И жили они долго и счастливо...

Фантастика || Просто выжить

Глава 19. Подмена понятий


Эдем


Недельная работа Евы над Котёнком принесла немалые плоды. Лаврентий Тигранович, возглавивший проект, уже активно вёл работу над новой версией «Зверолюда». А Алию все оставили в покое. Пока что ей выделили покои неподалёку от Мастера - всё же переоценить её эмпатические способности было сложно, как и преданность… Но хозяин пока не придумал, как распорядиться Котёнком. Смотрел, наблюдал, как она себя ведёт, не потянет ли её опять на человечину, не вспыхнет ли агрессия.

Не вспыхивали. Ни агрессия, ни желание закусить человечиной. Хотя пару провокаций ей подстроили.

Люди в еду Алию больше не интересовали, зато она стала обожать сладкое.

Но понимания, как с ней поступить – не приходило.

Исаак занялся текущими делами, накопившимися в его отсутствие, и вынырнул из них лишь когда Пенг доложил, что с Мастером хочет встретиться новый начальник охраны.

Это было интересно… Кандидата выбирал Роман, и подчинялась охрана тоже службе безопасности… Не лишне будет увидеть, насколько толков новый глава.

Встреча должна была пройти в кабинете Ливея, просторном уютном помещении с панорамными окнами… Ни в одно из которых с улицы нельзя было увидеть хозяина кабинета или его гостя.

Хозяин кабинета сидел за своим столом из красного дерева, когда верный Пенг доложил и, с разрешения Исаака, пустил посетителя.

Дверь открылась и плавно закрылась, когда в комнату скользнула худощавая прыщавая девица, нервно оправила явно неудобный для неё брючный костюм и вытянулась во фрунт:

- Здравствуйте, Исаак Наокиевич!

- Здравствуйте, Регина. Проходите, присаживайтесь, - указал он взглядом на гостевое кресло.

Смущающаяся девица тенью скользнула к креслу, опустилась, сложив ладошки на коленках, пряча повлажневшие глаза и деликатный румянец на скулах.

- Вы просили о встрече… - намекнул Ливей.

Регина кивнула, не поднимая головы.

Ливей не торопил, спокойно ждал развития событий. Идиотку Некромант не поставил бы, так что это определённо будет интересно.

- Я даже не знаю, как сказать, - смущённо мялась девица, - понимаете, тут такая… несколько… деликатная и неприятная ситуация сложилась… Я прямо даже и не знаю, как сказать…

- Выдохните и постарайтесь сказать, как есть.

- Ну, в общем… тут… такое… такое… - девица подняла абсолютно снулые мёртвые глаза, у рыбы и то живее, и спокойно сказала, уже не подбирая слова и не изображая из себя идиотку, - очень хочется верить, что ваша тварь - не блохастая, Исаак Наокиевич. Потому что защищать вас от идиотов и перебежчиков - это одно, а вот разбираться с блохами определённо не наша часть задачи. Уборщицы же не могут подойти, они боятся это порождение воспалённого разума.

- Звучит интригующе. А если несколько ближе к сути проблемы? - ни тени встречных эмоций… Исаак с вежливым интересом как взирал на гостью, так и остался.

- Ваша тварь уже третий день подряд забирается в вашу спальню, пока вы работаете, и спит на вашей кровати, - на губах Регины скользнула задумчивая усмешка. - Благодаря её «помощи», мы уже вскрыли два очень неочевидных, но возможных пути проникновения на вашу территорию. Третий же раз её просто пропустили, потому что никто не осмелился заступить ей дорогу. Но сейчас она опять в вашей комнате, и я прибыла лично, чтобы уточнить, нужно ли с этим что-то делать. Может быть, необходимо доставить её к учёным?

Исаак чуть усмехнулся, открывая на своём экране изображение с камеры. Действительно, Алия свернулась клубком на его постели… И играла ладонью с кисточкой на подушке.

- Какие-то признаки агрессии проявляла? И как вообще себя вела, когда находили и выгоняли?

- Признаков агрессии не проявляла… зримо. Хотя шипит она так, что колени подкашиваются. Её никто не смог выгнать, Исаак Наокиевич. Просто, как только тварь слышит ваши шаги, она исчезает сама.

Мастер чуть кивнул. Ну да… Подкашиваются… За время исследований Евы Алия научилась пользоваться эмпатией, как оружием… И очень охотно применяла его. Как никто брюки не попортил - уже вопрос.

- Ясно… Пока ничего делать не надо. Наблюдайте, посмотрим, что будет происходить… - протянул он задумчиво. Неужели Котя так по нему соскучилась?

Регина послушно кивнула:

- Как скажете, Исаак Наокиевич. Ещё два вопроса позволите?

- Конечно.

- Вопрос первый. Что прикажете сделать с неучтённой тварью? Созданной американским учёным, который… не вернулся из вашей поездки?

- Неучтённой?

- Да, ван. Ваш учёный создал тварь на оборудовании в обход… техники безопасности и соответствующих правил, которые направлены на то, чтобы обеспечить вашу безопасность, безопасность города и проживающих на его территории.

- Хм… Где она сейчас и что из себя представляет, как ведёт себя?

- В бункере, который располагался под территориями учёного. Он утверждал, что там у него комната «тишины». Тварь привлекла к себе внимание… звуком. На звук пришла уже ваша тварь, заинтересованно ковырнула стену и умчалась прочь. Двое оперативников, которые присматривают за её передвижениями, прислушались и услышали… нечто, что не является человеком. Мы использовали переносные установки, но всё, что смогли понять, это нечто не является гуманоидным созданием, с каждым часом оно всё больше… сатанеет.

- Хм… Видеопотока оттуда, я полагаю, нет?

- Нет, ван.

- Пока не пытается вырваться?

- Пытается, но там не так это просто сделать. Очень похоже на то, что изнутри укрепления, которые созданы специально, чтобы не допустить этого.

Ливей задумчиво набрал сообщение для Коти. Если тварь спугнула её, то это уже не шутки…

Алия, дремлющая на подушке, неуверенно развернула ухо, потом зевнула, обнажив длинные клычки и кувыркнулась на кровати на другой бок, только хвост нервно стукнул, показывая, что вопрос Коте не понравился.

Впрочем, ответ почти тут же последовал:

- Запах, - отозвалась Алия с очередным зевком и уткнулась лицом в подушку Ливея.

«Что за запах?», - написал в ответ мужчина.

Котя задумалась:

- Неправильный. Он вкусный и нет. Пахнет, как Мастеррррр, мурррраурр, и гнилью, как мешок.

«Спасибо, милая».

Ливей посмотрел сквозь Регину. Что там такое - было интересно. Но могло быть и опасно.

- Вот что… Выстройте укрепление так, чтобы, если вырвется - уничтожить неучтённую единицу. Я попрошу Романа Андреевича предоставить вам дополнительные ресурсы, возможно получится выяснить, что там происходит. В любом случае, приоритет - не дать образцу натворить дел.

- Так точно, Исаак Наокиевич. И третий вопрос. Что делать с теми, кто «сливает» о вас информацию на сторону?

- Новички появились?

- Двое. И ещё один из «стареньких» и неоднократно до этого проверенных. Его передача почти ушла.

- Я так понимаю, раз вы спрашиваете, то они умудрились накопать что-то к сливу не одобренное?

- Да, ван.

- Выясните, как, кому, почему и зачем. И позаботьтесь о том, чтобы больше не пакостили… Способ на ваше усмотрение.

Регина едва уловимо улыбнулась:

- Исаак Наокиевич, было бы грешно отвлекать вас от дел, не имея всего этого на руках. Уже всё готово, у меня всё при себе. Проверенный пакостил из-за семьи, которая «в руках военных», семья на деле уже давно мертва. Один из новичков - бывший Егерь, сливал информацию им же. Ну, так считал, - в мёртвых глазах на мгновение проблеснула яростная насмешка. - Меня несколько… смутил третий персонаж. По двум другим я уже подготовила пакет документов, взгляните, пожалуйста, когда вам будет удобно, что именно за информацию эти люди хотели отправить на сторону. О дальнейшей их… истории я позабочусь. А вот третий… - вот теперь девица растерялась не показушно, а очень натурально, - это фанатик, Исаак Наокиевич. И он не сказал никому ничего.

- В смысле, фанатик?..

- Чудак, вещающий о конце света, о том, что все должны покаяться, а вы - в особенности.

- Живой ещё?

- Да, ван.

- Надо бы его специалистам Романа Андреевича показать… Может хоть что-то из него удастся узнать. Фанатик в Эдеме… Кхм, даже звучит забавно…

Девица кивнула:

- Передадим.

Исаак задумчиво побарабанил пальцем по столу. Военные, значит… Нехорошо. Нет, взять Эдем и нормальной армии не по зубам, строили грамотно, и охрана тут не только из людей. Но напакостить это запросто. Надо что-то с этим делать.

- На этом пока всё, Исаак Наокиевич. Если у вас нет ко мне вопросов или пожеланий, то могу я удалиться?

- Да, Регина. Спасибо за информацию… Ваши документы посмотрю чуть позже.

- Спасибо, Исаак Наокиевич, - девица с грацией хищницей поднялась с кресла… и мгновенно поплыла. Пропала осанка и выправка, внутренний стержень. Из кабинета могущественного вана вышла зарёванная прыщавая девица, в которой ни с первого взгляда, ни с сотого никому адекватному и в голову бы не пришло высматривать начальника охраны…

Мастер же, подумав, отправил Котенку сообщение с просьбой его дождаться… и пошёл к себе.

Однако заходил в свои покои мужчина, тихо фыркая… Так уж получилось, что он случайно подслушал разговор двух охранников. Мол опять эта непонятная девица в спальне вана, словно тешит себя надеждой стать его любовницей! Да на кой ему эта нелюдь, когда в его распоряжении самые роскошные женщины Эдема и всего выжившего человечества? Любую помани, всё отдаст!

Алия в его постель в этом смысле? Вот уж удумали… с чего бы у неё такие желания?

Котя, уловив появление вана, уже ждала его практически у дверей, была бы котёнком-зверьком - уже бегала бы по стенам и по потолку, а так устроилась на краю кресла, во все стороны распространяя яркую эмпатическую волну нетерпения-нетерпения.

Мастер чуть-чуть усмехнулся, изучая Алию взглядом.

- Мастеррр пришёл, - счастливо заурчала Котя, покачивая ушками.

- Пришёл. Как ты здесь?

- У Мастеррра мягкая кррррроватка, - слегка рычаще отозвалась Алия, радостно качающийся хвост прижался к ножке кресла, и даже ушки слегка поникли. Котя настороженно следила за Ливеем, не будут ли её ругать.

- У тебя неудобная? - привычно-мягко отозвался мужчина, садясь напротив Алии.

- У меня совсем её нет.

- Как так?

- Ну, я не человек же, - убийственно спокойно отозвалась Алия. - У меня есть клетка.

- Ты хочешь мягкую кроватку, лапушка?

- И подушку Мастеррра! - обрадовалась Котя, поставив торчком ушки. - Можно?

- С кисточками? - рассмеялся он негромко.

Ушки снова поджались, Алия виновато спрятала ладошки за спиной. Но подушка была очень-очень-очень-очень… очень желанной!

Мужчина поднялся, сходил в спальню и принёс подушку. Сам положил на колени Алии и почесал ту за ушком. Кошачьим.

Правда, пока ходил, он сделал кое-что ещё. Приказал заменить клетку девушки-кошки на мягкую кровать. Немедленно. Заправленную, полноценную кровать.

Знал ли он, как её разместили? Знал. Но… Сейчас Алия была под наблюдением. Какой она станет теперь? Как будет себя вести? Будут ли у неё свои желания? Какие? Как она будет их реализовывать? Всё это было важно. И всё это было… интересно.

Зарывшись лицом в подушку, Котя только ушками счастливо качала. Лица её видно не было. Мастер же пробежался пальцами по мягким волосам девушки-кошки и вернулся в кресло.

Вопросительное урчание, и Алия на мгновение оторвалась от сладкой добычи:

- Мастеррррра что-то тррррревожит?

- Да, милая… То странное существо, которое тебе не понравилось.

- Оно неправильное, - Котя поджала ушки и чуть ли не попятилась. - Совсем неправильное.

- Что это значит?

Ушки Коти поджались ещё больше. Она явно не могла подобрать слов, ей просто не хватало словарного запаса, даром, что последние дни создание прогрессировало с безумной скоростью.

- Мастеррр - пахнет правильно. Мешки - пахнут неправильно, но правильно. Этот запах совсем-совсем неправильный, в нём смесь правильности и неправильности.

- Оно опасно?

- Да.

Мастер задумчиво перевёл взгляд на стену. Нехорошо… В нежить Романа он, конечно верил, видел, что они творят, но… Это люди.

- Милая… А ты сможешь присмотреть за людьми, которые пойдут смотреть, что там за существо? И помочь им, если потребуется?

- Если Мастеррр хочет, то, конечно, - согласилась Алия, - только мой рык на то существо не действует, оно не мешок, оно живое.

- Ну, коготки-то подействуют?

Алия задумалась, неохотно пожала плечами.

- Не знаю.

- В любом случае, если поймёшь, что не справишься, или справишься, но фатально для себя - уходи. Ты мне живой нужна.

Алия покачала смущённо ушками.

- Хорррррошо, Мастеррр, я поняла.

Мужчина отправил сообщение Роману, предупреждая и о твари и о том что Алию исполнителям нужно взять с собой. Ответ пришёл мгновенно: «ОК, ван».

Котя тем временем вместе с подушкой начала смещаться к окну.

- Не бойся, не отнимут… И тебе бы пока не заходить к себе, там кровать монтируют, не нужно отвлекать.

Алия застыла, обернулась:

- Что?

- Ты просила мягкую кроватку, её сейчас собирают, - повторил мужчина.

- Для меня? - ошеломлённо переспросила Котя, кошачьи ушки плотно-плотно прижались к голове.

- Да.

- Спасибо, - Котенька залучилась счастьем. Эмпатическая волна осторожно коснулась Мастера и отпрянула.

Алия действительно училась владеть своим даром и своим талантом, чем вызывала неподдельный интерес Ливея.

- Хочешь что-то ещё, милая?

- Нет, - Алия помотала головой, засмеялась, прислушалась к чему-то. - К Мастеррру идут. Я пойду?

- Хорошо. И постарайся пока не отвлекать рабочих.

Кошечка послушно кивнула и двинулась в коридор, счастливо обнимая подушку.

Ливей же проводил её взглядом.

У Котёнка появились свои собственные желания… Это хорошо. Это очень хорошо.


Искатели


Ева сидела за столом, устало глядя на тарелку с едой.

Еда там была, а вот есть абсолютно не хотелось. Бесёнок просто элементарно до невозможности устала. Последние двое суток, когда интересный эксперимент пошёл по неинтересному пути, она была на ногах, и сейчас ей элементарно хотелось упасть… и, наверное, уснуть.

Но вначале… вначале что-то было нужно сделать.

И это что-то включало общение с Барсом.

Правда, учёной пришлось откровенно напрячься, чтобы понять, что он говорит.

- Прости, я устала, - Ева даже улыбнуться не смогла. - Повторишь свой вопрос?

Барс вздохнул. Надо загнать её спать… Вот только как это сделать?

- Ты закончила с седьмым?

Ева кивнула:

- Только что. На последнем этапе вместо стабилизации он начал рассыпаться, пришлось приводить в действие пару механизмов, которые использовать не хотелось.

- И как он нынче? Про тебя не спрашиваю, тебя я сейчас унесу спать.

- Уноси. Я даже не буду спорить. Он… больше не заражённый, обычный человек, переживший искажение. Такой же, как другие, хотя об этом сам пока не подозревает. И теперь твоё решение, что с ним делать дальше.

Барс задумался. Он не лукавил, когда говорил, что этот человек ему не нужен сам по себе. Даже скорее вреден… Но косвенно этот человек может очень серьёзно помочь. Надо только все предусмотреть.

- Он в сознании?

- Ещё пока нет, - Ева зевнула и отправила на планшет Барса две ссылки. Одна выводила данные датчиков жизнедеятельности, вторая вела на камеру наблюдения. - Он сейчас под капельницей. Минут через пятнадцать должен очнуться.

- Ясно… Бесёнок. Сможешь, если что, организовать ему летальный исход по естественным причинам после выхода из твоих владений?

- Абсолютно безо всяких проблем, - отозвалась равнодушно Ева. - У него очень искусственный штамм, мне пришлось монтировать практически на ходу тупиковый вариант. И первые полгода, как минимум, нужно будет постоянное наблюдение и соблюдение определённых хитростей. Достаточно кое-что безобидное добавить ему в еду… или не добавить, и всё. Счастливая спокойная смерть в своей кровати.

- Дева Яга, как она есть, - улыбнулся мужчина. - Спасибо. Тогда давай-ка я тебя отнесу в кроватку…

Поднявшись, Барс подхватил жену с кресла на руки.

- Относи, - пробормотала Ева, уронив голову ему на плечо. - Потом я проснусь и заберу в лабораторию радистку Кэт. У меня есть всё, чтобы она встала на ноги.

- Хорошо. Вирус использовать будешь? - усмехнулся он, садясь на квадр и стартуя в сторону их блока.

- Нет, не потребуется.

- О как… Ну, тем проще…

- Гораздо, горрраздо проще. Я не хочу доставлять тебе проблем, Пушистенький. Потому и по минимуму вмешиваюсь в жизнь и тела твоих игрушек.

- У меня гениальная супруга.

- Скорее просто я разумно ленивая, - снова зевнула Ева. - Пушистенький, если я усну на руках твоих… разденешь меня, перед тем, как укладывать в кровать?

- Конечно. Спи, Бесёнок.

Ева кивнула, сонно чмокнула мужа в подбородок, куда дотянулась, что называется, и тихо-ровно засопела. До этого момента она держалась и на упрямстве, и на внутренних резервах организма.

Не совсем человека…

Барс же уложил Еву в постель (раздев, разумеется), а сам вернулся в лабораторию, понаблюдать и подумать…

Нет, он не мнил себя героем в белом плаще… Если уж так подумать, то его плащ был залит кровью и грязью. Да и от простого человека Михаила Барсова в нем уже почти ничего не осталось…

Так уж сложилась судьба, что вместо небольшого отряда, руководство которым в сущности, было простым и незатейливым, сейчас на нем висело полторы сотни душ… И мораль обычного человека не могла справиться с таким грузом. Да, можно было бы откреститься, предложить выбрать другого человека, но… Вот именно это «но». Он бы не смог подчиняться кому-то, позволять жертвовать своими ребятами. Так что пришлось взвалить всё на себя.

И измениться.

Отбросить человеческую мораль и примерить монаршую. Пафосно? Возможно. Но это так.

Для человека приговорить другого, ещё даже ничего плохого не сделавшего - невыносимый груз. Но монарху приходилось оценивать последствия. Человек из седьмого бокса был опасен. Не физически, конечно, таких людей сам Барс раскидал бы десяток, не запыхавшись. Он был опасен и своей силой воли, и опытом командира, и даже просто тем, что умел сплачивать людей ради исполнения приказа.

Он был опасен… И потому Барс заранее был готов подписать ему приговор, о котором будут знать всего двое…

Сейчас он смотрел на экран планшета, как просыпается пациент из седьмого бокса, и готовился встретиться с ним лично…

Графики на планшете менялись, танцевали, а потом вывели единую картину. Пациент пришёл в себя.


…Мужчина лежал, глядя в потолок. Белый. Измученное тело, покрытое шрамами, почти ничего не ощущало. Но от чистых простыней пахло какой-то травой, даже не химией, приятно и ненавязчиво.

Писк многочисленных приборов напомнил далёкое прошлое.

Но было бы слишком легко надеяться на то, что всё случившееся было сном.

Долгие дни, долгие ночи, наполненные кошмарами.

Краткие мгновения счастья. Любимая дочь…

Бесконечный ад, в котором он потерял нелюбимую, но всё же жену.

Пути, дороги, пути, дороги. Ад внутри, ад - снаружи.

И вдруг снова краткие мгновения счастья, любовь в глазах любимой женщины.

И как плата за это - новый ад.

Бесконечная агония на Колизее.

Твари, твари, нелюди, твари. Он выживал, выживал.

Но хорошо помнил, что его укусили.

Он уже должен был быть мёртвым, его тело сожжено и развеяно.

Вместо этого писк мониторов… ровный успокаивающий писк и удары собственного сердца. Гулкие, размеренные.

Всё ещё человек…? Но как? Почему?

Мужчина закрыл глаза, снова открыл.

Во всём теле была чудовищная слабость, не хотелось даже думать. Думать было тяжело.

Вбитые инстинкты были рядом, готовы были помочь. Но кому? Зачем? Отчего?

Пациент не знал. А потом дверь палаты, в которой он лежал, открылась…

- Здравствуйте, Андрей Петрович, - раздался мужской голос от двери.

Голос был знаком, но за насыщенные годы ада Корнилов слышал столько голосов, что он просто не узнал…

- И вы будьте здравы, коли не шутите, - хрипло сказал он.

Голос мужчины самому себе показался чуждым, неправильным…

- Вода на тумбочке рядом с вами, - Барс прошёл в палату, заблокировав с планшета дверь. Подумав, сел верхом на стул, спинкой развернув его вперёд. - Как самочувствие, Андрей Петрович?

- Как у побитого живого, хотя, считал, что должен быть мёртвым. А вы?

- А у меня очередное рабочее воскресенье. Скоро уже анекдоты пойдут, не иначе… - вздохнул гость горько. - Не думал, что мы ещё увидимся, Андрей Петрович… Вижу, что не узнаете. Не мудрено. В прошлый раз вы видели меня в шлеме и маске. И тогда я представлялся, как Барс.

- Не может быть, - опешил Корнилов.

- Ну, почему же. Мы живём в таком удивительном дурдоме, что возможна любая чушь.

- Действительно. Не подумал. … Снова здравствуйте… Удивлён, что мы встретились при подобных… обстоятельствах. Полагаю, что у вас я могу получить… хоть какую-то информацию?

- Если не научную, то легко. Я, собственно, для того и зашёл… Спрашивайте.

- Сейчас у меня три вопроса. Почему я жив? Я должен был умереть. Где мы находимся? И… почему я здесь?

- Вы живы, потому что у меня гениальная супруга. Находимся мы в моих владениях, уж извините за пафос… А здесь вы сугубо случайно, потому что оказались в списке переданных нам заражённых.

- Простите… не понял, - глаза Корнилова откровенно округлились.

- Какой именно пункт?

- Даже не знаю, какой удивил меня больше, - пробормотал пациент. - Если не возражаете, по пунктам можно? Если я оказался в списке заражённых, значит я тоже заражён. Это было больше, чем трое суток назад. Почему я не только жив, но ещё и не заражён? Это нарушение привычного и естественного хода вещей.

- Намного больше, - кивнул Барс, перестраивая зрение. Ну да, светится, но не как все… - Вас вылечили. Не без последствий, конечно, но зомби вы не станете. И… Привыкайте к мысли, что «естественное» - бред.

- Я понял, - рублено ответил Корнилов, замолчал, о чём-то думая.

Барс не спешил, сделал пару пометок в планшете, ожидая продолжения… Он раскачивал собеседника, заваливая потоком эмоционального и вербального спама.

- Я на вашей территории, жив… и… - Андрей Петрович явно пытался подобрать слова, - что дальше? Вы отдадите меня военным?

- Я правда похож на идиота? Удивитесь, Андрей Петрович, но вот уж с кем я не горю желания сотрудничать, так это с вашими бывшими коллегами… Чуть не отправившими вашу же дочь в своеобразное место…

Мужчина дёрнулся:

- Мою дочь?

- Да.

По лицу Корнилова скользнули желваки, он сжал кулаки и тут же расслабил руки.

- Могу я спросить, откуда вам всё это известно?

- Я её вытаскивал.

- Значит она в безопасности? - понял самое главное Корнилов.

- Да. Конкретно сейчас сидит в столовой. У нормальных людей сейчас время обеда.

- Спасибо… - Андрей Петрович закрыл глаза. - Полагаю, у вас был свой интерес… Может быть, это тоже было попутно или случайно, неважно, в любом случае, спасибо вам.

- Не за что, Андрей Петрович. За её вывоз с нами уже расплатились, - усмехнулся Барс.

- Потрясающе… Прошло не так уж много времени, а столько обстоятельств изменилось и переменилось… - Корнилов чуть устало покачал головой, потом спросил прямо: - раз я был в списке искажённых, значит, на опыты. И раз я жив - опыты продолжатся?

- Зачем?.. Вашим опытом была попытка спасти человека на таком позднем сроке. Теперь где-то с полгода вам светят регулярные осмотры и, возможно, процедуры… Диета, скорее всего. Но если хотите помереть, можете на них не ходить, никто не заставляет.

- И всё?! - неверие в мужском голосе было столь плотным, что его можно было решать на кусочки.

- Ну, да. Не надо путать нас с вашими бывшими коллегами, - хмыкнул Барс.

- Но… Да, простите. Был не прав, - спохватился Корнилов, всё так же, не веря и недоуменно глядя на Барса.

Тот же спокойно наблюдал за ним, параллельно выводя на экран своего планшета информацию по Ольге. Где, чем занята… Женщина работала. А точнее - бегала на дорожке под надзором Юли.

- Андрей Петрович, встречный вопрос позволите?

- Всё, что угодно.

- Чем планируете заниматься?

Мужчина, опешив, смотрел на Барса, а потом хрипло расхохотался:

- Полагаю, что единственное, что я могу - это идти на поправку, а потом вернуть долг за спасение… себя?

- Ну, да, в реалиях нашей действительности вопрос звучит глупо… Но я его всё же повторю. Но сначала поясню, почему спрашиваю. После того, как Ева вас выпишет, у вас будет выбор. Оставаться, или мы отвезём вас куда-нибудь, откуда будет затруднительно нас найти. В первом случае, вам помогут влиться в коллектив, найти работу по душе, во втором - ваша судьба меня интересовать не будет. Отсюда и вопрос о ваших планах.

- Моя дочь здесь? - прямо спросил Корнилов.

- Да. Мы вывезли её вместе с научным руководителем. И нет, она не знает, что вы здесь. Знают только два человека: я и моя супруга.

- И я могу остаться здесь и быть полезен? Не калекой, не подопытным? А действительно полезным? - недоумевал Андрей Петрович.

Пока он был … между, насмотрелся он многого.

Не сказал то, что сказано быть было не должно, но и увидел то, после чего людей за людей считать не получается…

- Вполне. Вы истощены морально и физически, но это поправимо. А работы у нас предостаточно.

- Тогда я сочту за честь остаться и быть полезным.

- Хорошо… У вас есть ещё вопросы, пожелания, просьбы?

- Н… Да. Я хотел бы увидеть дочь…

Барс кивнул, включил гарнитуру на ухе и активировал голосовой вызов Марины. Писать было лень.

- Внимательно слушаю, Михаил Сергеевич, - отозвалась мгновенно та.

- Марина, здравствуйте. Вы сильно заняты?

- Прямо сейчас абсолютно свободна, - отозвалась та со смехом. - Вы удачно попали, мы только что закончили один эксперимент, а второй ещё не начали. Проф сказал, что всё хлам и пошёл пересчитывать расчёты, а мне велено поспать, ибо потом он мне спать не даст.

- Звучит бесподобно… - усмехнулся мужчина. - А сон можно отложить ненадолго? Мне бы с вами повидаться.

- Мне сегодня пригнали велосипед, так что только скажите, куда мне направиться.

- Блок Девы Яги. Бокс номер семь. Дверь сможете открыть своей карточкой.

- А, то есть даже на этом этаже? - удивилась ассистентка Еврея. - Я сейчас буду, Михаил Сергеевич. Тут даже велосипед не нужен, хоть разомнусь.

- О да, это не помешает, а то будет у нас первый случай прорастания в кресло… Тогда жду вас. Спасибо.

Связь отключилась.

Корнилов, слышавший разговор со стороны Барса, всё ещё не мог ничего понять.

Барс же, ничего не поясняя, прописал девушке однократный доступ.

- Сейчас придёт. Оказывается, она заработалась… Ох уж мне эти учёные…

Андрей Петрович не понимал. Смотрел и просто не мог взять в толк. А потом дверь бокса открылась и внутрь вошла Марина. Уже отдохнувшая, совершенно пришедшая в себя, отъевшаяся, набегавшаяся, с сияющим взглядом.

И споткнулась на пороге, увидев на больничной койке отца.

Женские губы округлились, Марина спросила, сама себе не веря:

- Па… па?! - и залилась слезами.

- Ну, думаю, на этом я могу вас оставить. Выздоравливайте. Марина, вашего шефа я предупрежу, - и Барс вышел, на ходу отправляя Еврею сообщение, что ассистентка определённо задержится.

А у него самого ещё была гора дел… Проклятые рабочие воскресенья!


…Каму и Ёжика Барс выловил уже вечером, хотя, скорее, наоборот, это они его выловили. Оглядываясь по сторонам, тихо зашли в кабинет Барса с подносами с едой и тихо закрыли дверь за собой на замок.

- Уф, - выдала Сударушка. - Рабочее воскресенье хуже рабочего понедельника. Государь-батюшка, а давай воскресенья отменим? Будут два понедельника?

- Давай лучше запретим нам работать в воскресенье? - внёс более разумное предложение Ёжик, разгружая женщину.

Кама засмеялась:

- Серьёзно? Боюсь, что куда реальнее и проще запретить нам жить на Руси.

- Кого первым папкой по лбу стукнуть? - уточнил Барс.

Кама и Ёжик переглянулись и одинаково заухмылялись.

- Своё отражение, чтобы оно тоже запретило тебе работать по выходным? - беззлобно засмеялась Кама.

- Дождёшься от него… Трудоголика… - вздохнул босс.

- Биг босс, слышишь? Ты - трудоголик. Как тебя только жена терпит…

- Это которую мне приходится силой из работы доставать? Даже не знаю…

Кама усмехнулась:

- Наша Дева Яга, правда, что ли двое суток вообще не спала?

- А ты как думаешь? - фыркнул он. - Отсыпается теперь. А нам предстоит думу думать, ребята.

- Я думала, преувеличили, - откровенно удивилась Сударушка.

Ёжик только головой покачал. Он уже не удивлялся.

- Я вот только полагаю, тебе не понравится причина её бдения… - протянул биг босс.

- Мне уже страшно, - послушно кивнула Кама. - Итак?

- Ты помнишь, чем были оплачены её услуги?

- Списком, - отозвалась женщина. - В котором были люди уже заражённые, но ещё не ставшие живыми мертвецами.

- Познакомься. Ящик номер семь, - хмыкнул Барс, выводя на экран личное дело Корнилова с фотографией.

- Господи, - вырвалось у Камы. - Не может быть!

- Ну тудыть же… - вздохнул Ёжик. - Я понимаю, людей мало относительно осталось… Но блин, не настолько же!

- Видимо, настолько, - эхом продолжила за ним женщина. - Государь-батюшка, он что же… - Кама осеклась сама, сообразив. - Раз ты говорил про причину её бдения, она его спасла?! Даром, что он был заражён?

- Да.

Кама уронила голову на стол… Ёж только и успел подложить ладонь, чтобы она не ударилась.

- Шшш, незабвенная. Ну хочешь, я сейчас пойду и стрельну ему в ухо?

- Не хочу… - отозвалась женщина устало. - На Руси людей не хватает. И ещё одни мужские руки - будут крайне полезны. К тому же, биг босс слишком довольно улыбается. Мы чего-тот не знаем, государь-батюшка?

- Ну, давай, морду набью? Не боссу, вояке этому.

- Не хочу… Хотя идея заманчивая…

- Вы много чего не знаете, друзья мои, - усмехнулся Барс тем временем и щёлкнул по планшету, выводя второе досье. И подсвечивая ФИО девушки.

Кама смотрела задумчиво, перечитала, шевеля губами, посмотрела на год рождения, потом на год рождения Корнилова, его досье тоже было рядом.

- Дочь?! - в полном шоке спросила она. - Это его дочь?!!

- Да. Мы мотались в Магадан вытаскивать его дочь… По просьбе его же любовницы.

Всё… Комбо! Как писалось в играх из старого мира, уже несуществующего. Глаза Камы округлились, приоткрылся рот, она попыталась что-то сказать, да так и не смогла.

Ёжик смог только тихо и бессильно матюгнуться, да добавить:

- Фаталити…

- Это как-то, ну, чересчур же жестоко, - добавила Кама. - Судьба над ним серьёзно поиздевалась…

- Ага. И если про дочь ему я сказал, то вот про любовницу нет… Он же не спрашивал, - дёрнул уголком губ Барс. Ну, да… Кто сказал, что он белый и пушистый?

- Да… И? - Кама встряхнулась, - почему Корнилов - вопрос и проблема?

Босс выразительно посмотрел на неё, мол подумай сама, для кого он проблема.

- Вопрос предельно простой, чего с ним делать. Вариант твоей Колючки, к слову, в списке, - мужчина вывел на тот же экран запись их короткого диалога с Корниловым.

- Так, так, так, - Кама вчиталась, потом вздохнула. - Вот блин. А мужик-то надломанный…

- Согласен… Ты его так качал, а у него мозг уже не работает… Точнее, не видит смысла работать…

- Да практически сломался он, - хмыкнул Барс. - Не знаю, где его так, мне, в сущности, все равно. Но как факт.

- Значит, это точно кандидат не в нашу компанию, - Кама снова вчиталась в строки, задумалась. - Слушайте, а чего думать. У нас есть тревожная кнопка, но у нас нет никого постоянного, кто занимался бы этим. Он - бывший военный, знания есть, умения - есть. С тем учётом, что с ним будет, когда он поймёт, от чего спасли его дочь, для него это станет болезненной темой. Любой вариант насилия будет неприемлем. Так может и сделаем его этаким стражем? Из СБ Руси? Будет контролировать тревожные кнопки и отправляться по вызову?

- Вариант. Форму восстановит, пунктик у него на эту тему будет. Нам же ещё лучше, и мужику не скучно будет, и на Руси безопасно, - согласился Барс. - А когда узнает, что и дама его тут…

- Ага, и дама эта точно в спину нам не пальнёт, так и скажи, босс, - хмыкнул Ёжик.

- Какое коварство, Ёжик! - усмехнулся Барс.

Ёжик только легкомысленно пожал плечами.

Кама побарабанила пальцами по столу.

- Почему у меня ощущение, что ты что-то не договариваешь, биг босс? - прямо спросила она.

- Паранойя?..

Кама вздохнула:

- Рабочее воскресенье. Итак, двое суток Дева Яга колдовала над Корниловым. Значит, как минимум, некоторое время он проживёт, правильно? Но он… не станет ходячим мертвецом. И он был заражён. Он станет таким же, как ты, босс?

- Условно. У него всего лишь слегка повышена регенерация. Заживать будет быстрее все, и не более того. Он по идее вообще выжить был не должен, но жив… и на это ушли все ресурсы «плюшки».

- Так тоже может быть?

- Вcё может быть, всё может статься, - фыркнул Барс. - И тёзка твоя на своих ногах тоже может быть.

- КАК?!!!!

Ёжик тоже вытаращился…

- Без понятия. Но это следующее, чем собралась заняться Ева.

- Я начинаю считать, что та встреча… была лучшим, что случилось с нами по эту сторону ада, - буркнула Кама, сердясь сама на себя. - А ведь, если бы не ты, биг босс, то ничего бы этого не было!

- Да, цените меня, восторгайтесь… но вот религию не надо в мою честь, а то тапки к полу прилипать начнут…

- Слушай, - прищурилась женщина, - а мне нравится. Колючий мой, - чуть тронула она руку мужа, - а давай мы и правда религию начнём имени биг босса?

- Будем бегать с бубнами по базе и орать «В харю боссу, боссу в харю»?.. как-то грубовато, не?.. - удивился невинно Ёжик.

Кама засмеялась.

Барс только тяжело вздохнул. Ну вот же засранец колючий… и невинно ещё так…

- Деву Ягу пустим вперёд, ночью, с фонарём. И базы не станет. Массовый сердечный приступ.

- И я наконец-то смогу в воскресенье не работать… - мечтательно отозвался Барс.

Здоровый хохот был ему ответом.


Эдем


Теоретически, в это время большинство обитателей Эдема уже спали. Теоретически, и руководству бы положено было спать… Но Мастер бодрствовал. Он ждал в своём кабинете отчёта о ситуации с неведомой тварью в бункере американца.

И отчёт не замедлил прибыть лично… Тайным ходом.

Некромант, поморщившись, сел напротив шефа.

- Закончили.

- Результат?

- Тварь Котёнок разобрала… не без помощи нежити, конечно, но разобрала.

- Потери? - сощурился Мастер.

- Один Восставший. Ну, и Котенку очень прилично досталось… Ей уже сдали «пищу», надеемся, что хватит…

- Ясно… - Ливей побарабанил пальцами по столу. - Хочу сам посмотреть.

- Слушаюсь, ван, - подскочил Роман, вызывая кого-то с коммуникатора. - Она у себя, если что… Но вы лучше с охраной.

Исаак кивнул и тут же поднялся, прихватив меч, и двинулся к дверям. Ему предстояло пройти до комнаты Алии пешком и официально.

К счастью, ночью нормальные люди спят, если иное не входит в их обязанности, и никто не попытался перехватить Ливея со срочным вопросом.

Пройдя практически до своих покоев, он остановился перед дверью комнаты Алии, велел охране не входить, и открыл дверь.

В комнате было темно. Ливей здесь никогда не был, и считал, что картинки с камер наблюдения в достаточной степени передают картинку, но это мнение и это ощущение, как оказалось, было достаточно обманчивым и неверным.

Комната не была ни большой, ни широкой. Огромная кровать, которую только-только поставили, согласно распоряжению вана, занимала три четвертых всего места. Всё остальное место занимали прутья решётки. Толстые прутья на полу, на потолке, на стенах. Внутри комнаты была вмонтирована клетка.

Ливей хорошо знал, в любой момент по этим прутьям можно пустить ток. Это было одно из средств усмирения зверолюдей.

Но Ливей не знал, что эта клетка выглядит настолько клеткой.

А ещё он не знал, что ощутит, когда увидит то, что увидит.

Алия была в комнате. Но её жертва была не просто жива, её жертва была на ногах. Ушки Коти вздрагивали, хвост нервно метался, когда она, запустив клыки в шею жертвы, жадно пила его кровь. А потом отступилась, обрушив на того, с кого питалась, эмпатическую волну. Повернулась, чтобы… чтобы?

И вздрогнула, инстинктивно попытавшись прикрыться.

Алия была обнажена.

И её прекрасная фигура сейчас была подсвечена светом луны, проникающим через грязное окно и крупные прутья. Лунный свет ласкал совершенное тело юной женщины и беззастенчиво подсвечивал уродливые шрамы и кровавые потёки.

Кровь была везде.

На сбитых коленках, на бедре, на красивом округлом животике три длинных разреза. На красивой груди и даже у шеи.

Эмпатия донесла до Мастера испуг и растерянность, непонимание и страх.

Мастер задумчиво осматривался… Кажется, он все же не учёл человеческого страха. Судя по окну… и не только по нему, сюда не приходили с уборкой. Судя по отсутствию хотя бы походного душа и хотя бы биотуалета - никто не подумал о естественных надобностях Котенка. И, если отсутствие канализации ещё можно объяснить сжатыми сроками, то вот такие элементарные вещи… м-да. Страх человеческий, это, конечно, хорошо… но придётся тогда заняться этим вопросом самому.

- Алия? Как ты, милая? - мягко обратился он к девушке, на глаз оценивая её раны…

Кошечка отступила ещё немного:

- Ма…. Мастерррр….

- Котёнок? - опять мягко окликнул её мужчина, не делая попыток отойти. Напротив, сделал шаг вперёд. Да, он был вооружён… как, в общем-то, и всегда. Но к оружию не тянулся. И вошёл без охраны. С одной стороны - элемент доверия. С другой - проверка.

- Я в порядке, - отозвалась Котя мгновенно, сообразив, что от неё требуется. - Совсем в порядке. Это сейчас затянется, Мастерр. Прррростите.

В речи Алии сейчас звучали едва уловимо раскатистые звериные нотки. Здесь и сейчас, обладая прекрасным телом молодой женщины, она была зверем, но не человеком…

- Сильно досталось?

- Н… нет…

Мастер покачал головой, наблюдая, как на глазах затягиваются раны девушки.

- Ты молодец, Алия.

- Спасибо… - всё ещё смущённая и расстроенная Котя отступила ещё дальше, в угол комнаты, где было темно.

- Почему ты расстраиваешься?

- Котя не аккуратная и грязная, - раздался ошеломительный в своей неожиданности ответ.

- Ох, - рассмеялся негромко мужчина. – Всё зажило?

- Н… нет. Ещё нужно время… умыться и поспать… и обычная еда…

- Иди ко мне тогда, - мягко позвал мужчина.

- Мастер?

- Да? - Ливей отправил сообщение с коммуникатора и опять поймал взгляд Коти.

- Вы не сердитесь?

- На что? - искренне удивился МАстер.

- Я была не аккуратна… - кошачьи ушки прижались к голове, а эмпатическая волна передавала коктейль негативных эмоций, - и у меня больше нет одежды.

- Ничего страшного, новую получишь. Выходи, не прячься. Ты жива, и этого достаточно.

Кошечка послушно склонила голову и вышла на свет. Кровавые потёки скрывали раны, но уже было понятно, что большая часть затянулась.

- Ну что ты, милая. Иди ко мне?

Алия послушно подошла к Мастеру и остановилась, явно ожидая наказания.

А он протянул руку, провёл пальцами по волосам, почесал за ушком… и набросил ей на плечи свой пиджак.

- Кто-то тебя обижал? - сощурился он.

Алия поджала ушки ещё сильнее, озадаченно трогая пиджак на своих плечах:

- Оби…жал?

- Наказывал?

- Да, - кивнула кошечка, - когда я плохо себя вела, была неаккуратна, задавала вопросы. Он говорил, что по приказу Мастера.

- Кто? - в эмоциях Ливея скользнул гнев… и тут же погас под усилием воли. Мастер приобнял её за плечи, подводя к двери, открыл дверь и вывел Котёнка наружу.

- Повелитель.

- Кто-кто? - вот теперь злость полыхнула куда ярче. Но мужчина вёл Котёнка дальше, к одной из комнат, куда ей вроде как ходить было нельзя.

И хорошо ощущал, что если бы не то, что он рядом, Алия бы просто уже остановилась и не пошла дальше, слишком она была чем-то напугана и растеряна.

В звериных глазах стояло недоумение пополам с испугом. Но она послушно шла.

- Повелитель, - повторила Котя послушно.

- Как он выглядел? - максимально мягко продолжал он расспросы.

- Выглядел? - удивлённо переспросила Алия.

- Узнать глазами ты его сможешь?

- Н… - Котя задумалась, глядя на Ливея глазами, полными страхами. - А глазами - это как?

- По картинкам. Не бойся, я покажу… - погладил девушку по волосам мужчина, открывая дверь комнаты и пуская внутрь Котю… и очень чутко следя за её реакцией.

Алия вошла послушно и остановилась на пороге, оглянулась на Мастера, эмпатическая волна донесла чёткое ощущение беспокойства и непонимания.

- Мяу?

- Ванна, - кивнул он на ещё одну дверку. - Помочь тебе?

- П… по… помочь? За… за… зачем? - ушки Коти прижались к голове, хвост плотно прижался к ноге. От Алии просто несло поистине животным ужасом.

- Что тебя так испугало, милая? - искренне удивился мужчина.

- Н… не надо помогать, - Алия чуть отступила в сторону, лихорадочно сверкая глазами, повернулась полубоком, выдав ещё и то, что рана на спине ещё не затянулась, и снова начала кровоточить, безбожно пачкая пиджак. - Мастер не сердится на Котю, Котя не плохая, не надо помогать!

- Шшшшш, спокойно милая, у тебя рана открылась… Пойдём, я промою, чтобы грязь не попала.

Пугающее слово «помочь» не прозвучало, и Алия немного успокоилась. Двинулась в ванную, испуганно поглядывая на Мастера, а вдруг передумает?!

Но не передумал.

Ливей аккуратно и бережно промыл раны на спине Котёнка… но вот дальше решил не искушать судьбу. Погладив по голове девушку и пожелав ей приятного купания, мужчина вышел из ванной.

Заказав с коммуникатора еду себе и Коте (причём, в заказе на её долю было и мясо, и рыба, и сладкое), Ливей открыл чат с Романом.

«Нужна информация»

«?»

«Поднимай свою нежить. Мне нужен отчёт о том, кто и что делал с Котенком. За весь период. С расшифровкой аудиоряда. И ещё. Подбери пару человек, кто не будет её бояться. Алие нужно учиться человеческим понятиям, и срочно. А ещё переучиваться, забывая искажённые понятия».

«Я понял. Отчёт будет в кратчайшие сроки. Учителей, которые не будут бояться, ненавидеть или презирать - подберу. Есть пожелания, в каком направлении учить?»

«Нет. Пока - базовое обучение, чтобы она могла доносить свои желания, понимать, что от неё хотят… и не боялась так, когда ей предлагают помощь».

«Будет сделано, ван».

Мастер откинулся на спинку кресла. Что же он упустил?

Котя вышла из комнаты, сонная, милая, укутанная в пушистое полотенцо. Потёрла личико и увидела Мастера в комнате.

- Мяу? - понеслась эмпатическая волна к вану, полная обожания.

- Умница и красавица, - улыбнулся Ливей. - С лёгким паром.

- Мяу? Котя не пользовалась паром.

- Это выражение такое, милая. Говорят, когда кто-то выходит из ванны.

Коша покачала заинтересованно ушками:

- А на это что-то надо говорить?

- «Спасибо». Устраивайся, сейчас принесут покушать.

- Спасибо! - клыкасто улыбнулась Алия и устроилась на полу у ног Мастера.

- Умница, - ласково погладил её мягкие локоны хозяин. - Моя лапушка… Тебе там удобно?

Котя замурчала, потом вскинула на Ливея затуманенные глаза:

- Удобно? Как это?

- Мммм… Давай иначе. Что ты чувствуешь, когда устраиваешься на кровати?

- Мягко и тепло! - обрадовалась Алия. - И подушечка с кисточками, от которой пахнет Мастером!

- А, не считая подушечки, приятно? Комфортно?

Кошечка задумалась и неуверенно предположила:

- Хочется свернуться и мурлыкать…

- А так, как ты сейчас - хочется свернуться и мурлыкать?

- Мурлыкать! - обрадовалась Алия, - Мастер рядом!

- А не считая Мастера?

- Мяяяу… Нет.

- А где было бы мурлычно? - ласково продолжил допытываться Ливей.

- На кровати? - предположила Котя.

- Попробуешь?

Алия послушно кивнула, забралась в тёплую кровать и замурчала, катаясь. Полотенце осталось на краю кровати. Прекрасное тело в электрическом свете было хорошо подсвечено, несколько бесстыдно демонстрируя наготу кошечки и то, что ужасные раны уже затянулись, оставив шрамы.

Исаак довольно кивнул, поднялся и принял сервировочный столик с едой.

Другое дело, что приходилось двигаться аккуратно, чтобы не светить естественную реакцию организма на красивую обнажённую девушку… тем более на кровати.

И столик он подкатил поближе к кровати, чтобы Алие не пришлось идти на голый паркетный пол. Кстати, не забыть распорядиться о коврах…

Посидев некоторое время ещё с Котей, мужчина почесал её за ушком, поднялся.

- Алия, сегодня ты ночуешь здесь, твою подушечку я сейчас принесу. Утром тебе доставят новую одежду и еду. Всем, что есть в этой комнате и за вот этими дверями, ты можешь пользоваться. Поняла меня, милая?

- Мяу? - кошечка, счастливо облизывающаяся после рожка мороженого с фруктами, удивлённо смотрела на Ливея. - Тут? Рядом с Мастером? Мне можно?

- Можно и нужно.

- Я буду счастлива! - отреагировала Котя мгновенно.

Улыбнувшись, Исаак опять её почесал.

- Сейчас принесу подушечку моей маленькой умнице.

Котя счастливо мурлыкнула. Ещё более счастливо она мурчала, когда получила свою подушечку.

Она так и уснула, обнимая подушечку Мастера с кисточками…

↢ Предыдущая глава || Следующая глава ↣

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2021