой невесты.

Или…

- Она?

- Мертва.

- Ах вот как… - скользнув пальцами по крупной карточке прекрасной эльфийки, я спросил: - кто её убил?

- Технически – она убила себя сама. Практически – до самоубийства её довёл тот, чьё дело так рассыпалось… по всему столу.

- А, - мгновенно потерял я интерес. – Жаль. Но дуры – это не идеальное украшение для светлоэльфийского князя, настолько прекрасного как я. Ещё есть интересные досье? Ты на меня молчишь, мой палач? – подняв голову, я взглянул на Ритани, вздохнул. Вот опять. – Будем считать, что твой вклад в дело моих розысков сегодня был попросту неоспорим. Иди погуляй.

- Ваше княжеское величество…

- Иди. Погуляй. Я тоже погуляю, но возьму с собой дракона. И да, Ритани, - с садистским удовольствием сообщил я, - это – приказ. Ты идешь заниматься своими делами и не вмешиваешься в то, что я хочу сделать. А, ещё её, - кивнул я на спящую эльфиечку, – тоже прихвати с собой. Она мне здесь мешает.

Мой палач даже не стал огрызаться, бережно и нежно поднял Раяру на руки (в душе всколыхнулось душное чувство гнева единоличника «убить») и вышел за дверь.

Что ж, а теперь, можно и пообщаться.

Давненько я не гулял по своим эльфам.

Да, было у меня такое милое обстоятельство. Я покровительствовал тем, о ком нормальные эльфы старались даже не говорить вслух. Я спокойно относился к убийцам и ворам, но было одно «но». Я мог прийти и не попросить – потребовать сделать то, что нужно мне, чего я хочу. И мне было плевать, как эти запачкавшиеся выполнят мое желание.

Раз уж этот самый аль довёл до самоубийства эльфиечку, такую очаровательную, то пусть поделится своим опытом. Я хочу знать, что он делал, я хочу знать, как он это сделал, как получил такой результат.

И… да, я знаю, с кем я буду играть.

Я знаю, кто пойдет со мной, и чьей болью я буду питаться.

Фиолетовый дракон.

У меня на него, конечно, были в том числе и другие планы, но этот ничуть не хуже.

Итак… Набросить на плечи официальный камзол (чушь, что мне нравится белый цвет, просто в этом столько всего наверчено из заклинаний, что чтобы меня убить, сначала придется раздеть). Добраться до шкафа и, не постучав, распахнуть дверь пошире.

- Мы идём гулять! – торжественно сообщил я, вытаскивая фиолетового дракона из шкафа. Хотелось за шиворот, конечно, но пришлось быть адекватным князем и воспользоваться для этого – его рукой. – Я, конечно, понимаю, что шкаф – место достаточно хорошее, чтобы меня слышать, контролировать обстановку, но меня не видеть, но, увы, у меня другие планы!

Таймгар посмотрел на меня… Да! Да! Именно это я и люблю, смесь боли и усталой безнадежности, внутреннего надлома и желание выполнить свой долг любой ценой. Они такие идиоты, эти честные люди и эльфы! Я с них даже прямо умиляюсь!

Ими так легко манипулировать! Так легко причинять им боль. Они так болезненно страдают и так пытаются скрыть от других свои страдания!

Невозможно не умилиться!

Этот такой же? Или он сломается? Будет ли он сопротивляться? Или попробует сбежать?

Я собирался взглянуть, как себя поведёт моя новая игрушка, что именно в нём возобладает. И он меня не разочаровал, гибко выбравшись из шкафа, склонился:

- Что прикажете, ваше княжеское величество?

- Также как и Ритани можешь называть меня просто «князь», - дозволил я задумчиво. – У тебя будет простая задача, моя фиолетовый дракон. Ты должен будешь никого ко мне не подпускать. Я буду заниматься тем, чем хочу, а ты присмотришь за тем, чтобы в этот момент никто не покусился на мою жизнь. Естественно, если я что-то велю дополнительно в этот момент, ты выполняешь. Всё ясно?

- Да… князь.

- Вот и замечательно! – обрадовался я. – Прекрасно! Великолепно!

- Только, князь… время…

- Ну, да, самое время, чтобы навести один визит.

Предрассветный дворец сладко спал. Стража нам на пути не встретилась ни разу, хотя внимательные взгляды нас провожали. Дважды Таймгар дергался, положив ладонь на рукоять своего меча и почти тут же руку опускал. Хорошая реакция, отличный глаз, я был даже почти доволен, хотя всё же, главное блюдо и главное развлечение моего сегодняшнего плана лежало немного далее.

Спустившись с третьего этажа, мы вышли в главный корпус, прошли в покои дипломатического корпуса и свернули. В моём дворце только у очень избранных были свои покои. У аля Жаббара такие покои были. Не на третьем этаже, всего лишь на втором. Но я знал точно, что сейчас он здесь. К тому же, это нормальный двор спать ложился ночью, а его представители с особо специфическим образом жизни или интересами, обычно спать ложились только к обеду.

Жаббар относился как раз к этой категории.

Так что когда два молчаливых человека (вот любит этот достойный представитель моего двора домашних зверюшек) открыли перед нами с Таймгаром дверь, я даже не удивился тому, что хозяин покоев не спит.

Воздух пах пряно и сладко. Не дурман (ещё чего не хватало!), но ароматические тонкие ноты. Я знал конкретно эту смесь, она применялась в разные моменты, но одним из её главных назначений было сокрытие запаха крови.

- Ваше княжеское величество! – высокий темноволосый эльф выскочил из дверей нам навстречу, стоило только нам войти. – Какой … неожиданный визит! Кто бы мог подумать, что сегодня Вы навестите нас! А нам только-только подвезли пакет розового чая. Выпьете?

- Аль Жаббар, вы как никто другой знаете, чем меня подкупить, - расплылся я в довольной улыбке. – Не откажусь.

- А… кто с вами?

- Это? – я бросил взгляд через плечо на Таймгара. – Мой щенок. Ситуация потребовала некоторых действий, так что некоторое время по всему дворцу побегают щенки и котятки. Вот! Собственно, один из котяток и привёл меня к вам, аль Жаббар. Мне нужен ваш совет!

- Совет? – удивился эльф, открывая лично передо мной дверь в малую гостиную. – Не представляю, чем я могу помочь!

- Насколько я знаю, у вас есть одно потрясающее умение… Но вначале чай! И сладости, хочу те самые, которые были… в тот раз. Как же они назывались… такой бархатный горьковатый вкус с едва уловимым оттенком яда.

Таймгар закрыл за нами дверь, встал сбоку, достаточно далеко, чтобы не быть навязчивым, недостаточно далеко, чтобы не успеть предотвратить любые глупости, если у кого-то возникнет желание их сделать.

- А! Я понял, о чём Вы, ваше княжеское величество. Да, у меня есть ещё одна коробка этих сладостей трюфельных конфет с миндалем. У меня дочь ими увлекается, поэтому и фигурой больше похожа на людей, чем на эльфийку. Вот кто захочет её в жены взять такую?

Вспомнив упомянутую эльфийку с очень впечатляющей грудью, я хмыкнул:

- Когда рядом есть люди, даже самая некрасивая эльфийка найдет пару. А уж ваша красавица, аль, и подавно. Хотя… У меня есть мои драконы. Хотите какого-нибудь? Могущественные маги, аристократы. Вот, взгляните, - повернулся я на стуле, куда уже успел приземлиться и показал на закаменевшего Таймгара. – Умен. Хорош собой. Единственный недостаток в том, что это мой щенок. Что скажете?

- Ваше княжеское величество, отбирать у Вас игрушки?! Да после этого несчастному, возжелавшему такого, не прожить и дня!

- Это да, - согласился я задумчиво, - это я как-то не очень расчётливо предложил. А впрочем, где мой чай?!

- Уже почти готов, сейчас будет, - засуетился эльф вокруг столика.

Я внимал последним сплетням двора, с интересом выслушивал всё, что он мне говорил и готовился к тому, чтобы задавать свои вопросы.

Когда чайник опустел, а коробка со сладостями закончилась, аль Жаббар поставил на стол свежий чайник и с интересом спросил:

- Вряд ли вы решили выслушать последние сплетни в моем исполнении, ваше княжеское величество. У вас рядом куда более полезный источник сплетен пробегает время от времени, так что… давайте уж ближе к делу.

Устроившись в кресле, я задумчиво покачал ногой. Надо было перейти к делу, но было так интересно смотреть на мучительную боль Таймгара, что я никак не мог себя заставить наслаждаться его болью, потом всё же взглянул на хозяина покоев.

- Итак, аль, насколько мне известно, была в вашем прошлом интересная история, о светлой эльфийке, которую вы в удивительно короткие сроки довели до самоубийства.

- Ваше княжество величество…

- Нет-нет, я не хочу ваших услуг, да и упрекать, естественно, не думаю, всё гораздо проще! Я хочу, чтобы вы поделились со мной своей мудростью, - вытащив чистый свиток и перо, я добро улыбнулся, - знаете, в числе тех семерых, что прибыли с моей мёртвой ныне невестой, была девушка, которая от меня сбежал. В общем-то, очень хочется… повторить ваш подвиг. Так что, поделитесь. Желательно, все слова, все интонации, мимика, где стояли, что делали, я хочу знать всё. Начиная от того, что вы с ней встретились. Где встретились. Я хочу всё это знать!

- Ваше княжеское величество, - страдальчески поморщился аль Жаббар. – Это было давно!

- Ваша память вызывает профессиональную зависть даже у Ритани. Вы не были «молоды и глупы», так что, аль, информацию мне, информацию!

Ох, как не хотелось эльфу этого делать. Насколько он хотел сбежать и оказаться от меня как можно дальше. Но мне действительно было интересно! Воспользовавшись такой чудесной методикой, я же мог довести до самоубийства драконессу, которая предпочла мне моего брата, а потом от меня сбежала. Конечно, я уже простил. Ритани. Помучил и забыл. А вот Раяре предстояло ответить сполна. Методика доведения до самоубийства был для меня настоящим спасением. Тем более что было самым приятным, у меня был и подопытный.

Конечно, одно дело довести до самоубийства светлую нежную эльфиечку, а другое дело – такого эльфа как аль Жаббар, но что-то подсказывало мне, что я справлюсь.

- Ну, же, аль! Не заставляйте меня ждать, - я подался вперед. – Уже сегодня. Слышите, уже сегодня я хочу перейти к самому приятному делу. Уничтожить, сломать, растоптать эту чудную девочку. У вас уже получилось, теперь это хочу сделать я. Так что, хватит упираться, хватит. И начинайте рассказывать.

Естественно, дураком аль не был. Он просто посмотрел на меня, и в его глазах, да, я увидел, что он всё понял и всё осознал. Приговор этому эльфу был подписан и уже начал приводиться в исполнение.


Глава 15. Три задания


Князь Каннат уснул, Таймгар, не просто побелевший, а посеревший от переживаний, ушел из его комнаты, оставив князя на других драконов. Я же, понимая, что еще немного, и мне захочется завыть, перебралась в ту комнату, которая когда-то была моей… А может быть, так и не была, просто мне хотелось в это верить. Мне вообще много во что хотелось верить: что все закончится хорошо, что всё вообще закончится!

Всё это было по сути один непрекращающийся кошмар, он никак не мог закончиться, он никак не мог разорвать оковы этих страшных будней, я была пленницей этого замка и вместе с тем его хозяйкой. Я не могла убежать от собственного плана, я не могла от него отступиться, я была вынуждена двигаться строго в рамках того, что придумала сама, в рамках той иллюзии, что вольно или невольно создала.

Я была, даже не знаю, как сказать, мне было больно, мне было страшно, я не знала точно, что мне делать дальше.

В этой истории я могла порадоваться только за Таймгара. Счет его жизни был закрыт. Хотя, если так подумать, я не была уверена в том, что получившийся итог его порадовал. Да, счет был закрыт. Да, он сам позаботился о том, чтобы мучитель его сестры закрыл его. Вся боль, каждая её слеза вернулись ему сторицей.

С другой стороны, даже мне, присутствовавшей в сознании князя очень условно, было страшно. Я не хочу знать, что в этот момент пережил мой фиолетовый дракон.

Сейчас ему, как никому другому, нужно было отдохнуть, набраться сил, успокоить мысли и разум, выдохнуть. Но вместе с тем, этого было делать нельзя. Нужно было заставлять его двигаться, что-то делать, чтобы то, что он пережил, не отложилось в его памяти и душе неподъемным грузом.

Интересно, если сейчас начать войну, поможет ли ему это? Не слишком адекватно начинать войну, ради того, чтобы одному дракону стало легче. Но, кажется, со мной происходило что-то страшное. У меня было такое ощущение, что душа князя Канната не исчезла. Она была со мной, она была внутри меня, стала частью меня.

То, что я делала, меня пугало. И чтобы не погружаться в этот страх, мне нужно было делать, постоянно что-то делать! Помогала даже глупость, вроде того, чтобы прыгнуть с башни или искупаться в дворцовых фонтанах! Кто упрекнёт привидение?! Ещё мне хотелось собрать все книги князя Канната по кровавой магии и сжечь их. Или найти заговорщика и сообщить, что на самом деле князь мёртв. Или! Ну, хоть что-то!

Но… где взять на это силы? Где взять на это уверенность в себе?

Должна ли я поступать именно так, как задумала? А не наврежу ли я этим тем, кто мне дорог? (Как будто таких много).

Если Ритани не ошибся, если мой дед действительно жив, то мне совсем не нужна помощь драконов. Я могу воспользоваться силой медовой провинции! Мне нужно прийти к деду и попросить его о помощи…

Но хотела ли я просить помощи? Хотела ли я опираться на чужие силы, чтобы достичь того, о чём мечталось?

Я хотела Свободы. С самого начала во всех политических игрищах я была разменной монетой, пешкой, сброшенной с доски. Если император-отец узнает, что я жива, он вернёт меня в клетку. И я никогда не смогу стать той, кем мне действительно хочется быть…

Воспользоваться силой драконов? Чтобы сбежать, сбежать так далеко, где меня никогда-никогда не найдут! Да, так было можно. Но я не знала, хочу ли я использовать драконов.

Они были для меня чужими. Каждый из них стал по-своему моим убийцей. Я вполне могла отомстить – причинить им боль, разрушить их личность, их судьбы, но я не хотела этого делать!

Всё было нагромождением случайностей. И то, что я оказалась здесь, и то, что они были здесь…

Хотя, кстати, вот нет. Единственным, кто подписал мне смертный приговор – был император Ниларии, и только к нему можно и нужно было предъявлять счёт.

Тихий шорох отвлёк меня от размышлений.

Сев на кровати, я воззрилась на… вошедшего Ритани. Итак? Эльф был в меру мрачен, в меру спокоен, и что-то в его глазах мне категорически не понравилось.

Что-то было в этом неправильное. В том, как он шёл ко мне, в том, как смотрел. Пренебрегать своей интуицией я бросила ещё в самом начале, поэтому, отодвинувшись от края кровати, я глухо спросила:

- Ты кто?

«Ритани» остановился, не доходя до кровати. В его глазах… да, я не ошиблась. Ненависти там не было, там была прямая угроза.

- Не знаю, кто ты, - заговорил он мягко, хриплый голос гостя звучал совсем не по-эльфийски, зато угроза была поистине палачевская. Ощущение было такое, словно надо мной повис молот бога войны, и вот-вот рухнет, погребёт под собой. Немного пугающее ощущение. С другой стороны, здесь и сейчас я была в бестелесной форме, а тот, кто пришёл – не обладал силой тьмы, в отличие от настоящего Ритани.

- Могу сказать то же самое, - улыбнулась я вежливо. – Понятия не имею, кто ты. Поэтому… поскольку я дама, может быть, начнёшь с того, что представишься?

- Не думаю, что ты «дама». Мёртвые, как известно, титулов не имеют.

- А живые растеряли последние правила вежливости и этикета? Очень «вдохновляет», признаться. Итак, значит, представляться ты, аль главный заговорщик не желаешь. Хорошо. Так и запишем. О, не спеши пугаться, не кровью. Завяжу узелок на память.

«А потом припомню», - последние слова я не сказала, хотя очень хотелось, так же, как захотелось послать этого самого заговорщика далеко и надолго и оставить Каннаританию себе. А что! Из меня получился отличный князь. Устрою ещё пару амнезий, найду «невесту», на ней счастливо «женюсь». Потом князя убью, а его «женой» останусь править здесь.

Ой, вот это я нагородила что-то совсем страшное. Лучше без этого бы обойтись. К тому же, сдалось мне это княжество. Я только несколько минут назад думала о том, что мне свободы хочется, возможности быть той, кто я есть, возможности поступать так, как мне того хочется. А окажись привязанной к какому-то княжеству, и что? Нет, в самом простом-то плане – ничего, почёт, уважение, слава, деньги, психи. Много психов. Но вместе с тем, пустота в душе, страх от каждого дня и оковы, которые не сбросить и с которыми ничего абсолютно не сделать!

Нет уж. Надо держать себя в руках, надо не говорить лишнего, выключить свою ярость. Она тут как бы не к делу.

- Не такая уж и тихоня ты, мёртвая принцесса.

- А мёртвым не обязательно быть «мёртвыми» и в душе. Вполне можно быть такими, как хочется, - сообщила я равнодушно, - у тебя какие-то с этим проблемы, аль незваный гость?

- Нет, просто думал, что ты должна быть совсем другой.

- Думать вредно.

- Вот и выполняй свое пожелание, принцесса. А ещё лучше – затихни. Тебе не так уж и много времени осталось, затихни, забейся куда-нибудь в угол и просто проведи это время, не мешаясь под ногами.

- С чего бы? – удивилась я. – Кажется, у нас был уговор.

- Я его разрываю. Посмотрел на тебя и могу заключить, что это совсем глупая идея. Ты ничем не поможешь, только глупостей натворишь.

- Глупостей? – уточнила я недоумённо, потом потянулась. – Слушай, аль заговорщик. У меня есть свои планы и, собственно говоря, участвовать в твоих планах я согласилась только по одной простой причине – они созвучны моим планам. Вполне могу не участвовать, но, если я где-то перейду тебе дорогу, никаких проблем и претензий ко мне.

- Что может мне сделать мёртвая принцесса? – уточнил «Ритани», усаживаясь на кровати напротив меня, я сдвинулась ещё немного, прижалась к стене. Ещё немного – и мне придётся провалиться через стену, только чтобы оказаться подальше от этого типа. Я не знаю, что у него за сила, с тем учётом, что силы тьмы у него нет, но зато есть другая! Та, которая куда более страшная и опасная! Он может заставить исчезнуть любого призрака. Так что если вдруг попробует воспользоваться своей силой на меня, сразу станет понятно, что я не настоящий призрак! И вот это уже будет большой бедой!

- Наверное, мало что, а может быть и много, - сообщила я весело, - знаете что, аль заговорщик, пойду-ка я от тебя, не очень мне хочется с тобой разговаривать. И более того, разговаривать нам не о чём. Если решите что-то передать, воспользуйтесь драконами? А то напрягает меня соседство с вами.

Отодвинувшись ещё немного, я уперлась спиной в стену. Так. Не поняла?! Я должна была проваливаться через неё вообще-то!

Скосив взгляд, я с ужасом увидела тончайшую мерцающую полоску! Он закрыл комнату своей силой!

- Пытаетесь от меня сбежать, принцесса? Давайте, заключим сделку? – и перешёл резко на «ты». - Мне бы хотелось уточнить кое-что у тебя. Ответишь на вопрос, получишь свободу. Не ответишь, пеняй на себя.

- Примените силу, аль?

- Да, - согласился заговорщик просто. – Понимаешь, принцессочка, ты безумно похожа на ненастоящую. Заявилась откуда-то, влезла с ногами и натворила дел. Вот зачем ты вмешалась?

- Все претензии к князю Каннату, а также к его палачу, который помог меня доставить сюда, к драконам, которые не смогли меня уберечь, к тебе самому, что не закончил свой заговор до того, как я очутилась здесь. В общем….

- Виним кого угодно, но только не себя? – усмехнулся насмешливо «Ритани». – Знаешь, принцессочка, самая виноватая здесь ты. Уже только потому, что ты здесь появилась, ты устроила столько проблем, что не передать словами!

- Можно не передавать, если я этого не узнаю, не буду переживать.

Эльф скрестил на груди руки, потом вздохнул:

- Почему я не успел раньше? Какая бы из тебя княгиня получилась!

Пожав плечами, я положила ладонь на преграду. Так, я вообще как-то выбраться, не очень сильно себя запалив, смогу?!

- Отвратительная. Живая принцесса – это такая кукла, глазками «хлоп-хлоп», и не более того.

«Ритани» промолчал, а потом завеса пропала.

- Что ж, раз мы ни до чего не договорились… можешь бежать от меня, принцесса, но в следующий раз, имей в виду, я не дам тебе сбежать. И более того, учти, попробуешь мне помешать – я сделаю так, чтобы ты перестала коптить этот мир досрочно. Мы поняли друг друга?

Кажется, этот тип собирался сказать что-то ещё. Не знаю, не слушала. Как только он утратил бдительность, я сделала самое разумное, что могла – просто сбежала!

Устроившись в той самой башне, где сидели драконы, в образе теневой кошки, я пыталась собрать все осколки того, что именно мне стало известно и пришло в голову. Пункт первый. Заговорщик, самый главный, сегодня был здесь, с самого начала. Он был в замке, раньше, сейчас он был тоже здесь.. Пункт второй. Я не знаю, почему он принял облик Ритани, но он допустил промашку в нескольких пунктах: не было нужной силы, неправильный голос и неправильная походка. Ритани был силён, но вот этот, подставной, был чем-то сверх этого. Пункт третий. На меня почему-то подействовали те чары, которые должны действовать на привидений – и это было плохо. Наконец, … что в моей башне делает Астарт? Оранжевый дракон князя Канната?

- Ваше высочество! – задрал эльф голову, найдя меня взглядом. – Пожалуйста, могу я Вас увидеть?

Дёрнув ухом, я помотала мордой. Нет уж, не хочу.

- Ваше высочество, если у Вас сейчас нет времени, я могу подождать. Мне нужна Ваша помощь.

Вот настырный! Да что это с драконами такое?

Спрыгнув вниз, я уселась, обняв хвостом передние лапы, помотала мордой:

- Что ты хочешь, оранжевый дракон?

- Вашей помощи, ваше высочество. Так получилось, что я догадался, чья именно кошка гуляет по дворцу. Даже несмотря на то, что Вас больше нет... кошка продолжает следовать за Вами. И единственное, что изменилось – это то, что пропало клеймо с её ушей.

Кивнув, какой догадливый, я наклонила морду:

- В чём ты ищешь моей помощи?

- Вы можете пройти в любое место? – спросил Астарт, перейдя мгновенно к делу.

Покачав ушками, я кивнула:

- Если там нет очень специфической защиты – в любое.

- А сможете найти… кое-что?

Я задумалась. Найти что-то? Он хочет, чтобы я нашла что-то очень конкретное? Что-то очень нужное? Что там Каннат думал? Что он перешёл этому дракону дорогу трижды. С сестрой, подругой детства и его девушкой? Так кажется? Соответственно…

- У нас есть общий враг, ваше высочество. Князь Каннат. Я очень надеюсь, что он умрёт. Желательно не очень быстро и очень мучительно, - оранжевый дракон улыбнулся от души. А меня мороз по коже продрал. Ой-ой-ой, что тут творится! Это насколько он ненавидит князя? Нет, не просто ненавидит, была бы возможность – он бы его тут на месте и убил, сразу же и мгновенно!!! Ой, отпустите меня отсюда, а? Неадекватность она заразная, а мне самого князя для этого заражения более чем достаточно!

- А я здесь причём? Вы же не предлагаете мне его убить?

- Что Вы, ваше высочество! Ни в коем разе! С этим я мог бы справиться и сам. Но на это у меня нет разрешения. Дело в другом. У князя есть неприятная особенность, он предпочитает сохранять память о своих любовницах и о своих жертвах. Всего лишь очень ценные для них, но совершенно бесполезные для него безделушки. Он называет безделушками даже то, что бесценно, и никогда, никогда их не возвращает. Так случилось с моей … семьей. Когда моя сестра убегала к нему на свидание, на её руке было очень… особенное кольцо для нашего рода. Когда нам вернули её тело, на её пальце кольца не было.

Кивнув, поощряя рассказывать дальше, я встала и двинулась вокруг Астарта, рассматривая его. Эльф остался совершенно спокоен, словно и не видел ничего особенного в поведении «моей кошки».

- Я не буду обманывать Вас, ваше высочество. Это кольцо – не просто безделушка. Она имеет высочайшую ценность для нашего рода. Это дар королевы Цитандеры, а вместе с тем – это кольцо-артефакт. С его помощью можно активировать колыбель жизни. Артефакт, сохраняющий жизнь наследнику рода. Сейчас… Я не могу быть наследником рода. А жизнь сына моей старшей сестры, который сейчас наследник, в серьёзной опасности. Нужна колыбель, а кольца – нет. Я хочу вернуть это кольцо. Шкуру князя я тоже очень хочу, но на это пока не было разрешения.

Кивнув, я двинулась в обратную сторону вокруг Астарта. Так-так-так. Колечко, да? Бродя в образе теневой кошки я ещё в первый день обнаружила кучу интересных мест. Но ничего такого, о чём говорил оранжевый дракон, не было.

Склад ценных безделушек?

Нет. Ничего подобного. У Канната в принципе не было ничего, что он считал безделушками. Но и склад «ценных вещей» содержал в себе то, что не очень вписывается в понятие того, о чём рассказывает Астарт.

Два варианта. Или он сейчас меня проверяет. Или он лжёт.

Причём, во втором случае, лжёт он не просто так, а с умыслом. И с посылом от того самого главного заговорщика, явившегося не далее как полчаса назад ко мне в образе Ритани. И если после того, как я сбежала – Астарта заслали, чтобы поймать меня в ловушку, то я выясню это очень быстро.

Вот только не через кошку. Мне придётся прийти самой.

Силуэт кошки дрогнул и распался. Я сгустила в углу тени, добавила немного света, искр, создала там маленькое облачко чего-то душного и в то же время эфемерного, распустила свою силу на всю комнату. Потускнели шёлковые золотые обои, лаковые дощечки на стенах потеряли свой внутренний свет, дрогнули хрустальные подвески люстры, и немного просела мебель, словно состарилась за одно мгновение на несколько десятков лет.

А потом из угла шагнула я сама.

Времени, чтобы приводить себя в порядок, не было. Поэтому я шагнула в комнату в своём будничном варианте. В простом платье, с неприбранными волосами, босыми ногами и… кровавыми пятнами.

- Прошу прощения за внешний вид, не хотела, чтобы Вы, аль, подумали, что я ушла. Так что… скажите мне только одно, зачем Вы меня обманываете сейчас? Не знаю уж, были у князя или нет такие порочные наклонности, но вот склада с такими вещами моя кошка точно не находила, пока бродила во дворце. К тому же, колыбель жизни, особенно эльфийская, не нуждается в артефактах-ключах. И, наконец, королева Цитандера не могла подарить никому кольцо, поскольку это могло расцениваться в единственном ключе – как предложение о заключении брака. И такую историю давно бы раздули до самых небес. Поэтому, прошу, хватит мне вешать лапшу на уши, они не эльфийские, для этого не предназначены. И давайте ближе к делу.

Астарт подавился воздухом и радостно расхохотался:

- Принцесса, да у Вас тяжеловесный характер Вашего отца, гореть бы ему ещё при жизни на кострах жрецов бога войны! Что ж, двумя заданиями меньше.

- Заданиями?

- Мне дали три разных существа три задания. Одно из них было выяснить настоящая ли Вы принцесса Медуница. С тем учётом, что только Ниларский император позволял себе фразу «длина эльфийских ушей создана для развешивания лапши», Вы определённо настоящая. Второе задание было выяснить – действительно ли Вы мертвы. Знаете, у того, кто решил устроить переворот в этом маленьком княжестве, поистине извращённый ум. Не могу понять, почему он решил, что Вы можете быть живой. Возможно, его смутила разница в том, как Вы выглядели, когда Вас забрали из дворца императора, и той, кем Вы стали, перейдя черту смерти. Наконец, третье задание – самое сложное. И самое простое. Мне велели передать Вам простые слова: «У тебя не так много времени, как ты думала. Количество песка в твоих часах сократилось».

Я не догадалась, о чём идёт речь ни с первого, ни со второго раза. Наверное, нужно было сосредоточиться на чем-то конкретном, попробовать прикинуть, но…

- Аль, скажите мне только одно, с чего вдруг Вы решили выполнить эти задания? Насколько мне известно, оранжевый дракон отличается редкостной самодостаточностью. Он делает только то, чего ему самому хочется. Более того, он действует только так, как ему выгодно. Так в чём же выгода ваша, аль, в этом случае?

- Просто Астарт, принцесса. Я хочу, чтобы Вы мне помогли.

- В чём будет моя выгода?

- Я принесу Вам присягу.

- Ради чего-то непонятного? Того, не знаю что? – удивилась я от души. – Лэр Астарт, так не бывает. Правда, не бывает. Нет, вы не хотите меня обмануть, сейчас и здесь. Но вместе с тем, вы поставили всё, что у вас было, на одну карту. И эта карта – я.

- Никто никогда не смел отказать вашей семьей в уме. Да, принцесса. Я хочу вашей помощи. Действительно вашей помощи.

- И что же вы попросите меня сделать?

- Я попрошу сделать то, что несовместимо с честью представительницы Ниларской империи. Я хочу попросить у вас то, что «леди не положено». Я хочу, чтобы вы помогли мне совершить мою месть. Я хочу, чтобы вы помогли мне украсть.

Удивления я особого не испытала.

- Не только аристократке-принцессе, но и светлому эльфу не положено, - напомнила я мягко. – Это, скорее, то, что в принципе не может прийти в голову ушастым святым. Если уж Вам пришло это в голову, то ситуация чрезвычайная и требует немедленных действий. Причем в такой компании, которую в обычном состоянии, никому бы не пришло в голову связать с вами, а значит и позаботиться о том, чтобы защититься. Итак… Присаживайтесь, лэр Астарт. И попробуйте меня заинтересовать.

Эльф смотрел на меня серьезно.

- Чтобы получить результат от вашего отца, принцесса, надо врать. Чтобы вы выслушали, нужно рассказывать правду. Я бы… если бы я был вашим отцом, братом, вашим возлюбленным, я бы не сказал ни слова. Но я ищу вашей помощи, поэтому я расскажу вам это. Всю историю, от начала и до конца.

Я поощряюще кивнула, стараясь справиться с ощущением, что сейчас опять услышу что-то, чего слышать мне не следовало бы.

Астарт устроился в соседнем со мной кресле, нервно вздохнул:

- Чтобы ни приписывали князю Каннату, среди этого нельзя добавить двух определений: «насильник» и «убийца». Он никогда не насиловал девушек и никогда сам не убивал их. Но в его свите… были и есть эльфы, для которых нет обычных моральных запретов. Мою сестру звали Кристабель, я её любил, любил до безумия. Возможно, даже немного больше, чем просто «до безумия». Я любил её так… как не стоило бы любить. Я старался бороться с этим чувством, отдалился насколько мог. Наделал бед. И упустил…

- Она попала на глаза князю Каннату, - поймала я волну рассказа, забираясь с ногами на диван.

- Да, - хмыкнул Астарт. – Она показалась ему достаточно «миленькой» и «обнимательной». Девушки… именно девушки этих категорий оставались в его комнатах на ночь, он крепко-крепко их обнимал, укутывал в одеяло и рассказывал сказки. Он не трогал девушку ни словом, ни взглядом, ни единой пошлости, ничего. Только страшные сказки, от которых даже у закаленных в боях воинов вставали дыбом волосы. И знаете, принцесса, что самое страшное? Он сочинял их сам. Где-то в глубине его души оставалась искра света. Что-то, что не давало ему окончательно скатиться в бездну своей кровавой магии. А потом моя Криста попала на глаза одному эльфу из его свиты. И он её забрал. Он её убил… В ту ночь на пальце моей сестры было простое кольцо, из живого четырехлистного клевера. Это кольцо ей создал я. Вырастил из живых растений и надел ей на палец, ещё когда был совсем мелким, когда ещё не знал, что моё «вырасту и на тебе женюсь», никогда не станет правдой. Она умерла. А кольцо осталось у этого ублюдка. И не просто осталось. В кольце было столько магии, столько света и любви, что оно само по себе стало могущественным артефактом и сейчас защищает его. Я хочу вернуть это кольцо. Я хочу, чтобы оно было … с моей сестрой. Даже в посмертии. Особенно в посмертии. Я верю, что души перерождаются. Я знаю… это. Я был однажды у кольца перерождения Привратника. Убитая своими же, душа моей сестры может возродиться только человеком. Я хочу, чтобы у меня был шанс её найти. Эгоистично и так по-человечески, правда?

Я молча смотрела на эльфа. Больше не было маски высокомерия, был бесконечно усталый и раздавленный мужчина, потерявший женщину, которую любил. И было неважно, что их души родились в одной семье. Не на Альтане, где и у орков, и у эльфов, и у людей было перерождение, раз за разом, раз за разом.

Те души, что преступили запрет и растворились в любви друг к другу, в следующей жизни рождались близнецами или родными братьями и сестрами. Здесь и сейчас я должна была отказать Астарту, сказать ему, что эта любовь не приведет ни к чему хорошему, что она уже – наказание для них из прошлой жизни.

Но кто я такая, чтобы судить других живых?

И почему я должна пойти против того голоса, что сейчас надрывается во мне, плачет и умоляет: «Не отказывай, не рушь эту любовь, не надо?!»

- Хорошо, - кивнула я. – Кого мы будем грабить?


Глава 16. Блюдо, которое подают холодным


Он не поверил. Оранжевый дракон смотрел на меня в состоянии очень похожем на паническое (с чего бы?!), и не мог поверить своим ушам. Он считал, что если я и соглашусь, то случится это далеко не сразу? Придется меня уговаривать? Но я не люблю откладывать что-то на «потом». Я в принципе не люблю что-то откладывать, да и никогда не было у меня возможности это делать. Я решала, делала, а потом разбиралась с последствиями, если они были.

Сейчас мне вообще лучше было бы ненадолго спрятаться в тени князя Канната, пока не смогу разобраться, с чего вдруг заговорщик решил вывести меня из игры. А ещё, не помешало бы понять, о каком времени, которого у меня осталось очень мало, шла речь в сообщении, переданном драконом. Было у меня неприятное подозрение, что касаться это сообщение могло тех самых сорока дней, которые мне были дарованы.

Тратить их понапрасну мне абсолютно не хочется, и это мягко говоря. Да и к тому же, если я хотела обрести свободу (а я очень хотела!) мне нужно было получить присягу ото всех драконов. Астарт был в их числе, и он был среди них не последним магом. Особенно, если учесть, что он был стихийным!

- Ваше высочество, - вновь перешёл эльф на дворцовый этикет. – Я же его убью!

- Угу, - согласилась я просто. – И что? Астарт, тот, кто перешёл черту не причинения вреда невинному эльфийскому ребёнку, в принципе недостоин того чтобы жить. Если бы здесь был другой князь, этого убийцу уже давно бы по-тихому прирезали свои же. А раз он до сих пор жив, значит, этот замок прогнил насквозь, до самого основания. И пусть не встряску, это замку обеспечат другие, но, по крайней мере, проредить количество исключительно аморальных типов определённо не помешает. Вы со мной не согласны, аль Астарт?

Оранжевый дракон молчал, в его глазах я видела десяток вопросов. Он просто не знал, какой именно задать первым! А хотелось спросить многое. Но вместо того, чтобы поддаться своему любопытству и тревожному интересу, к моему искреннему изумлению, дракон выхватил свою шпагу: простую и не франтоватую, верную его спутницу и боевую подругу, и опустился передо мной на одно колено.

- Я не знал о вас ничего, принцесса. Но даже это не умаляет моего греха перед вами. Не во имя его искупления, а потому, что я впервые встречаю столь сильную и яркую душу, я сочту за честь встать под вашу руку во второй вашей жизни. Просто позовите, и я приду в тот же миг.

И что мне оставалось делать?!

- С гордостью и честью принимаю твой меч, Астарт, оранжевый дракон Ниларской империи!

И только когда эльф вернул шпагу в ножны, справившись волной магии, поставившей на него своё клеймо, я прямо спросила:

- Итак. Этот обидчик твоей сестры, он во дворце?

- Да, ваше высочество.

- Просто Медуница, - отмахнулась я. Титул сейчас прозвучал для меня ещё более чуждо, чем раньше. – В каких он покоях? Не смотри на меня таким недоумением, я пока первые дни бесцельно слонялась по дворцу в надежде понять, что вообще происходит, я этот замок выучила чуть больше, чем полностью.

- Тогда Вы сразу поймете, почему мне понадобилась помощь Он в Сером крыле, в Морских покоях.

Ой… Просто ой. Серое крыло – это было не очень приятным сюрпризом. И да, этому было простое объяснение. Чтобы не вдаваться в длительную историю заговоров, проще было сказать, что на сегодня Серое крыло было одним из самых охраняемых мест во дворце, просто потому что именно там находились покои князя Канната.

- Мда… Допускаю, что пройти мимо Серой стражи ты сможешь, если скажешь, что идешь к князю Каннату. Но Морские покои дальше его комнат… и находятся в тупике, так что вариант «иду от Князя» не сработает…

Астарт ещё немного и вытаращился бы на меня, а я задумалась от души. Думай голова, думай! Оправдывай возложенную на твоё светлое чело малую корону.

Что же лучше сделать? Окон в Морских покоях нет. Они обычно использовались для пленниц, которые вроде бы пленницами и не являлись. Что-то типа меня самой. Прекрасные покои, деться из которых в принципе некуда: ни тайных ходов, ни окон, как я уже говорила. Только двери, выходящие в тупик.

Не слишком приятная ситуация. Хуже было бы только Хрустальное крыло, где всем заправлял Ритани и его ребята.

Ладно… ладно-ладно!

Думать. Серое крыло. Там вообще есть тайный ход? Да. И он даже не примыкает к покоям самого князя, не несёт в себе смысла по спасению жизни. Скорее, это просто короткий путь между некоторыми помещениями, в том числе и хозяйственного назначения.

Имею ли я право вот так, всего лишь по одному своему желанию, взять и выдать этот ход кому-то ещё? Хотя не просто «кому-то», Астарту. Я почему-то не сомневалась ни на миг, что как только оранжевый дракон обретёт свободу от Ниларской империи, он вернётся сюда. Не только, чтобы наслаждаться лаврами причастного к смене династии, а чтобы присмотреть за новым князем. Чтобы убедиться, что его, в том числе, действия не поспособствовали появлению ещё более страшного монстра, нежели князь Каннат.

И за это я уважала Астарта ещё больше. Но если вернуться к более предметному вопросу, то можно было сказать, что раскрывать этот ход я могла смело. Оранжевый дракон после возвращения в любом случае про него узнает.

- Я скажу тебе, куда идти…. – начала я было и замолчала. – Нет, сделаем по-другому. Тебя проводит моя кошка до того места, откуда тебя поведу я сама. А я подготовлюсь и позаимствую пару интересных вещичек у кое-кого!

- Ваше высочество?

- У князя Канната впечатляющая коллекция! – честно призналась я. – Именно ими я воспользуюсь, чтобы устранить его серую гвардию и при этом никому не навредить.

Если бы я предложила ограбить королеву Цитандеру, по-моему, Астарт настолько бы не испугался!

- Ка… ка…. Князя Канната?!

- Ага, - отозвалась я весело – у него в его складе полезных вещиц такие игрушки! Ему не стоило рождаться в княжеской семье. Родился бы простым оружейником, ему цены бы не было! Его бы на руках носили бы наемные убийцы! Такой талант!

Оранжевый дракон немного испуганно поёжился, потом взял себя в руки, хмыкнул… и захохотал. Абсолютно не по-эльфийски, зато от души.

- Принцесса, вы любите оружие?!

- Топорное в руках косоручек – определенно нет! А вот роскошно выполненное в руках мастеров люблю нежно, искренней любовью. Впрочем, надёжное люблю и без его живого приложения.

- Вы совсем не такая, какой можно было бы вас представить, но вы – вы поистине прекрасны! – выдохнул эльф на одном дыхании.

И я, впервые смутившись, смущенно потупилась. Потом правда сообразила, что время уходит, а до Серого крыла ещё нужно было дойти!

- Мне очень лестно слышать это, лэр Астарт, но наше время уходит. До смены гвардии не так уж и много осталось, а нам бы воспользоваться этим удачным моментом.

Постучав по стене, я добилась того, что моя кошка, моя настоящая теневая кошка, спрыгнула под ноги оранжевому дракону. А, получив мысленный приказ, прыгнула к нему в тень, сливаясь с ней и становясь живым указателем.

- Увидимся на месте, - улыбнулась я, растаяв и сама.

Я не обманула жёлтого дракона ни единым словом. Я действительно собиралась немного сократить запасы князя Канната. «Обнулить» их я собиралась перед тем, как покидать этот замок. Князя нет, заговорщику такое оставлять – меня жаба задушит, а мне пригодится! Особенно с учётом моих драконьих планов!

К тому же, у меня были на руках для этого все козыри. Магия иллюзии отлично подходит и для переноса тяжестей. Я могла без труда все превратить в иллюзии летописей или в изображения в тоненькой книжице.

Сила иллюзий была невыразимо эфемерной, и многие маги предпочитали не развивать её, не понимая, что можно получить, чего вообще можно с её помощью добиться. Магия иллюзий требовала особого склада ума и характера, и уж определённо иллюзии были магией не для всех. Что касается меня лично, порой я сама не могла объяснить результаты, которых добивалась, или хотя бы просто их понять. Всё, что мне в такие моменты оставалось – искренне благодарить Альтан за дар, данный мне. Именно он был тем единственным, что не давало мне сойти с ума и позволяло выживать. Просто выживать. Этот дар стал для меня ключом к свободе!

А теперь долой мысли, меня ждёт кое-что куда более приятное. Выбор игрушек для испытания из огромной коллекции князя. Я же должна знать, что там вообще есть?! Ну, ладно, ладно, я могу, конечно, взять первый попавшийся артефакт, но так же неинтересно!

И в общем-то, спустя пару минут я азартно рылась в груде сокровищ.

И задавалась всё это время я одним единственным вопросом: вот интересно, неужели Ритани действительно не в курсе о существовании этого места? Или в курсе, но решил, что беспокойному князю вот такую отдушину лучше оставить? Или же он сам этим местом пользовался для своих нужд?

Думать про Ритани было немного интересно. Что-то был в этом эльфе такое, что меня привлекало и манило. Он не был некромантом (вот тех я с детства боялась до полной потери лица и дичайшей истерики), да и признаться, я, в общем-то, не очень любила магов тьмы, а про него почему-то подобного сказать не могла. Княжеский палач был мне преступно, возмутительно интересен.

Заставив себя сосредоточиться на деле, я даже успела к началу тайного хода первой. И ждала там Астарта, чуть ли не приплясывая от нетерпения. Это было первое моё личное приключение!

Вспомнить о том, что леди не положено, мне помог осуждающий взгляд одной из картин. Мы здесь совсем не по радостной причине. И пусть для меня это приключение, я не должна так фонить радостью. Потому что для моего спутника – это настоящее посыпание ран солью. И даже дело не в «леди не положено», а долг того, кому он принес клятву, диктовал мне определенные правила поведения.

Так что к тому моменту как Астарт до меня добрался, я всё же взяла себя в руки.

Правда, по сторонам не смотрела. Коридор как коридор, в тайном ходу было не лучше – обработанные камни, чадящие факела, да и магии здесь практически не было. Зато была моя работа.

Ни одна информация в мире не может долго оставаться тайной, так что, чтобы себя защитить, тайные ходы хозяева замков и дворцов насыщали разными сюрпризами. Конкретно в этом ходу была роскошная каскадная ловушка. Судя по количеству скелетов, работала она очень даже замечательно! И мне не хотелось бы, чтобы Астарт стал очередной жертвой этого места.

К тому моменту, как мы дошли к выходу из тайного хода, пот с несчастного дракона лил ручьем. А я начала подозревать, что это место когда-то было создано как тайная полоса препятствий для тренировок. Все эти ямы, провалы, бревна, острые крючья, лезвия – тот, кто это создал, был гением в своём роде!

- Мы почти прибыли, – повернулась я к Астарту, когда до выхода оставалась лишь пара десятков метров и длинный провал, который предстояло пересечь по узенькой тоненькой полоске, вооружившись шестом (магия опять же не действовала). – Пересечете вот это – ждите меня на той стороне. Этот ход открывается извне.

И получив только вымученный взгляд в ответ, хихикнула и вышла через стену в коридор. Ну, точнее, как вышла.

Астарт видел, как в стене исчезает девушка, а вот под ошарашенными взглядами расслабившегося караула, уже ждавших своих сменщиков, вылезала роскошная теневая кошка.

Прежде чем открывать тайный ход, я собралась было разобраться с эльфами, охраняющими Серое крыло. Конечно, ничего членовредительского. В конце концов, гвардия то не причём, что мне понадобилось посетить некие покои, при этом никого особенно не побеспокоив. Так что… Ничего личного, правда-правда.

Выбранная мной ловушка туманных щупалец была абсолютно безвредной, главное было просто не двигаться, чтобы не обнаружить себя в переплетении толстых извивающихся щупалец, а потом где-нибудь в соседнем княжестве в желеобразном гробу из слизи. Опять же абсолютно безвредной, зато роскошно действующей на кожу и волосы! Но светлым эльфам же положено…

На лице ребят из патруля отобразилось сущее мучение, когда я с довольной мордой уложила ловушку к ногам одного из них.

- Хо… хо… хорошая киска, - нервно пробормотал один из них. – Красивая киска…

Я радостно натопорщила ушки. Меня хвалят?!

- Эти игрушки не для хороших кисок. Выплюни каку!

Нет, ну раз меня так просят, разве можно устоять и отказать?! С довольным мурчаньем, я выполнила просьбу стражей, выронив из пасти маленькое золотое колечко, активирующее ловушку.

И прыжком выскочила в безопасное место.

За моей спиной раздалось шипение, вскрик. И коридор заполонил серый-серый туман. Туман покачивался, волновался, бурлил, то и дело покрывая разноцветными пузырьками.

Обвив лапы хвостом, я заинтересованно наблюдала за происходящим. Ну-ка, ну-ка! Если я не ошибаюсь, вот эти пузырьки – последствия малого заклинания иллюзий, причём базирующихся на эмоциях тех, кто пленён артефактом!

Невозможно остаться на месте! Или страх, или любовь заставят попавшихся сдвинуться с места!

Когда туман рассеялся, коридор был абсолютно пуст и всё, что мне осталось, это только открыть тайный ход…

Сделано!

И перейти к самому главному блюду, тому, которое подают холодным.

Улыбнувшись задорно Астарту, я шагнула к дверям Морских покоев уже в своём настоящем виде и потянула на себя створки.

Итак, приступим? О, магия!

Мы встревожили хозяина этих покоев?

Уж прости типчик, но магия бестелесным существам до звезд. Более того, мы можем ещё такие потрясающие фокусы проворачивать! Например, поглотить посланную в нас магию, разделить её внутри себя и обратить против хозяина несколькими залпами! Раз. Одним телохранителем меньше!

О! А вот и второй попался….

Какая прелесть, что ни говори, это состояние привидения!

А я-то гадала, почему девушка, влюбленная в призрака, осталась с ним призраком, а не попросила божественных покровителей его оживить. Или отправить на перерождение их обоих.

Впрочем, если бы у меня был выбор между таким мужчиной и жизнью без него, я бы тоже, наверное, предпочла такого мужчину! Даже с тем учетом, в каком карауле они потом на двоих участвовали, в своём-то призрачном состоянии!

Ладненько, книги – книгами, а у нас сейчас дело!

Закрыв дверь и добавив к ней магии отвращения, я воззрилась на хозяина покоев.

Что ж могу себя поздравить. До сих пор в этом дворце для меня остаются белые пятна. Потому что вот этого человека я вижу впервые. Более того, почему-то мне безумно обидно, глядя на того человека, за всю нашу расу разом!

Скользнув по мне взглядом, как по пустому месту, неприятный тип уставился своими холодными рыбьими глазками на Астарта.

- Какой гость?! – зажурчал он, – неужели вы, достопочтимый лэр, не знаете, где и когда нужно сдаться? Что сегодня вы принесли мне, в надежде получить обратно ту безделицу? Что в этот раз мне посулите? Полкняжества сразу? Так можете не стараться. Я вам с удовольствием ещё раз повторю, что этому не бывать! Это кольцо останется у меня навсегда, а вы… Да! Да, вы сгниете, понимая, что никогда не обретете счастья!

Сжав кулаки, Астарт смотрел в пол.

Оставив его отвлекать внимание, я обходила комнату. Кольца на человеке не было. Но где-то в комнате был совершенно роскошный светлый амулет.

Я ощущала кожей биение магии в нём, искристые искорки нежной магии скользили по моим рукам, словно невидимые ладошки пытались найти мои пальцы.

Что ж, кажется, это далеко не простое кольцо. Не знаю, был ли в курсе Астарт и просто не сказал, или сам не знал, но это кольцо удерживало в себе живую душу! Поэтому я не просто должна, я обязана его найти! Никто не смеет держать в плену души! Они созданы и перерождаются на Альтане совершенно не для этого.

Раскрыв руки, я позволила чужой магии скользнуть не ко мне – в меня. Раскрылась, чтобы познать эту чужеродную магию. Это не было сущностью или личностью, это была отчаянная просьба о помощи. Правда, без направления движения или подсказки, где именно искать.

Что ж, зная, что искать – я найду! Но где, где мне искать? Хозяин морских покоев не просто на меня не смотрел, он просто меня не увидел! Могущественные маги прячут такие сильные артефакты на себе. А такие, как этот человеческий слизень, или на других, или в тени противоположного по силе могущественного артефакта.

Первый вариант казался мне маловероятным, такой … никому не даст дотронуться до своей прелести.

Значит, второй вариант. И более того! Среди того, что я ощущала в комнате, было ещё одно место, к которому мне очень не хотелось подходить – огромный проклятый обелиск.

Вот уж, чего не знаю, так это того, каким образом этот тип добился своего положения при дворе Канната. Но я знала точно, что не из-за нанесенной кому-то обиды, он бежал из человеческого королевства.

Проклятый обелиск. Хорошо.

Кольцо, скорее всего, прямо внутри.

Осталось понять, как его оттуда вытащить.

Такую мощную структуру моя ослабленная сила иллюзий не возьмет. Нет, даже не так. Даже будь я здесь сама, собравшись со всей своей силой, это бы не помогло.

Сила у этого обелиска была не просто пугающей, она была чем-то мне знакома.

Я сделала вокруг обелиска три круга, пока хозяин Морских покоев оскорблял вволю Астарта. Пускай порезвится человечек, жить ему оставалось всего ничего!

Оранжевый дракон молчал, человек распалялся всё сильнее, перейдя уже на площадную брань, а потом у меня сдало терпение.

Что я тут стою?! Чего жду?! Пока этот разряженный морской петух не кинется на Астарта?! Я бестелесна! Да и не так уж и много у меня времени!

Поэтому я просто протянула руку к обелиску.

Взвыло всё, что могло и что не могло тоже. Человек, не договорив, кинулся к обелиску со всех ног, но было уже поздно.

Я разглядывала почерневшую, словно сожженную до угольков руку, а в моих пальцах было крепко-накрепко зажато кольцо с рыдающей душой внутри.

- Хватит что ли с ним церемониться, – задумчиво попросила я оранжевого дракона, – он меня утомил.

- Лэри?! – взгляд Астарта, преисполненный надеждой, обратился ко мне.

И понимая, что этим уже я получаю Астарта в вечное рабство, понимая, что подписываю этим смертный приговор визжащему на одной ноте человеку, я разжала пальцы и показала кольцо…

Даром что был стихийником, эльф с первого взгляда узнал и кольцо, и заключенную в нем душу! И кажется, о лёгкой смерти человек мог не мечтать.

Но это ни узнать это, ни стать свидетельницей убийства мне было не суждено. У Астарта были свои понятия о том, что можно показывать принцессе, которой принёс присягу. Мягкая волна огненной магии подхватила меня и выпустила уже в той самой башне, где эльф нашёл меня саму немногим ранее.

И пока я пыталась продышаться и понять, что, как, почему и вообще зачем, я умудрилась пропустить, что в башне вообще-то был гость.

И пока я хлопала ресницами, пытаясь понять, что вообще происходит, Ритани уже успел подойти ко мне и схватить меня за руку.

- Ваше высочество!

- О! Ритани! – выдала я, с трудом сфокусировав на эльфе взгляд.

Больно не было. Вся боль осталась в моём настоящем теле (да и было бы очень странно, если бы привидение дёргалось от того, от чего дёргаться не может!), но тем не менее, проклятье от обелиска меня пробило и очень даже на меня сейчас воздействовало!

- А что ты здесь делаешь, Ри-та-ни?

Эльф смотрел на меня так встревоженно, что мне безумно захотелось сделать ему козу, которую малым деткам делают. Или просто потискать его! За щёчки! Или подёргать за ушки!

И вообще… Почему пол такой… какой-то… бугристый?! То и дело сбросить меня пытается…

- Ваше высочество!

Вот реакция у палача князя Канната. И руку мою не отпустил, и мне упасть не дал, хотя при этом не стал возвращать мне, как в прошлый раз, тело.

Странный, чего это он?

- Рука болит?

- Никакой боли не чувствую! – гордо заявила я. Ещё немного, и я задумаюсь о том, что на меня так воздействовало! Адекватность вылетела в трубу, вместе с гордостью и разумностью.

- Не стоит говорить об этом так гордо, - буркнул эльф. – До чего вы дотрагивались?

- До проклятого обелиска!

- Ваше высочество, ну, где вы его нашли?!

- Цыть! – заткнув рукой рот Ритани (и плевать, что я вроде как бестелесное привидение, такие штуки я научилась в первые же часы делать). – Хватит. Мне. Выкать. Бесит! У меня есть имя! И, между прочим, очень красивое!

А потом… мне не показалось. В спокойных глазах эльфа мелькнула самая настоящая боль!

Что это с ним? Я вроде бы ничего такого не сказала!

А он отреагировал так болезненно…

- Что же вы делаете, ваше высочество, - укоризненно покачал головой Ритани. – Вы – принцесса.

- Мёртвая, - поддакнула я, пытаясь освободить свою руку из цепких пальцев эльфа. Было почему-то безмерно обидно! Вроде бы ничего такого он не имел в виду (да и я тоже), но… почему он не хочет назвать меня по имени? Брезгует, да?

- Вы же…

- Не хотите, так и скажите, - вернулась я к обезличенному и пустому «вы», - только не могли бы вы отпустить меня?

- Не могу, - сердито буркнул Ритани.

- Я всё же настаиваю, чтобы вы это сделали!

Взглянул он на меня так, что как-то в голове не мелькнуло даже единой мысли о том, что я могу что-то сделать, чтобы заставить его это сделать. Палач князя был спокоен как мраморная статуя на набережной. Но в его глазах… была такая буря чувств, что мне просто-напросто стало страшно.

Он не угрожал. Он не ругался, не кричал. Сжимал мою руку в своей и просто смотрел, с тоской, яростью и безнадежностью.

А потом наклонился ко мне…

Дыхание Ритани словно было обжигающим, коснулось моих губ. Я зажмурилась, самая не зная отчего. Он так и не коснулся меня. Хмыкнул над ухом, разжал пальцы и ушёл.

И только через пару минут, когда успокоилось сердце и выровнялось дыхание, до меня дошло, что он ушёл не один, проклятье с моей руки он унёс с собой…


Глава 17. Непредвиденные обстоятельства


Я был зол. Я был в бешенстве! Я готов был сорваться даже не от неосторожного слова – от любого взгляда, брошенного в мою сторону. Как они смеют смотреть на меня? Как они смеют что-то обо мне думать? Как они вообще смеют существовать со мной рядом?

Я не был полным бездушным и безумным, понимал, что последнее это немного перебор, а также, что мне нужно спустить пар. И именно поэтому я закрылся в своём кабинете и просто крушил всё, что попадётся под руку. Как выяснилось, способ был бы хорош для того меня, … да хотя бы пару часовой давности! А теперь – нет, теперь этот способ был ещё опаснее, он делал меня самого опаснее для окружающих.

Почему?! Да потому что попадалась под руку масса всего, а интересного среди этого ничего не было. И не только интересного.

Из моего кабинета. Из моего! Кабинета! Святая святых! Пропали… мои игрушки. Их украли? Нет. В Каннаритании просто нет самоубийцы, который решился бы на такое. Тогда что же случилось с моими драгоценными игрушечками?! Ритани случился!

И это была вторая причина, по которой я с рычанием ходил по просторному помещению. Понимаете ли, я тут работаю, не покладая рук и светлой головы, хотя мог бы сидеть на троне, на царственной подушечке, смотреть на всех снизу вверх и ждать, когда мне принесут на блюдечке результаты расследования. Вместо этого я делаю столько всего замечательного, а в награду мне это, да?! Да?! Мои славные игрушечки Ритани куда-то уволок. И мало того, что он уволок их и спрятал, мой брат расхаживает по дворцу с невесть откуда взявшимся проклятьем.

Проклятьем тьмы!

Мой брат!

Да как он посмел!

Я единственный, кто имеет право его проклинать. И только мои заклинания могут на нём быть. А это?! Что. Это. Такое?!

Это было первым вопросом, который я задал, когда Ритани вошёл в кабинет с докладом.

Мой палач, сбившись с фразы, которая так и осталась не озвученной, воззрился на меня с нешуточным изумлением.

- Простите, мой князь, что?

- Я спрашиваю, что у тебя на руке.

- Вы про кольцо? Так это…

- Меня не интересует, что на твоей руке делает это кольцо. Я и без того знаю, к каким замкам оно походит. Ритани, меня интересует, в честь каких богов у тебя появился на руке ожог от тёмного проклятья. У тебя, Ритани! Не у человеческой игрушки, которые бегают по моему дворцу, как таракашки-мелкашки, уже все тёмные углы заполонили. Не у драконов, у этих чешуйчатых и не такое найти можно, полагаю. Но у тебя. Как посмел ты?! Как?!

- Это была случайность, - выдавил из себя мой брат, наконец, собравшись с мыслями. – Так получилось, что…

- Ах, спаси меня от этих утомительных объяснений, - я картинно приложил ладонь ко лбу. – Они угнетают! Они меня, Ритани, угнетают. Ты знаешь значение этого слова? Ты же не глупенький-глупенький человечишка! Ты всего-навсего несчастный, бедненький, ути-путеньки, надсмотрщик при стра-а-ашном кровавом князе, - я скривился от собственных слов, а вот мой брат побледнел.

- Кто вам это сказал?! Кто посмел!

- Какая разница, мой дорогой палач, - перебил я его. – Ты можешь перечислить тех, кто описывал ситуацию, в которой ты живёшь, ой прости «влачишь существование» куда более страшными словами. Впрочем, ай-ай-ай-ай, они все мертвы. Какая досада! – я всплеснул руками. Кстати, да, мертвы…

Я сбился с мысли. Подождите-ка, мертвы. Точно мертвы. Но ведь я их не убивал. Их убил Ритани. А зачем? В смысле, нет, я бы понял, если бы они поносили княжество, но гибли и те, кто поносил меня.

Он защищал меня.

Всегда защищал.

Внутренний монстр успокоился, разжал свои когти, опустив на свободу и моё горло.

Я снова мог дышать, и даже снова мог думать.

Только вот…

– Ритани, а ты чего явился-то? Понимаешь ли, занимался за закрытыми дверями какими-то своими делами, оставил своего князя скучать, а теперь являешься, как ни в чем не бывало! Разве хорошие детки так поступают?

- Каннат, - мой брат поморщился. – Ты сейчас паясничаешь! Я пришёл с серьёзным докладом, а ты ведёшь себя…

- Как я себя веду? – я подпрыгнул на краешке стола, где сидел (больше сидеть было просто негде, остальное было в руинах). – Как? Как? Оскорби меня! Назови меня плохими словами! И я отдам тебя под казнь! Правда, где я потом возьму для себя ещё одного нового палача? Я не знаю, но я всегда могу задуматься об этом немного позднее. Когда… когда… дай подумать. Когда ты, моя прелесть, будешь уже мёртвым! С другой стороны, никто мне не мешает поймать твою душу в узы Кровавой сети, подобрать новое тело и снова оставить с собой рядом. А потом снова. Снова и снова! Представляешь, я смогу тебя убивать бесчисленное количество раз!

Ритани посерел, я улыбнулся ещё очаровательнее. Потом вздохнул и расслабил лицо. Я мог говорить, что угодно, но пачкаться в магии крови ещё сильнее мне самому было сильно не с руки.

- Живи, мой дорогой бра-а-тец. Пока ещё живи. Ты мне пока полезен. Потом я подумаю, что с тобой можно сделать. И куда тебя пристроить. Главное, помни, что ранить тебя имею право только я. И если ты, мой дорогой, настроен разрешать всякому сброду позволять тебя ранить, то запомни, я вырежу каждого, кто был к этому причастен. Каждого. А потом ещё и членов их семей до седьмого колена включительно. Если же ты считаешь, что тебе можно что-то, только потому, что ты мой брат, сразу выброси из головы подобное. Именно из-за этого тебе нельзя много, много, много больше, чем остальным. Ясно, дружочек?

Ритани не сказал ни слова. Но его взгляд… был куда более говорящим. В гробу он видел и мои слова, и меня самого.

Мне было так нешуточно смешно и приятно смотреть на его внутренние мучения, ощущать его страдания, его злобу и боль, и знать, что он ничего мне сделать не сможет!

Он хотел, я знал это, потому что этого хотел и я. Но мы оба были бессильны друг против друга. Потому что было очень милое сторожевое заклинание, спеленавшее нас по рукам и ногам. Давно было, надёжно было. И пока ещё ни один из нас не мог справиться с его стражем.

А пока палач Каннаритании просто мерно кивнул, отчего я просто расцвёл в усмешке, и потом огляделся. А что это вокруг такой погром? Что-то я… я?

- И? Что вызвало у тебя такой стремительный бег в мой кабинет, Ритани? С хорошими новостями ты появился? Или пришёл издеваться надо мной с новостями плохими?

- Хорошие новости, мой князь. Очень хорошие новости. Во-первых, прибыл человек, которого вы… вы хотели взять генералом первой эльфийской конницы. Сейчас с ним работают Таймгар и Сантайр.

- Это кто? – спросил я недоумённо. – Такие были в числе наших доверенных людей?

Ритани дрогнул. Я почти ощутил, как по его телу пробежали испуганные мурашки. Но я действительно никак не мог вспомнить, о ком мой брат ведёт речь. Человека, которого я переманивал активно от Кёнингов (да, да, такой короткий разговор – в моём понимании – активно), я помнил.

Но я не помнил никаких эльфов с такими именами. Хотя что-то отзывалось в памяти на имя «Таймгар». Тёмный могущественный эльф, сбежавший от нас к человечкам.

- Это двое из ваших драконов, мой князь, - осторожно намекнул Ритани.

Попытка была неоднозначной, я удивился ещё больше (и ещё больше испугал своего драгоценного братца).

- Подожди, я помню, что нам нужны эти семеро, и как ключи для ритуала, и как, впоследствии, пушечное мясо. Но что они делают здесь? До помолвки с Ниларской принцессой ещё несколько лет. Пока ещё эта малышка слишком маленькая, она не то, что не вошла в расцвет своей красоты, её магия пока ещё нестабильна, она не сможет выступить переносчиком уз.

Ритани попятился.

Я смотрел на него с недоумением.

Что это с ним такое?

А потом голова раскололась дичайшей болью. Виски, затылок – всё заполыхало огнём, мне показалось, что ещё мгновение, и я взорвусь, разлечусь на осколки! А потом всё прошло.

Я снова знал, кто такие драконы. Я снова помнил, что вообще-то моя драгоценнейшая невеста вот уже… как почти два десятка дней, как похоронена. Жаль, жаль, жаль. Такие планы не сработали.

- Из-за этого ты не стал бы настолько мчаться ко мне, - сообщил я ровно, разглядывая собственные ногти и полоску алой крови под ними. Так-так-так… кровь. Моя кровь. Всё плохо, всё очень-очень плохо. – Ну, прибыл генерал и прибыл. Ты бы пришёл уже с результатами от моих драконов: фиолетового и красного, с их выводами, благонадёжен этот человеческий генерал или нет. Сам он пришёл или помог ему кто-то. Вопрос только в том, почему именно они занялись этим вопросом, а не Вестон с его магией голоса, не моя прекрасная Раяра с её светом или на худой конец человеческая Арранайра.

Лицо Ритани просветлело.

- Мой князь! Я подумал, что…

- Да. Ты не ошибся. Проклятье снова подошло слишком близко. Не будем на этом останавливаться, отложим на потом… - я ощущал, как на меня снова волной накатывает безумие, но сейчас и здесь для него не было места. Пока ещё не было. – О чём главном ты хотел мне рассказать?

А вот теперь взгляд моего палача стал болезненно изумлённым, он что-то попытался сказать, замолчал. Потом снова взглянул на меня.

- Вы знали об этом с самого начала? Что кёнингской принцессе не хватает только импульса, чтобы разобраться со своей семьёй и стать королевой? Единственно «выжившей»?

Я задумался. Знал ли я? Раз он спрашивает, значит, это случилось, он подаёт в таком вот ключе факт того, что произошло.

Значит, у нас больше нет противников в лице Кёнингской династии, а есть девушка-убийца, ставшая королевой с моей подачи. Я не очень помнил, что я говорил. Кажется что-то… что…

Нет, не помню. Память ускользала, размывалась на осколки, и с каждой минутой пропасть между тем, что я знал и тем, что я думал, что знаю, становилась всё больше и больше. Нужен был ритуал, нужна была замещающая жертва. Но сейчас не то, что говорить об этом, сейчас об этом даже думать не стоило.

Драконы – семь узлов ключевого ритуала рядом были. А вот невестушка была уже мертва, к тому же…

Не сейчас.

Принцесса. Знал ли я, что она станет королевой, если её подтолкнуть?

Нет, не знал. Если бы знал, можно было бы использовать ситуацию в куда более грамотном ключе. Но ситуация была нам на руку. Исключительно на руку.

Войны на два фронта княжество бы не выдержало.

Да, я не производил впечатления мудрого правителя, да что там, я им никогда и не был! Вот только было одно весомое «но», не увидеть к чему господа заговорщики подбивают Каннаританию, было невозможно.

Война была неизбежна, но Кёнинги, после их внутреннего передела власти, больше были не опасны. А вот Гольцанскому княжеству теперь предстояло пасть к ногам нашей непобедимой армии. Кенингское королевство же меня устраивало в текущем виде, как запасная прослойка. В составе моего княжества оно было мне не нужно, в отличие от земель Гольцанского княжества, полнокровных, торговых, богатых.

- Готовь армию, Ритани, - улыбнулся я мечтательно. - Труби военный сбор!

И только в самый последний момент я сообразил, что не удержал при себе гула крови, что мой брат, обладатель крайне острого слуха, услышал моё сладострастное: «мы утопим их в крови».

- Я понял, ваше княжеское величество.

- Ритани? Так чего ты пришёл-то? Вряд ли ради того, чтобы спросить о такой малости. Мы не первый год вместе, и даже не первое десятилетие, ты хорошо знаешь мой ответ. Да и уверен я, что ты уже начал военный сбор, и это не причина твоего появления. Так что, на самом деле…

Мой голос упал. Я устал. Почему я чувствую себя таким уставшим? Почему я чувствую себя таким бесполезным?

Я же князь! Я же …

- Вместе с человеческим генералом прибыл гонец с письмом от кёнингской королевы. Мы проверили, чтобы не было ничего опасного. Поэтому... - с лёгким поклоном брат протянул мне конверт. Не тронутый. Ни магией, ни проявлениями физического мира.

Они даже его не вскрыли?!

Ну, и сами себе идиоты.

- Иди, Ритани, - мягко попросил я. - Когда драконы закончат со своими параноидальными мыслями, я буду ждать генерала у себя. У меня есть к нему свои вопросы.

- Так точно, мой князь.

Ритани ушёл деревянной походкой. Что это с ним такое? Он как будто постарел в один миг. Хотя, конечно, моя красота тоже подавляет.

Ну, хорошо, письмо истеричной убийцы, ныне королевы. Что она там мне пишет? И главное зачем?

«Здравствуйте, дорогой венценосный брат.

Пишет вам Кёнингская королева. Меня никто не учил быть королевой, но я ей стала. Из-за ваших слов, из-за вашей подначки, из-за встречи с вами.

Какая ирония. Только после встречи с вами, только получив корону на свою голову и оглянувшись назад, я неожиданно осознала, что вы научили меня столь многому, что я просто обязана сказать вам спасибо.

Вы преподали мне три урока, и каждый из них мог стоить мне жизни.

Во-первых, вы научили меня, что принцесса должна оставаться принцессой, чтобы ни случилось. Даже если она раздетая, в постели с незнакомым мужчиной. Или даже если она в крови и «единственная оставшаяся в живых».

Во-вторых, вы научили меня, что то, кем меня воспитывали, не значит, что это то, кем я должна быть и кем я могу стать. Я - это я. И мой путь - это тот путь, который я выбираю. Я выбрала быть не убийцей, но королевой.

И, в-третьих, вы научили меня держаться подальше от вас, как можно дальше, не приближаясь даже близко, но и не показывая свой страх.

Я бы и не подумала бы писать это письмо, если бы не третий урок. Я знаю точно, что если начнётся война, то вы… даже не вы, ваши войска под вашим же предводительством вырежут всё живое, и это очень страшно.

Я не хочу умирать, я, раз за разом её забиравшая, знаю, чем ценна жизнь, и хочу её сберечь. Не только свою. В отличие от отца, я знаю ещё и то, что нельзя обрекать на смерть тех, кого ты клялся защищать.

Возможно, я никогда не стану такой королевой, какую он хотел бы видеть на троне нашего королевства. Я не смогу быть такой жестокой, такой жёсткой, такой несгибаемой и такой снисходительной к гибели других людей. Но, глядя на вас, мой собрат, я уже не уверена, что это плохо.

Вы, ваш пример, самое ваше существование показали мне, к чему он шёл, как далеко он мог зайти.

Я знаю, что я никогда не буду великодушной и милосердной королевой, но я также знаю, что я никогда не буду убивать так, как вы, как он. Я никогда не стану таким чудовищем, как вы. Ведь вы чудовище куда более страшное, чем я сама была, есть, а теперь и когда-либо буду.

Но как болезнь лечат малой дозой яда, так и от вас может быть некая польза. Я чувствую себя должной вам.

И я в полной мере отдаю себе отчёт, что я не отдаю свой долг, но лишь усугубляю его, лишь причиняю вам боль, но я готова на это пойти. Потому что так будет правильно. Возможно, правильная смерть позволит вам переводиться в новой жизни хотя бы не таким пугалом.

Ваш заказ не был подготовленным, продуманным или спланированным. Это был заказ без возможности от него отказаться. Когда палач Каннаритании приходит в твой дом, то будь ты десять раз принцессой Кенингского дома, ты согласишься со всем, что от тебя потребуют, лишь бы он ушёл.

Я не буду желать тебе долгой и доброй жизни, мой венценосный собрат, я знаю, что тебе недолго осталось. Потому я пожелаю просто тебе лёгкой смерти.

Надеюсь, однажды, кто-то пожелает такого и для меня. Ведь это высшая степень милосердия, на которую чудовища, запачканные в крови, как ты и я, могут рассчитывать...

Прощай, мой собрат.

Встретимся по ту сторону колеса перерождения».

В моей голове болезненной горячечной вспышкой мелькнуло, что в том месте, о котором она говорит, нам не встретиться. А потом голова вновь раскололась нешуточной болью...

Ритани, мой брат Ритани, за что же ты меня предал?


***


Меня катапультой выбило из иллюзии князя Канната! Даром, что он был пустышкой, даром, что он был лишь вместилищем для воспоминаний предметного материального мира! Даром, что это был кусочек моей магии, мне подотчётной до последней частицы. Ничего не помогло!

Сила боли, испытанная обманкой, была таковая, что саму иллюзию развоплотило! Благо не было никого, кто мог бы её уловить, а предусмотрительная я завязала такой случай на иллюзию вспышки магии крови.

И пока магия восстанавливала моё внешнее тело, я поняла, что до этого слишком многого не осознавала о Каннате. Я видела его только с той стороны, которая была пропитана кровью и ужасом. Но была ещё и обратная сторона, та, на которую я не заглядывала. Та, про которую я, если честно, даже боялась думать. Не «светлая», нет, но хотя бы противоположная кровавой.

Конечно, Канната и Ритани связывали узлы и узы клятвы, но князь к тому моменту, как они поехали в Ниларию за мной, знал уже сто и один способ эту клятву сломать, заблокировать, изменить, исказить, извратить, переделать!

Ему было в удовольствие разрабатывать очередной способ что-то сделать с этой нитью, связывающей его с братом! Каннат писал свои способы на бумаге, проговаривал их вслух, начитывал своим кинжалам, шептал зеркалам. И никогда. Никогда не применял!

Говорят, магия иллюзий – это магия тонких покровов, тонких линий и самых сложных магических формул и вывертов. Магия иллюзия магия тех, кто может думать нестандартно, поступать необычно.

Но Каннат был куда интереснее! И пошёл куда дальше! Он – хозяин и пленник силы крови использовал в своём ограниченном арсенале исключения из других стихий, пользовался слепыми пятнами и мёртвым зонами, а ещё - откатами!

То, насколько он умело пользовался тем, что другие называли балластом, заставило меня восхититься им, как бы ужасно это не звучало.

Да, он был извращённой чудовищной натурой, запачканной кровью. Он был чудовищем, кёнингская новоиспечённая королева не ошиблась ни в одном слове. Но ещё Каннат был гением. И он любил брата. Калечил его этой своей любовью, потому что по родственной связи магия крови охотно распространялась во все стороны, но любил. Эгоистически, собственнически, жадно протягивая руки к его интересам, его друзьям, всему тому светлому, что смело появляться в жизни Ритани.

Я бы могла ещё долго рефлексировать, обдумывать этих двоих, но случилось кое-что куда более критичное, непредсказуемое и, чего греха таить, страшное.

Магия иллюзии ткала внешний контур обманки, медленно, с трудом, то и дело сбиваясь и откатываясь обратно. Каждый следующий виток магии

Заготовка князя Канната снова лопнула, посылая по замку не иллюзионную, а самую настоящую волну магии крови!

То, чего я не ожидала, то, чего в принципе, быть не могло, случилось.

Я потеряла контроль над своей магией. Нити магии иллюзии порвались на кусочки, полностью нарушив логику моего заклинания. Магия отказалась подчиняться, а потом легко и просто собралась заново, застыла под моими пальцами ласковой куклой-марионеткой. Но вокруг не было ничего и никого, кто мог бы управлять этим созданным телом.

Не знаю, почему это случилось так рано, но замок в одночасье забыл, что когда-то в его стенах жил и правил такой кровавый князь Каннат...

И глядя на светлеющие зеркала я понимала, что всё, моя песенка спета... больше не получится никого обмануть. Теперь у меня есть только то, что я успела получить, то, что я успела узнать – и только.

Больше нет дома, который поддержит, больше нет замковых стен, которые подскажут. Больше нет костюмов, которые исправят и исказят осанку, покажут, как надо сидеть, как надо стоять, как кидать.

Иллюзия, которую я создам, будет выглядеть, как настоящая, может быть, в некоторых местах даже лучше, может быть, она будет казаться более реальной, чем сама реальность! Но она таковой больше не будет.

Иллюзия не станет реальностью, пока в ней не будет меня.

Обманка не будет двигаться, если я буду на другом конце замка. И я в неё уже не войду.

«Князь Каннат» в моих иллюзиях теперь мог существовать только как марионетка, кукла, управляемая мной же, но сугубо со стороны. Те варианты, которые работали до этого, теперь работать уже не могли, потому что в окружающем мире больше не было памяти о князе Каннате.

И сбежать я не могла. Если этот многострадальный князь пропадёт тихой ночью в никуда, спокойствия не видать никому. Нужно было доигрывать спектакль до конца, отдавая себе отчёт, что теперь это будет именно что спектакль.

И я, как актёр, в случае проигрыша, лишусь не своей «славы» или «чести», а сразу головы. Такое вот вождение окружающих за нос не простит никто. И будет прав. Потому что это прямое указание на слабость, на то, что трон шатается под князем Каннаритании. И даже кровавый князь был лучше, потому что он держал трон в ежовых рукавицах. А значит, это прямой приговор, приговор от своих же.

Мне надо отыграть свою роль безукоризненно, без единой фальшивой ноты.

Осознавая в каждый момент времени, что я – это я.

Некоторое время я могу разыгрывать карту с амнезией от проклятья, и если всё пойдёт гладко, князя Канната просто убьют немного раньше, чем заговорщик планировал изначально.

Главное разыграть её правильно…


Глава 18. Проклятье Синей воды


Я считала, что готова к любому повороту. В конце концов, я же как-то продержалась всё это время здесь, во дворце князя Канната, продержусь ещё немного. Пока не появится изначальный заговорщик и не убьёт «меня». К сожалению, судя по письму кёнингской королевы, приходится говорить о том, что это очень даже может быть Ритани.

Да, есть определённые моменты, которые не дают мне вот так рубануть с плеча, и заявить, что да – это он. Но теперь я не могу уже так уверенно говорить о том, что это не он.

Всё запуталось.

Всё настолько запуталось, что я уже ничего не понимаю.

Итак, если вернуться немного назад…

Я оглянулась и прищёлкнув пальцами, придала иллюзии князя Канната спящую позу. Поскольку в разгромленном кабинете теперь предстояло убираться и убираться, оставаться там «мы» не могли. Пришлось перебираться в спальню. А с тем учётом, что всё же не замок, а натуральный проходной двор, если кто-то явится, то лучше, чтобы у князя было приличное внешнее оформление. Раз уж теперь он моя кукла, то и куклой он должен выглядеть прилично. Пусть он и кровавый князь, но князь. Особенно для меня.

Если говорить о разгромленном кабинете, что-то подсказывало мне, что заговорщик (я всё же не могла поставить знак равно между заговорщиком и Ритани) этим воспользуется, чтобы оформить кабинет под свой вкус. Тот, кто всё это делал, определённо не был дураком и умел считать деньги, да и в принципе, начни кто-то ремонт сразу после смерти князя – слушки пойдут дурные. А так всё в шоколаде разом: и кабинет идеальный, и никто рта не по делу не раскрывает.

Возвращаемся немного назад.

Что я вообще знаю о том безобразии, которое здесь происходит?

Мой отец каким-то образом оказался в долгу у Канната, причём «долг жизни». Это ещё более худшая история, чем любой другой долг. Это очень страшно, честно.

Неважно. Итак. У нас есть «долг жизни», семь драконов, которые заняли высокое положение в Ниларской империи, но вместе с принцессой отправились в качестве её приданого в Каннаританию.

Здесь на выходе мы получили, что у всех семерых были свои причины отправляться именно сюда.

Знаю ли я о них?

Сантайр… не в курсе.

Астарт. Знаю. Артефакт с душой его сестры. Точнее, для него это была единственная память о ней, но на деле получилось так, как получилось.

Раяра хотела снова быть с тем, кого любит. Наивная и очаровательная эльфиечка очень старалась доказать ещё и себе, что она повзрослела, что теперь она может противостоять князю Каннату. К счастью для неё, настоящий князь Каннат до неё уже не добрался.

К несчастью, того осколка, что диктовал замок, было достаточно, чтобы очень сильно её покалечить. Морально. Не физически. Каннат не был уродом и садистом. Чудовищем и монстром – да.

Отвлекаюсь.

Таймгар вернулся, чтобы отомстить за смерть своей сестры, и он успешно это сделал. Опять же, с моей лёгкой руки.

Он был одним из трёх драконов, чью присягу я получила. Он, Астарт и как раз Раяра.

Но что забыли на территории княжества остальные драконы?

Зелёный дракон. Вестон. Орк.

Синяя драконесса. Денден. Орчанка.

Голубая драконесса. Арранайра. Человек.

И собственно красный дракон Сантайр – что они здесь делали?

Спросить не у кого, а выяснять теперь будет проблемно. Я больше не могу установить связь со своей обманкой. Я теперь невероятно ограничена в передвижениях! А ещё надо как-то умудряться питаться, спать. Боги, как же это всё неудачно! Неудачно повернулось, неудачно сложилось.

Радует только одно: вот так просто и незатейливо я разгадала те слова, которые мне передал Астарт, что у меня меньше времени, чем я думаю. Вот оно моё «меньше времени».

Ладно.

Теперь это тоже неважно. Да даже если бы я и знала, то всё равно ничего не изменилось бы. Лучше подготовиться к событиям наступившего дня я бы не смогла.

«Леди»…

Тихий голос раздался где-то над ухом.

Я недоумённо дёрнулась.

Воздух?

Воздух погладил меня по щеке, скользнул лукаво под прядками, качнув их. Меня звали.

«Леди Медуница, могу я поговорить с вами?»

Нет, я не сошла с ума, хотя с этим князем как я удержалась на краю, большой вопрос. Просто это была магия воздуха, непростое заклинание, которое позволяет связаться с любым, кто находится под одним с тобой воздухом, как бы далеко не находился визави.

Проще говоря, со мной желала пообщаться Аррайнайра. Человеческая драконесса.

Теряюсь в догадках.

Мы не были близки (три раза ха-ха-ха) с этой драконессой, но, в принципе, ниларская принцесса вообще ни с кем близка не была. Но пока князь Каннат спит, а время ко сну более чем располагает, можно и прогуляться.

Покрутившись у зеркала, я довольно улыбнулась. Во мне пропадает великий художник! Какие красивые и разные паутины изнутри везде. Хотя, надо сказать, удерживать такую прорву иллюзионных паутин (абсолютно на всех зеркалах!) было очень тяжело.

Но я как-то справлялась. Сама не знаю как. Наверное, очень было нужно.

И не то чтобы жить хотелось. Было обидно просто умереть здесь в княжестве, из-за того, что случилось такое непредвиденное и обидное обстоятельство.

Покрутившись у зеркала ещё немного, я снова услышала тихое и практически безнадёжное: «ваше высочество, пожалуйста, я …»

Так, так, так.

Скользнув сквозь стену, я опустилась на пару этажей ниже, воспользовавшись для этого потайными ходами, поигралась по дороге с рыцарскими доспехами, благо рядом никого не было.

И вышла из зеркала в комнате Аррайнары.

На мгновение всё моё естество заполнило удивление. Предоставленная комната была практически нежилой! Простая, скорее даже солдатская кровать у стены. Даже не шкаф – просто набитые полки, на которых пара комплектов сменной одежды. Стул у окна, стул сбоку от кровати. И… всё. Здесь вообще живут?! Нет. Скорее просто сюда приходят переночевать. Ну, надо же! Так, а где та, кто меня звала?

Драконесса нашлась у окна. И на её левой руке я хорошо разглядела тонкие узловатые шрамы.

О-па. Приехали.

Кажется, я знаю, зачем она здесь. Почему она здесь. Более того, я знаю, что это такое на её руке. От хорошей жизни такие вот шрамы не появляются.

Следы от одного интересного проклятья. Главная загвоздка в том, что накладывают это проклятье сугубо высокопоставленные эльфы, а снять его можно путём очень сложных ритуалов, с десятками магических привязок. И если я правильно помню, то Каннаритания стоит в одном из мест сосредоточения магических потоков.

Проще говоря, если Арранайра проклята, то чтобы снять это проклятье, ей нужно было попасть в это место.

Я скрестила на груди руки. Что ж, она просто использовала меня, как удобный повод попасть в Каннаританию.

А раз она меня позвала, значит…

Дёрнув к себе магической нитью стул, я зависла над ним в паре сантиметров, спросила почти сочувствующе:

- Не помогло?

Да. Именно это было и могло быть единственной причиной, по которой драконесса меня позвала. Ей нужна была помощь. Проводник.

- Ваше высочество!

- Не так громко, - попросила я мягко, с трудом сдержавшись от желания потереть ухо. Боги, как же пострадали мои манеры от взаимодействия с осколком воспоминаний о князе Каннате. Ощущение такое, что, как минимум, я стала куда злее, циничнее и невоздрежаннее. И только на самую малость опаснее.

- Простите, ваше высочество! Я…

- Прокляты, - помогла я, когда драконесса не смогла сказать последнее слово. – Если мне не изменяют мои глаза, то я даже могу сказать, что это за проклятье. Синей воды. Изощрённое эльфийское проклятье. Правда, долгое время считалось, что только тот, кто дошёл до крайней точки своего терпения будет его накладывать. Откат … сколько там? Семь месяцев и шестнадцать дней.

- Двадцать два часа и тридцать одна минута, ваше высочество.

- Какая точность, - восхитилась я. – Признаться там, где я прочитала об этом заклинании, автор остановился на днях.

- Это заклинание на меня наложил мой жених, миледи.

Сказать, что я удивилась, значит, ничего не сказать. Простите, что? Эльф? Жених?! Тогда … Почему Аррайнайра стала драконессой Ниларской империи?! Знаю точно, что женатых и замужних отец терпеть не мог. Соответственно…

- Боюсь, я вас не понимаю, леди Арранайра, - призналась я, соблюдая в голосе должную дозу раскаяния и недоумения разом. – Ваш жених? Драконий кодекс не позволяет вступать в свои ряды тем, кто тесно связал свои жизни с кем-либо ещё.

- Это последнее, что у меня осталось от него, моя леди. Так получилось, что я проходила практику на эльфийских землях. Вы знаете, что королевская академия магии в Таирсском королевстве пользуется славой самой сильной?

- Конечно, - кивнула я, подавив сильнейшую вспышку зависти. Она училась там, где хотела учиться я… Мне же не выпало учиться даже в нашей КАМ.

- Студенты отправляются к эльфам и оркам, а их студенты – к нам. На практику таким образом отправляются самые лучшие. Я была одной из них. Одной из лучших. Во время практики я… встретила мужчину своей мечты. Он был… - Найра сгорбилась, спрятала лицо в ладонях.

Я позволила ей помолчать, собраться с силами, а потом мягко подтолкнула:

- Он был?

- Самым лучшим, моя леди. Он был самым… умным, красивым, надёжным, достойным. Никого не было, кто мог бы с ним сравниться. Он был… был.

- Он выбрал тебя, - перевела я разговор на другое, поняв, что Арранайра не сможет описать своего мужчину.

- Да, моя леди.

- И этого не простили.

- Да, моя леди. Получилось… так получилось, что не простили ни мои родственники, ни его. На нас началась охота. Он должен был стать мужем светлой эльфийки. Прекрасной, возвышенной, такой же замечательной, как он сам. Но вместо этого он спутался с человечишкой. И его семья этого не простила. Когда мы встретились… - Аррайнара закашлялась. – Было всего два варианта развития событий. Или он убивает меня. И женится на той светлой эльфийке. Или он накладывает это проклятье. И женится на той светлой эльфийке.

Стало больно. Где-то глубоко в душе. Словно хрустальный колокольчик, который всё это время звучал едва-едва уловимо, вдруг треснул и затих.

- Почему? – спросила я, сжав кулаки.

- Простите, миледи?

- Почему они не позволили вам быть вместе?

- Потому что я человек. А он эльф. И мы… никогда… не могли быть вместе.

Ещё немного, и я сорвусь. Ещё немного, и я решу, что с этим миром точно что-то не так. Количество разбитых сердец и душ с каждым днём, что я провожу в Каннаритании, становится всё больше и больше. Точнее не так. Не их больше становится, а я узнаю о них всё больше. И это не то, что я хотела бы знать!

Слишком больно. Слишком нечестно. И обидно. И досадно.

И…

Да какая разница! Так нельзя!

- Он женился? На светлой эльфийке?

- Нет, - Арранайра, с трудом сдерживая слёзы, покачала головой. – Нет, моя леди. Перед алтарём он сказал, что он любит только одну женщину в целом мире. И если его семья посчитала, что он – хороший залог для торгово-деловых отношений, пусть заткнёт своё мнение куда подальше. И воззвал… к королеве Цитандере. Теперь он работает на неё, отрёкшись ото всего, что было частью его: от имени, от богатства, от славы. Он лишь «страж».

Светлоэльфийская королева. Помнится мне, она достаточно … интересная личность. И влюблённые вполне могли бы быть вместе, если только Арранайра доказала бы, что она тоже готова отдать за эту любовь всё, что имела.

- Поэтому ты пришла в Ниларию. Пока он был просто «стражем», ты наоборот – достигала того, что может мечтать любая другая женщина, чтобы потом это всё отринуть ради него.

- Да, моя леди.

Проблема только одна, но та же самая, что и у Раяры.

- Он тебя не отпустит. Император Ниларской империи. Ты – одна из его драконов. Ты – одна из расходных товаров. Что собственно и случилось, когда он приписал тебя к ниларской принцессе.

- Да, моя леди.

- Какой изначально был твой план?

- Служить. Не князю Каннаритании, но вам. Служить, искупая свой долг до самого кончика. А потом попросить вас освободить меня. Я не знала, что вы…

- Что я себе не принадлежу, - помогла я снова запнувшейся Арранайре. – В принципе, если бы князь освободил меня, твой план мог бы сработать. Ты бы служила мне. Твои раны оставались бы как есть. Тебя не очень напрягает их наличие. Твои силы более чем достаточны, чтобы игнорировать даже такое неприятное проклятье. Но это проклятье отреагировало на кровавую магию, магию князя Канната. И тебе понадобился проводник.

Голубая драконесса даже сказать ничего не смогла. Смотрела на меня, открывала рот и закрывала. Потом низко склонилась.

- Я знаю, что не имею права просить о помощи. Я знаю, что теперь я даже ничего не могу сделать для вас. Поэтому… но мне больше не к кому обратиться. Я даже никого попросить о помощи не могу. К тому же…

- К тому же проводник для твоего проклятья нужен более чем специфический. Мёртвый, не отошедший на колесо перерождения, - пробормотала я, задумавшись.

Там были ещё несколько вариантов. К счастью, под один из них я очень даже подходила. Я могла помочь. Я знала, что спросить. Её присягу. Мне, лично. Когда всё закончится, я хочу поставить точку. Я не хочу жить и скрываться, боясь каждой тени и боясь того, что однажды отец узнает, что я всё-таки жива.

И тогда он снова заберёт меня.

Я хочу познакомиться со своим дедом.

Но я не могу к нему прийти даже под гламором. Я знаю, как охраняют подобного уровня «преступников». Не раз слышала, как братья обсуждали тот комплекс мер, которые защищают от нежелательных гостей.

Чтобы делать то, что я хочу, во главе Ниларской империи должен быть другой император. И для этого мне понадобится помощь драконов. Арранайры – в том числе. К тому же, если всё получится… если мой план удастся… в выигрыше останутся все.

- Хорошо. Ты хочешь снять проклятье?

- Да. После взаимодействия с магией крови оно пришло в резонанс, и теперь… мои собственные заклинания могут обратиться против других. Я не могу этого допустить. Это слишком опасно.

Мягко сказано.

Проклятье Синей воды накладывает на жертву очень простой эффект: ощущение, что жертва постоянно находится где-то на глубине. Немного утратить бдительность – и ощущение у жертвы, что она тонет, находясь на суше. Сны полны кошмаров, одних и тех же: сценами утопления. Магия, разговор – всё, что требует воздуха, сопряжено с ощущением воды, льющейся в горло, заливающейся в ноздри, выедающей глаза.

Любая магия «приглушена». Но после резонанса с магией крови, проклятье стало куда более опасным и кровавым. И теперь оно ранило не только свою жертву, но и тех, кто её окружал. Любая магия выходила из-под контроля, даже в мелочах.

- Я помогу, - решила я, наконец. – Но не просто так. Я хочу присягу. Твою присягу.

- Она ваша, миледи, по праву. За вашу помощь я отдам всё, что вы скажете, даже свою жизнь.

- Нет, мне понадобится только твоя присяга. Твоя жизнь нужнее тебе, ты же хочешь стоять, в конце концов, перед алтарём с тем, кого любишь?

Арранайра всхлипнула и кивнула.

Что ж. Поскольку в том, что её проклятье сошло с ума, есть и моя немалая доля ответственности. Надо исправляться и спасать.

Для того, чтобы провести церемонию снятия проклятья, мне нужно кое-что из физического мира, пара зелий, кое-что из артефактов, а ещё локон волос Арранайры. И нужны, как минимум, два мощных мага, которые станут узлами плетущегося заклинания.

По сути, чтобы снять проклятье, достаточно общеизвестного простейшего заклинания, которое учат детки в школах. В конце концов, дети-маги это та ещё проблема.

Но для того, чтобы снять такое сильное проклятье, нужны живые стабилизаторы, и нужен проводник, тот, кто сможет соединить всё в единую магическую сеть. То есть – я.

Ещё у меня есть Раяра, прекрасная и восхитительная жёлтая драконесса, изумительно работающая со светом. И ей в противовес нужна тьма. То есть мне нужен Рита… Стоп-стоп, стоп! Мне не нужен Ритани! Мне нужен Таймгар, который приносил мне присягу.

К тому же, я точно знаю, что он ещё здесь. Он же работал с тем человеческим генералом. Которого до Канната допустили, и Каннат благословил человека на великие конные труды.

- Найра…

- Моя леди, - Арранайра чуть ли не подпрыгнула от неожиданности. – Что я должна сделать?

- Найти всё необходимое для ритуала. Нить, вымоченная в настое кристалла Белой луны. Метра три, лучше пять, для надёжности. Три пера грозовой птицы. Два камня белой воды, два камня чёрной воды, два камня красной воды. Зелье сна, зелье первого вдоха. И достаточно.

Арранайра молча смотрела на меня.

- Леди?

- Да? – вопросительно взглянула я на неё.

- Вы не сказали ничего про живых.

- Я позову сама. Встретимся через полчаса на крыше западной башни. Там нам никто не помешает.

- Слушаю, миледи…

Найра послушно склонилась, а когда она голову подняла, меня в комнате уже не было. Надо было найти жёлтую драконессу и фиолетового дракона и сообщить, что мне нужна их помощь. Думаю, не откажут.

И, действительно, не отказали. И Раяра, и Таймгар мгновенно сообщили, что готовы сделать всё, что от них требуется. Мне даже было как-то неловко сообщать им, что всё, что мне надо от них, это чтобы они постояли несколько минут на одном месте, потом влили в одну бессознательную молодую женщину-магессу зелье и спокойно пошли по своим делам дальше.

Когда через полчаса вся компания собралась на крыше, я с интересом посмотрела на изумлённое лицо Раяры и Таймгара. Драконы друг о друге ничего не знали, судя по всему. Раз у каждого были свои планы, значит, они намеренно ни с кем не сходились близко. Чтобы беречь других, чтобы беречь себя и свои души.

Раяра ёжилась, кутаясь в длинный плащ, под плащом было прекрасное бальное платье. Её я сдёрнула с бала. В противовес ей Таймгар в тоненькой рубашке и мягких брюках был равнодушен к пронизывающему ветру. Он уже был в своей комнате, отдыхая после тяжёлого дня и готовясь к не менее тяжёлому завтрашнему. И мне даже было немного стыдно его сдёргивать. Но проклятье надо было снимать, да и мне с присягой всех драконов не помешало бы поторопиться.

Не знаю уж почему.

- Мы собрались здесь в такое позднее время, - начала я плавно, - чтобы снять проклятье с леди Найры. Леди Найра, вы приготовили всё, что я просила?

Драконесса, бросая отчасти испуганные взгляды на эльфов (ага, ирония судьбы в моём лице, знаю), протянула мне всё запрошенное.

- Замечательно. Теперь прошу вас всех занять свои места, - провозгласила я радостно. – Сейчас будет немного ярко, потом немного больно, потом душно. Леди Найра, вы придёте в себя завтра в лечебном крыле. Лорд Таймгар, я попрошу вас позаботиться о том, чтобы лишние не знали о случившемся сегодняшней ночью. А вас, леди Раяра, о том, чтобы когда леди Найра придёт в себя, рядом с ней был кто-то свой.

- Ваше высочество! – Найра дёрнулась в кругу, который я уже выложила вокруг неё. – Но тогда… позвольте я принесу вам присягу сейчас?!

- Прошу, - кивнула я, даже не став возражать.

Найра опустилась легко и просто на колени, обе её стихии: вода и воздух зажглись пушистыми клочками чистой магии над плечами.

Слова клятвы звучали как-то особенно торжественно и гордо, и принимая её клятву, я откуда-то знала, что поступаю правильно. Что вот так всё и должно быть.

Снятие проклятья заняло несколько минут. Но пропустив сквозь себя огромное количество магии, естественно, я потеряла контроль над той иллюзией, в которой пребывала. И вернулась в тело.

Полежала, разминая мышцы, закрыла глаза, снова открыла.

Было больно. Тело уже отвыкло от такого количества информации, которое разом на меня хлынуло: запахи, ощущения, звуки. В потайной комнате было очень темно, так что хотя бы зрение не добавляло нагрузки моему и без того плачевному положению. Все сигналы боли от тела могли свести с ума и куда более подготовленного мастера, чем я.

А ещё мало-помалу включилось шестое чувство. То самое, которое до этого говорило немного, но сейчас превзошло по болтливости кумушку-сплетницу, выбалтывая мне столько всего! Кто, что, где…

Стражники в коридорах, один из драконов меня охраняющий. Кстати, кто это? Такое сочетание, так пахнет немного раскалённый металл… Вестон. Это у него магия металла.

Чуть дальше бал – скопление ярких аур. Мне даже казалось, что сквозь десятки стен я слышу музыку, которая играет там. Такая прекрасная. Ещё дальше – двор. Небольшие огоньки, группки и парочки.

О! Знакомая аура в кабинете. Это Лидия. А ещё чуть дальше… Кто-то очень могущественный. Кто? Откуда здесь кто-то такой? Впрочем…

Магия метнулась мне навстречу, поглотила, растоптала, скомкала.

На мгновение мне стало очень-очень страшно, потому что этот могущественный шёл в сторону комнаты, где была моя обманка князя. И не просто «в сторону», он шёл сюда.

Но что было куда более страшно, с каждым шагом у этого идущего появлялась свита, свита могущественных, свита опасных.

Кто-то из них был мне знаком, кто-то нет.

Я выскочила из потайной комнаты в спешке, чтобы заняться иллюзией князя Канната. Подсказывало мне шестое чувство, что сейчас моя иллюзия пройдёт самое страшное испытание на прочность, которое только можно придумать.

Но только когда дверь скрипнула, я узнала ауру того, кто вёл этот «отряд».

Ритани.

Он всё-таки пришёл по душу своего брата.


Глава 19. Марионетка двух господ


Ритани был не один.

Хотя на тот момент это было далеко не самым важным. Каннат не проснулся. Проще говоря, в гости пришла вся эта компания не с самыми дружелюбными намерениями.

Вместе с ними в комнату впорхнул тонкий и удушающий запах сонных зелий, которые свалить могли даже слона.

Если бы князь Каннат был в сознании, он бы успел воспользоваться теми несколькими мгновениями, пока запах не распространился по всей комнате, и благополучно избавиться от сонного яда.

Но Каннат спал.

А те артефакты, которые контролировали его сон и страховали от подобных случаев, куда-то исчезли всего пару часов назад. Пока я где-то гуляла. И судя по тому, что магические сети, которые были натянуты в комнате, не зазвенели, убирал их тот, кому доверял не только сам «князь», но и я. А это было уже нешуточной проблемой.

Я не успела подготовиться к явлению гостей. И это было не к добру. И для меня, и для них в том числе. Мне это грозило раскрытием. Им… что ж, им это грозило тем, что они могут увидеть лишнее.

После того, как я переобращалась с одним безумным чудовищем, я уже не была так уверена в том, что я буду просто ждать, если кто-то покусится на мою жизнь. Или на мою свободу. Каннат, пусть это и было в его посмертии, научил меня тому, что за свои цели, за свою свободу – драться надо до последнего. И хоть леди не положено, леди уже не осталось.

Как сказал не-Ритани, мёртвые «принцессами» уже не бывают.

А сейчас у нас в комнате сам Ритани в сопровождении, ух ты, сразу трёх драконов.

Причём, какой интересный выбор! С ним Вестон, Астарт и Сантайр. Орк, эльф и человек. Представители трёх разных рас. Хм…

- Ритани, - Сантайр присел на корточки, рассматривая тончайшие линии на полу. – Что это?

- Магические сети, - отозвался палач Каннаритании полузадушенно. – Это …

- Я знаю, что это. Почему они здесь?!

- Князь научился ими владеть где-то за полтора года до того, как … всё началось. С каждым годом он всё меньше и меньше доверял окружающим. Но для ритуалов определённогоо рода нужны были магические нити. Но он никому не доверял.

- Он. Научился. Ткать. Магические. Нити?! Этот недомерок?!

Я поморщилась. Вот это «м-да». Чтобы Сантайр позволял себе такие речи?! Обычно… хотя что это я. Он со мной практически никогда не разговаривал, я любовалась на его внешний вид… Хорошо, хорошо, я любовалась куда чаще на его оружие. И на то, насколько этот воин роскошному оружию подходит внешне.

- Его княжеское величество, - поправил Ритани, выпрямляясь. Под его пальцами магические нити разматывались, так и не приведя в движение ни одно сторожевое заклинание. – Да. Научился.

«Каннат» спал, и что-то подсказывало мне, что ещё немного, и моя обманка не проснётся. Удивляло и настораживало только то, что процессия явилась сюда не просто так. Что-то драконам во главе с Ритани было нужно. И я никак не могла понять, что именно.

- Ушам своим не верю, - пробормотал Сантайр. – Ладно, неважно. Чужих нет?

- Лэри Раяра поставила абсолютный щит света ещё до того, как князь вошёл в свои покои, - отчитался Астарт.

Вот теперь я насторожилась ещё больше. Минуточку, да что здесь тогда происходит?! Если стоит абсолютный щит Раяры, значит, они не собираются убивать Канната. В том плане, что носителя магии крови нельзя убивать острыми игрушками – чревато выплесками магии крови.

А дураков, об этом не знающих, не было в принципе.

Но и с собой у «гостей» не было ни удавки, ни яда. Они пришли не убивать?! Но тогда зачем? Я не вижу вообще ничего у них при себе.

- Посторонних? – спросил Ритани, не поворачиваясь.

- Нет, - прогурчал Вестон.

Ох. Удар от его слов был такой, что я сжалась в своём безопасном месте, пытаясь уговорить собственные органы не покидать меня так рано.

Остальным хоть бы хны.

Ну, ещё бы, это я тут хрупкое маленькое привидение, а они все – могущественнейшие маги.

- Вообще никого? – уточнил Ритани, повернув голову к орку.

Тот покачал головой.

Ну, да. Меня сейчас поймать и отследить не сможет ни одно заклинание, и ни одно восприятие. Я здесь даже не в роли призрака. Я лишь иллюзия себя самой. По сути, маленький канал догляда и подслушивания, отделённый от души.

К тому же, мне же надо присматривать за Каннатом.

Но всё же, что эти четверо делают здесь в таком странном составе?!

- Хорошо…

Драконы ничего не обсуждали, Ритани не командовал. Молча и тихо они заняли места согласно тому, что уже явно было проговорено.

На мгновение, я хорошо это увидела, как Ритани наклонился к брату и прошептал:

«Прости».

Что здесь происходит?!!!

Ответ я получила достаточно скоро, проблема была только одна. Он меня абсолютно не порадовал.

Ну, как, не порадовал.

Вначале я услышала заклинание.

Первые три или четыре такта, когда я ещё могла вмешаться, я не могла опознать заклинание. А вот когда я уже вмешаться не могла и ни на что повлиять не могла, заклинание я узнала.

И поймала себя на абсолютно истерической реакции – скрутившись в клубочек, зажимая собственный рот руками, хотя необходимости в этом не было, я хохотала. До слёз, брызнувших из глаз.

Я боялась, что не смогу выдать себя за князя Канната?!

Больше бояться было не надо!

Они накладывали заклинание, которое делает из живого человека послушную марионетку! Пока рядом есть «господин», марионетка делает абсолютно всё, что ей велят. Ест и пьёт по приказу, двигается по приказу, спит по приказу.

Говорит то, что ей диктуют.

В общем, происходящее полностью снимало с меня ответственность за князя Канната. Тем, что сейчас Ритани и драконы делали, они бы убили его личность.

К счастью для него, князь был давно уже мёртв, а мне теперь предстояло некоторое время изображать, что моя марионетка подчиняется другому кукловоду.

О, да! Да! Накладываемое заклинание значительно упрощало мне задачу прожить в шкуре князя Канната и при этом не выдать себя и не попасться. Нормальный человек мог бы сказать, что вообще-то это намного сложнее… Но где нормальные люди, а где мы, простые смертные?

Впрочем, что это я. Я не простая смертная, я принцесса Ниларской империи, больше трети своей жизни проходившая аккурат под этим заклинанием!

Ну, разве не показатель отцовской любви ко мне?

Во рту стало кисло.

Как бы я ни храбрилась, мне было больно. И тогда больно, и сейчас больно. Потому я так отчаянно делаю всё, чтобы получить свободу. Чтобы навсегда освободиться и от ярма «принцесса», и от Ниларской империи. Пусть даже то, что я делаю – вообще всё не вписывается в рамки «леди». Но как сказала Таирсская принцесса? У меня есть все шансы стать ведьмой?!

Ведьмы – свободны! Ведьм невозможно загнать в клетку. Я хочу! Я сделаю всё, что угодно, только чтобы не казаться свободной, а быть ей.

Вот только даже возможным ведьмам очень больно смотреть на завершающий этап заклинания, и я не смогла – отвела взгляд в сторону, когда у моей «марионетки» носом и горлом хлынула кровь.

Да. У меня тоже так было. Это нормально. Это правильно. Заклинание въедается в кожу, кровь и кость. Для надёжности.

Драконы ушли тихо, а Ритани просидел ещё пару часов у кровати князя, так и не проснувшегося. Утром он не проснётся сам. Ему придётся приказать.

И из комнаты своего брата Ритани уходил, шатаясь. Вычерпанный до донышка случившимся: морально, магически и физически.

И я (он же возможный заговорщик и предатель!) пошла за ним.

Какая мне разница, кто взойдёт на трон этого княжества? Какая мне разница, почему князя Канната не убили, а превратили в марионетку? Мне было не очень важно, что завтра объявят о князе, почему он не покинет своей спальни без сопровождения и кольца охраны.

Почему-то просто я не смогла не пойти.

Нет, конечно же, и речи не могло идти о том, что я влюбилась. Нет. Было бы смешно, честно.

К тому же, я знаю, как влюбляться. Я уже влюблялась, правда, не в человека, а в придуманный образ «красного дракона». Но тем не менее.

То, что я испытывала, таким чувством не было. Мне просто было бесконечно жаль Ритани. Это не было жалостью, это было состраданием. Ему было сейчас отчаянно больно, и я хотела хотя бы немного эту боль… сгладить.

Да и, в конце концов, он же забрал то проклятье с моей руки. И теперь я обязана навестить его, чтобы узнать, как он себя чувствует.

Главный вопрос как идти. Иллюзией или привидением.

Вопрос на самом деле серьёзный.

Иллюзия менее заметна. Но если одновременно с тем, как князь Каннат стал овощем, исчезнет привидение мёртвой принцессы (до истечения сорока дней), кто-то всё же заподозрит неладное.

А мне это не нужно.

Поэтому будем рисковать.

Не верю я, что в том, что случилось сегодня с «князем», нет моей вины. Слишком почему-то зол был самый главный заговорщик.

Так, ладно. Теперь самый простой вопрос: где искать Ритани?!

Вопрос был не такой уж и простой и очевидный. Первые три места, которые я проверила – дали отрицательный результат. Ритани не было ни в его комнате, ни в его кабинете, ни в той комнате, которую отвели для принцессы Медуницы.

На удивление палач Каннаритании нашёлся в библиотеке. Точнее, в том месте, которое здесь называлось библиотекой. Не больше десятка шкафов, книги далеко не на каждой полке. И большей частью это были развлекательные произведения, чтобы скрасить скуку.

Главным достоинством этого места был только книжный развлекательный уголок: камин, облицованный маленькими плиточками, был достаточно глубок, чтобы поддерживать ровную температуру, даже когда было на улице промозгло и сыро.

Рядом с камином были два низких дивана, с рассыпанными маленькими подушечками. Пушистые пледы так и манили прикорнуть и спрятаться в их уютном тепле ото всего мира.

Ритани, трезвый как стёклышко, был именно здесь. Сидел на одном из диванов, пустым взглядом гипнотизируя огонь.

- Не поможет, - сообщила я, усаживаясь рядом с ним и тоже глядя на огонь. – Он не выберется из-под своих оков и не захватит весь замок. Ты же думаешь об этом?

- Ваше высоч…

Я вздохнула. Опять он? Ой, нет. Не опять. Замолчал на полуслове. И фразу не закончил, и вообще от меня отвернулся! Что тут происходит?!

- Медуница, - подсказала я. – Я понимаю, что вокруг вас, лэр Ритани, постоянно крутятся девушки и женщины разной степени прекрасности. Но, право слово, это же не повод забывать моё имя!

- Я не забыл.

Мне не показалось! В уголках губ Ритани я неожиданно увидела едва уловимую улыбку. Боги! Вот это да! Он умеет улыбаться!

- Думаете, что на удивление я умею улыбаться? – беззлобно спросил мужчина, потом повернулся ко мне всем телом. - Не пугайтесь. Я не буду применять сегодня магию тьмы на вас.

- Не хотите выдать, где я нахожусь?

- И это тоже. Ваше присутствие здесь не нравится… - мужчина растерянно замолчал.

- Главному заговорщику, давайте так называть? Для единой терминологии, - предложила я. Всё равно теперь ему скрывать нечего и бояться нечего. Князя Канната он терминологически «предал», так что теперь может думать и говорить, что угодно и кому угодно. Ой, только мне главное не выдать свои очаровательные ушки и нос, торчащие из этого дела!

Тем временем, Ритани немного подумал и… кивнул.

- Отличная мысль, лэри.

- Почему вам так не нравится моё имя, лэр Ритани?

- Оно чудесное. И оно мне очень нравится. Просто… это тоже – сигнал. Поэтому лучше поберечь вас от знакомства с тем, по чьей воле всё здесь сейчас происходит.

- Я бы не сказала, что он так пугает. Я с ним знакома. Нам довелось встретиться и немного пообщаться. Хотя, надо заметить, если он станет новым князем, нужно, чтобы кто-то подарил ему энциклопедию по общению с женщинами. Он же засыплется на ближайшем дипломатическом приёме!

Градус пафоса я отмерила правильный и необходимый, добавила чуточку лёгкого кокетства и юмора, поэтому и не было ничего удивительного в том, что Ритани не изобразил дежурную улыбку, а очень даже засмеялся.

- Верно, лэри. Ему не помешает.

- И, конечно же, этим займётесь вы?

- Нет. К счастью, вот от этого я буду благополучно и счастливо избавлен. Странные вопросы, лэри.

- Мёртвым всегда интересно наблюдать за живыми. Такие смешные, такие яркие. Такие живые. Но я уже столько времени провела в этом замке, и до сих пор не могу понять, что здесь происходит. Даже надоело немного, если честно.

- Я и сам не понимаю, лэри. Многого объяснить не смогу. Сам бы не отказался от того, чтобы понять… и понимать хоть что-то.

- Ритани, - неожиданно для себя (и для собеседника) опустила я вежливую приставку. – Зачем князь так неожиданно потребовал невесту? По идее же всё должно было начаться позднее?

- Почти на четыре года. Когда уже и с Кёнингами бы разобрались, и Гольцанское княжество успешно присоединили.

- Тогда почему?!

Ритани пожал плечами.

- Задаю себе тот же вопрос, лэри. Но пока не могу найти на него ответа. Тем не менее, есть один, на который вы можете мне ответить. Что вы здесь делаете?! Разве вы не должны быть где-то в другом месте?

Я пожала плечами.

Это он сейчас на что намекает?

- Не понимаю вас, лэр Ритани.

- Вы ещё не знаете? – палач замолчал так резко, что я совсем потеряла нить разговора. Вот сейчас он о чём говорил? На Канната что ли намекает? Что до того момента, как ему подарят милосердие в виде «смерти», он обречён на участь куда более страшную, чем та, на которую он обрёк меня?

Так с этим поспорить можно.

В текущем случае, если бы всё было именно так, как казалось, то случившееся с Каннатом не удовлетворило бы ни моей боли, ни моей жажды крови и справедливости. По одной простой причине. Погибни я от проклятья этого кровавого князя, и привет – в следующей жизни уже я была бы запачкана кровью с головы до пят.

- Не знаю чего?

- Военный сбор протрубил, - сделал Ритани вид, что хотел сказать с самого начала именно это. – Завтра мы все отправимся … из замка. На Гольцанское княжество. Князь Каннат будет во главе войск.

О… А там его и убьют что ли? Вроде как «герой», погиб, до последнего заботясь о процветании своего княжества? Его народ всё равно будет говорить, что он просто в первую очередь хотел удовлетворить жажду крови.

Но запомнится в итоге именно это. Что несмотря на своё проклятье, он сражался с ним до самого конца. Он был воином. И умер, как полагается воину.

Это милосердие от Ритани? … Нет. Это такая дань не уважения, но насмешки от главного заговорщика.

- За что он так ненавидит князя? – спросила я.

Ритани вздрогнул.

- Лэри?

- Тот, кто стоит за всем этим. За что он так ненавидит князя?

На этот раз палач Каннаритании посмотрел на меня немного странно. И если другие порой отличались тем, что отказывали мне в уме, то он – почему-то – с самого начала считал меня достаточно умной, чтобы делать правильные выводы.

Но сейчас я удивила даже его.

- Боюсь я… - Ритани замолчал, усмехнулся. – Значит, вы знаете, лэри.

- О судьбе князя? Конечно. Поскольку наши «комнаты» соседствуют, естественно, я в курсе того, что случилось. И что могло случиться.

- Но там был щит.

- Ага, - согласилась я весело. – И что? Лэр, ну, пожалуйста! Щит защищает ото всего и вся, но привидение – это «ничто». Это не то, что является «живым», но по большому счёту – это и не то, что является «мёртвым».

- Но разве щит леди не учитывает это?

- Учитывает. Поэтому «беглые» привидения и засланники не увидели бы ничего и никого. Но сорок дней ещё не прошло, помните?

- Слепое пятно, - Ритани откинулся на диване, глядя на меня серьёзно. – Я удивлён, что такая юная лэри может знать вот о таком.

- А я и не знала, - засмеялась я. – Лэр Ритани, пожалуйста, не надо приписывать мне того, что я не знаю. Просто-напросто получилось так, что вначале я попала под щит леди, а потом, когда они уловили с драконами моё присутствие, они и рассказали, что это такое. А заодно и то, что вот от таких, как я – «сорокодневных» закрыть территорию невозможно. Именно потому, что мы не там и не там.

- Мы? – переспросил мужчина.

Я кивнула, но раскрывать, что именно имела в виду, не стала. Должны же быть у леди свои секреты?

- Скажите мне, лэри. Почему вы не ушли? Я … связан с силой тьмы, потому и знаю, что те, кто уходят на колесо перерождения, исчезают сразу. Те, кто не переходят по колесу, «рождаются» на рассвете под дождём после сорока дней. Когда мир вокруг их забыл. Но вы же – как вы и сказали, ни то и ни другое. Что вас оставило?

- Кровь. Лэр Ритани, вы знаете, что собой представляет магия крови?

- Этого вообще никто не знает… Насколько я знаю, очень мало, кто из магов занимается подобным вопросом. Разве что только в Таире.

- У Вероники дель Ниано недавно вышла книга по магии крови. В числе прочего там был очень интересный момент. Про то, что тот, чей убийца замаран магией крови, возвращается именно в этот переходный период.

- Но почему?!

- За это время они должны сделать выбор. Вы правда не знаете, лэр?! Убийца, запачканным кровью, распространяет это проклятье на будущее перерождение своей жертвы! Проще говоря, тот, кто погиб от руки мага крови, должен за сорок дней выбрать, что будет делать дальше. Отправиться на колесо, чтобы в следующей жизни стать жертвой кровавой магии. Или же остаться в мире реальном. И по сути отмываться от этой крови здесь, до колеса.

Ритани заледенел, потом вскочил и зашагал по уголку отдыха, пока я с недоумением смотрела на него. Что происходит? Чего он так отреагировал?

- Это касается всех?

- Нет, - покачала я головой, - нет, конечно же, только тех, кого запачканный кровью, убил лично. Поскольку я погибла от проклятья, перенесённого с него, то и получилось, что магия восприняла как «личное убийство».

Мужчина, остановившийся буквально на полшага, снова двинулся по комнате. Он решил что? Продолжить новый маршрут? И для кого?

- Лэр! – привлекла я внимание к себе.

- Простите! – Ритани круто повернулся, остановился около меня. – Простите. Простите…

Поднявшись с дивана, я положила ладонь на его плечо, чуть сжала. Воздух послушно сжался, и повлёк за собой изменения, хотя Ритани ничего и не ощутил – это было заметно! Сколько на нём вообще щитов и защитных магических слоёв?!

За что извиняется именно он?

- Лэр Ритани?

Кажется, меня не услышали… Эльф смотрел на меня таким пустым взглядом…

- Ритани! – я снова тряхнула его за плечи. – Да что это такое! Очнитесь, пожалуйста, лэр!

- Простите… - прошептал мужчина, глядя на меня.

- За что хоть? – спросила я, не ожидая ответа.

Но неожиданно он последовал. Правда, вот этот ответ я бы лучше не слышала и не знала…

- Это мне ваш отец задолжал долг жизни, лэри. Вас выбрал Каннат, но привёл вас к падению именно я.

Почему-то под рёбрами заболело. Не знаю почему. Вроде бы ничего такого. Вроде бы ничего…

Но почему так больно?

- Как так получилось? – спросила я тихо.

- Это очень давняя и грустная история, лэри. Я был случайным прохожим. А его убивали. Его и его женщину. Я вмешался. Я не хотел этого, просто так получилось, я не знал, кто он. Он не знал, кто я. Но нас соединила магия, которой не было дела до наших регалий и того, кто мы, что мы. Проблема была только одна: магия соединила не двоих, троих.

- Исключение Бралева… - ахнула я, сложив два и два.

Вот теперь Ритани удивился.

- Лэри?!- позволил он этому удивлению отразиться в голосе.

Я прикусила губу. Ой-ой-ой, зря я это. Очень зря.

Это очень редкое исключение, большая часть людей о нём просто не знает. Не слышали. Не сталкивались.

Магия крови, магия жизни, магия исключений, откатов и боли. Магия, которая не оставляет другого выбора и выхода. То, что приводит к долгу жизни в самой его извращённой форме. Когда чтобы выжил один, другой должен добровольно принять на себя долг жизни и откупиться третьим!!!

- Третьей была я? – тихо спросила я, опустив голову. Не Каннат меня выбирал, чтобы откупиться от долга жизни, отец должен был или сам склонить голову, или отдать меня! Естественно, склонить он голову и не подумал. Естественно, он и не захотел бы решить этот долг другим путём.

Зачем что-то делать, когда есть комок мяса, которым так легко и просто можно откупиться?!

Ни у кого из нас не было выбора: ни у меня, на тот момент я была слишком маленькая, ни у Ритани, который не знал, что происходит. Ни, по большому счёту, у Канната. Князь просто хотел жить, а почему бы и не воспользоваться чужим долгом жизни, чтобы спасти себя?

Ритани выбирать не мог. Император выбрал за всех.

- Лэри?

Ритани бросил на меня взгляд, потом протянул руку, но не успел. Почувствовав его страшную и запредельную магию, я сбежала. Не в силах его видеть, не в силах его слышать, не в силах переживать эту закольцованную боль, я просто растворилась, позволив иллюзии распасться.

То, что я узнала, всё меняло.

Если нас было трое – и третьим был совсем не Каннат, а Ритани, то, чтобы разорвать эту связь, не поможет просто притвориться мёртвой.

Кому-то из нас троих придётся на самом деле умереть…


Глава 20. Теория магии


Шаг влево, шаг вправо, влево, вправо. А в голове испуганным набатом: «Что же делать?! Что же мне делать?!»

Вопрос был не только и не столько в моих возможностях, сколько в ситуации в целом.

Я была и растеряна, и полностью потеряна, и, пожалуй, что и раздавлена.

Надо же исключение Бралева!...

Это даже не то, что невезение... Хуже! Откровенно говоря, в обыденной ситуации на этот эффект молились. Но... Где обыденность и мы? Простые смертные с крайне запутанной и непростой судьбой?

Вот то-то же...

Вообще в магической теории именем Бралева названы четыре явления: эффект Бралева, цикл Бралева, наследование Бралева и преломление Бралева. Все они в той или иной степени были связаны с наследованием, магией, случайными событиями и редчайшими последствиями.

Как звали этого мага, никто уже не помнил, а большая часть даже магов-теоретиков и не знала. Бралев прибыл из другого мира, жизнь прожил долгую, местами и временами счастливую. Потомкам после себя оставил тоненький свиток с четырьмя гипотезами. Потомки, далёкие от магической науки, свиток не оценили, продали по цене пергамента, на котором он был начертан.

Как их потом история ругала! Но, увы. Свиток ушёл, канул в омут людского моря, переходил из руки в руки, пока однажды попал. Вот только не в те руки.

Ненормальный фанатик стал отсчётной точки кровавого десятилетия. Страшного, кошмарного. Для науки в отрыве от контекста и кровавых жертв он сделал многое. И в первую очередь доказал, что теоремы Бралева имеют место быть... И сбываются с высочайшей вероятностью.

Для людей он был чудовищем и ужасом. Фанатик как раз подбирался в цифре тысяча, когда его, наконец-то, поймали и зачистили.

Ну, это, откровенно говоря, не очень важно.

Здесь, сейчас и для меня лично.

Зато важно вспомнить всё, что я читала об этом самом исключении.

Во-первых, я хорошо помню, что такое цикл Бралева. Очень простая и очень интересная история, между прочим. Заключается в том, что если у истоков рода стоял сильный маг, в чьих стихиях что-то явно преобладало, то среди его потомков раз в определённое количество поколений в роду снова появляется сильный маг с подобной же стихией.

Откуда знаю? Потому что это в моём роду со стороны мамы была сильнейшая сила иллюзий. Эта родовая сила передалась мне как раз по циклу Бралева.

Наследование Бралева описывает, какие магические таланты проявятся у ребёнка, если его родители… Нужное подставить.

Преломление Бралева – обратная сторона цикла, есть магические моменты, которые не проявятся в роду, если было совпадение некоторого набора магических переменных.

До этого этапа всё очень просто и понятно, и почти каждый, кто сталкивался так или иначе с этими теоремами, хлопал себя по лбу, восклицая: «Ну, конечно, как же я раньше этого не понял, это же очевидно!»

А вот исключение Бралева таким не было.

Это был очень сложный набор взаимодополняющих и взаимоисключающих переменных. Описывался явно некий механизм… чего-то, чему простые смертные не могли подобрать даже толкового названия.

Зато с помощью исключения Бралева им можно было воспользоваться.

В моём же случае это исключение уже сработало, а значит деться мне некуда.

Ритани спас жизнь императору, моей маме и мне. Тройственный долг жизни соединил четверых, на самом деле, но мама уже … уже… Остались трое. Соответственно, или император должен был спасти жизнь Ритани, или расстаться со своей жизнью от его руки, или, что собственно он и сделал, отдать меня.

То, что я была уготована в жены Каннату – не более чем нарушение временных планов заговорщиков. По идее, чтобы не прервался и не разбавлялся род, без вариантов заговорщик планировал посадить на трон Ритани, временно или не очень – вопрос. Точно так же, как и большой вопрос в том, знал ли Ритани это? Скорее всего знал. Ведь как-то же он обошёл клятву?

А вот Каннат этого делать не стал.

Почему? На деле вопрос десятый, хотя после такого глубокого и глупого погружения в иллюзию этого мрачного типа я могу, пожалуй, что и ответить на этот вопрос. Князю не нравилась его кровавая магия, он её не хотел. А ещё он любил брата.

Не эльфов, не княжество, не родителей.

Брата.

И самое страшное, понимал в этой любви всю свою ущербность и ущербность своих братских чувств.

Но возвращаясь к исключению Бралева, если Ниларский император из сложного магического узла выбывал, оставались мы двое. Ритани и я.

Мужское и женское начало, скорее всего, крайне совместимое магически.

И возникший долг можно было выплатить самым естественным образом: стать женой и матерью…

Вот только что-то случилось, Каннат переиграл сроки, заговорщики не успели среагировать. И теперь имеем то, что есть.

Я «мертва».

Император жив и здравствует…

Ритани – жив и, к счастью, здравствует.

Также, к счастью, «воскреснуть» у меня не получится. И меня это радует. Потому что самые лёгкие и самые простые решения, как правило, неправильные.

Продолжаем дальше линеечку рассуждения.

Есть три варианта.

Умереть самой.

Спасибо, не хочется. Я не ради этого притворялась сумасшедшим князем, от которого меня воротило, и который… как не хочется этого признавать, кое-чему меня научил…

Умереть может Ритани.

У меня же есть драконы, которые принесли присягу? Есть. Соответственно, они… Ну, будем честными, они не справятся. … А я не хочу и думать о том, почему мне от одной мысли об смерти Ритани, так больно где-то в груди…

Отложим это решение на тот случай, если меня не останется, а подобные меры, ха-ха, не понадобятся.

Итак, вариант третий.

Ниларская империя и император…

Убивать, откровенно говоря, не обязательно.

Привет исключение, я помню там этот подраздел. Надо «лишить жизни», проще говоря, не убивать физически, а лишить того, без чего он будет не жить, а влачить существование. Ещё проще говоря, лишить его того, без чего ему жизнь не мила и жизнью в его глазах уже не считается – власти.

Мне нужно свергнуть императора Ниларской империи.

Легко сказать, сделать практически невозможно.

Император охраняется не только своей мощью, но и законами, и другими.

А ещё императора Ниларской империи охраняют драконы.

О, конечно же, безусловно, у меня тоже есть несколько драконов. Мне принёс присягу оранжевый дракон Астарт, мне принёс присягу фиолетовый дракон Таймгар, мне принесла присягу жёлтая драконесса Шайррайра…

У меня тоже есть три дракона.

Но у императора на четыре больше… Не считая других «цветных», ещё есть металлические…

То, что я могу лично, в подобном контексте даже не стоит упоминания. Мне не справиться с драконами императора… Всё, что у меня есть, это сила иллюзий.

Значит, мне нужны остальные драконы.

В контексте моей маленький истории, мне нужны все семеро. И мне нужен старший брат, потому что Я не могу свергнуть императора. Я могу только расчистить дорогу кому-то ещё, кому хватит сил на то, чтобы победить императора и забрать титул Алмазного дракона.

Не стоит забывать, драконы, которые привезли меня сюда умирать, имели какой-то план, что-то, что заставило их однажды покинуть их дома и двигаться, двигаться, двигаться без остановки, пока они не пришли к тому положению, к которому пришли.

Мне придётся подождать, пока не свершится то, ради чего они все здесь.

Как минимум, это будет уважением к их решениям и их планам.

Я всё равно мертва, какая мне разница?!

И это возвращает нас к Каннату.

Мне больше не нужно притворяться князем, всё, что мне нужно, это делать то, что я делала год за годом – чётко выполнять приказы под магической уздечкой.

Из этого военного похода князь уже не вернётся.

Соответственно мне нужно прихватить с собой его тело и позаботиться о том, чтобы кровавая паутина, которую я сейчас удерживаю своей силой иллюзией, никуда не пропала…

Идей, как сделать ЭТО, у меня не было никаких.

Мне нужна была библиотека или помощь. Помощь искать у драконов я не могла, а тот же спасённый… слишком легко выдал бы меня.

Значит, библиотека.

Интересно, а есть ли личная библиотека у Ритани, и как туда попасть?

Теневая кошка, повинуясь особому свисту, выросла из моей тени, боднула лобастой головой, роняя меня на пол. Почёсывая за мягкими ушками, я быстро листала иллюзионные слепки тех мест, где побывала моя котенька. Да, есть такая особенность у того ошейника, который спрятан в её мягкой шёрстке.

Никто о нём не знал…

Я же, естественно, никому не рассказывала.

Зачем кому-то знать о том, что однажды может спасти меня?

Самое смешное было в другом! В Ниларской империи все были уверены, что теневую кошку мне подарил император (три раза ха-ха), чтобы её глазами следить за тем, что происходит вокруг его драгоценной принцессы (такое количество ха-ха определённо «леди не подобает»).

Сам император мою кошку не видел ни разу, на все слухи о ней так же твёрдо считал, что моя прелестная теневая котенька… бракованная. И тенями ходить не умеет.

Спасибо тому, кто мне её привёз маленьким котёнком, он об этом позаботился.

Возвращаясь же на исходные позиции, получается, что паниковала я абсолютно зря. Не получится спрятать в дальний угол свои мечты о свободе, увы. И драконов придётся использовать по назначению.

Не хотелось бы, но надо. В том числе и для их блага, как ни странно это звучит даже для меня.

Итак. План действий следующий.

Во-первых, таки изыскать способ повесить на зеркала иллюзию паутины, чтобы даже в моё отсутствие никому и в голову не пришло, что князь Каннат давно и надёжно мёртв. Если верить тем иллюзиям, которые собрала моя кошка, библиотека тайная в этом дворце есть. И не одна. Так что навещу, поищу и найду.

Во-вторых, придётся подождать смерти «Канната». А потом положенных сорок дней. Если я правильно помню тот договор, который листала в обличье князя, это разорвёт договор между Ниларской империей и княжеством на предоставление драконов. То есть им нужно будет возвращаться.

Вот дождавшись этого момента, я отправлюсь с драконами и заберу их себе. Император будет свергнут, а я – свободна! Вот только не иллюзия ли то, за чем я гонюсь? …

Дурные мысли снова поднялись из глубины сознания удушающими водорослями, оплетая мои ноги, потащили меня в омут.

Плохо, плохо, как же плохо!

Я действительно хочу свободы? Не стало ли это навязчивой мыслью, из-за которой я среди леса не вижу деревьев?

Тяжело ли мне сейчас?

Нет. Случившееся с лже-Каннатом сбросило с моих плеч тот груз, который я всё это время тащила. Уже неплохо, уже решает часть проблем.

Могу я жить так, как мне хочется? Нет.

Наверное, дело в том, что «леди не положено» жить долго и счастливо.

Хочу ли я жить долго и счастливо? Да.

Что мне для этого нужно? Свобода.

А чтобы получить свободу, мне нужно… мне нужно, чтобы в Ниларской империи воцарился другой император.

Отдаю ли я себе отчёт в том, что, скорее всего, я всё-таки не смогу покинуть в этом случае империю? Да.

Пугает ли меня это? До дрожи!

Но у меня есть сила иллюзий…

Я замерла, задумалась, покатала свою мысль на языке. Перекатываются звенящими камушками. У меня есть сила иллюзий, могущественная сила. За годы, пока я во дворце училась просто жить, никто, кроме всего одного мага, не смог меня не то, что поймать, а вообще понять, что я существую!

Соответственно, если всё станет плохо… я просто сбегу.

Моего крокодила у меня больше нет, я его потратила, но что поделать. Так было нужно. Значит, мне придётся позаботиться о том, чтобы завести ещё одного.

Звучит цинично? Да.

Но белый крокодил, который периодически ставил на уши дворец там, и один раз успел отличиться здесь – крокодилом не был. В полном смысле. Это был великолепный, восхитительный образец чужого творения, мастера сразу в нескольких стихиях, знакомого, как минимум, с одной ведьмой, а то и с парочкой.

Крокодил был гомункулом.

Для тех, кто не в курсе, поясняю, существо, подобное человеку. Особенность конкретно этого гомункула была в том, что он позволял получить любое тело, имея его «частицу». Всё, что осталось от князя Канната – как раз и было вот такими частицами. Мне пришлось использовать крокодила для того, чтобы получить тело князя. В противном случае, мой план мог накрыться очень тяжёлым драконом… Или сразу всеми.

Я снова начала расхаживать по комнате.

Как сказал Ритани? Когда я должна была появиться в княжестве, война должна была уже закончиться. Значит, для драконов дело не в ней.

Каннат?

Нет, нельзя так сказать, потому что и Таймгар, и Астарт – оба эльфы, были заинтересованы совсем не в них. Раяра влюблена в Ритани, считает, что взаимно. Сердце стукнуло где-то в горле, я подпрыгнула. И прижала ладонь к груди. Шшшшш… Это ничего не значит! Ничего не значит, я сказала!

Кто остаётся из драконов?

Сантайр, который человек, и который в этой компании выглядит слегка чуждым. Что он забыл на территории Каннаритании? Зачем он сюда прибыл? Вопрос.

Есть Вестон и Денден – пара орков, они, конечно, не пара, но… что их, детей степей, привело вначале в Ниларскую империю, а потом к эльфам? Судя по их могуществу, эти ребята могли бы быть на очень высоком положении в своих родных землях. Подозрительных татуировках на них нет, печатей в ауре тоже не видно. Значит, не изгнанники. Значит добровольно зачем-то пошли в мир людей, а потом к эльфам.

Опять исключение Бралева, какой-то там подпункт о критической массе?

Что если события, идущие по какому-то пути, достигают критической массы, то те, кто связан тем или иным боком с происходящим, они окажутся втянуты, даже если не имеют того на то желания?

… Может быть, но это никак не проверить.

А полный текст исключения Бралева я вообще ни разу не видела. Кстати, повод найти.

Прислушавшись к происходящему в замке, вздохнула, подобрала волосы в высокий хвост. Леди не положено носить такие прически? Вот пусть те, кто это говорят, сами отрастят такой каскад, а потом и говорят, что положено, а что не очень!

Итак. Порядок действий следующий: найти то, что поддержит мой иллюзионный каркас, применить, зафиксировать, отправиться на войну, торжественно там погибнуть.

И всё-таки, как это планируют провернуть господа-заговорщики?

...В глазах потемнело, колени подогнулись. Я успела удивиться, что со мной происходит, а как-то скорректировать накатывающее уже нет.

Звук. Я слышала мерзкий тонкий звук, от которого всё внутри сжималось и пульсировало. Что это?

Голос?

Да. Я слышу голос.

Мужской? Как странно. Такое ощущение, что это неправильно. Я не должна слышать голос... Именно этот?

В глазах снова потемнело, и я очнулась. Нервно потёрла правую руку. Странно. Запястье болит. Как будто я неудачно опиралась рукой обо что-то. Или как будто меня за неё схватили.

Ничего не понимаю.

Было холодно.

Само по себе. Просто холодно.

А ещё, почему-то, я сидела на полу. Оригинально однако.

И что это только что было?

Я точно слышала мужской голос, какой-то неправильный для текущей обстановки. Почему неправильный - не смогла сообразить ни тогда, ни сейчас.

Так и ходила до самой ночи по чужим библиотекам, пытаясь понять, что же так меня зацепило в этом голосе.

А ночью я снова встретилась в Ритани, потому что его библиотеку я оставила на закуску. К этому моменту я уже нашла три разных способа получить то, что мне надо, и все три успела опробовать на разных тестируемых объектах.

А что? То, что исчезли из разных частей замка три зеркала, всё равно никто не узнает. Я забирала для нужд научномагического эксперимента только те зеркала, которые никому были не нужны. Ну, например, одно я забрала из покоев князя Канната, зачем оно ему? А новый князь всё равно зеркало поменяет.

Итак. Библиотека Ритани была...

Мечтой. Честное слово, глядя на то, сколько здесь потрясающих книг, я задумалась сразу о двух вещах: не попросить ли убежища, где-нибудь, где есть такая библиотека? И стать там библиотекарем? А второй момент, не отправить ли князя с заговорщиками в одиночестве, а самой на какое-то время остаться здесь?

Нет, я понимала, что это невозможно, и вообще, деться мне некуда, князя нет, а есть я, моя марионетка и моя иллюзия. Но помечтать-то можно?!

Явления Ритани я не ждала. И судя по тому, какая лёгкая волна прошла по стенам библиотеки и как возмущённо зашелестели страницами книги, не я одна.

А когда этот... Ритани сделал ещё шаг, я поняла почему. Опять лжеРитани.

- Доброй ночи, лэр, - решила я быть вежливой.

Ага. Соблюдаем видимость этикета, удобно устроившись на шкафу с книгой в домашнем платье и косой, чуть ли не до середины этого самого шкафа.

- Вы, - в глазах Ритани не мелькнуло ничего, ни удивления, ни возмущения. Он казался уставшим человеком, который отлично сделал свою работу, но вдруг обнаружил, что от этой работы ни душе, ни телу, ни сердцу, ни кошельку теплее не стало.

Нет, жалко мне его тоже не стало, но на какой-то момент, если честно, я ему посочувствовала.

Потому согласилась и диалог продолжила.

- Я.

- Что вы здесь делаете, лэри Медуница?

Пожав плечами, я расплылась в счастливой улыбке от уха до уха:

- Представляете, лэр, изучаю теорию магии. Оказывается, в ней столько всего интересного!

ЛжеРитани, пройдя до шкафа, на котором я обосновалась, развернулся... и сел прямо на пол, устало прислонившись спиной к полкам.

- Лэр?

- Не молчите, пожалуйста, лэри, - негромко попросил эльф. - Говорите, что угодно, рассказывайте, что угодно, только не молчите.

Я могла бы возразить, помилуйте, я же не эльф, чтобы лечить души! Но этому гостю лечить душу не нужно было, он замечательно мог справиться с этим и сам. Ему просто нужно было... дружеское участие?

Не имея никогда этого сама, я безумно ценила подобные моменты, которые, в моих мечтах, однажды, со мной могли бы произойти.

Поэтому выбранное местечко я покинула, спрыгнула вниз и села на полу, напротив этого незнакомого мне … эльфа.

Просить его представиться было бесполезно, к тому же, наблюдение за ним рождало во мне какие-то смутные пока подозрения.

Магия, теория магии, заговоры, драконы, иллюзии.

Какая-то догадка почти сформировалась на моём языке и в моих мыслях, но поймать я её не успела, спросила негромко:

- Тяжко?

И лжеРитани, хохотнув, ответил:

- Тяжко.

- Тогда зачем всё это было нужно?

- Чтобы обрести свободу, - ответил он то, что ударило меня сразу в сердце.

- Тогда почему вы столь печальны, лэр?

- У этой свободы два лица, прекрасная лэри Медуница. Я жаждал увидеть лицо, которое от меня отворачивалось раз за разом, я мечтал в него заглянуть. А теперь, когда заглянул, вижу лишь, сколь оно уродливо и отвратительно.

Никогда не любила речь, столь перенасыщенную метафорами. В голове мелькнуло желчно-насмешливое: “Так, может, стоило бы разговаривать нормально, чтобы люди потянулись?”

Но моих губ эти обидные слова не коснулись. Леди не положено.

А даже в призрачном обличье, даже сидя на полу в простом платье, я оставалась леди. До кончиков ногтей, до кончиков простой косы.

- Лэр, - позвала я, - а второе лицо? Теперь оно от вас отвернулось?

- У вас отличная интуиция, лэри. Да, второе лицо от меня отвернулось. Потому что я получил то, что хотел, моя мечта сбылась. И видя её исполнение, я понимаю, что мечтой моей она никогда не была. Зачем она мне, такая мечта, если? … Если...

- Если оказалось, что это не ваша мечта? - прямо спросила я.

Эльф усмехнулся:

- Лэри, лэри. Ну, почему мы не встретились раньше? Почему вся эта история не началась тогда...

- Когда я ещё не появилась на свет?

- Смешно. Вы не появились на свет тогда, когда всё это началось, но тем не менее, от вас столь многое зависело. Вы ведь не остались бы со мной? Если бы всё сложилось иначе? Если бы умер мой брат, а не вы?

Я задумалась.

Действительно задумалась.

Осталась бы я в княжестве? Если бы всё сложилось иначе? Если бы тогда я закричала, и нашли вбежавшие слуги бы не князя Канната, а меня?

И вдруг с нешуточным ужасом я поняла ответ: «Нет».

- Нет, - честно сказала я.

- Почему?! Почему, лэри?

- Не считая того, что я не та, кого вы хотите видеть рядом? - не удержалась я от подколки, а потом закончила серьёзно, - княжество - это тяжёлый груз, к этому грузу нужно быть готовыми. Вспомните, кого вы привезли из Ниларской империи?

- Куклу.

- Куклу, - согласилась я. - Вы что, всерьёз считаете, что куклу вам бы оставили играть? Её бы забрали обратно.

- Вместе с моей смертью, - эльф устало потёр лоб. - Как же всё запуталось. Почему-то когда разные … создания вмешиваются в один и тот же план, всё настолько идёт наперекосяк, что страшно наблюдать за тем, как это всё возвращается к единому и правильному ходу вещей.

Я удивлённо приподняла бровь. Я не ослышалась? Разные создания? Один и тот же план?

- Я вам помешала, лэр? - спросила я прямо.

- Безумно. Бесконечно. Невозможно. Невероятно. И помешали, и помогли. Лэри Медуница, вы не представляете... что именно было поставлено на карту в этом всём, ради чего всё началось!

Это мне вроде как в укор? Да нет. Просто говорит. Просто ставит в известность.

- Могу сказать, что я этого не хотела.

- Я знаю, прекрасная лэри, я знаю, - лжеРитани устало кивнул. - Честное слово, я знаю и это, и даже больше. Потому и хочу извиниться за тот раз, когда вас напугал. Я не думал, что всё так завертится и завернётся, я не думал, что тот стройный план, который однажды я разработал, приобретет такую извращенную форму.

- Лэр, - позвала я негромко. - Вы же могли куда раньше убить Канната, безумного, кровавого князя, который был тесно связан с магией крови. Почему вы не сделали этого раньше?

- Я не мог. Не мог переступить через черту. Не мог переступить через него. Он … всегда у меня отбирал, одно, второе, третье, четвёртое. Но вместе с тем, он всегда был рядом. Как будто знал то, чего не знал я. Как будто защищал меня от этого.

Я прикусила губу. Дышать резко стало тяжело. Слишком тяжело. Слишком больно.

В голове всплыли теоремы Бралева.

Нет же.

Нет! Нет!

Ведь тогда это даже не насмешка, это куда хуже и больнее!

- Вы тоже запачканы магией крови, лэр?

- Куда хуже, прекрасная лэри Медуница. Оказывается, именно я для нас двоих был стартовой точкой. Это с меня всё пошло, а он просто принял на себя удар. Из нас двоих я всегда считал жертвой себя, а на деле жертвой всё это время был Каннат.


Глава 21. Символ войны


ЛжеРитани (лже ли?!) давно ушёл, а я всё так же сидела в библиотеке на полу, с книжкой на коленях. Моя дымчатая кошка вынырнула из стены, присела рядом, чтобы передать сообщение о том, что меня ищут, да так и не ушла, осталась рядом живым теплом.

Я тоже не пошла на встречу. Ищет Ритани? Я только что с “ним” общалась. Не с ним, на самом деле, но ему об этом знать не надо.

Почему-то этому правильному Ритани (правильному ли?!) очень не понравилось моё общение со вторым.

Почему? Потому что я могла понять и заметить лишнее? Соединить всё? Да соединять нечего! Наоборот всё. Всё наоборот!!!

Всё в этом княжестве шиворот-навыворот и наизнанку! Ну, казалось бы, что может пойти не так, когда в плане есть кто-то очень умный, кто-то очень ушлый и кто-то крайне талантливый?! Правильно, достаточно выбрать неправильную куклу, и всё летит в такие тартарары, что страшно становиться только от одного представления размеров последствий.

Что у нас получается? Получается у нас на выходе следующее:

Жили-были два брата. Один старший, другой младший. Младший оказался стартовой точкой магией крови, а старший очень любил младшего, а потому этой самой магией крови воспользовался, чтобы забрать её себе. Не бывает такого?! Это вы просто с магией крови и её возможностями не сталкивались. Как говорил один мой знакомый, прежде чем говорить, что это невозможно, убедись, что к данному вопросу не прикладывал свои руки ни один дилентант. Они этого не зная, порой такое творят!

Не суть. Неважно. Не в этом сейчас дело.

Младший не помнит о случившемся, старший спокойно правит княжеством, которое ему не нужно. От которого его тошнит. И сдерживает магию крови любой ценой, потому что если не сдержит - всё это вернётся младшему обратно. В ослабленной или усиленной форме - большой вопрос.

Как вопрос с тем, что тогда случилось? Настоящему Ритани (и пока неважно, кто из тех двоих, с кем я познакомилась, на деле настоящий) окунулся в магию крови? А потому всё вспомнил или понял? Или есть какие-то ещё признаки?

Непонятно.

Опустим пока. Продолжаем. Итак, когда всё это началось младший хотел освободить любимое княжество от кровавого князя, а заодно получить свободу, которую старший брат ему не давал. И он решил (он или кто помог - опять же вопрос вне моих компетенций), что надо сделать всего ничего. Найти идеального двойника. Пусть двойник займёт его место, пока младший брат найдёт способ убить старшего. Идеальное преступление. Идеальное решение.

Старший тем временем, отлично представляя, что рядом с ним не брат, продолжил искать брата. И, видимо, нашёл.

Что сказал Ритани? Тот, который для меня ощущался правильным? Что свадьбу и прочее со мной планировали куда позднее. Но князь Каннат решил всё немедленно, чтобы все прибыли. Чтобы случилось это вот прям сразу и прям сейчас.

Какой можно сделать вывод? Правильный и неправильный.

Неправильный, что князь понял, что вот-вот умрёт, и решил привести свои дела в порядок.

А правильный, что князь нашёл брата.

Вместе с невестой из Ниларской империи прибыли семь драконов. Девушек можем смело откидывать в сторону, как и орка, спасибо, Бралев, твои исключения порядком облегчают и усложняют жизнь.

Остаются эльфы и человек. Трое. Три варианта? Нет. На деле только один.

Таймгар и Астарт принесли мне присягу. Сантайр всегда держался на расстоянии. Чётко. Без отклонений от курса.

Верно же? Верно.

Кто был в комнате, когда на князя вешали марионетку? Сантайр.

Кто хозяин замка, когда его князь умер? Прямой наследник. То есть настоящий Ритани.

Паззл складывался, но с каждым новым поставленным кусочком, пугал меня всё сильнее и сильнее.

Получалось, что я вмешалась в ситуацию, в которую нельзя было вмешиваться? Но что мне оставалось?! Нет. Вмешаться я должна была. Всё это, всё происходящее, было неправильным. А теперь мне было ещё и по-детски обидно за Канната. Ну, как так?! Как так-то?!

Любя брата, он пошёл ради него на то, чтобы добровольно забрать на себя магию крови, а в ответ - его убьёт его же брат?

Ну, нельзя так! Нельзя!

Умереть ему во сне? До того, как брат поднимет руку на брата? Нет... Это ещё хуже.

Этот князь умрет стоя. Об этом я позабочусь.

Донести до заговорщика, что князь уже мёртв?

Извините, даже не смешно. Даже с учётом того, что, кажется, я уже знаю, что случилось, что стало ещё одним следствием... того, что завтра утром мы выдвигаемся. Ритани и лжеРитани поменялись местами, как минимум, в этом отношении вернув всё в правильный истинный распорядок.

И если я хочу … что-то сказать тому Ритани, который меня встретил в княжестве, то идти мне надо к Сантайру.

Леди не положено наносить ночные визиты. Да.

Не положено.

Ни в коем случае.

Я закрыла лицо руками.

Стыдно. Мне просто стыдно. Мне просто стыдно от того чувства радости, которое раскатилось по венам колкими иголочками. Ритани, которого любит Раяра, и Ритани, в которого влюбилась я (чего уж бегать от себя и скрывать это?) - два разных Ритани.

Мне стыдно от того, что на мгновение мне стало легко и радостно.

Я точно знаю, что ничего не будет. Нет никакой возможности мне быть с тем, в кого я влюблена, кем бы он ни был.

Кем бы ни была я...

И страшный вопрос. Кто именно получил на меня права? Какой Ритани? Правильный? Или нет?

Если правильный, то мне тогда тем более не остаётся ничего, кроме как лишать императора Ниларской империи трона. А если неправильный...

Ха, ха.

Кажется, леди забыла, что мечтать и надеяться леди тоже не положено!

Уткнувшись лицом в коленки, я размеренно вдыхала и выдыхала. Шшш.

Это тоже пройдёт. С этим я тоже могу справиться.

Кажется, я поняла, меня не спросят. Не знаю, почему, но кто-то решил - что поспособствовать смене императора в Ниларской империи - это моя задача.

А значит, никуда не деться.

Я и правда могу это сделать.

И снова в голове мелькнул истеричный вопрос.

Хорошо. Долг жизни. Но почему, чтобы его разрешить, император не убил МЕНЯ? То, что я его дочь? Не смешите. Других детей-сыновей он спокойно убивал. Чужими руками.

А на меня...

Всё внутри упало, ухнуло вниз.

На меня ведь тоже раз за разом совершали покушения.

Я считала, что это просто... просто. Что это не связано с императором! Но не связано ли это было? Не пробовал ли он пройти по пути наименьшего сопротивления и убить меня?

Полагаю, пробовал.

Но тогда возникает другой вопрос, а кто меня защищал? Кто мне помогал?!

Ведь сама по себе я научилась выживать далеко не сразу.

Всё тот же, кто помог мне с силой иллюзий? … Этот мог.

Этот всё может. Как бы мне сейчас нужна была его помощь и его совет.

Но... «Малышка, дальше моя помощь будет для тебя опаснее, чем её отсутствие».

И вот уже несколько лет от него ни слуху, ни духу.

Искренне полагаю, что дело было в том, что я почти проковыряла его защиту. Но почти не считается...

И в его отношении, и в моём отношении, и в отношении того, что сейчас происходит.

И по большому счёту, единственный вариант, который я вижу... ломать марионетку и защищаться. Если придётся, звать на помощь охрану, мол в шатре убийца, не справляются телохранители.

Вплоть до того, что изображать собственное явление и защищать князя.

Я просто совершенно точно знала, что любой ценой, но нельзя допустить того, чтобы Ритани убил Канната, и неважно в этой чехарде, кто настоящий, а кто не очень.

И почему, право слово, было не самым важным вопросом.

Почему это так важно, почему именно я? Спрошу потом, когда у меня будет у кого спросить.

А пока, если я не хочу завтра выдать себя, мне нужно ложиться спать.

А завтра... завтра будет последний дебют князя Канната. И я вновь войду в марионетку, как только спрячусь сама. Потому что мне нужно будет использовать всё, что будет в моём распоряжении.

Устраиваясь на удобном диванчике, стоящем в библиотеке, соскальзывая в сон, я поймала мысль, бродящую по краю сознания: а не происходит ли всё, что сейчас происходит со мной, из-за моего желания и из-за моей возможности стать ведьмой?

Итак. Завтра я проснусь Каннатом...

Но на утро Каннатом я не проснулась, потому что на утро я встретилась с Ритани. И... это был не тот Ритани, с которым я встретилась в библиотеке!

Голова пошла кругом, я поняла, что запуталась окончательно.

Вчера вечером мои построения выглядели столь лаконично и логично... Но сегодня, глядя на Ритани, отдающего приказы, я снова задумалась. А права ли я?

Ведь выбирая между этими двумя, я точно поставлю на вот этого Ритани, которого вижу. Потому что он... ну, не знаю, внутренне более сильный. Словно именно этот Ритани родился, чтобы приказывать и повелевать. С другой стороны, я смогла со стороны приглядеться к тому, как он ведёт себя с Раярой. Никак! Он вообще её не выделял.

При этом Сантайр постоянно был где-то рядом с эльфийкой. Чуть в стороне, явно чтобы не привлекать её внимания. Но был.

Короче говоря, выбора у меня нет в любом случае. Пока я должна следовать за общим военным караваном.

Приглядывать за ситуацией и контролировать обстановку вокруг князя Канната.

Ещё через пару дней, захлебываясь внутренним смехом, за князя Канната методично монотонно я бубнила те планы, которые отыскала в сейфе князя. Потому что, что выяснилось между делом?!

Правильно!

Восхитительные драконы посидели-посидели, порядили-погудели, посчитали и пришли к выводу, который их ошеломил! Их планы, выверенные планы, направленные на сохранение как можно большего числа жителей тех территорий, куда армия Канната вот-вот должна была обрушиться, в чистом подсчёте унесли бы почти в три раза больше, чем план абсолютно двинутого кровавого князя.

Было ли драконом от этого обидно? Бескрайне!

Именно поэтому, зависнув в призрачном виде, причём полностью в невидимом спектре, в стороне от них, я с интересом слушала, как в этом плане они пытаются найти огрехи. Но вместо этого находили с каждой новой вехой, что «кровавый» план куда более взвешенный и продуманный, чем их тактический и «безопасный»!

Ритани после каждого такого обсуждения выглядел невероятно довольным, остальные - так же невероятно разочарованными и расстроенными.

Я старалась громко не смеяться. Попасться я не могла... Ну, или я так думала.

Потому что дважды меня всё-таки поймали.

Первый раз (с двумя последствиями) был после первого же затяжного боя.

Магия, как ни крути, ресурс конечный. А человеческие ресурсы и того быстрее исчерпываются. Я не знала того, что война - это очень страшно и очень кроваво.

Я не знала этого, а теперь хлебнула сполна.

Марионетка был впереди всех, в окружении телохранителей.

Именно в тот момент я чётко поняла одно: князя никто не убьёт, пока идёт эта жуткая война. Он символ этой войны, он её пугало. Это не армия Каннаритании пугает жителей и правителей. Это одиозная фигура Кровавого Князя пугает всех до дрожи.

Убери князя, просто как один из членов уравнения выведи в сторону, и что получится? Война затянется. Совершенно напрасные жертвы станут обыденностью и нормой.

Именно поэтому князь Каннат жив. И будет жить. Жить столько, сколько потребуется, чтобы эта война закончилась.

А на обратном пути таинственные убийцы отомстят за сожжённую хату и вырезанную родню, убив самого князя. В Каннаританию Ритани вернется уже в княжеском титуле, опечаленным наследником павшего брата.

Не героя, да, все мы понимаем. Нет. Не герой. Но если бы не его кровавая слава, вы понимаете. Да, да...

План был отвратительный и гениальный. В духе, смешно сказать, князя Канната. Он бы оценил.

Я оценить не могла...

Мне было больно и плохо.

В тот вечер, после первого боя, я сидела у реки и до остервенения тёрла собственные руки. Я их не запачкала. Кровавый князь не нанёс ни одного удара. Да и, говоря честно, не выдай я план Канната, и погибших было бы гораздо больше.

Я не могла остановить эту войну. Эту - нет.

Её уже никто не мог остановить.

Но смыть с рук кровавые потёки у меня тоже не получалось.

- Вы совершенно напрасно себя вините в случившемся, ваше высочество, - тихий голос оторвал меня от попыток смыть несуществующую кровь, насмешка истории, с несуществующих рук. Моё тело было в тайном месте, поэтому отмыть я пыталась сейчас призрачные руки, да.

От голоса у меня по телу мурашки прошлись, полагаю, даже что и по настоящему.

Орк. Зелёный дракон Вестон.

Хамить не будем, даже если хочется.

Князь Каннат сладко спит, после приказа-то, так что на него не свалить. А леди не положено, в том числе и думать плохо об окружающих, не то, что говорить это им в лицо.

- Кто-то же мог, - ровно сказала я, и получила совершенно неожиданный ответ:

- Мы могли. Хоть все сразу, хоть любой из нас. Но мы сочли, что наши планы важнее, а потому мы заплатим цену. И потом отплатим вам за пролитые слёзы.

- А вместо этого дело закончилось моей смертью, - кивнула я.

Это я уже слышала, это уже не интересно.

Но Вестону удалось меня удивить.

- Нет, ваше высочество. Если бы мы знали, зачем вас везём, мы бы сюда вас не привезли. Вас бы “убили” по дороге или “украли” или вы “сбежали”...

- Обманываетесь сами себя?

- Обмываю сам себя. Мы не знали, что вы не можете попросить о помощи. Нам рассказал князь Каннат, когда мы, его игрушки, стояли перед ним. Князь никогда не любил прямые ходы, он любил многоходовые истории. Да и, надо сказать, к каждому среди нас, кроме разве что Сантайра, у него был личный счёт. Поэтому он расхаживал, заложив руки за спину и радостно рассказывал, ЧТО с вами делали и КАК вы существовали. И что мы привезли вас умирать. А поэтому сейчас каждый из нас принесёт клятву, что мы не посмеем сделать ничего, чтобы помешать естественному ходу вещей. А потом, князь Каннат очень на это надеется, мы оценим всю его предусмотрительность и сполна оценим чувством вины за то, что помогли вас убить.

Я такой боли не ощущал, наверное, с того дня, как погибла вся моя родня, а меня вручили худенькой уставшей эльфийке и сообщили: “Малыш, вот знаешь, эта лэри - единственная родственница, кто у тебя есть. Ты отправляешься в княжество Каннаританию и будешь там жить”.

- Жуть, - посочувствовала я орку. - Хотя нет, жуть наступила позднее, как раз в княжестве.

Вестон усмехнулся:

- Точно, ваше высочество. Я бесконечно ненавидел князя Канната. Видят силы, что я ненавидел его так, как никто другой. Я был одной из его любимых игрушек. Он сдерживал порывы магии крови - не кровью, а отчаянным мучением других. Он питался чужой болью, пил её, наслаждался ей. И в то же время был абсолютно к ней равнодушен. Он не позволял никому другому обижать свои игрушки, он делал это сам. Всегда. Только сам. Никто не смел переходить ему дорогу. Однажды ему стало интересно, что будет если отправить меня к оркам. Гонцом от эльфов. Испытаю ли я новую порцию унижения? Ему было интересно, сломаюсь ли я? Или это только чуть-чуть надломит меня... Пока он проводил свои эксперименты, … тетушку убили. Пока меня не было. Я не успел даже с ней проститься. Я не смог посетить её могилу. И я не мог добраться до её убийц.

- Как много поводов… - вздохнула я грустно. – Как много поводов у всех было, чтобы убить Канната.

- Очень много. И ни у кого, к сожалению, не хватило ни дальновидности, ни смелости, ни внутренней силы, чтобы отложить свои планы в сторону и спасти вас… - орк поймал мои ладошки. – Ваше высочество, на ваших руках нет этой крови. Даже если бы вы сейчас были рядом с князем Каннатом, даже если бы вы сейчас были княгиней Каннаритании, вы бы не смогли остановить эту войну.

- Я понимаю, - мерно склонила я голову. – Только, Вестон, мне от этого менее больно не становится.

Орк жалко усмехнулся:

- Ваше высочество, вам и не может стать менее больно! Вы бесконечно похожи на свою мать…

- Вы её знали?

- Когда я только начинал свой путь к месту Зелёного дракона, я её увидел… Она произвела на меня незабываемое впечатление. Проходя мимо строя учеников, она на мгновение остановилась рядом со мной, чуть склонилась и шепнула: «Твоя свобода – иллюзия, юный орк, внимательнее смотри по сторонам».

Я усмехнулась.

Зная Канната… (а побыв в его шкуре, полагаю, я имела право на то, чтобы говорить о том, что я его знаю, как знал бы его лучший друг, как должен был знать его брат), то орка он не выпустил.

- Он за вами следил?

- Да.

- И давал вам задания?

- Да.

Я хохотнула.

- Князь – великолепен в своей отвратительности.

- Ваше высочество!

Я изогнула бровь:

- Леди не положено?

- Испытывать даже подобия уважения к своему убийце, конечно, - кивнул орк.

Грусть чуть кольнула в сердце. Но ведь тогда мне не стоит уважать и вас всех, драконов, не правда ли? Если вам сказали прямым текстом, что хотят меня убить, то вы – такие же мои убийцы, как и сам князь Каннат.

- Хотя не мне говорить, - словно услышал Вестон мои мысленные слова. – Простите, ваше высочество.

- Вы слишком правильный. Вот почему Каннату нравилось с вами играть, - осторожно высвободив ладошки, я снова окунула их в воду. Показалось, или она стала чище и прозрачнее? – Он хотел посмотреть, как далеко вы сможете зайти, сохранив свою эту черту. И не станет ли она в какой-то момент неподъёмным тяглом. Что ж, - вот теперь я поднялась, судя по времени, мне нужно было вернуться в своё тело и немного погулять в нём. – Полагаю, что князь Каннат уже получил ответ на свой вопрос при первом же взгляде на всех драконов. Вестон, вы больше не интересная для него игрушка. Мораль – фальшива, видимо, уже давно. Он сделал проверку, убедился, что это так и выбросил. Вы успели подменить понятия, ради которых готовы были сворачивать горы, и не заметили этого. А теперь простите, мне пора.

- Ваше высочество! – орк загородил мне дорогу.

Я остановилась.

Нет, вообще-то я «привидение» и могу пройти сквозь него. Но приятного мало. К тому же, леди не положено.

Ладно, молчу, стою, слушаю.

- Вы абсолютно правы! – резко выдал орк. Его голос, всё это время удерживаемый под контролем, снова начал причинять мне боль. – Во всем. В каждом слове. Я испугался. В какой-то момент, становясь всё больше драконом, я понял, что я всё дальше от того, кем был когда-то, и я испугался. Я сказал себе, что когда я встречу достойного человека, когда я встречу кого-то, кто пробудит во мне того, кем я был когда-то, я пойду за ним. До самого конца. Я был готов к чему угодно… так я себя убеждал, - голос Вестона снова стал пустым и ровным. – Я не был готов к тому, что это будете вы, ваше высочество.

Удивил.

Нет, в голове в самом начале его спича мелькнуло этакое что-то. Но верить в то, что ты заноза во всех неудобных местах – глупо.

И странно.

- Я понял, что рядом с вами, я не могу быть Зелёным драконом. Рядом с вами должен быть тот парнишка, с высокой моралью, из прошлого.

- А-а-а-а, - вдруг догадалась я, какой ответ правильный. – Того парнишки уже нет.

- Нет, ваше высочество, - орк вытащил из-за спины один из своих парных мечей. – К сожалению, нет. Я слишком поздно спохватился, я слишком поздно понял, что тот путь, которым я иду, совсем не тот, который я хотел бы выбрать. Я был не прав. И это убило того меня, которым я мог бы стать. Теперь есть Зелёный дракон, но нет того странного недоорка, недоэльфа, которым я был когда-то. Тем не менее, я маг. Я чертовски отличный маг, ваше высочество. А на том пути, которым решили пойти вы, это пригодится. Примите мою присягу, ваше высочество. Как только вы позовете, и неважно случится это до того, как свершится моя месть, или после, не важно, что я буду делать, где и как, неважно, что вы захотите, чтобы я сделал для вас – я это сделаю.

Присяга была сформулирована очень … по-орочьи, но мне понравилось. На удивление понравилось.

Князь Каннат, кажется, меня испортил, испортил страшно и невозможно.

И пусть леди не положено, но, полагаю, разбираться с последствиями этих месяцев потом будут окружающие, которым на голову свалится вот такое чудо в моём лице.

Хотя правильнее будет говорить чудовище!

До своего тела, кстати говоря, я всё-таки в ту ночь дошла, и даже спокойно погуляла, и даже поужинала молоком с ягодами. А потом, когда я была в своём теле, лишь прикрытая иллюзией привидения, состоялась ещё одна встреча.

Не самая приятная.

Потому что:

- Чудовище!!! – было первым, что мне выпалила орчанка Денден, когда я сидела у реки, опустив туда свои ладони. Вода, правда, посветлела!!! И теперь я пыталась понять, это что, это как, как это работает?!

На мгновение оторвав взгляд от реки, я представила, как выгляжу со стороны. Да, нет, платье чистое, даже выглаженное, горячий воздух – отличное средство, спасибо, Каннат, я теперь тоже так умею.

Волосы чистые, в косе, простой, без изысков, но и так красиво смотрится.

Лицо одухотворённое, и вокруг меня такие аккуратные светло-голубые призрачные огоньки.

Привидение.

И в данном случае то, что я живая, мне не доказать, даже если захочу! Но это же не повод обзывать меня чудовищем?! И вообще, леди других обзывать не положено!


Глава 22. Князь умирает стоя


Я не удержалась. Невежливо и некрасиво, но я усмехнулась и сообщила:

- Так говорить леди не положено. А вы, Денден, леди. К тому же я не чудовище, а обычное и не агрессивное привидение. Ну, вот зачем было меня оскорблять?

- Ва... ва... ваше высочество!

Да вы что?! Я думала, мы это уже пережили! Её теперь тоже заклинит?!

- Надеюсь, это никак не помешает вам? - улыбнулась я мягко. - Доброй ночи, лэри.

- До... до... доброй ночи....

По-моему, для орочки она только что стала не доброй. Не знаю, что она увидела в моём окружении, но, кажется, призрачные огни меня только что выдали, потому что она попятилась. А я что? Я ничего! Я только что поняла, что ко мне пришла сама своими ногами та, которая поможет прояснить мне один очень простой вопрос.

- Лэри Денден, у меня только что была невероятно насыщенная и интересная беседа с вашим соплеменником, а перед этим с большей частью вашей команды. Могу я задать вам личный вопрос?

- Д... да... да. Конечно, ваше высочество.

- А что вам лично сделал князь Каннат?

Туповатое выражение с лица орчанки и из её глаз исчезло, словно и не было никогда. Она сглотнула и насупилась.

Как интересно!

- Зачем вам это? - в рокочущем голосе послышался рёв разбуженного степного пожара. Её голос причинял боль ничуть не меньше, чем голос Вестона. Сильная девочка, что ни говори.

И очень любит построить из себя дуру. Ну, что поделать. Не в этот раз. Мне, правда, её ответ очень нужен, потому что позволит расставить на свои места хотя бы то, что меня очень смущает во всей этой драконоведческой системе.

- Совет и помощь тебе не нужны, приказывать я тебе не могу, так что, если не хочешь, можешь не говорить. Но мне просто интересно, это просто случайность? Что у всех был какой-то зуб на князя Канната? Если у тебя такого нет - то просто случайность. А вот если есть...

- То этого ничего не значит!

- Как сказать...

Значит, что-то есть. Вряд ли скажет, слишком мнется. Но что-то точно есть. Для совпадений всё это слишком странно...

Шикнув на огоньки, я их погасила, встала.

И замерла, услышав её тихий голос:

- Он рассказывал мне сказки.

Сказки?! В таком раскладе ничего удивительно в ненависти Денден нет. Сказки от Канната может выдержать только маньяк или человек с очень кладбищенским юмором.

- Сколько тебе было? - спросила я, аккуратно перетекая в призрачную форму и подлетая ближе.

- Четырнадцать.

- Совсем крошка. Что эльфы забыли в степях?

- Торговлю, - орчанка закусила губу. - Всего лишь торговлю. Ему понравилась моя мать, но она была женой кузнеца, и вместо неё ему отдали меня. Посмеявшись, он сказал, что со взрослой бы не спал, но такой малышке расскажет сказки. Мне никто не поверил. Моя аура изменилась. Никто не желал верить, что это случилось из-за сказок. Меня не изгнали, но отправили на дальнюю стоянку. Туда, куда никто не хотел, к хранителям границ. Но и они меня не приняли.

- Отправили в человеческие земли... - догадалась я.

Денден кивнула.

Дочь кузнеца, даже приемная, это очень высоко в положениях орков. Очень.

И тут с этого положения до человеческих земель? Пусть даже не изгнанницей, но ненужной своему роду? Страшно.

Для орков, как наиболее «племенных» что ли народов, это было страшным наказанием.

- И что ты хотела? - заинтересовалась я невольно.

- Рассказать ему сказки, - мелькнула ярая ненависть в раскосых глазах Денден.

А попасть сейчас к князю просто невозможно, кивнула я сама себе, призывая снова искристые капельки:

- Рассказывай, - велела я орчанке категорически.

- За... зачем?!

- Затем, что я привидение! И в отличие от тебя могу пройти к князю. Будет спать и слушать твои сказки, так же, как и ты когда-то слушала его сказки.

- Но...

- Начинай, - повторила я со смешком.

Закончилось это тем, что три сказки Денден мне надиктовала, с ними я и отправилась к князю. И в ту ночь никто из охраны не подошёл к шатру даже близко, слишком страшное доносилось из шатра, слишком пугающее. Тысячей голосов вскрикивало изнутри, барабанным боем, пением флейт и зовом погребальных колоколов...

И кто бы мог подумать, что после этого только и будут говорить о дурном предзнаменовании и скорой смерти князя?

Денден же и не подумала признаваться драконам, кто обеспечил князю дурное предзнаменование. Зато нашла время, чтобы сказать мне спасибо, приправленное присягой. Шестая присяга.

Оставался только Сантайр, но если я права, от него присяги мне не видать…


…А после последнего боя состоялась и вторая встреча. Короткая встреча, ставшая для меня чем-то очень сродни испытанию, болезненному и обидному.

Конечно. Кто бы сомневался, что найдёт меня Ритани? Который непонятно то ли настоящий, то ли не очень, но тот, который “мой”.

Мне бескрайне повезло, случилось это аккурат тогда, когда я висела в призрачном облике и пыталась из плотного тумана сделать себе белогривую лошадку. Эльф, как увидел это, аж споткнулся:

- Лэри! - позвал он меня.

И, наверное, мне просто очень хотелось в это верить, но, кажется, в его голосе звучало что-то сродни испугу...

- Да, лэр Ритани? - повернулась я к нему.

- Вы же не...

- Не подумываю о том, чтобы остаться в этой форме? Нет, не подумываю.

- Тогда зачем? Почему?!

- Ни за чем и ни почему. Просто дамский каприз.

- Пугающие у вас капризы, лэри.

- Да я вся такая пугающая! - засмеялась я, не выдержав. Потом оставила туман в покое и с интересом взглянула на Ритани. - Что привело вас, лэр?

- Сам не знаю, - Ритани совсем не изящно рухнул рядом со мной на траву.

Я искоса на него взглянула. Какой уставший. Какой же он невероятно уставший и замученный!

Они тут все такие: женщины и мужчины, одни явно знают больше, чем другие, и это тяжёлой плитой давит им на плечи, пригибает к земле, почти ломает.

А Ритани вообще знает слишком многое. Не важно, который из них, вот конкретно этот – знает и участвует.

Вот и сейчас. Зачем пришёл? А... Кажется, я знаю зачем. Последний бой. Нужда в марионетке-князе отпала, соответственно, он считает, что не станет и меня.

- Завтра князь Каннат умрёт? Вы пришли попрощаться? - спросила я негромко.

- Лэри-и-и-и, - прозвучало бесконечно отчаянным выдохом. - Вы же не останетесь... У меня есть силы давать вам физическое тело хоть каждый день, но что толку?... Если...

Я наклонила голову. Как интересно, Ритани - не пьян, но в то же время ощущение такое, словно он не совсем контролирует собственный разум. Что это с ним такое?

- Лэри...

Я молчала. Я ведь действительно уйду. И не потому, что я привидение и отправлюсь на колесо перерождений, а именно потому что я НЕ привидение, а живая. И у меня есть то, что должно быть сделано.

Но всё же...

- Лэр Ритани, что вы ели и пили?!

- Разве это так важно? - эльф смотрел на меня полумёртвыми глазами. - Разве это важно, моя лэри?!

Я была в состоянии привидения, поэтому я не должна была ничего ощутить, но я прочувствовала всё. Каждый поцелуй, раскатившийся россыпью иголочек по коже... Каждое прикосновение губ к моим ладоням. Каждое отдалось сладостью и болью в груди. О! Я могла ему сказать: “Я живая, это всё мистификация”. Но что-то удерживало меня от этого шага. Нет. Не надо говорить. Нельзя.

Но всё же с Ритани было что-то не так. И я предпочла сбежать, предпочла уделить внимание именно это. И, влив частицу силы в свои руки, я положила ладони на лицо эльфа. Удержала его расфокусированный взгляд.

Нет. Это точно не нормально!!!

- Лэр Ритани, - позвала я, - Ритани, пожалуйста!

Взгляд эльфа стал чуть-чуть осмысленнее, но не более того.

Что бы ни случилось, но оно уже произошло! И разбираться с этим придётся мне, потому что... кто бы это ни был, но он не учитывал меня в своих планах.

А значит сейчас я единственная, кто может что-то сделать.

Стоя перед Ритани я безумно сейчас хотела его поцеловать, потому что... он же под дурманом или чем-то сопутствующим, а значит потом... потом....

Но, увы, принцессы, решив однажды что-то, так просто не сдаются и свои планы не меняют и не отменяют.

Я грустно улыбнулась эльфу, шепнула: «Прощайте, Ритани», - и переместилась.

Аккурат в шатёр Канната.

Аккурат в тот момент, когда … убийцы пытались дотянуться до... ещё одного Ритани! Загоняя его в угол, там, где уже был Каннат, безвольной марионеткой царапающий грудь... Три кинжала. Откуда?! Как?!

Что здесь случилось?!

Каннат стоял, и в его глазах я неожиданно увидела … разум.

- Князь, - прохрипел он, пугая меня до безумия. - Умирает стоя.

Ритани дёрнулся, обернулся. Но с безумной страшной улыбочкой Каннат уже сползал вниз... Убийцы не дремали, они кинулись на бывшего наследника, а ныне уже Князя Каннаритании с такими оскалами...

Что делают правильные леди в подобной ситуации?

Правильно, они падают в обморок.

Не самые правильные могут тоненько пискнуть, длина писка не превышает пары секунд. И да, знайте, это нарушение всяческих правил этикета.

А что делают вообще не леди?

Не знаю, какими методами, но, наверное, то же, что и я.

Ощущая, что почему-то таю вместе с тем, как из князя утекает жизнь, я щедрой рукой развесила по шатру те самые огоньки-льдинки, из-за которых меня спутали с какой-то речной нечистью, и завизжала, переходя на высокий и пронзительный звук.

Что было потом, не знаю, каюсь.

Потому что почему-то меня окутало тьмой, и стало тихо, пусто и страшно.


...Он не успел всего ничего. Дикий крик, крик привидения раскатился по лагерю, поднимая на ноги и отравленных, и одурманенных.

Ритани, ругаясь словами, которые князю не положены, отмахивался от двух убийц. Третий, стоявший слишком близко к привидению, валялся на полу, зажимая уши и подвывая. У эльфа правая рука висела плетью, но, к несчастью для убийц, левой он владел ничуть не хуже. К тому моменту, как появились телохранители, он уже успел ещё на одного уменьшить их количество. С подранком и последним драконы разобрались без труда.

Целительница кинулась к князю, уже новодействующему, кто-то глянул на мёртвого Канната и содрогнулся.

- А привидение?!

- Принцесса?! Куда пропала принцесса?!

- Её больше нет, - измученный Ритани потёр лицо. - Она... простите. Просто больше её нет.

- Видимо, была привязана к смерти убийцы. Как и многие до неё, - тихо сказала Ная, занимаясь ранами Ритани.

Раяра, всё это время стоящая в стороне, с молчаливой гримасой боли и отчаяния, опустилась на одно колено, положив перед собой свой клинок:

- Князь ушел, да здравствует Князь!

Её тихие слова услышали и подхватили, и через несколько минут весь лагерь скандировал заздравные слова за Князя. Ритани мрачно смотрел вниз.

В ушах билось:

“Князь умирает стоя”.

Для кого угодно просто слова. Для кого угодно!!!

Но не для Ритани.

Это была их маленькая тайна с братом. Это была кодовая фраза, которая запечатала клятву не предавать друг друга. Ритани было не просто паршиво, эльф готов был выть волком, потому что одной этой фразой Каннат дал понять, он был в курсе. С самого начала и до самого конца. Он был в курсе всего! Он позволил Ритани себя предать, а сам... держался до самого конца.

“Я никогда тебя не предам, ведь ты - мой брат”, - перед глазами встала улыбка брата. Спокойная, уверенная улыбка. - “Тебе многое говорить будут, не верь им. Верь мне. Верь своим глазам. Верь своим ушам. Верь нашим узам. Ты - мой брат. Это аксиома, это то, что позволит мне делать то, что я счёл нужным сделать. Просто помни. Хорошо? Князь умирает стоя”.

“Князь умирает стоя”, - кивнул Ритани.

Сколько лет прошло с той поры? С той детской клятвы?

Ритани всё забыл. Позволил себе забыть.

Брат не забыл.

Ритани позволил себе предать Канната.

Брат не предал.

Но здесь и сейчас Ритани был Князем, а князь умирает стоя...

И Ритани встал.

Встал, потому что иначе было нельзя.

Потому что теперь он был Князем, который ведёт домой армию победителей.

Но было очень страшно обернуться и посмотреть на брата, мёртвого, но словно бы спящего с невероятно довольной улыбкой.

Драконы провожали Ритани по лагерю. Драконы довели Князя до его замка. И уже там получили сообщение о том, что через сорок дней - после траурного срока после гибели князя Канната драконов ждут обратно в Ниларской империи.

Будь здесь Каннат, он бы хохотал, закинув ноги на стол:

- Надо читать приписки мелким шрифтом!

Была бы здесь принцесса Ниларской империи, она бы засмеялась:

- А вы считали, что вас кто-то отпустит?! Догонят, и повторят! Вы - рабы, вы вечные пленники Ниларской империи! Я же вам про это говорила!

Но не было ни князя, ни принцессы.

Был только Ритани, князь Каннаритании, оплакивающий своего брата, который закрыл его своим телом от наёмных убийц.

Ритани оплакивал брата и работал, как вол. Если везло – спал пару часов в сутки, если не везло – держался на целительских заклинаниях. И работал. Работал. Работал. За ближайшие семь дней – аккурат до того, как он принесёт официально присягу королеве Цитандере, предстояло сделать из куска земли – княжество. Самое настоящее. Работающее.

Драконы спешно читали приписки мелким шрифтом в договоре, замок лихорадило, потому что шли аресты, аресты, аресты и ещё раз аресты. Заключались и перезаключались договора. Пачками подписывались законы и пачками же отменялись.

Каннаританию лихорадило.

Все были заняты, все были при деле.

И некому было обратить внимание на то, что князь несколько изменился. И некому было обратить внимание на то, что несколько изменился Красный дракон.

Один за другим исчезали из княжеского замка звери Ниларской принцессы. Мелкие зверьки, крупные зверьки… Кому-то нашёлся дом поближе, кому-то подальше, кто-то просто сбежал или … исчез. И только теневая кошка бродила по замку, заглядывая в окна и двери.

Мягко стелилась вдоль пола, кралась по потолку…

Иногда кошка заглядывала в гости к драконам. С удовольствием посидела на коленях у Сантайра, сопроводила его во время инспекции по замку. Гордой охранницей походила за Раярой, когда измученная драконесса, помогающая Ритани с горой бумаг, приходила в комнату и падала. А гора бумаг тем временем всё росла и росла.

Кошка заглядывала и к Ритани, но увидев вот эти вот бумажные завалы, мяукнула испуганно и спряталась на потолке. Чтобы ненароком её не завалило. Все были настолько заняты, что иногда отчаянье на лицах драконов проскальзывало незамеченными. Кошка видела.

И их работу, и их печаль, и тихие слёзы.

Кошка бродила по замку, посидела на кладбище, разглядывая с удивлением могилу и статую прекрасной принцессы. Заглянула в опустевший зверинец… Ритани был правильным эльфом, а потому в его замке должна была появиться только оранжерея, но никак не место удерживания зверей взаперти.

Обойдя драконов, кошка закончила свой променад у Наи.

Накануне церемонии, по сути князь приносил присягу королеве и своей земле, Ная принудительно уложила Ритани спать, разогнала всех драконов по комнатам, а сама устроилась на восточной башне.

Глубокая ночь уже окутала весь замок в свои объятия. Стража не спала, страже предстояло обеспечивать покой и спокойствие князя, остальные спали… Положив под ногу посох, Арранайра, голубая драконесса, задумчиво смотрела на тонкие нити защиты, которую соткала Раяра.

- Надо же такой талант… - пробормотала она негромко, потом чуть повернула голову, разглядывая кошку. – Это ты.

Теневое создание не ответило, грациозно изогнуло шею, напружинилось и прыгнуло, устроившись у ног Наи.

Если бы кошка могла говорить, она бы спросила, почему Ная не спит, но кошка говорить не могла. Положив лобастую голову на колени целительницы, кошка дождалась, когда её начнут гладить, и негромко заурчала.

- Скучаешь? – тихо спросила Ная.

Кошка запрокинула морду, словно что-то понимала. Потом задумчиво покачала ушками, вначале одной парой, потом… второй, на мгновение выросшей из тени.

Арранайра засмеялась:

- Фокусы? … Фокусы. Ты поддерживала хозяйку ими, когда она уже ничего больше не могла. А вот мы не смогли, - кривая улыбка перешла в гримасу боли. – Всё отлично знали, но понадеялись, что нам не придётся ничего делать. Что сделает кто-то другой, кто-то другой поможет, спасёт. Или что мы быстро разберёмся со своими делами, а потом обязательно поможем ей. Для нас это вопрос жизни! Ведь это же важнее, чем возможная потенциальная смерть девушки-принцессы? Она, безусловно, не умрёт. Раз князь так смеялся, когда нам это говорил, он просто поиздевался над нами, а не предлагал нам ей помочь. Сейчас я понимаю, что он просто хотел посмеяться над нашими попытками нарушить клятву и спасти принцессу… Но ни один из нас, ни один, даже не попробовал спасти… - глубоко вздохнув, Ная потёрла глаза. Глаза слезились, но из всех она единственная не могла заплакать. Не могла оплакать принцессу, которую толком-то и не знала. Как и все они…

На самом деле, они ведь сделали именно то, что от них хотели. Сделали то, что от них хотел не кто-то ещё, а император Ниларской империи. Они вернули ему сообщение о том, что его дочь мертва.

Ная цинично усмехнулась. Плохо быть любовницей императора. Пусть даже не постоянной. А так... от нечего делать, пока его постоянная и проверенная на водах поправляет здоровье...

Император был из тех, кто очень любит с любовницами распускать язык, а потом гипнозом стирать всё воспоминания о сказанном. Невосприимчивость - это была личная особенность Наи. Она помнила всё, что он говорил, до последнего слова...

Хотя хотела бы забыть. Вымарать из головы. Выкинуть.

Потому что он был доволен. Он был счастлив тем, что почти получилось. Что его дочь почти мертва. Что осталось всего ничего, и он получит, наконец, свою награду.

Насколько нужно обладать извращенным сознанием, чтобы радоваться смерти своего ребенка? Не в годы войны, не в голодные годы. В спокойное сытое время, когда золота больше, чем даже твои потомки могут потратить?!

Ная откровенно недоумевала. Гнала от себя эти мысли, ну, потому что, попросту говоря, она была человеком. Обычным человеком. Сними с неё эту шелуху с наименованием дракона. И что останется? Даже не аристократка. Простая девчонка из простой семьи, которая поднялась сама.

Да. В отрыве от контекста можно только похвалить её за упорство, за то, что она шла, продиралась, падала, но вставала. И снова карабкалась наверх. Выше. Выше. И выше.

Только толку-то, если даже одного человека не получилось спасти?

Ная устало потёрла лицо.

Знобило.

Они все устали, сил не было. Силы как будто уходили в гигантскую воронку.

Но, на самом деле, всё было не так уж и плохо. Жизнь-то продолжалась.

Да только кому она нужна!!!

Ная всхлипнула. Встревоженная кошка лизнула её лицо, потёрлась о влажную щеку, но убедившись, что человеческая драконесса тихо и беззвучно плачет, растворилась в тенях.

Вынырнула через пару минут у уставшего и ещё не спящего дракона, запрыгнула на его кровать и растянулась.

Сантайр, отвлёкшись от свитка, хмыкнул:

- Ты опять спишь здесь?

Кошка продемонстрировала ему впечатляющий оскал.

- Я понял, киса, не злись... - человек вернулся к документам. - Я замечательно всё понял.

Новый зевок, и кошка насторожилась, поставила ушки торчком, чутко прислушиваясь к теням. Звякнуло, тенькнула натянутая нить, и кошка, стремительным росчерком тьмы попыталась спрыгнуть с места, но не получилось.

Сантайр был быстрее. Человек, ещё мгновение назад погруженный в документы, или так только казалось, подхватил кошку за краешек ушка, удерживая на месте.

- Шшш, киса, я хорошо знаю, как обращаться с тебе подобными. От меня ты сейчас не убежишь. Но у тебя есть выбор - ты можешь провести меня туда, куда хочешь сама. Ты ведь что-то почувствовала и услышала, верно?

Кошка снова продемонстрировала сердитый оскал, плотно прижала к голове второе ухо и зашипела.

- Нет, киса, не отпущу. Есть у меня одно подозрение... вот с твоей помощью я его и проверю. Веди.

Взгляд кошки на мгновение изменился, стал внимательнее, разумнее. Это был разум зверя, но зверя умного.

И Сантайр смягчился:

- Я не желаю вреда твоей хозяйке, киса. Совсем не желаю, но если я прав, то ей нужна помощь. И я могу эту помощь оказать.

Кошка помотала головой и снова улеглась на кровати, всем своим видом демонстрируя, что она никуда не собиралась и вообще, хозяину комнату всё это показалось.

- Я могу найти сам, - намекнул Красный дракон.

Насмешливый зевок был ему ответом.

- Значит, сам не найду. Я бы сказал, что знаю это место, куда лучше, чем твоя хозяйка, но не скажу. Раз такая уверенность, значит и правда не найду. А, может, всё же отведешь меня?

Кошка изобразила абсолютно непонимающий вид, Сантайр хмыкнул и отпустил её. Внимательный взгляд зверя следил за ним, не отвлекаясь. Кошка смутно подозревала подвох.

Но она была хоть и умным зверем, но человеческим разумом не обладала, поэтому так доверчиво шагнула в расставленные силки. Полежала на кровати, а потом вспомнила о важных кошачьих делах и исчезла в тенях. Человек за ней не последовал, занимаясь своими бумагами. Дважды кошка заглядывала в комнату, убеждаясь, что человек здесь, и только после этого отправилась туда, куда её звала теневая тоненькая ниточка.

Она успела вернуться почти сразу же, довольная развалилась на кровати человека (он всё равно не спал последние дни, так чего стесняться), засопела смешно качая ушками.

А на рассвете человек из комнаты пропал.

Несколько минут постоял в том месте, о котором не имел ни малейшего понятия, пытаясь справиться с собой, а потом решительно шагнул вперёд и раздвинул тяжёлые портьеры балдахина. На кровати, сладко посапывая, подложив под щёчку ладошки, спала девушка.

Но сон этот был мёртвым, безнадежным и злым.

Как нежданный нарушитель границ ни смотрел, перед ним было только тело.

Души в нём не было уже очень давно, так давно, что оборвались все связи души и тела…


Глава 23. Привидение, иллюзия, душа


Это было больно и смешно.

Но больше смешно. А потом снова больно и снова смешно.

Я не желала знать истину, хотя частично о ней можно было догадаться. Она была так близка, что порой горчила у меня на языке.

Кто я? Принцесса Ниларской империи, самое во всём этом страшное, а может быть и не очень, что принцесса очень даже… мёртвая.

Соответственно, принцесса мертва, и возникает вопрос, кто же я? На текущий момент разом и привидение, и душа, и иллюзия. А ещё, немного, судья. Судить мне никого не хотелось, но выбора особого у меня не было.

Как оказалось, тут столько всего было замешено и перемешено, что... ой. Даже думать об этом больно.

Итак, с чего бы начать...

Та, кто рассказывала мне всё это, активно мне сочувствовала. Я видела это в её глазах, в том, как она двигалась, в том, как она без насмешки, аккуратно погладила меня по голове. Она не говорила ни слова, я всё поняла сама. Дальше всё будет только хуже. Из хорошего - свой шанс я ещё не потеряла. Из плохого - я не думала, что это ТАК больно.

Убийц у меня действительно было чуть больше, чем один.

В той или иной степени, несли ответственность за мою смерть два князя, шесть драконов и несколько человек из Ниларской империи.

Не семь драконов, только шесть. И этому тоже было своё объяснение.

Объяснений было слишком много, меня затошнило на первой же фразе, но пришлось дослушать до конца.

Потому что пришлось.

И не просто слушать объяснения, но видеть того, кто это говорил.

Мне повезло только в одном, когда я открыла глаза, я вначале увидела лэри Веронику, а только потом … князя Канната.

Страх, который я испытала, было не описать словами. Да, в какой-то момент я даже начала уважать князя, но иррационального страха во мне было больше. Пока князь не заговорил, я даже не догадывалась, что всему тому, что я испытываю есть объяснения. И не все они приятные.

С чего же начать?

Наверное, с того, что сказала лэри, прежде чем разрешила говорить Каннату.

- Видишь ли, Медуница, можно так тебя называть?

Я кивнула.

- Ну, и отлично, а я - Ника. Сейчас тебе пока тяжело меня так называть, но когда сможешь, я буду рада. Как ты знаешь, с ведьмами в нашем родном мире сейчас беда, а ведьмы нужны, я тебе попозже расскажу, что делают ведьмы, зачем они важны... Не хочу тебя пугать, но сказать это я тебе должна. Расскажу только в том случае, если все получится и мне будет кому это всё вообще рассказывать.

Я снова смогла только кивнуть. Понимающая улыбка лэри Вероники была очень говорящей. Интересно, она тоже однажды вот так попала?

- Продолжаю, - заговорила тем временем она, - ведьмой можно родиться, а можно ею стать. Для того, чтобы ей стать, надо всего ничего – умереть, причём правильно.

Под ложечкой засосало.

Вероника взгляд не отвела, смотрела прямо и серьёзно:

- Я тоже уже однажды умерла, так что в этом нет ничего окончательного. Несколько меняет приоритеты, но это ты уже потом сама для себя прояснишь. Продолжаю. В тот момент, когда мир решает, что вот эта девушка ему подходит, он ставит свою метку, видимую любому магу, который смотрит. Метка это содержит по сути одно-единственное слово или образ. Неприкасаемое. Не трогать. Руки прочь. Трактуй – как пожелаешь, суть от этого не изменится. Тот, на кого мир поставил эту метку, должен быть защищен. Всегда. Все, кто вокруг такого человека – должны поистине бросить свои дела и присматривать за безопасностью возможной ведьмы.

Скепсис из меня всё же вылез, я хотела что-то сказать и вдруг осеклась. Мир ставит метку? Если вспомнить все те странности, которые не объяснялись моей магией… вроде тех же волков… Если только допустить, только! То получается, что я… такая возможная ведьма?

- Так вот, - продолжила тем временем лэри Вероника, - с точки зрения мира, на текущий момент, нет большего вреда, который делает маг, если он видит метку, знает о угрозе, которая нависла над возможной ведьмой, и не делает ничего, чтобы эту угрозу снизить или вообще устранить.

- Я такая возможная ведьма? – прямо спросила я.

Лэри кивнула:

- Не совсем в таких частностях. Не просто «возможная», а «потенциальная», это было хорошо видно и заметно нам, когда мы просматривали… прошлое, назовём это так. К сожалению, нас слишком мало, мы не можем уследить за всеми… Но это наша печаль, пока не бери в голову. Важный момент, запомни это. Ведьма – неприкосновенна. Без желания ведьмы, никто не имеет права назвать её своей, включать её в свои планы или использовать. Спасибо исключениям Бралева, никто не имеет права выплачивать жизнью ведьмы долг жизни. Более того, тот, кто посмеет попробовать это сделать, будет наказан. Чаще всего, безумием.

Стало немного понятнее. Бросив вопросительный взгляд на князя Канната, сидящего в стороне в уютном кресле с чашкой чая, я перевела вопросительный взгляд на лэри Веронику.

- Зачем он здесь?

- Он первый, кого тебе предстоит судить.

- Судить?!

- Да. Но вначале ты должна выслушать его историю.

Нервно сглотнув, я кивнула:

- Что я должна делать?

- Ничего. Просто слушать, - лэри Вероника села рядом со мной на кровать с балдахином, на которой я проснулась, затем аккуратно взяла мою ладонь.

И я услышала.

Услышала… голос души.

…»Холодно.

Я слышу голос, который заставляет меня что-то делать. Я что-то делаю. Двигаюсь. Выполняю движение, но мне холодно.

Этот холод коварный, каждый раз он исчезает, когда кто-то оказывается рядом, и тут же возвращается терзать меня с новой силой, стоит этому кому-то уйти. Я не знаю, кто это. Голос меняется, то он мужской, то женский. Он живой. Я знаю, я понимаю эту разницу, но я не хочу снова быть живым.

Я был живым? … Да. Память возвращается медленно, неохотно, только в те моменты, когда я вижу абрис девичьей фигуры с длинными медовыми косами. Тогда что-то жалобно ёкает, кажется, это моя душа. Она у меня ещё есть?

Да. Я осознаю это. Но снова всё тонет во вспышке холода.

Я не сплю. Я не просыпаюсь.

Я мёртв.

Я знаю. Но меня это не пугает.

Холод снова накатывает. Снова окутывает. Мне холодно…

Вокруг эльфы, орки, люди – никто не затрагивает ничто во мне. Я – ничто. Смешной каламбур, который я оценил бы, когда был жив, но я не жив.

И только запах её духов и её шампуня для волос пробуждает меня от этого холода. Смешная малышка. Чудесная малышка.

Я.

Её.

Хочу.

Она.

Должна.

Быть.

Моей.

Эта простая мысль бьётся во мне, раскатывается барабанным боем, звучит в ушах одновременно с током уже несуществующей крови. Но уже поздно.

Я опоздал.

Опоздал. И навредил. Я страшно ей навредил. И теперь мне больно именно при мысли о том, что я у неё отобрал то, чего отбирать не планировал.

Ведьмочка. Я не знал, что она – ведьмочка, я просто её хотел.

Всё началось очень давно. Всё началось тогда, когда я взглянул на своего младшего брата и увидел в его глазах алые прожилки. Мне было девять. Ему шесть. Шесть лет – то самое время, когда в нашем роду у ребёнка может проснуться магия крови. Цикл Бралева.

Мне было всего девять лет, когда я увидел у своего младшего брата эти прожилки. До этого родители всё ждали, когда же, ну, когда же, наконец, эти прожилки появятся у меня. Но они появились у него.

Родители не оценили. Родители возненавидели меня. Я был старшим ребёнком, но я не был любимым ребёнком. Ритани – то, Ритани – сё. Я мог бы сказать, что я возненавидел своего младшего брата. Но я его любил.

И принёс себя в жертву. Я взял на себя магию крови, а вместе с этим взял на себя право и правило быть палачом для брата. Я должен был быть с ним рядом. Всегда. И никого кроме.

Мы клялись, что не предадим друг друга, что будем вместе. Что мы – братья.

Но он отдалялся, он пытался вырваться из клетки, в которой вместо него сидел я. И даже не знал об этом. Он позволил себе забыть.

А потом он меня предал. Первый раз, но не последний…

Эту девчушку звали Раяра. Ничего особенного, если честно. Она мне даже не особо нравилась, она понравилась ему. И я решил, хорошо, раз он так хочет, раз он хочет её – то пусть получит. Я готовил свадьбу, их свадьбу.

Мы клялись, что каждый раз, он будет вначале спрашивать меня, думать о том, а поступил бы я так, как обо мне говорят.

Но вместо того, чтобы хотя бы просто взглянуть на приглашения, которые открыто лежали на моём столе, он помог сбежать. Своей невесте, без пары дней – жене.

Я смеялся. Я смеялся до икоты и кровавых слёз.

Кажется, тогда у меня впервые случился срыв. Я задумался, зачем я сижу в клетке, если я мог бы просто быть её сторожем?

Но я любил брата. Я просто его любил.

И тогда я решил, пусть. Я переживу это, я смогу справиться с этим. Позабочусь о том, чтобы у него не было друзей.

Но…

Он сбежал сам.

И тогда я наказал его. Я помог ему с его планом, нашёл идеального двойника и познакомил его с братом. Естественно, я знал, что всё это время рядом со мной двойник. Смешно. Я ПЛАТИЛ этому двойнику за его работу. А Ритани был во дворце Ниларской империи. Рядом с той, кого так и не разлюбил.

И это было его величайшее наказание, потому что двойник избрал роль человека, согласно моему приказу.

В высокомерии своего снобства Раяра никогда не снизошла бы до человека, а потому брат был рядом со своей возлюбленной, но даже не мог на неё открыто смотреть.

Разве не чудесно?

Я читал донесения и смеялся.

Я знал, чем накажу их обоих. Я получу драконов в качестве приданого малышки…

А потом мне прислали её портрет, и я вдруг понял, что я – тоже живой. Что я – умею чувствовать. Что несмотря на то, что я Кровавый князь, пугало и страшила, я могу любить. И не только брата.

Я влюбился, влюбился в первый раз, отчаянно, безрассудно. А потом полюбил.

Я заплатил, а потом продолжал платить, чтобы окружить её всем, что только можно. Друзей купить нельзя, но охрана, волшебные звери, книги, куклы, сладости – я бы дал ей всё. Но всё, что я мог – это отправить к ней мастера, который научил её иллюзиям, чтобы она могла познать глоток свободы.

Я понимал, будь она куклой – мне будет проще. Но мне не нужна была картинка. Я хотел девочку-девушку. Я хотел…

А потом я понял, что магия крови сжигает меня, и вот-вот меня не станет. До свадьбы ещё оставалось время, тогда я понял, что у меня есть два любимых человека: мой брат и эта девочка. Я уйду, забрав с собой магию крови, сняв её с рода. А они останутся вместе. Это будет моим подарком им двоим. Именно им».

На этом князь Каннат прервался, он снова пил чай, а я тряслась, размазывая по щекам безмолвные слёзы.

Вот это ЕМУ я должна быть благодарна за то, что однажды обрела хотя бы тень свободы?! Ему?! Кровавому князю?!

- Что творится с нашим миром, что маленьким девочкам свободу дарят страшные князья? – тихо спросила я.

Лэри Вероника грустно покачала головой:

- Многое не на своих местах… Очень много. Чтобы на своё вернулось, должно будет пройти ещё не одно столетие. Древние натворили дел, теперь нужно спасать ситуацию. А ситуацию спасать некому. Нас мало. И больше не станет, потому что слишком многое должно сложиться воедино, чтобы могла появиться на свет ведьма, что рождённая, что становленная. Слушать дальше будешь?

Я опустила голову. Лэри убрала руки. Вот почему я перестала слышать эту страшную исповедь. Мне дали перерыв. Небольшой перекур.

- Вы знаете эту историю?

- В подробностях и мелких деталях.

- Тот, о ком он говорит – это Красный дракон?

Лэри Вероника на мгновение задумалась, потом пожала плечами:

- Я не могу говорить прямо. Но да, тот, о ком ты спрашиваешь, был нанят князем… чтобы исполнять роль Ритани, пока настоящий Ритани под обличием человека становился Красным драконом.

Я кивнула:

- Спасибо. Я готова слушать дальше. Ведь … теперь он будет говорить про меня… вот здесь и сейчас?

- Да.

- Я не готова это слышать, но я готова приступать.

- Ты справишься, - погладила меня снова лэри Вероника по волосам. – Ты сильная девочка.

И снова взяла меня за руку.

…»Холодно.

Я снова ощущаю этот холод. Он везде. Он внутри, он во мне. Мне кажется, что кровь во мне стала россыпью льдинок и не течёт, перекатывается, шкрябает вены изнутри. Я – ничто, вокруг – ничто.

Так было до того момента, как вдруг я увидел её. Она маленькая! Она маленькая, как куколка. И в тот самый миг, как я понял, что сейчас мне нужно будет её напугать, я понял, что не хочу этого делать. Я не хочу её пугать. Она мне нужна. Я хочу её.

Хочу.

Но я не могу себе этого позволить.

Я напугал её. Я готов был кричать от отчаяния, но вместо этого я её напугал.

И в её глазах я видел страх.

Она почувствовала кровь? Или просто я её напугал?

Она не хотела на меня смотреть.

Зачем эта клетка?! Зачем? Почему в ней я?

Я мог бы быть князем. Она была бы моей княгиней. Я не был бы Кровавым князем, я был бы обычным князем Каннатом. Я смог бы ей понравиться. Смог бы! Смог!

Я бы дарил ей цветы, прятал под подушкой милые безделушки. Я бы сделал всё для неё, а вместо этого я мог только смотреть.

У её духов фруктовый запах, она пахнет абрикосами. И её кожа такая же нежная…

Я рассказываю сам себе кровавые сказки, чтобы сдержаться, но забываю о них, стоит только мне хотя бы уловить тень её духов.

Я схожу с ума.

Я не хочу.

Я хочу её.

Но схожу.

С.

Ума.

Мне холодно.

Холодно.

А потом случилось это.

Я умер.

И умерла она.

Почему?! Почему?! Почему?!

Так не должно случиться!

Это неправильно!

Нет! Нет! Нет!

Исправить?

Исправить?

Невозможно же?

Как можно?

Можно? Жертва? Да, я готов! Что надо сделать?»

Лэри Вероника снова убрала ладонь с моего запястья. Князь Каннат обмяк в кресле, глядя в свою чашку.

- Дальше расскажу я. Так получилось, что правильная смерть – она всё же должна проходить правильно, а ты – умерла неправильно. Но вместе с тем, был ещё один шанс. И мы его использовали. Нужно было, чтобы сорок дней ты провела в облике князя Канната, чтобы он мог забрать ту кровавую пелену, которой привязал твою душу к магии крови. Но ты бы не смогла быть им.

Я сглотнула:

- Не надо продолжать, - тихо прошептала я. – Не я управляла тем телом. Это был – он. Все эти дни… До того момента, как из зеркал исчезла кровавая паутина.

- Он старался, - кивнула лэри Вероника. – Он очень хотел тебе помочь. День за днём, ночь за ночью, час за часом. Ни минуты отдыха, ни минуты покоя. Он снял с тебя кровавую привязку. На самом деле паутина никуда не делась и никуда не исчезла. Просто ты перестала её увидеть, поскольку больше не была завязана на магию смерти.

- Вот так… А я провела кучу времени, исследуя, как можно обеспечить сохранение иллюзии в тот момент, пока всё войско Каннаритании отправится вторгаться в соседние … территории, которые ныне часть княжества.

- Не бесполезное деяние на самом деле. Я продолжаю?

- Да, пожалуйста.

- Дальше наоборот, нужно было вас разъединить. Вернуть тебя в родное тело, передав управление марионеткой полностью в ведение князя. И опять же, не зная ничего, ты действовала идеально, работая на наш план, и всё больше приближаясь к точке возвращения в мир живых.

- Лэри… - позвала я неуверенно, снова начав растирать замерзшие ладони. Холод, который терзал князя Канната, коснулся моих пальцев. – Но ведь… если я мертва?

- О, технически твоё тело в полном порядке, чтобы избавить его от тлетворного влияния магии крови, мы разъединили душу и тело на две части. И всё, что нужно – просто аккуратно вернуть тебя обратно. «Технически» ты не умирала, мы просто «позаимствовали» твою душу. Не задумывайся пока об этом. Ты умерла, но не до конца. Ты жива, но тоже не до конца. Ты в подвешенном состоянии, и должна перейти в то состояние, которое более правильное. Но для этого сначала нужно пройти испытание.

- Испытание?

- Суд, - кивнула лэри Вероника. – Ты должна осудить всех виноватых в твоей смерти и выбрать им наказание.

- Но почему я должна выбирать им наказание?

- Потому что они решили, что их дела – важнее, чем твоя жизнь. Они вполне могли отложить свои дела на денёк, на год, на два, спасти тебя, а потом делать, что угодно. Сам мир пошёл бы им навстречу, но вместо этого они…

- Просто выбросили меня из головы, - пробормотала я. – Я поняла, почему шесть драконов. Потому что Красный дракон – ныне князь Ритани, он считается в князьях. А тот, кто изображал его, получается, сделал всё, что мог, для того, чтобы я ощутила запах свободы. И его наказывать не за что?

- Не только. Но общее направление ты уловила верно.

- А что теперь будет с … княжеским родом? У князя Канната получилось забрать с собой магию крови?

- Нет. Он вернул её роду, поскольку между тобой и родом выбрал тебя.

- Тогда зачем наказывать Ритани? – удивилась я, - он же и без того наказан.

- Он наказан братом, Медуница. За предательство, за ложь, за обман, за высокомерие, за неверие. Но тебе придётся изыскать для него отдельную меру наказания.

- Шесть драконов, два князя и … Нилан V, который мной просто откупился?

- Ещё твой старший брат Раку. Когда он делал свой ключ, он видел, что ты – потенциальная ведьма, но не решился пойти против воли отца. Его тебе тоже придётся осудить и выбрать меру наказания. Есть идеи?

- Я знаю точно наказание для Нилана V, он должен потерять свой трон, - чётко сказала я. – И Раку на нём тоже делать нечего. Если он знал, что должен сделать, и не сделал этого, а только усугубил ситуацию – то, как правитель, он провалился.

Лэри Вероника едва уловимо улыбнулась:

- Драконы?

- Пусть исправляют то, что натворили, - пожала я плечами. – Помогают свергнуть императора, потом защищают того, кто станет императором, находят себе преемников и валят… Ой, леди не положено!

Моя собеседница звонко расхохоталась и продолжила мою фразу, словно я на ней и не споткнулась:

- На все четыре стороны. Я поняла. А князь?

На этом я запнулась.

Ритани? Правильный Ритани. Тот, который носил облик человека… но ведь и, правда, он же наказан, наказан страшно и беспощадно. Его собственные дети в шесть лет обретут магию крови.

- Его обязательно? Обязательно-обязательно?

- Да. Потому что он видел больше, чем другие, знал больше. А значит и спрос с него тоже больше.

- Но это неправильно… - прошептала я. – Правда. Неправильно.

Лэри Вероника задумчиво смотрела на меня:

- Неправильно?

- Неправильно.

- Что ж, хорошо. Тогда последний вопрос, наказание для князя Канната?

- Что, - прошептала я в ужасе, - это тоже нужно?!

- Да.

Лэри не добавила больше ничего, но как-то я поняла, что … это самое главное. Самое важное.

Как наказать того, кто виновен во всём этом? Кто подарил мне свободу и сам её отобрал? Я… я не знаю.

Во мне ничто не отозвалось, когда я прокрутила эту мысль в голове. Она не была ни правильной, ни неправильной. Она была «никакой». Плоской. Пустой.

Но чем больше я смотрела на князя Канната, тем отчётливее понимала, что знаю, что я хочу. Чем хочу его наказать. И что хочу.

Это понимание крепло с каждым мгновением.

- Лэри, - прошептала я. – Я знаю… но могу я сначала с ним поговорить? И… наверное, сказать «спасибо». Он – меня пугает, до сих пор, особенно одержимостью, но в то же время, он многому меня научил, пока… пока … - я обхватила себя за плечи, - пока мы делили тело марионетки на двоих.

Отговаривать меня лэри Вероника не стала, щёлкнула пальцами:

- Осенняя аллея, - улыбнулась она, но в её улыбке я увидела грусть, - тебе ведь нравится осень?

Я кивнула. И мир дрогнул, разобрался на кусочки и собрался заново.

Я бы упала, но мужская рука меня поддержала, помогла устоять, чуть тронула завитой локон волос и тут же отпустила.

Вскидывая глаза, я готовилась к чему угодно, но не к тому, что мужчина, который меня поймает, будет так спокоен и так… не кровав. Обычный и, пожалуй, обыденный.

- Ожидала другого?

- Душа, - поняла я. – В крови-то запачкан изначально был Ритани, а не … вы.

- Точно. Прогуляемся, лэри?

Я хотела сказать что-то лёгкое, ни к чему не обязывающее, но смутилась под ироничным взглядом. Он был другим.

Но, как ни странно, как ни смешно, а я уже знала этого мужчину. Я видела его в поступках и словах. Это им я восхищалась. Это за него мне было до слёз обидно.

Не Кровавый князь, которым он останется в истории навечно, а Князь Каннат – тот, кто пошёл ради своего брата на жертвы, а в итоге из-за одной девчонки не закончил дело своей жизни.

Как же обидно!

- Не грусти, Медуница, - Каннат улыбался. – Слышишь?

- Но почему? – вскинула я к нему заплаканное лицо.

- Потому что ты – прекрасна. Запачканный кровью я не должен был даже стоять рядом! Но некоторое время мы были бок о бок. Я видел твои улыбки, слышал твой смех, осязал твоё тело, обонял запах твоих духов. Я не мог тебя коснуться, но я провожал тебя глазами. Я полюбил тебя, когда увидел, и ты – в моём сердце осталась даже после того, как мой последний вздох растворился в реальности. Я ни о чём не жалею. Пожалуй, это главное, что я рад тебе сказать. Я рад, что ты встретилась в моей жизни. Я рад, что ты в ней была. Я рад, что могу сказать это лично.

Каннат отступил на пару шагов, опустился на одно колено:

- Я не буду твоим рыцарем, лэри, я не буду твоим хранителем, я не буду твоим демоном или кошмаром. Мне не стать твоим спасителем, я стал лишь причиной твоей гибели. И то, что я сделал, я сделал лишь чтобы исправить то, что сотворил. Но я не жалею ни о чём. Спасибо, что ты была в моей жизни. Спасибо, что ты была столь прекрасна, что позволила мне – запачканному кровью познать любовь. Спасибо, что позволила мне любить себя. Спасибо, что плакала по мне. Спасибо.

Он поцеловал мою ладонь, едва-едва уловимо, и поднялся, ожидая своего приговора.

А я … всё, что я смогла сквозь слёзы выдавить, было:

- Отпускаю тебя!


Глава 24. Имя


Холод.

Холод окутывает меня с головы до ног. Но этот холод… тёплый. Он меня не ранит, не замораживает, не пытается разбить меня на кусочки. Он просто есть. Это холод и я.

Кто я? Что я? Где я?

Я не знаю.

Я где-то. Я что-то… Нет. Я кто-то.

Но кто именно? Холод надёжно скрывает.

Вокруг темно, поэтому мне даже не подсмотреть, что вокруг или как я выгляжу.

Но откуда-то я знаю, что я не оправдала чьих-то ожиданий, а кто-то любил меня просто за то, что я – это я.

Я не знаю, почему я помню именно это? Но второе раз за разом кажется мне важнее.

А потом темноту начинает тревожить имя. Тёплое имя, пахнущее горчичным мёдом и терпким яблоневым туманом у реки. Это имя очень простое, но почему-то мне хочется зажмуриться довольной кошкой и отозваться ему.

Кто зовёт меня? И почему?

Я тянусь навстречу имени, но снова застреваю. Холод не хочет меня отпускать, холод удерживает меня в своём плену и шепчет на ухо:

- Не уходи, останься. Со мной тебе будет хорошо…

Но раз за разом звучит моё имя, и я хочу к нему.

Иногда то, как звучит это имя, меняется, словно бы кто-то другой в отчаянии или тоске пытается выдавить его, сквозь сжатое спазмом горло.

Иногда это имя кричат, кричат так, словно бы бьются в стену или закрытую дверь.

Но в такие моменты во мне очень мало сочувствия…

И кто-то смеётся в моих мыслях и моей душе:

«Правильно, пусть так ты будешь не такой уж и светлой, но тебе – и не нужно быть светлой. Достаточно того, что ты – есть. Потому что то, что ты делаешь – само по себе уже ценнее, чем если ты скажешь подлецу, что он подлец, а тому, кто совершил подлость, что он её совершил».

Я не понимаю.

Для меня всё ещё загадка, кто я. И почему женский голос, который обращается ко мне из глубин меня, порой такой сочувствующий.

«Через это тоже придётся пройти, потому что ты – перестаёшь казаться, теперь ты – становишься. Медь и железо, железо и медь. Мне интересно, к какому выводу однажды придёшь ты. Я буду присматривать».

Почему-то меня успокаивает это обещание, я снова засыпаю в объятиях холода, и снова открываю в нём глаза.

Имя…

Тот, кто шепчет его, зачем он зовёт меня?

Этот голос мне знаком. Мне даже немного смешно, я не знаю, кто я – но мне знаком этот голос.

Он больше не кажется мне неправильным… А когда-то казался?

Мне всё время кажется, что я быстрее узнаю этот голос, чем вспомню себя.

Но мгновение проходит, холод снова меня убаюкивает. Я закрываю глаза.

Мне не страшно.

А потом я вдруг понимаю, какое конкретно имя слышу.

Медуница.

Действительно, и мёдом гречневым, и яблочным туманом над рекой. Кисленьким, дразнящим.

Я знаю, кто меня зовёт.

Не знаю, зачем. Не знаю, как он нашёл это место. От НЕГО это место было хорошо защищено.

Но ещё в моей голове всплыло кое-что ещё.

В тот самый момент, когда я отпустила Канната, ни о чём не думая, не рассуждая, меня вернуло обратно к лэри Веронике.

И в её руках я ревела несколько часов, отпуская всё, что накопилось и накипело за годы унижений, разочарований и мучений.

А потом мы пили горячий сладкий чай с маленькими булочками в каком-то замке, сидя в уютной нише, обложившись маленькими подушечками.

Тогда я спросила:

- Почему? Я ведь должна была наказать его…

Лэри Вероника улыбнулась и спросила:

- Зачем бы нам нужно было чудовище, Медуница? Как ни крути, нам была нужна сестра-ведьма. Нужно было понять, что конкретно ты будешь делать, получив право казнить, но не миловать. Это была последняя проверка, и ты её блестяще прошла.

Обидно не было, было очень-очень понятно. И мотивы, и действия, и то, что я эту проверку прошла, отзывалось где-то в груди тёплым комочком магии.

Ведьма.

Я становлюсь ведьмой.

Настоящей.

Свободной.

Но… только вот…

- А что мне делать-то теперь?! – вырвалось у меня невольно.

Лэри Вероника прыснула, а потом пояснила:

- В этом самом месте, я такой же вопрос задавала. Но в общем и целом, что мне сказали, то я и тебе скажу: жить. Если хочешь - познакомиться с дедом, если хочешь лично закончить историю с Ниланом V, и убедиться, что на трон взошёл достойный. Если хочешь – отправляйся по стране, выбирай место, где будешь жить. Хочешь, бери орков и двигайся в их степи, причащаться к Железному дереву. Тебе будет полезнее начать с него, потом отправиться к Медному. Пропуск тебе не нужен. Королева почувствовала ведьму на своей территории, пусть даже такую молоденькую. Правда, тоже вмешаться не успела. А вот Серебряное дерево, увы, не твой случай, в тебе слишком сильна сила иллюзий.

- С Серебром у неё серьёзные проблемы, - пробормотала я то, что уже однажды читала.

Лэри улыбнулась и кивнула:

- Ну, да. На самом деле серебряное чарование – штука хорошая, но очень уж проблемная. Тебе и медного с железным хватит. А лет через десять можно будет подумать и о золотом...

- Мне?! О золотом?!

- Да.

- Но ведь…

В глазах лэри Вероники мелькнули золотые огоньки:

- Поверь мне, ты – то, что надо.

Я смущенно улыбнулась и вздохнула:

- Я могу стать той, что надо. Но для начала мне надо ей стать…

- И это тоже.

- И… - замялась я. - Правильнее ведь будет разобраться здесь?

- Да.

- И остаться здесь?

- Не буду обманывать, да. Но на своих правилах. Не принцессой-узницей в клетке, из которой не вырваться. А ведьмой. Свободной ведьмой Ниларской империи, которая бродит по дорогам, занимается тем, к чему душа лежит. Если вдруг не получится или устанешь идти против ветра, в Таире тебя всегда будут ждать.

Я молчала, не находя слов. Я всё ещё не знала, чего хочу сама, кроме как быть свободной. Но вот – свободу мне преподносят на блюдечке. Так чего я хочу? Исчезнуть? Бродить по дорогам? Быть при дворе? …

При дворе…

Да. При дворе есть замечательная библиотека, великолепная библиотека.

Я не знала, что в этот момент мои глаза сверкнули тёмной медью, я думала над самым главным вопросом. Кого мне сделать императором? Я ведь даже толком не знаю своих братьев. Раку – понял, что я ведьма, но не защитил.

Хотя... кто мне мешает познакомиться с другими братьями и взглянуть на них?

Если не поможет, посмотреть на детей Раку.

Всё ведь решаемо!

- Ну, вот, - одобрительно улыбнулась лэри Вероника. - Ты уже знаешь часть ответа.

- Но мне для этого понадобится ещё один дракон...

- Он у тебя будет.

- Откуда?!

- Глаза откроешь и увидишь его. Настырный он больно, - укоризненно покачала головой золотая ведьма и засмеялась. – Но это и хорошо. Не убежишь.

Не убегу? Зачем мне убегать?

Я потянулась навстречу холоду, шагнула сквозь него, словно через огонь, и открыла глаза.

Моё имя ещё звучало под сводами подземного зала.

Мягко, тихо, так, что услышать можно было только находясь по ту сторону несуществующего. Но достаточно громко, чтобы я услышала и отозвалась.

Он знал?

Точнее, нет. Он как раз не знал, но понял…

Вот, действительно же, настырный.

И нахальный!

А ещё я абсолютно не знаю, как его зовут на самом деле.

Ритани – не его имя, как и, это я знала точно, Сантайр.

А как настоящее? И почему мне это интересно?

Тело было тяжёлым и в то же время лёгким. Это я уже знала.

Ведьмы – такая интересная мягкая игрушка, о которых мир постоянно и неустанно заботится. Если ведьма заболела, значит вокруг в мире что-то кардинально неправильно.

Несмотря на то, что отсутствовала я в своём теле не один день, не было ощущения, как будто я открыла глаза после тяжёлой болезни. Нет, проснулась после сладкого сна, и тело полно сил.

Пугающе?

Нет…

- У меня два вопроса, - чуть хрипловато спросила я. – Как тебя зовут на самом деле и какого ты цвета?

Не поднимая головы от бумаг, этот гад сообщил:

- Могу побыть и красным. Но вообще ты уже спрашивала, а я отвечал. Я бесцветный дракон Ниларской империи.

Я опешила, растерялась и потеряла дар речи одновременно.

Я спрашивала?! Он уже отвечал?!

… Наставник?!!!

Ощущение, что я запуталась, усугубилось в очередной раз.

- Нет… - прошептала я.

Тот, кого я называла Ритани последние недели, и Ритани при этом не являлся, задумчиво поднял на меня глаза.

А он красивый…

Это было первое, что я уловила.

Второе, что я осознала, что влюблена я была не в Сантайра. Красный дракон просто напоминал мне вот этот облик. Облик того, кто пришёл в мою клетку, и сломал пару прутьев, даруя мне свободу.

Он был Бесцветным драконом Ниларской империи, стражем драконов и стражем императорского трона, Императору не подчиняющимся.

Кажется, Нилан V считал, что Бесцветного дракона в империи нет. Когда я спрашивала, мой Наставник сказал, что император слишком много себе позволяет, о подобном думать. Но пока я не пойму, если он мне объяснит это сейчас. Так что – это обещание, но он с удовольствием мне всё расскажет, когда мы встретимся через несколько лет. Когда я буду постарше. Но мы не встретились, он просто исчез…

- Нет? – едва уловимо улыбнулся он.

Я молчала и не знала, что сказать.

Облик Сантайра – был гипертрофированным, ярким, с вызывающими бьющими в глаза красками.

Этот был – иной.

Но облик Сантайра – был калькой с его облика.

И высокий рост, и широкие плечи, и лицо с несколько рублеными чертами.

Но если шевелюра Красного дракона полыхала огнём, то у этого был чёрный хвост, и только кончики едва-едва алели, вызывающими искорками, подсказывая, что где-то там внутри дремлет пожар.

Глаза Красного дракона – были глазами цвета пожара.

У этого – чёрные сонные угли.

Сантайр был кабинетным генералом, император любил держать его подле себя. Этот знакомый незнакомец предпочитал открытые пространства, и ровный загар был его спутником.

Сидя пленницей в замке, я завидовала до невозможности этому загару. Он говорил о том, что мой учитель по магии иллюзии – свободен как ветер. Он в итоге, как ветер, и исчез, лишь коснулся моих волос, дохнул в лицо запахом свободы и пропал.

И вот он здесь.

И все те сотни, тысячи вопросов, которые я когда-то хотела задать своему наставнику, исчезли. Потому что я уже взрослая девочка, я нашла на них ответы сама.

- Ничего не спросишь? Помимо?

- Как тебя зовут? – спросила я, приподнимаясь.

Когда он попытался встать, чтобы мне помочь, подняла ладонь в запрещающем жесте:

- Нет.

- Здесь тоже нет? – нисколько не расстроился он, но на месте послушно остался, заметил сам себе насмешливо: – придётся начать заново. А имя… - на мгновение он запнулся, сбился, вздохнул: - вот скажи я тебе, что можешь называть любым, из тех, что я тебе представлялся, тебя же не устроит?

Вопрос был риторическим, поэтому отвечать я на него и не подумала.

Естественно, не устроит!

Он меня… столько времени дурачил!

Мне не обидно даже, в конце концов, были поводы… ладно, даже если поводов не было, я всё равно могла заподозрить неладное! Или не могла? …

Итак. Имя.

Я хочу его знать.

Настоящее, а не суррогат.

- Я понял, - кивнул дракон, словно всё это я озвучила вслух. Но пугаться я не стала. Это всё мог прочитать по моему лицу тот, кто меня хорошо знал, а, как ни обидно, конкретно этот дракон в это малое количество людей входил. По-моему на нём вообще это количество ограничивалось!

Или лэри Веронику тоже считать?

Подумаю об этом потом, но пока вопрос в силе.

- Тарис, - наконец, представился дракон, но лучше бы он этого не делал.

- Нет, - прошептала я, в равной степени понимая, насколько повторяюсь, и глубину уровня попадания. Кошмар?! Нет! Куда как глубже! – Тот самый же, да? – спросила я, не надеясь на отрицательный ответ.

Естественно, уже дракон на риторические вопросы не стал отвечать.

Леди не положено ругаться! Не то, что вслух, но даже мысленно!

Но сосуществование с душой князя Канната даром не прошло…

- Шантэ! Это большое невезение, очень большое невезение или глобальное невезение?!

Тарис не обиделся – засмеялся.

- Моя леди!

- Что?! Ну, как ещё я могу это назвать?

- Я хороший.

- Сказал волк маленькой девочке, которая заглянула к нему в лес поздним вечером…

- Но ведь волк же не обманул, - намекнул ласково дракон, заставив меня прищуриться. – И проводил маленькую девочку до края леса.

- Это тоже был ты?!

- Моя иллюзия. За тобой по пятам шли убийцы. Волчья стая ушла покусать их, а тебя я проводил до выхода. Это было даже до знакомства и до того, как меня отправил Каннат помочь тебе выбраться из клетки иллюзии. Просто эльфийское посольство заглянуло в Ниларию.

- А на деле проведать «Сантайра»? – кивнула я, потом усмехнулась.

Кто бы мог подумать.

Кто бы только мог подумать.

Тарис – Бесцветный дракон. Первый, последний и единственный. Потому что назначен на свой пост был он – простите, Серебряным деревом!!! Тем самым, ведьминским, которое находилось на территории Ниларской империи. Теперь – на территории Таира, и глядя на отца, право слово, там ему безопаснее. Да ещё и под присмотром такой королевской династии, как та, что сейчас правит.

Как минимум, одна ведьма у них есть, а на деле, полагаю, и побольше. Дети-то растут…

- Значит, ты не человек, - заметила я.

Тарис едва уловимо усмехнулся:

- Человек. Просто не совсем обычный.

- А такое бывает?

- Когда мама-ведьма, крестная-ведьма, получится может что угодно на выходе. Даже мальчик-полуведьма.

Я округлила глаза:

- Как?!

- Так получилось, я родился. Когда душа Серебряного дерева меня увидела, она долго смеялась. Даровала мне пару своих живых ветвей и поставила Бесцветным драконом.

- Я знаю, что провозглашает сейчас ниларский император, - чуть ли не подпрыгнула я на кровати, где лежала. – А на самом деле, как и зачем появились драконы?

И снова Тарис засмеялся.

- На самом деле, сейчас драконы будут заниматься тем, ради чего когда-то появились. Защищать ведьму из императорского дома.

- Ведьму?! Из императорского дома?!

- Да. Твоя ветвь по женской линии – ведьминская, Медуница, - Тарис даже смеяться не стал, говорил спокойно, и ему верилось. Я верить не хотела, но верилось! – Ваша семья хранила Серебряное дерево, и главная хранительница дерева всегда была родом из императорской семьи. Но ведьмы сидеть на одном месте не могут, ведьмы должны быть в дороге, должны исправлять то, что происходит… Ведьмы – это лекарство для мира и помощь для мира, то, что позволяет миру исправлять самые жуткие лакуны в себе, это оздоравливающий порыв ветра во всем мире. Вы – лучшее, что может случиться с миром. Но в то же время, обладая невероятным могуществом, вы – очень хрупки и уязвимы. И перед злом, и перед несправедливостью, и перед жестокостью. Поэтому нужны были те, кто смогут защитить ведьму, когда она в пути. Так появились драконы. Бесцветный дракон был поставлен над ними, чтобы вовремя обновлять состав семи драконов. Ну, а семь драконов – были арьергардом ведьмы, её разведчиками, доносчиками, шпионами, телохранителями. Как сейчас. Шесть же драконов у тебя есть?

- У меня нет седьмого. Красный дракон же перестал существовать.

- На какое-то время я займу его место, - пообещал Тарис. – А потом присмотрю нового дракона. Бесцветный дракон должен выполнять свою миссию.

И смех в глазах.

Лукавый тёплый, касающийся меня словно живыми мотыльками.

Я смутилась, отвела взгляд.

Потом снова подняла, спросила серьёзно:

- А если я захочу кого-то отпустить?

- Вроде той же Раяры? – ничуть не удивился Тарис. – Не раньше, чем она выплатит свой долг. Как только это случится, я сразу же найду замену.

Я хотела спросить, а нельзя ли прямо сейчас… и вдруг поняла, что знаю ответ. Сама. Нет. Нельзя. Если я хочу, чтобы дальнейшая жизнь этой нежной эльфиечки сложилась хотя бы хорошо, не говоря уже о счастливо, то ей придётся отрабатывать на охрану ведьмы. Вкладывать в это силы, слёзы, переносить разлуку с любимым. Потому что она – так же как и другие – поставила эгоизм во главу угла. И из-за неё ведьма с императорской кровью умерла. А ведь я нужна миру, я последняя носительница этой крови.

У деда уже детей не будет.

Мир хочет продолжения моей крови, крови хранительниц Серебряного дерева.

И уже не очень важно зачем. Он этого хочет. А я – ведьма, и я слышу это желание, ток силы этого желания в своей крови. Раяре, как и другим, придётся платить по своим счетам, не мне – миру.

Если захочу, я, конечно, могу любого отпустить куда раньше, на все четыре стороны. Вот только ни счастья, ни везенья, ни здоровья, ни долгой жизни после этого освобожденному не видать. Это будет не свобода, это будет короткая дорожка в гроб.

Что ж, значит примем как данность, у меня есть семь драконов, а значит – полное право вызвать императора в круг. Право магического вызова, от которого он не может отказаться.

Проблем в этом ракурсе две.

Во-первых, выходить против императора должен кто-то, кто может его победить и кто имеет право выходить. Априори, драконы металлические из императорской семьи, Чёрный и Белый дракон (которых уже не существует, ибо император повелел, чтобы и имена их стёрли из истории), Бесцветный дракон… Но Тарису-то это зачем? Незачем. Соответственно, придётся идти путём другим. Благо он есть.

Во-вторых, что делать с троном? Пустым трон Ниларской империи стоять не должен. Соответственно, перед тем, как вызывать императора на дуэль, мне нужно присмотреться к возможным наследникам. Более того, при этом остаться не узнанной, чтобы мне не помешали.

А значит…

Я задумчиво взглянула на Тариса.

- Два вопроса.

- Слушаю, моя леди.

- Три, - поправилась я. – Почему ты постоянно меня называешь «моя леди»?

- Могу перейти на «ваше высочество», если не устраивает, - предложил дракон, впрочем, тут же поправился. – Нет, не могу. Тогда уж принцесса Медуница, как альтернатива. Или просто Медуница. Устроит?

- Это не объяснение причины, а следствие чего-то.

- Того, что я только твой дракон? – Тарис задумался. – Я думал, я сказал? Ну, да. Ещё тогда, когда мы только познакомились. Я сказал, что я – твой дракон и буду им вечно.

Мои щёки полыхнули румянцем. Приложив холодные ладошки к скулам, я сердито воззрилась на дракона. Вот смеётся же! И опять не надо мной и моей реакцией, а над тем… какая я милая?!

- Тарис!

- Мне прекратить, моя леди? – и взгляд, голодный взгляд, тёмный взгляд…

Я невольно поёжилась и по кровати сместилась чуть дальше. Одна подушка между нами погоды не сделает, но в случае чего я всегда успею эту подушку кинуть.

- Ещё два вопроса, моя леди, - напомнил дракон, уже сделав свои выводы.

Шантэ! Правильные выводы! Кажется, я уже ненавижу этого типа!

- С кем в итоге на самом деле пересёкся император? И с кем я связана исключением Бралева?

- С настоящим князем Каннаритании, к сожалению, - вздохнул Тарис. – Было бы всё иначе, возможно, было бы проще.

Кому к сожалению?! Ждёт моих дополнительных вопросов, лукавый дракон? Нет уж! У меня действительно последний вопрос очень серьёзный.

- Ты можешь сделать Красного дракона из меня? – спросила я, внимательно глядя на мужчину.

И показалось мне, или действительно в его глазах мелькнул оттенок недовольства? Как будто он ждал этого вопроса, но абсолютно недоволен тем, что он мог прозвучать?

- Без проблем, - тем временем ответил Тарис. – Красного дракона, уж, извини, моя леди, я из тебя не сделаю. К тому же для того, чтобы ты задумала, лучше тебе быть драконессой.

- Сантайр – был драконом, - намекнула я осторожно. – Будет очень странно, если в Каннаританию отправился дракон, а вернется драконесса.

- Сантайр и не вернётся. Сантайр проиграл бой, - флегматично сообщил Тарис. – Соответственно, его место заняла молодая эльфийка, которой он проиграл. Любопытная до людей, до того, как они живут, до окружающих. Кто будет выискивать в эльфийке черты почившей принцессы?

И нет, мне не показалось! Вновь в глазах Тариса мелькнуло душное тёмное выражение.

Он был зол. Не на меня, на обстоятельства, может быть?

- Значит, решено, - кивнула я. – Я буду Красной драконессой…

- И за оставшееся время, - плавно добавил Тарис, - посмотрим, как обстоят дела с твоей боевой подготовкой. Уже сейчас, как минимум, двоих драконов на лопатки ты уложишь.

Я сердито сморщила нос, а этот гад продолжил:

- Про остальных не уверен. Но это при условии холодного оружия. Красный же дракон обычно про магию. Твою же магию иллюзий пробьёт не каждый. Даже мне, мастеру иллюзий, было не справиться с тем, что ты творила, разгуливая по замку Канната в его шкуре.

Нет, я всё-таки определённо точно, невероятно и безо всяких исключений хочу грохнуть этого типа!

- Между прочим, я так тебя похвалил, - намекнул Тарис.

Я сморщила нос.

- Что, - расстроился дракон, - плохо получилось?

Я кивнула.

Он засмеялся, пересел ко мне на кровать и вручил… коробочку моих любимых конфет.

- А так?

- Это подкуп. Не считается.

- Нет, вы только посмотрите на неё, - сделал вид дракон, что рассердился. – Я ей тут говорю, что ученица превзошла учителя! А она…

Я фыркнула, не выдержала, засмеялась.

Надо же, я скучала. Думала, что забыла, выкинула те дни из головы, но нет, они всё это время были глубоко в моём сердце. Я спрятала их, закрыла на все замки, только чтобы не думать, как мне без него плохо. Как я соскучилась!

И то, что я пленница – уже не имело значения. И то, что я товар – по сути, тоже.

И то, что однажды этот замок я покину в венчальном караване – меня не пугало.

Меня пугало то, что он уйдёт и больше не вернётся.

Ладно. Леди не положено, но леди я побуду завтра.

А ведьме, наверное, можно.

Чуть-чуть подвинувшись, я уткнулась лбом в плечо Тариса.

- Гад ты, - чуть грустно сказала своему самому главному наставнику, моей главной тайне императорских будней, тому, кто выпустил меня из клетки, тому, кто стал для меня моим самым лучшим и единственным другом. – Почему ты так долго не приходил?

- Потому что ждал возможности окончательно разрушить твою клетку, - сообщил мужчина, приобнимая меня за плечи. – Я просто немного опоздал. Прости меня за это, Медуница.

- Вот почему ты не называл меня по имени, - вскинула на него я задумчивый взгляд. – Не потому, что кто-то услышал, а потому что я узнала бы.

Тарис кивнул, потом легко поцеловал меня в нос:

- Не стал рисковать.

- Жаль, - честно призналась я, - я бы тогда раньше с тобой такое сделала!

- Вот потому и не рискнул, - засмеялся дракон, поднимаясь. – Я пойду за одеждой для тебя, а заодно оповещу драконов, что их теперь будет семеро. Пусть привыкают.

- Тарис!!! - крикнула я ему вслед, - а как меня будут звать?

- Ариста, - усмехнулся гад и скрылся за дверью до того, как в неё прилетела подушка…


Глава 25. Ариста


Этого гада драконы отлично знали. Нет, в том плане, что он, конечно не гад… Хотя нет, всё же гад! Бесцветный! Как он мог?! Как он мог так меня обмануть?!

Ученица превзошла учителя…

Как же!

Позволил мне ушки развесить, заманил в ловушку и поймал доверчивую девочку.

Как же я была на себя зла! Как же я была на него зла!

Но вместо того, чтобы найти ближайший холодно-металлический дрын, и этим дрыном выразить всю степень своего отношения к подобным обманам, я стояла в роскошном эльфийском одеянии и мило улыбалась драконам!

Кажется, правда, мило у меня не получалось. Уж больно они дёргались. Ещё больше они задёргались, когда Тарис объявил, что вот это гремучее, шипячее чудо в моём лице – новая Красная драконесса по имени Ариста.

Естественно, и речи идти не могло, чтобы чешуйчатая маленькая армия Ниларской империи, не задала очевидный вопрос:

- Твоя сестра-по-крови, нареченная или невеста? – пророкотал Вестон.

Но от его голоса, хотя он и не подумал как-либо скрывать свою мощь и силу, в этот раз внутри ничего абсолютно не ёкнуло.

Тарис усмехнулся, покровительственно приобняв меня за плечи.

- Пока – нареченная, потому и доверяю её вам. Если сбережете, станет – невестой…

С мстительным удовольствием шагнув чуть в сторону, я оступилась, а когда меня поймали (что очевидно), метко стукнула узким мысом по ноге Тариса. Нареченная?! Будущая невеста?!

Это какие такие таинственные причины побудили этого бесцветного выдать меня за свою невесту?! Ну, наставник! Ну, наставник! И ведь даже мне не оправдаться и не отказаться. Он обо мне знает слишком много! И, каюсь, попадала я с ним в несколько компрометирующие обстоятельства.

Ну, как так?! Ну, что за невезение! Что за безобразие!

- У меня только один вопрос, - спросил Таймгар, опираясь на свой здоровый топор. – Знакомиться в бою с этой … крошкой, мы не будем?

Вопрос был несколько странным, но в то же время очень актуальным.

Милый, добрый наставник привёл меня знакомиться аккурат, когда драконы были на тренировке.

Меня. Привёл.

Если начать немного от обратного, то в тот день, когда я пришла в себя, Тарис не вернулся. Прислал через (на минуточку, мою!) теневую кошку мне корзину с едой и душистыми флаконами и записку, что он придёт утром делать из меня эльфийку, победившую Сантайра.

Сегодняшний вечер у меня есть, чтобы поесть горячей нормальной еды и вволю наплескаться в ванной.

Если я попрошу, то, конечно же, Тарис прибудет, чтобы помочь мне промыть волосы.

По-моему, «убить» у меня читалось не только в глазах, но и на лбу. Тарис всегда на меня так действовал. Он был настолько свободным, он был настолько равнодушным ко всем условностям, что мне – в них закованной, закутанной, - было больно и зло на него смотреть. Он жил. И в те редкие мгновения, когда был рядом, учил жить меня.

Учил меня тому, что я могу жить. Я имею на это право!

И смешно сказать, я ему поверила.

Откровенно на него сердясь, за его вмешательство, за его извечное «я знаю, как лучше», я всё же сделала аккурат то, что он от меня ожидал. Объелась вкусностями, наплескалась в ванной, обмазалась любимым абрикосовым маслом, а потом лежала в кровати, читая при свете магического светильника книгу, которая была спрятана в корзине. В «Радужной Академии» такое творилось! Такое творилось!

Я безумно-безумно-безумно переживала за главную героиню и надеялась, что у неё всё сложится.

Ну, вдруг повезёт? Ну, правда же! Должно же повезти?!

Когда на утро Тарис пришёл за мной, я была сонной (не спала всю ночь, читая), умиротворённой, меня ничто не тревожило, ничего не пугало. Я сонно похлопала на Бесцветного дракона глазами, а когда он предложил подремать, пока будет работать, послушно согласилась.

В общем, это была откровенно плохая мысль.

И то, что мне не пришло в голову, насколько я не права, что расслабилась и доверилась Тарису, не оправдывает меня нисколько. Абсолютно!

Неважно, что он – Бесцветный дракон, что он говорил, куда важнее, что он натворил!

А натворил он следующее.

В магии иллюзий есть один очень интересный подраздел. Работает следующим образом: берётся (важно!) разнополая пара магов одной стихии. В нашем случае иллюзий. Выбирается тот, кто будет калькой образа – и как бы этот образ переносится на второго из пары.

Естественно, с обретением сугубо женственных черт, но не увидеть чрезмерного сходства, было невозможно.

В любом другом месте, это значило бы только родство.

Но я была по выбранному образу эльфийкой! А Тарис – человеком.

В этом случае всё было не так просто и не так очевидно, но по совокупности признаков выливалось в вопрос: «дальняя кровь или побратимство – как раз-таки «сестра-по-крови», нареченная или невеста».

- В бою? – ухмыльнулся Тарис, - даже и не знаю, Таймгар. Ты же проиграешь.

- Я?! – растерялся фиолетовый дракон.

Остальные, уже успевшие разойтись по местам, снова двинулись в обратную сторону.

Нет, я не поняла, это что, месть?!

- Тарис, - округлила я глаза, пыталась сказать тихим шёпотом, а получилось звонким колокольчиком.

Драконы замерли.

Таймгар, уже потянувшийся за топором, так вообще застыл соляным столбиком.

Я взглянула на Бесцветного дракона, тот развёл руками.

- Правда, прекрасный голос? Сколько своей красавице не говорю, а она то ли не слушает, то ли не слышит. Век бы слышать этот хрустальный медовый перезвон…

Я точно его стукну!

- Я пас, - отказалась Раяра торопливо.

- Тоже уступлю эту «честь» мужчинам, - согласилась с ней Ная.

Денден окинула меня взглядом с головы до ног и молча присоединилась к другим драконессам.

Остались Таймгар, Вестон и Астарт.

Проще говоря, дракон фиолетовый и дракон оранжевый – оба эльфы, и дракон зелёный – орк.

Все трое – очень хорошие бойцы, все трое – неприятные соперники с точки зрения магии.

Я бросила задумчивый взгляд на Тариса. Спокоен и доволен.

Зная его, насколько я вообще могу о подобном заикаться, не просто считает, что я любого из этих троих уложу, но твёрдо знает, что победа будет на моей стороне.

И это плохо!

Да. Плохо.

Потому что подобная уверенность на пустом месте не появляется, для подобной уверенности должна быть почва. А если она есть – значит, не настолько хорошо я пряталась, как мне казалось.

И он знает.

Знает же?

Бесцветный поймал мой взгляд и подмигнул.

Я только чудом не застонала.

Точно знает.

Но как?!

КАК?!!!

- Ну, хорошо, - Таймгар шагнул ближе, - кто с чем и в каком порядке?

- Ну, о чем ты? - бесцветный лучился довольством. - Вот ещё, выбирать. Одновременно, и с холодным оружием, и магией. Тот, кто упал на лопатки – выбывает.

Я даже зажмурилась от обиды и возмущения. Ну, как же так?! Ещё вчера не знал, а сегодня знает?!

Ведь мне же ещё и нельзя, чтобы эти трое меня коснулись! Их же присягой по откату вдоль позвоночника прожжет так, что мало не покажется!

Или это и есть одна из целей Тариса? Этот бесцветный тот ещё манипулятор, кажется.

Пока драконы переглядывались, общаясь без слов, я укоризненно смотрела на Тариса.

Да куда мне устыдить его взглядом.

Этот... Этот! Наклонился ко мне и шепнул:

- Хочешь знать, откуда? Тогда у тебя всего пять минут, чтобы их положить. Не успеешь - я спрошу за ответ кое-что другое, и я несколько не уверен, что это другое тебе понравится.

Злиться нельзя, ни в коем случае, ни в коем разе. Но глядя на Тариса, я ощущала, как из глубины души поднимается приливной волной злость. Серьёзно?!

- И, - добавил этот злодей, - твои пять минут уже пошли.

Вообще-то чуть в стороне, на скамейке лежала алебарда «Сантайра», та самая, к которой у меня раз за разом тянулись руки, но мы же тут играем в пару, не правда ли? Так что, сердито приподняв верхнюю губу, я продемонстрировала тонкие драконьи клыки (он не только мне их нарастил, он ещё мне на клыках какую-то картинку изобразил!), а потом вытащила из ножен Тариса его собственную саблю.

На мгновение показалось, что сабля сопротивлялась сама по себе, а потом легла покорно в ладонь, не дожидаясь окрика от хозяина.

Ой. Кажется, я нечаянно схватилась за живое оружие...

- Пятнадцать секунд прошло, - ухмыльнулся Тарис, только глаза не улыбались. А у меня в голове мелькнуло, что напрасно я во всё это ввязалась...

Но должна же я узнать, откуда и почему он в курсе?!

И я шагнула к драконам. За моей спиной бесцветный гад насмешливо крикнул:

- Друзья, не недооценивайте Аристу! На кону моё свидание!

Я споткнулась.

Драконы захохотали.

- А когда кто-то из нас победит, - уточнил Вестон, - мы можем пригласить лэри на свидание?

- Когда-нибудь это возможно и случится. Обещаю, что не буду тогда мешать и препятствовать приглашению!

Мужчины запереглядывались, я окончательно рассердилась. Ну, всё... Я лучше выше головы прыгну, но этого шутника поколочу!

А вот Тарис чуть слышно для подошедших драконесс сознался:

- Накрылось моё свидание.

- Почему? – удивилась Раяра, поправляя волосы. На правом запястье счастливой эльфиечки мелькнул венчальный браслет.

- Потому что они её недооценили.

- Это так плохо?

- Ну, - бесцветный едва уловимо пожал плечами. – Для неё – хорошо, а для меня уже не очень.

И, не дав мне подслушать, о чём ещё будет говорить, этот гад разорвал мою ветряную ниточку.

Ещё и погрозил иллюзорным пальцем, зная, что только я увижу.

Ладно, признаюсь. Мне надо не слушать, а думать, что делать с этими вот противниками.

Вопроса «справлюсь» или «не справлюсь» передо мной не стояло. Вопрос состоял в другом, успею за отведенное время или нет. Шансы были.

Особенно после того, как Тарис ляпнул то, что ляпнул. Меня перестали воспринимать, как возможного противника.

Разглядывая трёх драконов, я постаралась взглянуть на них объективно, со стороны, а не из их шкуры, как бывало.

Бывало? Да!

Каюсь, грешна.

Леди не положено, поэтому принцесса Медуница ни в коем разе не могла демонстрировать даже теоретические знания о том, с какой стороны браться за меч! Не говоря уж там о той же алебарде.

Те, в чьей шкуре я просачивалась на занятия, не должны были привлекать внимание.

А мне хотелось знать, хоть чего-нибудь я достигла? Хоть чему-нибудь вообще научилась?! Ну, во-о-о-от настолечко хотя бы?!

Я повторила себе «леди не положено» пару тысяч раз. Мне не помогло.

А потому я просто отдалась на милость ветру. И когда ветер донёс, что Раяра отправилась на горячие источники, я заняла её место и заявилась на тренировку. В её шкуре.

Безумие?

Ну, мне так не показалось. Конечно, я была не права. Очевидно, что это было глупостью! Но мне не надо было ничего скрывать, мне просто нужно было действовать в рамках магии Раяры. Получилось ли у меня? Да.

Понравилось ли мне? Нет.

Я всё равно была ограничена, но эти рамки были куда свободнее, чем те, в которых я была постоянно.

Поэтому потом я пришла снова.

И снова.

И снова.

А потом мне выдалась возможность побывать в шкуре Наи. И орчанки Денден.

И даже пару раз я побывала в шкуре драконов-мужчин. Ох, как классно было в шкуре Таймгара! Воздух был моей родной стихией, а вода очень близка к иллюзии. Тьму я, естественно, даже изобразить не могла. Но и фальшивой воды с настоящим воздухом было более чем достаточно, чтобы раскидать по углам других драконов.

А теперь я не ограничена никем, но у меня в наличии только воздух и иллюзии, а, точнее, некая производная от них, действующая в едином тандеме. Да, я знаю, приличные девочки так не …

Ха! А я теперь неприличная ведьма, мне можно!

Воздух загудел, обретая форму длинного кнута, и я просто прыгнула с места, дёрнув за ногу орка и роняя его вниз. На лопатки! Один – выбыл! А нечего было считать ворон, на мои ножки да косы заглядываясь!

Хотя вот косы, да, косы роскошные. Чёрные, как у самого Тариса. Но если у него только кончики алели, то у меня по всей косе словно алые пёрышки запутались, и под тем или иным углом всё казалось, что в чёрной ночной реке алое течение.

Вестон упав, подниматься не стал, не засмеялся – заржал.

Подмигнув ему, я запрыгнула на скамейку, разглядывая Астарта и Таймгара. Кого из них оставить на закуску?

Таймгар с топором – тяжёлый, будет удобнее закружить и за счёт скорости просто устроить перевес для себя.

А вот Астарт с цепами, если успеет опомниться, станет не слишком приятным подарком…

Так что воздушная удавка полетела в сторону оранжевого дракона. Пока он отвлёкся на неё, я подвела ему под ноги иллюзорное озеро лавы, и пока эльф ошарашенно хлопал глазами, пытаясь понять откуда?!, подскочила к нему.

Встречную атаку цепами приняла на лезвие сабли, и уронила Астарта, лицом вниз. Но ведь внизу лава! Естественно, эльф попытался повернуться, попался всё на ту же воздушную петлю и приземлился на землю спиной вниз.

Засмеялся.

Лежал, глядя наверх, и хохотал.

Я остановилась напротив Таймгара, чуть прикусив губу.

Останется с топором или решит пожалеть и перейдет на магию?

Если второе, то вопрос в том – недооценит или оценит адекватно?

Фиолетовый дракон медленно перебросил свой чудовищный топор в левую руку.

Пожалел!

По моим губам скользнула (она сама, честное слово) очень «каннатовская» усмешка.

Зря это ты, Таймгар. Очень зря.

Мне ведь уже успели ночью во сне рассказать, что ведьмы – это такая очень полезная штука, и для окружающих, кстати, тоже. Но для меня – это особенный класс. Отката у меня нет. Поэтому я могу спокойно пользоваться ветром столько, сколько захочу.

Правда, есть одно небольшое «но». В том плане, что магией иллюзией чудить я могла и раньше без отката. В конце концов, иллюзия она такая эфемерная субстанция. Её потрогать нельзя, она существует и не существует одновременно, поэтому…

Или не поэтому?

А что касается Таймгара… Эльф был неприятным сюрпризом для любого соперника, уже просто потому, что мог спокойно кинуть своё жуткое оружие в одну руку и с другой руки запустить в лоб магическую атаку. Те, кто его хорошо знали, знали и то, что в тренировочном бою, когда не надо ставить на карту всё, фиолетовый дракон немного ленится. И с правой руки он запускает только воду и воздух, а вот с левой – швыряется тьмой. В реальном бою это, естественно, не соблюдалось. Впрочем, пару раз против Сантайра он очень даже с двух рук кидался…

Сантайра?

Уцепив мысль за кончик хвоста, я отложила её в сторону.

Покручу, подумаю. Кажется, ответ Тариса мне уже не нужен. Кажется, я уже поняла, как мой наставник понял то, что я скрывала.

Потому что он делал то же самое, правда, с другой стороны.

Правда, справиться мне теперь было интересно уже в любом случае.

Тело помнило навыки, словно для него не прошло и дня, а вот разум телу уступал. Разум немного расслабился. И то, что я периодически в облике привидения… ну, не в облике, а будучи привидением, развлекалась со всяко разным оружием в оружейной Канната – разуму особо не помогло.

Сообразив, что что-то где-то пошло не так, Таймгар наблюдал за мной прищурившись. Опасный фиолетовый дракон.

Без всяких скидок на моё отношение к драконам, честное слово – хороший.

Но, как говорил мне неоднократно Тарис, первое дело в любой стычке – корректно оценить соперника. Не так плохо переоценить, как недооценить.

Вот Таймгар, видимо, Тариса слушал плохо.

А! Я же не с того начала.

Как выяснилось уже здесь на тренировочном поле, Тарис был «имперским». В том плане, что в Ниларской империи у него была своя собственная должность. Называлась она то «посредник», то «наставник» драконов. Кажется, император никак не мог определиться с тем, кто же всё-таки этот бесцветный.

Ну, и какую полочку для него надо отвести в иерархических игрушках.

А в Каннаританию Тарис прибыл совершенно официально, за драконами. Чтобы никто по дороге не потерялся.

Драконы же наоборот потеряться хотели.

Но не при Тарисе, это даже я понимала.

С другой стороны, и не при мне. У меня тоже на драконов были планы.

Не говоря уже о том, что мне по словам Тариса нужна была охрана (правда, каюсь, пока не очень я понимала, вообще зачем, но спорить с бесцветным – себе дороже).

И вообще! В облике Ритани этот чешуйчатый мне нравился больше!

Но, естественно, я ему об этом не скажу.

У меня примерно ещё две минуты, а у меня в противниках маг. Отката Таймгар не знает в некоторых очень специфических заклинаниях школы Тьмы (потому, собственно, и фиолетовый дракон, а не какой-то ещё).

А вот вода и воздух у него, как и у обычных смертных, очень даже с откатом.

Поможет мне это каким-нибудь образом? Правильный ответ – нет.

Не поможет.

С другой стороны, у Таймгара есть несколько слабых мест, и если их знать, то можно ими воспользоваться. Проблема в том, что эльфиечке и новоиспеченному красному дракону знать об этом неоткуда…

С другой стороны, мне было велено просто победить… Да, я догадываюсь, что потом Тарис сам продемонстрирует, что вот эта прыгучая блоха в моём исполнении очень даже легко укладывается так же на лопатки, но пока меня ещё недооценивают, и этим надо пользоваться!

Особенно, пока меня ещё так любезно недооценивают.

Сквозь пробную иллюзионную атаку Таймгар просто шагнул, отводя её рукой, даже не ощутив сопротивления, и ответил роем воздушно-ветряных лезвий.

Между прочим, так и убить можно! Щита на мне нет. А… вру. Есть. Когда Тарис успел на меня его поставить?!!!

И почему я не почувствовала?!

Мысли – мыслями, а бегать пришлось от души, пока сабля помогала отбивать все эти «подарки». Помогая – в самом прямом смысле, там, где мне бы не хватило ни навыка, ни знаний, она как-то хитро подхватывала моё тело в приёме и доводила до конца.

Если бы не сабля, рухнула бы я носом вниз ещё на первом круге, а так ничего, бодренько, закинув язык на плечо, пробегала три круга и просто села на всё ту же скамеечку под дружный хохот остальных.

Не, а чего они?

Это они могут так набегаться и даже не запыхаться. А у меня с тренированностью на длинной выдержке всё плохо. Не было у меня возможности таким заниматься. А теперь возможность есть.

И, ой, как не нравится мне взгляд Тариса. Этот бесцветный же уже точно прикидывает, что со мной такое интересное сделать.

Грррррррр!

Что? Леди рычать не положено? Я не леди! Я красная драконесса! Мне – можно.

Но вообще, памятуя о том, что говорила Вероника во снах, мне бы вначале до орков и их Железного дерева, а потом обратно к эльфам и Медному. Интересно, как-нибудь завернуть драконов до орков можно?

Там, не знаю, потеряться где-нибудь в пути? Надо будет на эту тему Тариса попытать. В конце концов, ответы он мне теперь задолжал, впечатляющие ответы, много ответов.

Таймгар, подчиняясь окружающим драконам, которые требовали дойти до меня и уложить меня на лопатки, сделал один шаг.

Второго не понадобилось.

Инстинктивная реакция могущественного мага – это такая очень страшная штука, которой при желании можно манипулировать. Теми самыми иллюзиями, которые позволили мне выйти из клетки, а потому которые я совершенствовала в любую возможную секунду.

Естественно, пока мы с сабелькой отмахивались от всех этих водно-воздушных подарков, никому и в голову бы не пришло, что вместе с этим я сплела целый каскад иллюзионных чар.

Собственно, когда Таймгар сделал шаг, она и включилась: иллюзия в каркасе иллюзии на иллюзии.

Я подстраховалась под оба варианта: если маг решит, что иллюзия – не страшно и шагнёт на ледяное прекрасное поле. И если решит, что, ну, его, он хорошо запомнил, как отреагировал Астарт, а значит – применит свою магию.

Он и применил. Воду.

На которую я ставила.

Просто абсолютно инстинктивно кинул в «ледяной каток» тончайшую пелену воды. По его планам, водяная тонкая плёнка должна была покрыть каток, чтобы Таймгар мог пройти.

По факту получилось всё несколько иначе.

Водяная плёнка послушно легла в каркас и послушно стала этаким роскошным ледяным полем! Настоящим.

Применять ветер для создания этаких дорожек для прохода Таймгар не стал, остановило моё заинтересованное выражение лица. Решил, что он – прекрасный эльф, легко пройдёт сам.

Прошёл, метров так … десять, наверное.

А потом перед его лицом из этого поля вылезла акула. Обычная белая акула с прекрасным размахом зубастой пасти.

Эльф отшатнулся, но, моё уважение, на ногах устоял! Потом сообразил, что иллюзии они такие иллюзии, и досадливо стукнул акулу по морде.

Акуле не понравилось, а Таймгару не понравилось то, что случилось после. Огромная хищница высунулась из воды ещё больше, схватила его поперек туловища и поволокла в воду.

Пока эльф сопротивлялся и пытался понять, что происходит, он уже со звучным «плюх» шарахнулся спиной в ту самую водяную плёнку.

А чаровал-то на совесть! Так, что сам не сразу смог распутать!

- Вот как-то так, - явно заканчивая фразу, подошёл ко мне Тарис, остановился, разглядывая. – Ну, не так всё плохо.

- Но явно не так хорошо, как ты считал? – улыбнулась я.

- Нет, гораздо лучше. Я надеялся на меньшее. Впрочем, это было вчера. До того, как я понял, в чьей шкуре ты разгуливала на некоторых тренировках.

- Уж кто бы говорил! Сам тем же занимался, - выдала я предположение и прищурилась.

Тарис хмыкнул и кивнул:

- Рыбак – рыбака… Пошли, Ариста. Буду знакомить тебя с драконами нормально.

- Совсем нормально? – округлила я испуганно глаза.

Бесцветный хохотнул:

- Ну, должны же они понимать, во что вляпались? А теперь будут понимать, что вляпались ещё больше. Построиться, - рыкнул он в сторону плаца.

И драконы выстроились там, окидывая меня очень задумчивыми взглядами. Ага, знаю я такие взгляды, знаю. Это называется проверка на съедобность, под какими приправами и какими приборами есть.

- Итак, - Тарис остановился перед строем драконов, поставил меня перед собой и повёл руками, снимая маскировку.

А вместе с ним – и тот характер, который мне даровал облик Красной драконессы.

- Давайте знакомиться заново, - предложил он, пока чёрно-алая масса понравившихся мне кос светлела, выпуская на свободу длинные медовые локоны. Красная ткань теряла в яркости, переходя в нежный оттенок бирюзы, с ярким фиалковым набойным рисунком и снежно белыми кружевами. Платье было простое, я не хотела больше носить ничего из того, что мне было положено.

Мне больше ничего не было положено.

- Знакомьтесь, - тем временем усмехнулся Тарис. – Медуница, принцесса Ниларской империи, отныне – ведьма, которой дарована вторая жизнь. И, мальчики и девочки, вот теперь, пока вы не искупите долг перед ней, быть вам драконами. Её личными драконами. Потому что, как ни хочется мне этого признавать, но пока я был далеко, вы позволили ей умереть. И теперь это ваш крест до скончания дней и веков…


Глава 26. Присяга и зов о помощи


Один за другим драконы опускались передо мной на одно колено, вытаскивая своё оружие. Мечта любой романтичной девочки, право слово. Мечта даже той меня, которой я была ещё несколько… да, пожалуй, что и дней назад. До того, как я познакомилась с Каннатом. С настоящим, а не с той подделкой, которую знало всё княжество. Пожалуй, среди всех, единственным, кто знал именно такого Канната был только Тарис. Но не разговаривать же с ним о князе? Не знаю почему, но есть у меня подозрение, что наставник не оценит. Вот и не буду.

Но не важно. Глядя на склоненные головы драконов, мне было безотчётно грустно.

На самом деле ведь не так уж они и виновны в случившемся. С другой стороны, ведь и виновны тоже. Когда я узнала, что стоит за всем этим наказанием, я спросила себя: а смогла бы я отложить все свои дела, чтобы помочь той, над кем висит метка «неприкасаемой»? И поняла с удивлением, что да – бросила бы всё. И неважно, кем бы я была в таком случае. Простой ведьмой в дорожном трактире или драконессой в свите Ниларского императора.

Наверное, это и отличает меня от этих драконов.

Наверное, именно поэтому здесь и сейчас я отчётливо понимала, что в моей власти отказаться от присяги любого из них… Да, я понимала и то, что обреку этим на смерть любого из них. Но как жутко это ни прозвучит, я буду в своём праве. В том самом, которое лучше бы не реализовывать. Но которое у меня есть сейчас и будет потом. Всегда потом.

И это лучше помнить, даже в том случае, если я приму здесь и сейчас их присяги повторно. А я приму. Потому что так правильно, потому что так нужно.

А потом, как-нибудь, спрошу у Тариса, а зачем вообще Ниларской принцессе нужны были драконы? Почему нельзя было обойтись там… одним телохранителем? Или двумя?

Когда отзвучали слова последней присяги, и я повернулась к Тарису, то вместо того, чтобы встретиться с наставником глазами, я увидела его склонённую макушку. И до того, как я успела вообще сообразить, что происходит, зазвучал его спокойный голос. Тарис тоже произносил присягу.

И всё бы ничего, но я не поняла ни слова из того, что этот изверг говорил!

«Хочешь знать?» - шепнул мне лукавый голос на ухо.

«Хочу!»

«А что мне за это будет?»

«А кто ты?»

«Я – этот мир», - засмеялся голос в моей голове.

«А так бывает?»

«Ты слишком юная ведьмочка, чтобы знать, но бывает ещё и не так. Поговори с моей любимой золотой ведьмочкой, она знает. Она расскажет».

«Ника?»

«Ника, Ника», - ветер засмеялся, завился вокруг меня тёплым потоком и остановился, словно бы обняв ветряным крылом. – «Хороший мальчишка он, настойчивый. Столько лет ждал свою серебряную ведьму. А она так и не пришла».

«Серебряную ведьму?»

«Да», - и словно бы весь мир качнулся в подтверждение своих слов. – «Но он хороший, знай это. Наверное, потому с тобой и такой живой, что не знал того, кто ты и кем ты стать можешь. Ты успела узнать, что прячется за маской, до того, как он её нацепил».

«Я должна быть благодарна?»

«Не уверен», - мягкая ветряная ладошка погладила меня по макушке. – «Знаешь, я к тебе ещё загляну попозже. А слова мальчика тебе лучше пока не знать. Медовая ты, да только ещё и стальная, упорная, упёртая. Настоящая ведьмочка! Я ещё загляну».

И исчез. Одновременно с тем, как Тарис протянул мне свою саблю.

И вот чего с этим типом делать? Как будто есть выбор!

- Принимаю твою присягу, - вздохнула я, беря саблю и возвращая её в руки поднявшегося наставника. – Но, как минимум, это было нечестно, Тарис!

- С этим мы поработаем потом, - ухмыльнулся бесцветный, вновь обнимая меня за плечи и возвращая эльфийский облик. – А теперь, чешуйчатые мальчики и девочки, давайте серьёзно. Есть проблема: исключение Бралева, которое связало князя Каннаритании. Ниларскую принцессу и Ниларского императора. Из этих троих мне лично наименее симпатичен Ниларский император. За оставшиеся дни задача сделать из Аристы хотя бы приличного мечника, и у лэри явно выраженные проблемы с выносливостью. Причина которых вам всем сейчас очевидна и понятна. Но вопрос не в причинах, а в том, как это устранить. Затем я напишу императору, что его драконы выдвигаются в обратную сторону. Мы пройдём через земли орков…

На этом моменте мои глаза округлились. Остальные остались спокойны до невозможности! Привыкли ко всему, что угодно? Но когда бы успели?!

- Потом, - равнодушно продолжил Тарис, - вернёмся снова в Каннаританию. И уже потом отправимся в Ниларскую империю. Там проведём пару месяцев, как и полагает приличным драконам, оберегая трон, до дня Большого вызова, на котором свергнем императора. В качестве победы за свержение, драконы перейдут в подчинение принцессы. Соответственно, как только мир посчитает, что вы искупили свою вину, от принцессы вы получите свободу. Как по мне – отличный план.

- Как по мне, это не может сработать, - пробормотал Таймгар, создавая из воды мягкие пуфики для всех и устало усаживаясь в свой. Вокруг уже мерцала плёнка абсолютного щита. Кажется Раяра его поставила в тот момент, когда с меня только поползла иллюзия. Или это сделал Тарис?

- Почему? – спросила я, усаживаясь. Тарис переместил взглядом свой пуфик ко мне и устроился рядом.

Как будто боялся, что я куда-нибудь денусь.

- Потому что… не в обиду сказано, лэри Ариста, - голос фиолетового дракона чуть дрогнул, - но чтобы свергнуть императора, мало только семи драконов. Нужен кто-то из семьи, кто бросит ему вызов. Вы же не можете этого сделать?

- Не могу. И не буду. Уже просто потому, что мне с императором не справиться. Всё же он Алмазный дракон Империи не просто так.

- Золотой дракон Раку? – спросила негромко Ная.

- Нет, - отозвался мгновенно Тарис. – Он знал и ничего не сделал.

- Медный дракон? – предложил уже Астарт. – Насколько я знаю, он себе на уме, но о нём хорошо отзывались.

- Анрак – дурак, - произнесла я злобную поговорку, которая ходила по дворцу, и добавила. – И как это ни звучит, но в этой фразе очень много истины. Поставь такого во главе империи, всем плохо будет.

- То есть время до Большого вызова … - снова заговорила Ная.

- Нужно для того, чтобы понять, кто будет вызывать Императора, - кивнул Тарис. – В крайнем случае есть и другие варианты, но к ним лучше не прибегать.

Стесняюсь спросить, а вот сейчас на что наставник намекает? Или об этом он тоже знает?!

- К оркам нам зачем? – басовито прогудел Вестон.

- Принцессе необходимо посетить ваши земли с неофициальным визитом, - ответил Тарис.

Я задумчиво молчала, потеряв нить беседы и всё глубже и глубже погружаясь в себя. Оказывается, эльфийские уши – это такой хороший локатор! Мало-помалу окружающие звуки стихали, позволяя мне полностью сфокусироваться на чем-то.

А послушать стоило то, что происходило в реальности. С другой стороны, даже знай я это, услышь… ну, право слово, это ничего бы не изменило.

- Не понимаю, - вздохнула Раяра. – Я честно не понимаю, что происходит! Такое ощущение, что я попала в кошмар, а он всё никак не заканчивается. Тарис, может, ты объяснишь вообще всё? С самого начала?

- Не в этот раз, девочка. Я могу только объяснить частности, детали. Картину в целом пока не вижу даже я. Слишком много условий, слишком много того, что я упустил, пока находился не рядом.

- Не понимаю! – возмущенно топнула Раяра.

Тарис усмехнулся:

- Я вижу. Итак. Что вы знаете о ведьмах?

- Они не существуют, - отозвался первым Астарт и поправился, глядя на принцессу. – Не существовали.

- Первая ведьма пришла в мир извне, - сердито буркнул Вестон. – Она пришла на пограничные земли. И эльфы, и орки – оба народа отказали ей в помощи. Её приняли в Таире. И теперь она Таирсская принцесса и ведьма Таирсской династии.

- Как тот, кто знаком с этой лэри, - Тарис хохотнул, - надо сказать, что и оркам, и эльфам повезло. Это только люди могут справиться с таким ураганом в её лице. Вот пусть и справляются. Уверяю вас. Ведьмы всегда были «людьми». И это то, что не изменится. … Не должно меняться. Вот только Таирсская ведьма… Наверное, это наказание для всего нашего мира. Но неважно. Поговорим на отвлеченную тему. Представьте себе, мальчики и девочки, что лично вы. Именно вы. Переходите через старый мост. Вы знаете, что он состоит из двадцати досок. Среди них какая-то гнилая, какая-то сломанная, какая-то иллюзия. Сколько из них помешают вам пройти?

- Ноль! – захохотала Денден. – Это же очевидно!

- Готовьтесь к тому, чт