И жили они долго и счастливо...

Неведомый клан || Игра на вечность

Глава 2. Плененная хищница


Сознание возвращалось очень неохотно, по всему телу разливались волны боли, и особенно сильно болела голова, на которую пришелся удар. Из звуков вокруг слышны были только стоны, скрип колес, да брань людей. А еще пахло кровью!

Моргана дернулась, в попытке вскочить… и не смогла. Ее руки были связаны за спиной кожаным ремешком и привязаны к деревянным прутьям клетки.

С трудом разлепив залитые кровью глаза, девочка с ужасом увидела членов своего племени в этой и еще нескольких катящихся вперед клетках. Преимущественно это были дети, но были и взрослые, хотя мало кто из настоящих охотников и воинов достался Буйволам.

Моргана, дрожа, всматривалась в знакомые лица. Кто-то уже пришел в себя, кто-то – нет. Она искала лицо брата… но не могла отыскать. Среди тех, кого она могла видеть, его не было. Это могло значить лишь одно – он погиб, защищая родной дом.

Слезы потекли из глаз сами – отец, мать, брат… она осталась одна. И, возможно, лучше бы она отправилась к Предкам там, с ними, ведь то, что ждет выживших – много хуже смерти. Она отлично помнила рассказы о Ночных Кошмарах, после которых дети долгое время боялись спать одни, забивались в свои постели, едва начинало темнеть и укрывались с головой, в надежде, что Кошмар их не заметит, пройдет мимо.

А Буйволы служили Ночным Кошмарам. И Барсов явно захватили именно как дань своим господам… возможно, смерть дома была бы лучше…

Девочка задергалась, пытаясь освободиться, но дубина одного из массивных мужчин-Буйволов ударила в прутья рядом с головой Морганы.

- Сидеть смирно, скот! И не переговариваться там!

Раздался вскрик боли, кажется, где-то пленники не послушались, и их наказали.

А печальный караван тем временем приблизился к цели своего путешествия.

Моргана уже могла видеть невероятно разросшееся поселение, отгороженное от диких зверей забором из деревянных столбов и толстых шкур. Где-то в глубине поднимался дымок от костров, на которых готовилась еда. Люди с факелами встречали караван, что-то шепча воинам-захватчикам, и конвой слегка менял направление, едва пройдя за «стену». Они двигались к достаточно большому загону, чтобы вместить всех пленников. Рядом с загоном был еще один – для буйволов, а еще – небольшие клетки, стоящие на земле.

Девочка невольно сжалась, до крови закусив губу. Кровь дочери вольного племени в ней бунтовала против такой судьбы, но Моргана была бессильна что-либо сделать. Ей было жутко, она еще только начинала осознавать, что произошло и что их может ждать, и чем дальше, тем страшнее ей становилось.

Впрочем, Моргана была такая не одна. По сути, среди пленников не было никого, кто остался бы спокоен видя, куда их привезли.

Буйволы же этим и воспользовались. Пленников отвязывали от клеток и пинками и тычками дубинок сгоняли в центр загона, затем клетка выезжала, и заезжала следующая. Ни о каком сопротивлении не могло быть и речи – плененные дети и без того были избиты и напуганы. Немногих взрослых, кто все же попытался сопротивляться - просто били дубинками и бросали к остальным.

Барсы постарше старались оттереть самых младших детей в центр группы, чтобы скрыть их от глаз тех, для кого они были захвачен.

Но ночным кошмарам не нужно было смотреть, чтобы видеть…

Впрочем, пусть зов сладкой крови в венах был силён, но ни один не посмел сдвинуться с места. Здесь правила княгиня, и, если бы кто-то сдвинулся с места до того, как она проведёт сортировку, можно было лишиться головы.

Хотя, что головы! Княгиня Астера была чрезвычайно "милостива" к своей свите. Она никогда не убивала быстро. А те, кто покушался на её добычу, могли оказаться на солнце. Под защитным пологом из листьев, между которыми специально оставлялись прорехи.

Несчастный мог и не умереть даже за день. Тогда его раны присыпали солью, и всё повторялось. Заново. И заново. Говорили, что те, кто выживал после третьего дня, получали прощение.

Но таких, кажется, и не было.

Барсы настороженно озирались. То, что Ночные Кошмары не набросились на них еще, хотя их алые глаза уже были видны в темноте, было совсем не хорошим знаком. Они чего-то ждали... или кого-то? И, вполне возможно, этот "кто-то" будет куда как хуже, чем обычные кровососы...

Впрочем, пока вокруг были только держащиеся на отдалении вампиры, и люди.

Найти среди людей главу племени было очень легко. Он был самый жирный среди всех.

В конце концов, там, где всё зависело от того, как быстро ты бегаешь - зависела твоя жизнь, от того, насколько хорошо ты охотишься - твоё пропитание. Только самые умелые люди могли обменивать то, что делали, на что-то ещё.

Но остальные должны были обеспечивать себя сами.

Главе Буйволов ничего этого делать не нужно было. Он мог быть таким, каким ему взбрело в голову. Он и был - толстой пиявкой, присосавшейся к другим племенам, паразитирующей на них.

Его племя, в отличие от многих других, относилось к тем, кто только радовался происходящему, был счастлив находиться под покровительством Ночных Владык, ведь это позволило им творить беспредел. Убивать, ломать, крушить, насиловать, разрушать.

Спящие Барсы были просто одними из жертв… И это только предстояло им познать. В самое ближайшее время.

А пока глава осматривался жадно, высматривая свою часть добычи. Прикидывая, кого, скорее всего, отдадут ему. Он не хотел быть вампиром, даже не мечтал. Он хотел быть человеком, потому что только человек мог наслаждаться чужой болью, чужой ненавистью.

А ещё... этот недочеловек преклонялся перед прекрасной княгиней Астерой. Вампирессу только забавляло то, что творил влюбленный в неё безумец. Именно поэтому он ещё пока был жив. Забавная живая игрушка.

Жадный похотливый взгляд остановился на маленькой девочке, и по губам человека скользнула насмешка полная собственного превосходства.

Моргана поежилась, но страх не показала. Ее воспитывали достойные люди, и они же привили ей определенную гордость. Если этот жирный боров надеялся напугать ее своим вниманием - он этого не увидит. А она... она лучше уж умрет, чем доставит ему удовольствие себя сломать.

Не догадываясь об этих мыслях, глава племени Буйволов скользнул взглядом в сторону, содрогнулся и рухнул на одно колено. Все остальные опускались на колени уже нормально. А вслед за людьми на одно колено опускались и ночные кошмары.

Стоять остались только пленные, избитые, но ещё не сломленные.

Только пока.

И... девушка. Совсем юная. Лет шестнадцати. Удивительно прекрасная.

Кожа цвета слоновой кости словно бы мерцала в сиянии луны. Светлые-светлые волосы, почти белые, спускались до пояса. Белая нежная ткань обнимала тело. Точеные черты лица, точеное тело. Она - вся, целиком, была произведением искусства.

Пока не открыла алые-алые глаза, и царящий в них зверский голод не вырвался на волю.

Она взглянула на каждого, и каждый ощутил, что нечто когтистое, зубастое, лезет в его душу...

Каждый, кроме одной единственной маленькой девочки, которая не сжалась под алым взглядом и не отвела своего. Когда очередь дошла до нее, Астера едва уловимо облизнулась и снова скользнула взглядом дальше.

Никто из пленников не услышал ничего, не почувствовал, но и вампиры, и люди поднялись на ноги. А дальше, дальше научилось самое унизительное, что когда-либо испытывали пленники. Их начали сортировать. Как бычков или как диких коз, на которых Барсы охотились порой.

Один за другим.

- В хлам. В отстойник. На корм. В хлам. Отдайте воинам, отдайте воинам. Из этого можно будет выучить преданного щенка. В казармы. В казармы. А у этого ноги слишком короткие, в отстойник. В отстойник. В стойло. К воинам, послужит славному делу увеличения нашего племени. В отстойник. В стойло. Этого сразу заклеймить и отправить работать на благо Буйволов. Так-так, так, а тут у нас кто? Какая милая малышка. В отстойник. Посмотрит на окружающих, помягчеет, поработаем дальше. Высокая. В отстойник. А это что у нас? Какие глазки! Пойдут в мою коллекцию. Вымыть, высушить, переодеть и ко мне в дом. В отстойник...

Княгиня проходила вдоль пленников, шаг за шагом, слово за слово, определяя жизнь каждого. Кому-то, отданным на поживу Ночным владыкам, оставалось жить несколько часов. Чья-то жизнь ценилась минимум в девять-двенадцать месяцев. Чья-то ещё больше, чья-то меньше.

Самой неопределенной была жизнь тех, кто был отряжен в отстойники - те самые клетки рядом с загоном для диких буйволов.

Они могли прожить ещё ночь, могли прожить там и год - в клетках, где было невозможно укрыться от взгляда, от чужой насмешки, от дождя. Были только клетки, открытые всем ветрам...

В одной из таких клеток оказалась и Моргана.

Сложно сказать, что было тому причиной – то, что Астера не смогла проникнуть в разум девочки, или ее вызывающий взгляд, за которым она прятала страх, или вампирессе просто так захотелось. По всей видимости, чем-то она княгине приглянулась внешне, раз ее не убили прямо здесь, в назидание. Впрочем, очень быстро девочка окончательно убедилась – клетка намного хуже даже самой болезненной, но скорой расправы.

Сквозь прутья, пропускающие дождевую воду и ветер, не раз прорывались древки копий Буйволов, когда им казалось, что девчонку надо проучить за слишком дерзкий взгляд в их сторону. Кормили тех, кто попал в отстойник, ровно так, чтобы они не умерли от голода, но при этом так, чтобы у пленников появился еще один мотив для того чтобы сдаться - голод. А, чтобы мотивация была сильнее – не раз бывало так, что Буйволы-караульные устраивались в зоне видимости пленников и с видимым удовольствием набивали брюхо сытным обедом или ужином.

Захватчики не упускали случая унизить пленников, как-то их задеть или показать – что они не более чем скот даже для собратьев-людей. Княгиня, похоже, установила только один запрет – не убивать никого, кроме указанных лично ею.

За месяц в клетке Моргана стала больше напоминать дикого зверя, готового вцепиться обидчику в глотку, чем милую девочку, которой попала в плен. Это было совсем не удивительно, если учесть, чего она насмотрелась за эти долгие четыре седмицы.

Как-то вечером явились кровососы и у нее на глазах досуха выпили парнишку, лучшего друга Конрада, который был его на полгода младше. Труп после этого бросили животным… в другой раз Буйволы вдруг привели одного из тех, кого забирали ранее чтобы сделать слугой – и зверски избили его перед клетками, оставив умирать в грязи.

Девочка неоднократно видела, как забирают ее собратьев, взрослых и детей… возвращались далеко не все. Кто-то же, даже если и возвращался – возвращался искалеченным, изломанным или практически высушенным кровососами. Она даже видела, как из соседней клетки за волосы выволокли девочку, жившую с ней по соседству, и изнасиловали прямо перед ее клеткой караульные. Им просто стало скучно.

Конечно, это было далеко не все. Кого-то заставляли работать на захватчиков, поручая им самую грязную и тяжелую работу, да еще и избивая или насилуя при этом, словно результат никого не волновал. Если же жертва осмеливалась хоть как-то проявить характер – получала новую порцию избиений. Похоже, Буйволов действительно не сильно волновал результат тех работ, к которым подключали пленных – они ломали свою добычу, а подобные методы работали.

Моргане тоже несколько раз выпадала «трудовая повинность», но ее, как и еще некоторых детей, ломали психологически, но не калечили физически. Она даже в первый раз попыталась спровоцировать охранника, чтобы он ее убил… вместо этого он один раз ударил девочку, чтобы отбросить, потом ее привязали к столбу и заставили смотреть, как наказывают других.

Так что, чем дальше, тем больше менялось самое яркое желание девочки. Она уже не хотела умереть, она хотела смерти этим чудовищам в человечьей шкуре… но что может маленький ребенок, запертый в клетке? Увы, ничего, лишь бороться и не давать себя сломить, пока терпение обидчиков не лопнет, и ее не убьют, как негодный скот.

Моргане оставалось лишь наблюдать сквозь деревянные прутья, как страдают ее соплеменники, как их становится все меньше. Кого-то удавалось сломать, кто-то оставался просто безучастной к измывательствам куклой, утратившей разум, как ее соседка после многократных надругательств, а кто-то умирал… пожалуй, последние были счастливцами.

И вот однажды, устало глядя сквозь прутья клетки, Моргана увидела мужчину. Он был совершенно не похож ни на кого, виденного ей ранее. Высокий, красивый, он не носил бороды и был гладко выбрит, имел длинные каштановые волосы, свободно лежащие на спине и груди – казалось бы, просто чужестранец… но на этом нетипичном образе странности только начинались. Глаза мужчины светились, но были не алыми, а голубыми, одет он был в тонкие легкие одежды, совершенно неместного покроя, а еще не имел никакого оружия, татуировок или иных отметин. И, главное, хоть он свободно шел по дневному селению, его никто не замечал!

Редкие дети, казалось бы, видят чужака, но – они спешили отвести взгляд. А вот она – не стала, пожирала мужчину взглядом, изучая, пытаясь понять… и он ее заметил.

Остановился, повернул голову, выискивая именно ее. И нашел.

Девочка не сжалась при его приближении, хотя он намеренно не сводил с нее пристального взгляда, словно пытался задавить своей волей.

- Как интересно… - протянул он приятным чистым голосом, опускаясь перед клеткой на корточки. – Ты меня видишь и не боишься?

- Да, - она ответила напряженно, полагая, что сейчас за такую дерзость будет наказана… но нет, чужак вдруг улыбнулся.

- Удивительно… Какая сила духа… Скажи мне, дитя, кто ты?

- Моргана из племени Спящих Барсов, - гордо заявила девочка, не замечая недоуменных взглядов товарищей. Похоже, они решили, что она тоже тронулась умом. – А ты?

- Красивое имя, Моргана. Оно тебе подходит, как и имя твоего племени… Что же до меня… Мое имя ты узнаешь, если так распорядится судьба. Но кто же запер такого очаровательного котенка в клетку?

- Кровососы… - она уже не называла их кошмарами, просто не могла. Это была ее явь, а не сон, и она видела, как чудовища высасывают кровь из ее близких.

- Да, распоясались они, согласен… Я смотрю, ты еще не сдалась, котенок?

- Нет. Я не сдамся, - прошипела девочка, словно рассерженный котенок барса, сжала кулачки. – Я заставлю их заплатить за то, что они сделали…

- Хорошие слова, дитя… Очень хорошие. Я редко вижу таких, как ты, печально редко. Если под солнцем еще рождаются такие дети, может ваш вид и не так безнадежен, как говорят другие… Что ж, Моргана, раз ты еще готова бороться, я тебе немножко помогу. Хорошо запомни мои слова, я не буду повторять их, а второго шанса у тебя не будет, если упустишь его – для тебя все будет кончено. Когда закончится текущая луна, и придет время, твой шанс будет на третьем кольце. Отвори путь живительной реке там, где человек всего уязвимей, и она охотно покинет свое русло, позволив тебе стать вольной хищницей, а не цепным зверем при ненавистном хозяине. Запомнила?

Девочка ошарашенно кивнула, а мужчина, поднявшись, усмехнулся и… пошел прочь из селения, позабыв, похоже, зачем вообще приходил.

Моргана же смотрела ему вслед и не понимала, кто это был, и что только что произошло. Однако одно она поняла точно – у нее будет шанс хотя бы взять дорогую плату за свою жизнь. И она его не упустит…

А следующим утром за ней пришли… Двое стражников, высоких по отношению к самой девочке, привели её в шатёр из буйволовых шкур, да так там и оставили.

В шатре было темно, костёр в углублении в земле не грел, не давал света, зато чадил так, что глаза мгновенно зачесались.

А потом Моргана увидела и хозяина шатра.

Возлежащего на груде шкур, и... не одного. Рядом с его ложей был небольшой столик, на котором сейчас в мясистых зелёных листах лежало мясо и какие-то мелкие фрукты, рядом стоял глиняный кувшин с чистой водой.

Глава племени трудился над какой-то вскрикивающей жалобно девочкой. Ещё одна уже поломанной грудой лежала рядом.

Моргану на миг парализовало осознанием того, что она - следующая. К своему возрасту девочка уже знала, откуда взялась на свете, и уж тем более насмотрелась, пока сидела в клетке…

Когда же первоначальный испуг прошел, в ушах девочки зазвучали слова голубоглазого чужака: "твой шанс будет на третьем кольце".

Понять, о чем идет речь, было не сложно - пояс мужчины валялся на полу на полпути между ложем и девочкой, и в третьем кольце его висел маленький нож.

Не тратя времени даром, малышка кинулась к ножу, но, едва выхватив поняла - ударить она не успеет.

"Отвори путь живительной реке там, где человек всего уязвимей..."

Девочке помнила уроки отца, где он показывал наиболее уязвимые точки на теле человека. Ни до одной из них у Вождя ей было не добраться - он был слишком уж тучен для этого. Ни до одной, кроме крупкой жилы на внутренней стороне ноги. Но и для этого ей придется рискнуть всем. У нее действительно будет всего один шанс, как и сказал тот незнакомец. Если рука дрогнет, и ей не удастся задуманное - то, что творит враг сейчас с этой девчонкой, покажется Моргане блаженством, по сравнению с собственной судьбой.

Она отползла на прежнее место, застыв там и спрятав в своей потрепанной одежонке нож...

Отшвырнув в сторону уже переставшую плакать жертву, вождь племени Буйволов поднялся на ноги, почесал пузо и двинулся к столу. На Моргану он лишь бросил один взгляд и нападать не спешил.

- Есть будешь? - спросил он равнодушно. - Да ты не дергайся пока. Вина можешь выпить. За твоей спиной бочка стоит. Я Мунатий. А ты?

- Моргана... - хрипловато от волнения ответила девочка. Ей нельзя было злить этого мужчину - если он на нее накинется, возможности ударить у нее просто не будет. Главный Буйвол был сильным мужчиной, и не стоило обманываться из-за его комплекции. Не будь он способен силой удерживать свой титул - давно нашелся бы кто-то, кто его сбросит.

- Моргана? Хорошее имя. И ты сильная девочка. Я видел, как ты смотрела там, в клетке. Ломаться не хочешь, значит. Да ты сядь, сядь, куда-нибудь. И если холодно, возьми шкуру с ложа.

Моргана, настороженно косясь на Мунатия, взяла наиболее чистую шкуру и закуталась в нее, присев у стола. Не потому что ей было холодно - на нервах девочка вообще перестала чувствовать холод или жар, просто под шкурой он точно не заметит оружия, украденного ею.

Выпив залпом половину кувшина, мужчина уставился на девочку тяжелым взглядом.

- Она сказала тебя не трогать, не калечить. А ещё сказала, что ты достаточно сильная, чтобы выносить моё дитя. Так что у тебя, Моргана, сейчас два варианта. По-хорошему и по-плохому.

Она опять не отвела взгляда. Моргана не желала позволять ему видеть свой страх. Правда, сейчас - уже потому, что боялась, что страх ее парализует.

- П... по-хорошему?.. - не поняв смысл слов мужчины, переспросила она. Это что же, он думает, что она будет с ним... добровольно!? После того, что они сделали с ее домом и ее родными!?

- Станешь второй женой, - кивнул Мунатий. - Владыки тебя не тронут. Будешь сама как Владычица.

Моргана совсем растерялась. Этот мужчина говорил странные, даже дикие вещи, начиная с того, как он именовал кровососов... Но, похоже, выбора у нее не было. Вариант "по-плохому" был очевиден после месяца в клетке... но, главное, он лишал возможности даже попытаться отомстить. Уж лучше подыграть ему сейчас.

- По-хорошему, - тихо, чтобы он не заподозрил неладного, произнесла девочка, продолжая смотреть на Мунатия.

- Умная, - кивнул одобрительно глава Буйволов. - Посиди тут.

- Хорошо... - Моргана кивнула, не сводя с него взгляда. То, что она не доверяла мужчине, неожиданно решившему действовать "по-хорошему" было понятно.

- Ну, и чудненько, - мужчина кивнул и ... вышел.

Других девчонок из шатра, причём одна из них была мертва, вынесли стражники.

Ближе к ночи Мунатий пришёл сам, ещё на своих ногах, но судя по запаху... выпитого там было очень много. Уже почти задремавшая в ожидании Моргана опять напряглась. Пьяный – это нехорошо, алкоголь может ему память о его утреннем плане выбить начисто, и тогда ей несдобровать.

Присев на корточки перед девочкой, мужчина озадаченно потрогал её за щеку:

- А ты кто?

- Моргана... - девочка невольно дернулась от его руки. Она оказалась права - он уже забыл...

- А что ты здесь делаешь, Моргана? - пьяно икнул Мунатий.

- Ты велел ждать, Вождь... - тихо ответила она, затем подумала и уточнила, - сказал, что берешь меня второй женой...

- Да? Ну, пошли, - кивнул мужчина, тяжело поднимаясь и нависая над девочкой. - Второй так второй. Станешь матерью моего ребёнка, я тебя и первой сделаю...

Девочка кивнула, словно соглашаясь. Она даже начала подниматься, а в следующий момент острый кинжал, украденный еще утром, вспорол бедренную артерию мужчины. Лучшего момента уже не будет...

Замутненное алкоголем сознание не отреагировало, к тому же, человек пил кровь Ночных владык, что сделало его менее уязвимым к болезням и боли.

Недоумевая, почему девчонка так долго копается, мужчина наклонился ещё ниже и тут же получил ножом по горлу, чтобы не заорал, чтобы не выдал...

Ещё даже не понимая, что только что случилось, девочка схватила окровавленной ладошкой еще один нож с пола. Она еще не верила, что у нее получилось убить Вождя Ленивых Буйволов, да еще и выжить при этом!

Неожиданное рычание вырвало Моргану из ступора, из тени к ней вышел роскошный барс со светящимися голубыми глазами. Внимательно всмотревшись в девочку, он кивнул и дернул головой, словно веля следовать за собой.

Ослушаться тотемного зверя своего племени девчонка не посмела, подхватила какую-то шкуру и поспешила за барсом.

А тот… тот пролез в какую-то дырку в стене и, когда малышка вышла за ним, повел ее дальше, к выходу из поселения. Барс не оглядывался на нее, только порыкивал, подгоняя измученного ребенка, чтобы ее не заметили люди. Если заметят – ей конец. Так они выбрались за стену, да ушли на пару сотен шагов от нее – в лес, где можно скрыться.

Едва оказавшись у чистого ручья, Моргана упала на колени, отмывая кровь с рук, а потом и утоляя жажду холодной водой. Худые плечики дрожали от накатившего коктейля эмоций.

Барс же зашел за вековое дерево и исчез. Вместо него из-за могучего ствола вышел вчерашний голубоглазый чужак.

- Ты действительно сильна, котенок… - протянул мужчина, глядя на Моргану. – Ты убила своего обидчика, чего же ты хочешь теперь?

- Силы… - прошептала она, кутаясь в шкуру. Малышку морозило от накатившей теперь слабости. – Они не должны существовать… никому больше не должны причинить такой боли…

- Бесспорно, у тебя есть право так считать… Забавно, что при таких мыслях, у тебя такая чистая душа, Моргана. Интересно, в какую хищницу ты вырастешь? Хотел бы я увидеть это… Да, действительно, я хочу это увидеть, - мужчина подошел, садясь на корточки перед ней. – Знаешь, довольно далеко на восход отсюда есть место, где ты сможешь понять свое истинное место в этой жизни. Место, где тебе могут помочь примириться со своим гневом или найти силу его выплеснуть. Место, где даже самые черные души неожиданно для себя находят где-то в глубине своего существа искру света и раздувают из нее настоящий пожар. Если ты пойдешь туда – я укажу тебе направление и дам метку, которая защитит тебя от недопонимания с его обитателями.

- А если не пойду? – насторожилась девочка.

- То живи, как сможешь. Я не заставляю, выбор делать тебе.

- Что это за место?

- Храм Ночи. Ты направишься туда?

- Если там я найду свой путь и силу идти по нему – да, - хмуро кивнула Моргана. – Ты пойдешь со мной?

- Хорошо. И нет, я не пойду. Этот путь ты должна пройти сама, если тебе это суждено или у твоего духа достаточно сил, чтобы диктовать Судьбе свои условия. Иди на восход, и он сам приведет тебя к месту. Удачи тебе, котенок. До новой встречи, - он улыбнулся вновь и – пропал. А на правом плече Морганы уже чернела татуировка – терновое кольцо, обвившее худенькую ручку, но дающее веру – она справится!


⇜ Предыдущая глава

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2021