И жили они долго и счастливо...

Фантастика || Просто выжить

Глава 22. На север, на север, на север


Искатели, Архангельск


Когда-то в России были две беды: дураки и дороги.

России не стало, а дураки и дороги остались. Первые, потому что дуракам везёт, а вторые – потому что не стало тех, кто раньше разбивал дорогу своими колёсами.

Впрочем, даже если дороге не понравилось бы прохождение Титана по ней, Титану, как и его пассажирам, дела до этого никакого не было. Огромный монстр спокойно шёл к своей цели по проложенному маршруту.

Двигаться предстояло долго, не один час.

От Перми, откуда обычно Искатели считали свои маршруты, предстояло пройти две тысячи километров.

Для тихоходного Титана, идущего в пятьдесят километров в час (зато как идущего!), это значило, что впереди сорок часов непрерывной дороги.

Не так уж и много, если учесть, сколько в машине было водителей. В числе которых был свой профессионал по дальним перегонам, бронник Сергей. Уже сидя за рулём Титана, Серый признался, что любимое его дело – это как раз броня. Но в мире прежнем, в мире нормальных людей, он был белой вороной. Кому в просвещённом двадцать первом веке нужна броня? Да считай, что и никому! Косплееры, ролевики, реконструкторы, театралы. А разве много на них заработаешь? Нет.

Так он что повадился делать. Брал перегон фур у частных лиц, очень частных… и ехал из одного конца России через несколько стран. Бывало такое, что в дороге проводил месяцы, потом возвращался домой и занимался своим любимым делом. Пока деньги не заканчивались, и он не отправлялся снова в путь.

Первую половину дороги Серый развлекал пассажиров байками из жизни дальнобойщика: и о том, как он ездил в Китай, как в Монголии лошадей помогал перевезти, как в Лаосе прямо перед его машиной образовался завал, как во Вьетнаме ему купить жену предлагали, как в Таиланде он за жемчугом нырял и сумочку для подружки с головой змеи привёз. Собственно, подружкой после этого она быть и перестала.

Мощный Титан двигался на север, ровно, плавно, спокойно, игнорируя, где дороги, а где – их отсутствие. Вокруг бушевала зелень, тянулись к яркому солнцу нежные цветы, иногда мелькали птички в кронах деревьев, иногда – к большому громкому «зверю» выбирались и зверьки. Над дорогой то ходили тёмные тучи, то они пугливо мчались в стороны, обнажая ярко-голубые покровы.

В зелёных кустарниках и деревьях уже видны были вкрапления золота и багрянца. Пейзаж настраивал на мирный лад. Дышалось спокойно, дышалось в такт…

При этом никто из пассажиров не забывал, что мирного лада быть не может. Вообще не может быть. Нигде. Просто вокруг была невероятно прекрасная природа… возвращая в некоторым смысле надежду и веру, может быть, и в чудеса.

Через восемь часов Серого за рулём сменил механик Василий. Вслед за ним – Барс.

Дорога шла мирно, дорога шла спокойно. Настолько спокойно, что было решено, что ехать непосредственно в Архангельск всем вместе, нет никакого смысла. Проще сразу разбиться на команды.

На карьер в Северодвинске на шамане должны были отправиться Рысь с мишутками Винни.

Кама и Ёжик на мотоцикле должны были выдвинуться на запад Архангельска, туда, где шанс найти что-то, был наименьший.

Барс и Ева на мотоцикле планировали отправиться к лаборатории Евы и за её машиной.

Ну, а остальная компания должна была съездить на Покровский карьер, и затем вернуться назад, к небольшому поселению Беломорье на озере Смердье. Василий и Серый планировали половить рыбу (удочки поселились в Титане давно, вот только не было повода их обновить). Лизонька обещала сварить наваристую уху.

У озера вся честная компания должна была впоследствии снова встретиться.

Связь планировали держать через Титана. Режим: каждые шесть часов отбойка, плюс перед отходом ко сну и при пробуждении.

Паранойя? Что скрывать – да! Но лучше быть живым параноиком, чем мёртвым оптимистом.

Естественно, все надеялись, что получится вернуться обратно за день, но точно так же все записали и запомнили адреса ближайших оборудованных мини-убежищ…


…После расставания с другими членами команды Лизавета, Василий и Сергей проверили свой карьер довольно быстро… Увы, в их сторону удача не взглянула. На краю нашлась пара брошенных машин, которые, как заключил Василий, если куда и поедут, то только в воображении пятилетки. До ближайшего съезда под откос.

Увы.

Не нашлось здесь и полезной информации. Обследовав окружающую территорию карьера, троица авантюристов с разочарованием заключила, что, они остались с пустыми руками.

И, увы, времени изучать окружение – не было. Когда вернутся другие члены, было непонятно, а покормить их хотелось горячим и вкусным. И самим тоже хотелось горячего и вкусного.

А рыбу на уху ещё нужно было поймать, да, как минимум, на два захода.

Так что, как ни крути, а компании пришлось возвращаться.

Уже через час с небольшим в Титане вкусно пахло горячим хлебом, в мультиварке запекалась картошка, к которой предстояло сначала выловить, а потом пожарить рыбу. Для ухи уже был собран костерок.

Помощники Искателей, вернувшие на стыковочную площадку машину, осматривались по сторонам. Открытые части лица и тела были прикрыты мелкой сеткой – комары, которые летали и жужжали вокруг, легко отпугнулись репеллентами. Нет, не из магазина, из трав, созданные всё той же Лизонькой. Но вот мошкара! … Никто не хотел поближе познакомиться с этой прелестью, поэтому никто и не подумал спорить с мелкими сетками, пусть даже из-за них и портился слегка обзор.

Беломорье оказалось очень чистым поселением, не маленький городок, ближе к посёлку. Масса деревянных домиков на высоких фундаментах и с резными наличниками утопала в яркой зелени, умытой недавно прошедшим дождём. На краю неба заходили новые тучи. В воздухе пахло яблоками, и яблоки были повсюду. Крепкие, ароматные. В некоторых дворах они буквально устилали собой землю.

– Будет дождь, – буркнул Серый. – Сейчас бы в баньку…

– Банька – это хорошо, – согласилась с ним Лиза.

– Так давайте раскочегарим одну? Вон, двор недалече, тот яблочный, проверим, баньку протопим, – пожал могучими плечами Васька.

– Всю жизнь на море провела, – вздохнула Лизавета. – Не знаю даже с какого конца подходить к этим банькам деревенским!

– Я знаю. Разберёмся… Так что, айда? – ухмыльнулся механик.

Спорить с ним никто не стал.

Прихватив оружие (техника безопасности!) Лиза и Серый двинулись за Василием.

А тот, осматриваясь, поглаживал мачете… Ну, а чем ещё отмахиваться-то?!

Примеченный ими домик выглядел ухоженным, аккуратным и любимым. Явно делался для себя… и банька там должна быть добрая! Даже если не налажено водоснабжение, руки свои, натаскают!

Подходя в тишине к участку, троица недоумевала – почему на месте ворота и калитка, почему участок, выглядящий так притягательно, никто не разграбил?

Ответ нашёлся, стоило им открыть калитку… этот самый ответ обернулся на скрип давно не смазанных петель и наклонил рогатую башку.

Трёхногий козел-зомби в два скачка подлетел к Василию… и на этом его история окончилась. Удар мачете снёс башку, топор в руках Лизоньки – переломил хребет… а дробовик в руках Сергея грозно рявкнул, отбрасывая вглубь участка излохмаченную тушку… не иначе, как с перепугу, все трое вдарили!

И воцарилась тишина…

Душная, неспокойная, колючая.

От этой тишины почему-то захолодело в груди, словно в пылу что-то прозвучало, а люди не успели это услышать.

А потом звук повторился:

– Помогите! – тоскливый женский полу-вой, полу-вскрик заставил всех троих подпрыгнуть… и заозираться по сторонам.

Если кто-то зовёт, этот кто-то живой. Если живой, значит надо помочь!

Вообще, кидаться кому-то помогать было далеко не самым правильным и мудрым решением… Но это они сами поняли позже. И напомнили им об этом тоже позже. Каждый. Раз по десять. Но сейчас мирные люди спешили хоть кому-то помочь.

Было, к сожалению, не очень понятно, откуда вообще доносится звук.

Словно услышав людей, та, кто кричала, испуганно притихла.

Серый осматривался по сторонам, чутко вслушивалась в окружающий мир и Лизанька. О том, что её органы чувств могут несколько больше, чем у её временных напарников, естественно, дама-гренадёр никому не говорила.

Но, зная это, наверное, не стоило удивляться тому, что откуда идёт звук, услышала Лизавета. До того, как тревожное, болезненное: «помогите», – донеслось снова.

– Из вот той терраски, – указала она место, около которого, судя по костям, недавно базировался убитый ныне зомби-козёл.

Первым пошёл вперёд Серёга, как вооружённый ружьём.

– Тут? – шёпотом спросил он у Лизаветы, держа оружие направленным на дверь.

Женщина вначале кивнула, потом отрицательно покачала головой и схватила его за руку:

– Серёжа, подожди, – попросила она.

В голосе обычно спокойной женщины прозвучал страх.

– Елизавета Петровна? – чуть удивился Серый.

Василий нахмурился.

– Лизавет-Петровна, что не так? – приглушённо прогудел механик.

Лиза кивнула.

Что-то было не так. Она, не свыкшаяся с новой чувствительностью своих органов чувств, кажется, что-то услышала. Но не поняла, что именно.

– Не могу понять, – растерянно буркнула она.

– Отойди, – Серый шагнул вперёд, оттирая Елизавету плечом назад. – Женская интуиция она штука такая. Незримая, непонятная, но лучше довериться… Целее будешь.

– Ага… Я открываю, ты смотришь? – посмотрел на него Василий.

Серый рвано кивнул.

Василий толкнул дверь, вскидывая мачете.

Дверь не открылась.

Створки были закрыты с внешней стороны, и частично это объясняло призыв о помощи.

Но в то же время что-то было непонятно, что-то настораживало.

Лизавета отступила дальше, приготовив топор.

Мужчины переглянулись, Василий сдвинул щеколду и чуть-чуть отступил в сторону.

Это его и спасло.

Дверь распахнулась с такой силой, что, если бы он промедлил хотя бы на мгновение… сломанный нос был не самой страшной его проблемой.

То, что вылетело из-за двери, человеком уже не было.

Искажённый.

В глазах Лизаньки полыхнул страх, она сообразила, что было не так только, когда звук стих. Она слышала царапание! Зомби драл дверь в попытках добраться до пищи.

А вот Серый наоборот успокоился. Хладнокровно отступил на шаг, ещё на шаг, потом выстрелил…

Неаппетитные ошмётки, вот и всё, что осталось от головы зомби.

– А теперь сжечь, – сама себе кивнула Лизонька. – Я только что видела поленницу. И бочку, в которой можно будет это устроить.

Деревянной походкой она двинулась к дровянику, по пути резко остановилась у колодца. Сдвинула щеколду, открыла тяжёлые створки. Зачерпнула ведро ледяной воды, умылась, напилась… и словно ничего и не было.

– Кремень-баба, – ошеломлённо пробормотал ей вслед Серый.

– Скала… – уважительно протянул Васька. – И у тебя не нервы, а канаты…

– Знаешь, хорошие охотники белке в глаз бьют? А я, когда один жил, научился с этими разбираться. Главное, не думать, что когда-то они были кем-то. Теперь они угроза и точка… И, самое плохое, нам придётся об этом рассказать. Никогда не слышал, ни от кого, в том числе, чтобы твари могли говорить…

– Ага… Это ж не глюк был. Не могло троих заглючить разом…

Серый кивнул и двинулся к Лизоньке, помогать устраивать погребальный костёр для тварей. Калитку за собой они закрыли, чтобы иметь возможность среагировать в случае чего. Но в Беломорье больше не было ни живых, ни мёртвых, только мерзкая докучливая мошкара все норовила залезть под сетку…

Ели незваные гости в Титане, а потом упрямо вернулись снова в Беломорье.

Они же зачистили? Зачистили! Значит то, что здесь есть – это добыча! И баня тоже.

Баньку хотелось протопить и вымыться.

Но вначале мужчины и женщина вошли в дом.

– Русалка и тысяча чертей, – ахнула Лиза.

Мужчины переглянулись и … не нашлись, что возразить.

Они сорвали поистине джек-пот!

Ну, как по-другому назвать то, что предстало их глазам?

Видимо, женщина была из породы хомяков. Или даже, скорее, хомяхорей! Или просто она была не слишком нормальной.

В доме было шесть комнат, и они были просто забиты коробками. Многие из коробок были даже нераспечатанными! А на чердаке нашлось то, что хозяйка дома явно не считала ценным и нужным: коврики, половики, полотенца, постельное белье, утварь, фартуки, посуда – самое лучшее, явно забранное из других домов, лежало внавалку горами.

– Не джек-пот, – невольно ответила Лизавета своим мыслям и мыслям мужчин. – Скорее, геморрой. С другой стороны, чем не рыбалка? Такую рыбку выловили, что всю ночь таскать в Титан и укомплектовывать будем!!!

– Зато с прибытком! – потёр руки Василий.

– Невероятным, – вздохнула Лизавета. – Ну, что? С описью? Или как есть?

– Да надо бы с описью, чтоб по серьёзному…

– Тогда я пошёл за своим планшетом, – хмыкнул Серый, – из той жизни у меня там удобный голосовой помощник стоит. Будем диктовать, он запишет.

– А мы пока… на воздух начнём вытаскивать? А! Серый! Прихвати тележку! Чего мы десять раз ходить будем?!

– Бери всё, – вздохнула Лиза, – будем описывать, комплектовать, отвозить. А мы пока в подвал спустимся, глянем, что там? Вася?

– Ща, Лизавет-Петровна… – мужик крякнул, поднимая тяжёлый люк. – Твою-то маму-хомячиху… Прощения прошу, Лизавет-Петровна…

Заглянув внутрь, Лиза засмеялась:

– Кажется, мы вытащили царь-рыбу…

– И нажили себе великанский геморрой… Охохонюшки… Ну что, я вниз, поднимать все это? Места тут мало, не развернёмся… Да и запаримся.

– Я корзину вроде бы где-то видела, – задумалась Лизанька. – И цепь. Сейчас подъёмник простенький соорудим.

– Хотел бы я сказать, что закину так… да вдруг упадёт чего?! Жалко ж! Ммм… Грибочки солёненькие… О, яблочки мочёные… Да что за хомяк все это запасал!?

– Очевидно очень запасливый и, судя по всему, не очень психически здоровый, – донёсся спокойный голос Лизы до него, уже успевшей куда-то от люка усвистать.

– Хм… А это, кажется, наливки… Мёд хмельной? Хм… Да, тут без описи никуда. Но да, судя по коробкам, человек крышею протёк…

– Нам же лучше!

– О да! А ещё и в баньку сходим… Ммм…

Лизавета засмеялась:

– Грибы вытаскивай и огурчики. И я вижу банку с салом, а значит сейчас такую картошечку пожарю!

– Прошу-с! – Василий принялся подавать женщине банки.

Приняв их, Лиза ненадолго отошла, разглядывая кухню в доме.

А потом вернулся Серый с тележками, и работа закипела…


***


«Нет, ну сколько можно?!», – вертелось раздражённое в голове у Ёжика вперемешку с волнением. Перехватив за талию супругу, Снайпер зажал её между стеной и собой.

– Хватит, незабвенная. Третий раз определённо будет лишним. Ничем уже не пахнет.

– Гарью, – тихо буркнула Кама. – Я слышу, как от меня пахнет гарью! От меня пахнет этим пепелищем за километр! От кожи! И от волос!

– Не пахнет! – фыркнул Ёж. – Не пахнет.

– Пахнет, – расстроенно всхлипнула женщина, уткнувшись лицом в его плечо.

– Нет. Испугалась? – ласково шепнул мужчина ей на ухо, обнимая.

Кама кивнула, не поднимая на него глаза.

Испугалась. До невозможности. До невероятности.

До жути…

Сколько они уже выживают в этом аду? Не первый месяц. А месяцы здесь за годы считать можно, слишком жутко, слишком страшно, слишком…

Да всё слишком!

И то, что появилось абсолютно безопасное место, оказывается пошло во вред. Им во вред!

Наличие же в команде двух… теперь уже трёх не совсем людей – привело к тому, что Кама забыла, как это выживать … просто по-человечески.

Как говорится, с волками быть, по-волчьи выть?

И то, какой Барс, какая Ева, то, как поступила новоприбывшая Рысь, ставшая такой естественной частью команды, может быть, они правы? Может быть, надо быть именно такими? Не людьми. Теми, кому не страшно. Теми, у кого есть сила перед обстоятельствами, не имеющими человеческой природы.

– Мне было страшно, – призналась обессиленно Кама.

И в женском голосе прозвучала отчаянная потерянность.

– Мне тоже, – поделился муж. – Да что там, я удивлён, что руки не тряслись… Тяжко без Босса и Ушастика…

Кама закусила губу, кивнула, потихоньку отходя в руках Ёжика.

– Ничего не случилось, ничего не нашли, ничего не добыли. Только нервы ушли и, кажется, пообещали не возвращаться…

– Отрицательный результат – тоже результат, незабвенная.

– Да, я понимаю, разумом. А в душе всё вопит голосом маленького обиженного ребёнка: «Как же так, нам же всегда везло!»

– Ну так мы ещё и не вернулись… Может сейчас пойдём мы в комнату, я споткнусь, лбом проломлю стену, а там ты клад великий найдёшь, пока будешь искать что к моей голове приложить?

– Щелбан! … или, – чуть прищурилась Кама, – ты знаешь, у меня в сумочке точно лежит чёрная помада. Не подашь мою сумочку?

– Вот ещё! Я её теперь вообще спрячу!

– Мою прелесть?! Ты что?! А прикладывать я к тебе что буду в воспитательных целях?!

– Точно не помаду!!!

– Почему? Замечательная же идея! Мне нравится!

– А мне – нет!

– Но мне – да!

– Но мне – нет. А значит, мы не будем этого делать!

– Но я же не предлагаю это делать «нам», я предлагаю это сделать мне. А мне эта идея нравится!

– Но мне-то нет! А значит, не принимается! – насупился Ёжик.

Кама засмеялась, быстро и лукаво его поцеловала:

– Спасибо.

– С тебя чай, – подмигнул снайпер. – И твой отдых.

– Только если вместе с мужем, для большей релаксации, так сказать. А чай сейчас сделаю.

– Договорились. И теперь не отвертишься.

Кама отступила, задумалась:

– А бутылку с водой мы куда поставили?

– Эм… Кажется, в комнату… Не?

– Не помню. Посмотришь?

– Конечно, – легко коснувшись губами уголка губ Камы, Ёж направился в комнату.

Женщина двинулась, наоборот, на кухню.

Мужчина же нашёл бутылку воды, подхватил её с пола… И на секунду задумчиво уставился в окно. Может, действительно, не так уж и мудро было оставаться человеком?..


***


Шаман остановился у карьера мягко и бесшумно. Мишки остались в машине, повинуясь резкому взгляду Рыси.

Вокруг была тишина, та нехорошая тишина, которая знакома всем, кто был на улицах одновременно с тварями. Рядом кто-то был. К сожалению, где именно, сказать было нельзя. Нужно было прислушаться или осмотреться. Но и осматриваться сейчас было рискованно.

Даже Рыси не хотелось сейчас выбираться из машины. Она понимала, что благодаря экспериментам алоглазой Девы Яги, её шансы на выживание были куда выше, чем у обеих мишуток вместе взятых, но, право слово, эти эксперименты просто повышали шансы на выживание, а не обеспечивали автоматом бессмертие.

– Дрон при себе? – спросила Софья, почти не разжимая губ.

Мишутки переглянулись и задумались. Что они с собой упаковывали в машину и главное куда?

Дрон среди этого был? Был! Ящик с дроном стоял внизу, под лавкой, закреплённый ремнями.

– Да! – беззвучно ответила в итоге Вика.

– Доставайте, – решила Софья.

Открепив ящик с дроном, Вика вытащила оттуда игрушку и передала Нике пульт, сама подобралась к закрытому пока люку, чтобы вытолкнуть дрона, как только Софья откроет с пульта люк.

Люк шамана открылся, дрон поднялся наверх, сделал стандартный круг вокруг машины, передавая на планшет чёткую картинку. Тишина и пустота.

Сидящие в Шамане переглянулись.

Ложная тревога?

– Доведи до карьера? – попросила Рысь, показывая на ту точку, куда они должны были по плану пойти пешком.

Ника кивнула, мягко касаясь стиков управления полётом… И параллельно мизинцем контролируя вращение камеры.

Дрон качнулся в потоках воздуха, но ветер был слишком слабым, а дрон – тяжёлым для этого лёгкого дуновения, поэтому выправившись, он полетел в ту сторону, куда был направлен. К карьеру.

На планшет честно поступала информация с камеры.

В дороге, развезённой дождями, не было следов: ни шин, ни человеческих.

На карьере давно никого не было.

Не было машин – и это, отчасти, настораживало. Не было признаков жизни, но это, как раз, было нормально.

Правда, как стало понятно, почти сразу, Рыси и мишуткам не повезло – никакой мощной техники на карьере не было.

Возможно, в гараже? … Мощные ангары были видны даже из Шамана.

Тем временем дрон долетел до карьера.

Ника выронила джойстик. Рысь чудом успела его перехватить. Дрон качнулся вниз, к карьеру, передавая картину… ямы, бурлящей жижи в ней и тварей. Очень много тварей… кости, мясо…

– Простите, – прохрипела мишутка, открывая Шаман и почти вываливаясь наружу.

– Я не хочу этого видеть? – проводив подругу взглядом, уточнила вторая мишутка.

– Не хочешь, – кивнула Рысь, включив запись для Девы Яги. – Присмотри за ней? Вокруг нет никого и ничего. Кажется, на дне котлована какая-то приманка, которая подманивает… туда? Интересно.

– Ты же не пойдёшь туда!? – Вика придерживала волосы подруги, поглаживая её по спине. Потом подала жестяную кружку воды.

Благодарно кивнув, Ника сделала пару глотков и вернулась в машину.

Дыхание девушки было частым.

Рысь задумалась и отрицательно покачала головой:

– Нет. Это не требуется. Лучше проедем до гаражей. Может быть, что-то будет там.

– Подменить тебя за рулём?

– Спасибо, будет не лишним. Я пока осмотрюсь с дроном. Есть у меня одно подозрение, хочу его проверить.

Вика кивнула, пересела на водительское место, подстроила под себя кресло, и машина плавно стартовала.

– Как хорошо, что я не прогуливала вождение… Хотя спорткар мне больше по душе… – протянула мишутка.

Рысь улыбнулась, но не прокомментировала, Ника всё ещё приходила в себя.

Пока Шаман медленно ехал к гаражам, Софья констатировала сама для себя, что её мысль оказалась верной. Вокруг было таких котлованов ещё штук шесть… Все они были одинаковыми по форме, но, насколько было видно с дрона, чем-то отличалась жижа внутри. Дрон записывал информацию, Софья старалась отстраниться от картинки, чтобы не затошнило. Информация могла быть крайне полезной для Девы Яги, поэтому её имело смысл сохранять.

К самому ангару подъезжать Виктория не стала. Остановилась так чтобы было, где маневрировать. Рысь осмотрелась на дроне, но вокруг была живая тишина. Что-то поскрипывало, что-то грюкало, стукало, чайки, живые чайки яростно ругались за что-то в стороне.

Кстати, зомби-чайки стали той ещё мерзкой новостью в Архангельске.

С другой стороны, броня Искателей была рассчитана и против летающей угрозы, в том числе. Но выдержать испытание таким боем… не хотелось. А пришлось.

– Пойдём, – Рысь припарковала дрона обратно на крышу Шамана. – Осмотримся уже сами. Посмотрим, есть ли добыча в ангаре. Оружие не убирать.

Мишутки мгновенно подобрались, нацепили маски и капюшоны, прихватили бесшумные автоматы и показали, что готовы выходить.

Рысь кивнула, надвинула маску на лицо и выскользнула из машины.

Пока они шли до ангара не случилось ничего, ни плохого, ни хорошего. Мёртвых вокруг не было точно, а вот с живыми, увы, дело обстояло несколько по-другому…

Софья пошла в обход, чтобы зайти с бокового входа, снайперши пошли через главный.

Они все сделали правильно, сначала стволы, затем зашли по одной, прикрывая друг друга, закрыли дверь.

А потом – что-то задели и события понеслись вскачь.

Сначала – мощный удар сзади под ноги, и девушки рухнули навзничь… И тут же им в лица уставились стволы. Два тяжёлых армейских дробовика.

– Какие гости… Или гостьи? – ухмыльнулся мужчина в балаклаве и рявкнул. – Живо намордники сняли!

Варианта «подняться» у девчонок просто не было.

То, что было в руках у мужчин позади, не иначе как «оглоблей» назвать было сложно.

А уж применение её на практике отдавалось болью в икрах, куда пришёлся удар, и дополнительно – в спине. Удар о бетонный пол даже смягчить не получилось. И было больно.

– Они по ходу не снимут, – чуть тяжеловесно буркнул второй мужчина. – Снимем сами, оценим девочек? У нас давненько никого не было, а тут целых две.

– Давай. Стягивай, я прикрою… Мало ли, резкие они, – судя по голосу первый ухмыльнулся, пинком отправил автомат Вики подальше.

Второй кивнул, наклонился к Вике и резко сдёрнул её маску, присвистнул.

Потом сдёрнул маску с Ники и чуть растерянно отошёл.

– Слушай, какие девчонки милые, да не потасканные…

– Нам же лучше. Сейчас их зафиксируем… Прикрывай.

Первый выдернул пластиковые наручники, пинком перевернул Вику на живот, упёрся коленом ей в спину и принялся стягивать за спиной руки.

Девушка молча смотрела в пол. До кинжала можно было добраться. Но под прицелами двух дробовиков? Да ещё, когда не она одна, а их двое? Лучше было пока не встревать в бой.

Мудрее было выжидать…

Закончив с ней, мужчина перешёл к подруге. Особо он не миндальничал, давая понять, что они – добыча. Ника также не стала сопротивляться.

Освободиться потом они смогут.

Найти все отмычки и припрятанное холодное оружие, которое было у девчонок с собой, в своё время не мог даже их любовник.

Эти – скорее всего и обыскивать даже не будут. Удовольствуются тем, что автоматы девчонки где-то украли. А там достаточно будет просто поймать момент.

– Итак. Кто такие, откуда, где стволы спёрли? – не переворачивая их на спины, спросил первый.

– А то, что это им принадлежит, не рассматривается? – заинтересованно спросили сверху.

Мужчины закрутились, грамотно прикрывая спины друг друга. Наверх, что характерно, не посмотрели. Там же только пустота и потолок. Ну, не человек-паук же тут завёлся!? На это ответом им был смешок.

Потом краткое скольжение ветра, и один из мужиков отлетел в одну сторону, второй – в другую. Дробовики, что показательно, полетели прочь.

– Инерция, физика. Говорили мне в университете, Софочка, учи физику, с такой умной головой далеко пойдёшь, плохо неучем неграмотным быть. И чего я не слушала?

Мужики подскочили молниеносно, выхватив пистолеты.

– Кто здесь!? – рыкнул первый.

– Пустота, – насмешливо ответил ему воздух.

– Домовой, – заговорила пустота над ухом у второго.

Тот резко обернулся, выстрелив на звук.

– Фу, как грубо, – в женском голосе был только смех, слегка беззлобный, слегка ироничный.

А потом на глазах у первого, второго подняло в воздух и приложило лицом в пол.

– Ауч, – фальшиво расстроилась незваная гостья. – Кажется, это было больно…

Пустота больше не была пустотой, женщина стояла аккурат перед первым, задумчиво разглядывая его. Ника и Вика уже успели распутаться и теперь поднявшись, аккуратно отступали в сторону, прихватив своё оружие.

Первый сощурился, левой рукой достал нож, не убирая пистолета.

– Ты кто?

– Как ни странно, полагаю, что в вашем случае дилер смерти, – отозвалась Рысь, присев, приложила пальцы к шее пострадавшего и кивнула. Живой. Отлично.

Алоглазая будет довольна.

– Это спорно…

Мужчина честно собирался выстрелить… Но снайперши были быстрее. Да, им было больно, ещё ощущение того, что они унизительно попались, присутствовало тоже. Но навыки никуда не делись.

Первая пуля ударила в пистолет, выбив его из рук, вторая – прошила мужчине икру, заставив его с вскриком упасть.

Рысь усмехнулась:

– А вот и второй подарок. Упакуем, девочки? А перевязывать не обязательно. Мы не мстительные, ничего подобного… Просто зачем переводить добро.

Вытащив из сумочки на поясе маленький футляр, Софья извлекла два шприца. Что будет дальше, мужчинам предстояло узнать сильно позднее, но об этом пока не знали ни они сами, ни Рысь, ни мишутки…

Осмотр ангара положительных результатов не дал. Здесь явно уже давно всё самое ценное забрали.

На парковку между двумя ангарами девушки пошли уже из спортивного интереса. А там их ждала удача! Правда, малая и пришлая!

Между двумя джипами стояла цистерна для заправки мощных карьерных машин. Можно было предположить, что припыленные джипы принадлежали тем, кто сейчас лежал на полу ангара. Цистерна, видимо, принадлежала им. А вот кого-то, кто сидел за рулём этого монстра, они, видимо, потеряли.

Девушки довольно переглянулись.

– Джип заберём? – спросила Ника с азартом. – Левый. Правый старый, и, если меня не глючит, у него колесо вывернуто.

– Джип не помешает… Но цистерну точно надо брать, – добавила Вика. – Здоровая, зараза…

Рысь кивнула, прищурившись.

– Удачно, – пробормотала она. – Так, мощных карьерных машин здесь нет, но есть это. Девочки, возвращаемся в шаман, поедим, отдохнём, обыщем вторую машину и поедем в обратную сторону.

– Нас трое, как раз три машины и заберём… – Вика задумалась. – Этих мужиков только куда деть?

– К цистерне, – отозвалась Рысь равнодушно. – Не хватало ещё мусор тащить в Шамана или в тот джип, что мы заберём.

– Мне нравится. Пойдёмте есть, а то я съем этот джип!

– Джип – не еда, – засмеялась Ника, обняв подругу, – но я точно помню, что в термосумке вкуснющие бутерброды. А в термосе есть чай! Перекусим, отдохнём, а уже на месте нам обещали вкусную уху!

– Точно. Лизавета Петровна так готовит, что оторваться нет сил.

– Тогда быстрее, быстрее, быстрее! – затормошила Ника Вику.

Та отпрыгнула.

– Соф, повлияй на неё! Чего она меня взбалтывает!?

– Видимо, потому что ты не спешишь, – улыбнулась Рысь, поймав подлетевшего к ним дрона и разместив его на балке, чтобы был обзор на машины. – А стоило бы.

Вика надулась… Но бегом поспешила к Шаману. Ника двинулась вслед за ней.

Рысь обернулась, убедилась, что всё в порядке, и последовала за мишутками.

Через два с половиной часа, примотав надёжно пленников к цистерне и перебросив из второго джипа в первый и те части, что удалось снять самим, и содержимое багажников, Софья и девчонки двинулись в обратную сторону.

До Беломорья, если не спешить, они спокойно могли доехать за час. Дорога здесь была абсолютно нормальная, да и заторов не было.

Опять же, если судить по тем же котлованам, здесь оставались люди, которые позаботились о том, чтобы по этим дорогам можно было ездить. А заодно позаботились о том, чтобы самих людей не нашли. На связь они, кстати говоря, кем бы они ни были, выходить не пытались.

Но прибытие… Заставило «зависнуть» всех троих. Титан стоял недалеко от освещённого участка, из которого в машину активно перетаскивались на тележках ящики, коробки, банки, бочонки и прочее.

Из трубы бани, кстати, валил дымок.

Рысь, подавив в себе паническое желание сбежать, запарковала цистерну рядом с Титаном, выскользнула на улицу и вздохнула.

Лизанька, загружая в контейнер следующую коробку, выглянула из чёрного нутра:

– Голодные?

– Страшно, – призналась Софа.

– Тогда пошли покормлю, потом поможете.

– Поможем, – согласилась Рысь, подумав о том, что, может быть, стоило переночевать в ангаре?!

Подобные упаднические мысли шастали в голове Ники и Вики, когда мишутки вышли из машин.

Но, куда деваться, пришлось помогать…

С тремя прибывшими работа закипела ещё быстрее, но, к началу сумерек, были разобраны ещё только две комнаты из шести! До подвала и до чердака Искатели ещё не добрались…

А там к автопарку подъехал мотоцикл с двумя седоками.

– Кхм… Незабвенная, что-то мы с тобой неосмотрительно поступили… И вообще, что ты там про удачу говорила!?

– По-моему, она ушла к тому, кто вкуснее кормит, – ошеломлённо пробормотала Кама, – и вообще, может, отсюда, колеса сделаем?! А?!

– Поздняк. Вон, Лиза машет… Поехали кормиться вкусно?

– Давай, будем считать, что это наша кармическая отработка…

– Всегда б отрабатывать, поедая стряпню Лизы…

Кама засмеялась, поцеловала мужа, спрыгнула с мотоцикла и первой двинулась к Лизавете. Заглянула по дороге в Титана, оценила размер неприятностей, присвистнула, присоединилась к Рыси и девочкам.

Барса и Евы не было…


…Впрочем, пропустить явление этой парочки было невозможно.

Низкий давящий рокот оповестил о приближении чудовища белорусского автопрома. БелАЗ надвинулся на автопарк, словно гора. Он даже на фоне Титана смотрелся огромным, совсем не уступая ему в размерах.

Из кабины выбрался Барс со свёртком из одеял в руках.

Мужчина обвёл взглядом застывших товарищей, их добычу… И спокойно пошёл со своей ношей в Титана, просто всем кивнув.

– Биг босс, – встретила его недоуменным вопросом Кама, устало сидящая аккурат у входа. – Что случилось?!

– Эта балбеска умудрилась сверзиться с мостка в ледяную воду. Судя по всему, благополучно простыла. Сейчас устрою, вернусь вас терзать… У вас все в норме?

– У нас куча новостей и игра в муравьёв… – пробормотала Кама. – Что-то нужно? Или справишься сам? Кажется, кто-то из девчонок умеет ставить капельницы.

– Да я сам умею… Справлюсь. Пока готовьтесь рассказывать свои новости… – Барс вздохнул, покачал головой.

– Без проблем, – отозвалась Кама, взяв снова в руки кружку с кофе. – Ну, надо же, – пробормотала она, – в ледяную воду…

– Покажи мне здесь другую… – фыркнул мужчина, уходя.

Еву он уносил в её лабораторный модуль…


…Заперев модуль изнутри, мужчина выпутал из одеял жену, уложил на кушетку с подъёмным бортом.

– Как ощущения? – хмыкнул он, устанавливая капельницу.

Ева подняла на него явно плывущий взгляд, усмехнулась:

– Как у будущего трупа, пушистый-мурчистый.

– Обойдёшься. Я тебе по пути прихватил пирог, заешь пока, – подал он жене пластиковую тарелку с куском пирога.

Ева косо посмотрела на еду и виновато покачала головой. Мысль о том, чтобы что-то проглотить, вызывала дикую тошноту.

– Прости, без меня.

– Быстро развилось… Значит, первый заход просто на глюкозе?

– Н… нет, – Ева помотала головой, уткнулась затылком в холодную панель и блаженно застонала. – Открой мой сейф, код – твой день рождения, мой день рождения, а затем день нашей встречи… Там есть два неподписанных бутылька в самом дальнем углу. Половину высокого добавь сейчас. Вторую половину в самом конце. Из пузатого добавляй примерно по ложке во все капельницы кроме первой и последней…

– Понял, – мужчина пошёл к сейфу.

М-да… Простуда, как же… Если бы все было так просто…

Всё началось хорошо. Не замечательно, но просто хорошо.

Они нашли квартиру-убежище, в которой планировали остановиться на ночь, если задержатся. Проверили, чтобы никого в ней не было. Оставили там немного еды и бутылку воду из своих запасов и двинулись к лаборатории Евы.

Подъезд к лаборатории был первым, что слегка удивило Барса.

В других местах было и грязно, и очень влажно, но перед лабораторией Евы было очень чисто. Слишком чисто.

Если приглядеться, можно было увидеть, что плитки действительно вымыты! И… чем-то светлым присыпаны. Не соль, не песок. Что-то ещё.

Мужчина вопросительно посмотрел на жену, но ничего не спросил.

Ева чуть улыбнулась и пояснила:

– Стиральный порошок, пушистый. А в стиральном порошке битое стекло.

– Радикально… И зачем так?

– Разные разности, – отозвалась туманно Бесёнок. – Вообще, в первую очередь, я таким образом снимала образцы, когда мне было нужно. Ну, и заодно, отпугивала людей. Очень хорошо работает.

– Интересный подход…

Ева пожала плечами:

– На самом деле, это было частью комплексной системы безопасности, которая, как ты знаешь, не помогла и не спасла.

– Ну, если задаться целью, обойти можно что угодно…

Ева кивнула и двинулась вперёд.

Толстую подошву её обуви подобная присыпка не смущала…

Странное прямоугольное здание при подходе оказалось автомастерской, хорошей – и с автомойкой, и с двухэтажным магазином всякоразного. Естественно, место было переоборудовано. Лаборатория Бесёнка располагалась внизу. На цокольном этаже.

Один из огромных внешних гаражей занимал Белаз, в приоткрытую дверь видно было сумки, коробки, какие-то ящички.

В открытое окно задувал ветер, и в зале, в который вошли Барс и Ева, пол был усыпан бумагами, уже пожелтевшими, съёжившимися, нечитаемыми.

– Я не успела из лаборатории забрать только технику, – ровно сказала Ева. – А в дом можно не идти, когда меня пытались выкурить, его подожгли. Несмотря на то, что система пожаротушения включилась, там всё выгорело.

– Тогда сейчас перегружу твою технику, не проблема…

– Пара мониторов, пара компьютеров в соседнем зале, – Ева двинулась вперёд, к смотровой яме. – Пока ты их упакуешь и перебросишь, я заберу самое важное, ладно?

– Самое важное это что? – уточнил Барс.

– Во-первых, документы, во-вторых, накопленные данные, наконец, то, что осталось от моего последнего не законченного исследования.

– Ясно… – мужчина подошёл к люку, на который смотрела Ева, и, практически выворотив его, открыл заклинившую створку.

Бесёнок благодарно улыбнулась, но сделать и шагу к люку не успела, взвизгнула и дёрнулась в сторону мужа.

– Кошмар!

Муж чисто рефлекторно поймал её, придержав.

Из люка появились маленькие лапки, затем маленькая-маленькая остренькая мордочка.

Затем ушки.

За ними – лапки.

Затем длинное гибкое тело.

Затем вся белая-белая ласка показалась на поверхности.

Маленькие алые глазки с интересом смотрели на Еву и Барса.

– Не двигайся, – прошептала Ева тихо мужу. – Пожалуйста. Только не двигайся.

Барс и не двигался, с некоторым недоумением разглядывая ласку.

– Кошмарррик, – заворковала Ева, – падла, ты опять сожрал клетку?!

Ласка смутилась, ласка явно спрятала мордочку под лапки!

Судя по вибрации, Барса откровенно трясло… От смеха.

– В глаза смотри! – рявкнула Ева.

Ласка резко села, подняла мордочку и сердито застрекотала. Алые глазёнки возмущённо мерцали. А потом она поднялась столбиком, на задних лапках, и застрекотала ещё возмущённее.

Если бы была человеком, Ева бы о себе узнала очень много нового… Но Ева была хоть и не человеком, а язык животных не понимала.

Барс не вмешивался. Такого от Евы он определённо не ожидал! Зато мог рассматривать ласку изменившимся зрением. Зверь был заражён, и, потрясающий эффект перехода сияния состоял из трёх слоёв… Трёх?!

Едва-едва различимое ругательство всё же прозвучало над головой Бесенка.

Ева виновато пожала плечами, услышав мужа и догадавшись, что вызвало у него такую реакцию:

– Кошмарик, – велела она, – к ноге!

Перестав стрекотать, ласка кинулась к ноге Евы. Не прошло и секунды, как её забавная мордочка оказалась напротив лица Барса.

– Всегда считал, что нога у тебя несколько ниже, – усмехнулся муж.

– Да нет, – улыбнулась Ева, – на самом деле Кошмарик всё сделал верно, к ноге означает «на плечо». А, руку к нему не протягивай, иначе будет вот это, – пощекотав зверька за ухом, Ева протянула к нему ладошку.

И Кошмар с жадным стрекотанием присосался к пальцу, вначале прокусив кожу до крови, а потом начав пить кровь, пока Ева ворковала: – соскучился и оголодал, мой маленький, солнышко моё?

– А я гадал откуда вампирские замашки…

Ева чуть улыбнулась.

– Сама будешь объяснять Лизе, что твой питомец вампир… – усмехнулся Барс… И почесал жену за ухом. – Двигаем?

– Моего питомца, для безопасности окружающих, видеть никому не нужно, – отозвалась серьёзно Бесёнок. – Потому что ласка – в первую очередь, это хищник. А мой был натренирован убивать тех, кто подойдёт без разрешения слишком близко. Ты пахнешь мной, поэтому ты – интересный объект для игр. Остальные могут пострадать.

– К ассистентке приучить не забудь тогда уж.

Ева задумалась и кивнула:

– Посмотрим. Эта девочка, скорее всего, не завопит и в истерику не сорвётся.

– Это да… скорее деловито уточнит, надо ли зверушку кормить, если да, то чем и как часто… и вообще, начальница, тебе бы пора самой пообедать, я вот вкусненького принесла.

– Главное, чтобы не решила, что у меня тоже такая диета!

– Не, в такое не поверит никто.

– В это верят все, кто слышал «Томагавк», – засмеялась Ева, потом взглянула на часы, – так, Пушистенький, давай закругляться. Надо ещё упаковать оборудование, и, если получится, доехать до трёх выездных точек. У меня там были оборудованы точки наблюдения. Камеры, подключённые к жёстким дискам, с системой дублирования. Если повезёт, уцелело хоть что-нибудь. У меня тут интересные… игрушки были установлены.

– Хорошо. Рули уж, Бесёнок, – ухмыльнулся муж.

– Ты – чудо, – потянулась к нему Ева за поцелуем, правда, не успела. Ласка была быстрее, Кошмар сначала лизнул Барса и одобрительно застрекотал.

– Зараза ты… – вздохнул Барс и строго заметил: – Не мешай!

И сам поцеловал жену.

На то, чтобы объехать точки, у них ушло несколько часов. И с каждым новым жёстким диском, уцелевшим, пока не было на месте хозяйки, на лице Евы разгоралось всё более и более яркое выражение счастья, восторга и предвкушения.

Да, это были гигабайты информации, которые ещё предстояло отсмотреть. Но! Но! Но!!!

Барс не комментировал. Они тщательно собрали все ценное для Евы (и всё это на откровенно монстроузном БезАЗе)… но ночевать вернулись в выбранную квартиру. Все же машина для ночёвок не годилась…

Ева возражала и настаивала, что она в БелАЗе очень даже замечательно ночевала!

Муж на это наставительно заметил – что явно не с габаритным мужем. К тому же она сама хотела в душ!

В душ и правда Бесёнку хотелось, так что она попрыгала в квартиру.

Ласка по кличке Кошмар осталась дремать в БелАЗе, ну, официально – потому что она удобно там устроилась, отобрав для этого запасной свитер Барса, а неофициально, потому что БелАЗ надо же было кому-то охранять?!

На кухне фырчал чайник. На улице шелестел начавшийся дождь. В комнате быстро стало сыро и прохладно. Но электричество работало ещё, эхом разрушенной цивилизации, как и водоснабжение, поэтому найденный на антресолях обогреватель обещал быстро довести температуру в комнате, которую выбрали Барс с Евой, до приемлемой.

Поцеловав мужа, вредная Бесёнок, раздевшись под только ей слышную музыку, и немного поддразнив мужа, двинулась в ванную.

Барс проводил её многообещающим взглядом, полюбовавшись перламутровым свечением нагой кожи… и отправился сооружать еду.

Ничто не предвещало проблем, когда мужчина услышал грохот из ванной…

Действовал он чисто на автомате. Ворваться в ванную комнату, увидеть, что Еву кто-то схватил и впился в шею, одновременно с этим зажимая ей одной рукой рот…

А дальше всё было банально – оттолкнуть напавшего и от души врезать по лицу… и лишь потом увидеть серебряные глаза Вожака.

Машинально приказав твари застыть, только потом Барс осознал, что это был третий укус для Евы… и единственная мысль его была: «Ну твою же мать»…


…Добавить «зелье» в капельницу было не сложно, всему необходимому Ева его научила ещё когда делала себе второе заражение, плюс подробности рассказала, пока он транспортировал её сейчас сюда.

Пока он закончил приготовления, Ева успела уснуть, и Барсу осталось только положить ей компресс на лоб.

Они справятся. Она сильная.

А он немножко поможет.

Наклонившись к ушку Бесёнка, мужчина обронил несколько слов чуть изменившимся голосом… И оставил её, заперев модуль, под присмотром ещё и Кошмара (после укуса Ева велела ласке попробовать крови Барса, чтобы зверь начал воспринимать и его как, хозяина). После этого мужчина прихватил планшет и пошёл наружу…. Сейчас Еве нужно спать. А у него есть некоторое время на прочие дела.

И выйдя на улицу, заметил внезапное.

Хорошо, среди прочих машин стоял карьерный бензовоз… довольно габаритная машина, но не такая монстроузная, как её старший брат БелАЗ. Но если он тут стоит… Какого ж растудытя к нему привязаны два голых мужика, у одного из которых небрежно перевязана правая нога?!

У обоих – кожаные кляпы из ремней. И один, как раз подранок, в сознании и активно гневно сверкает глазами.

– Я прям не знаю даже, что и сказать… – протянул Барс в пустоту. – Кажется, кто-то переобщался с Рати?..

Рысь, вынырнув из темноты с чашкой горячего бульона, протянула его Барсу:

– Нет, просто эти ребята очень хотели забрать мишуток в пользование. Мне же эта их идея не понравилась. А девочкам не понравилось, что этот перевязанный хотел меня пристрелить. Подранок и его напарник здесь в качестве подарка для алоглазой.

– Спасибо, – принял бульон для согрева мужчина. – А голозадые, чтобы не занычили оружия?

– В первую очередь, да. Во вторую очередь, мера психологической ломки.

– В третью – месть, – хмыкнул мужчина. – Значит, говоришь, у нас сластолюбцы… Кто такие выяснить удалось?

– Мужик только пришёл в себя, – отозвалась Рысь задумчиво. – Так что никакой информации о них нет. Джип у них явно военного образца. Мы его тоже прихватили.

– И, судя по морде, они верят, что их голозадость временная… Наивные. Вы трое не пострадали?

– Девчонки с ушибами, по икрам прилетело, и довольно болезненно спиной ударились о бетон. Гордость пострадала, но ничего серьёзного. А! И у этих горе-голозадов была потрясающая оглобля. Я её пока к багажнику экспроприированного джипа прицепила. Отличнейшная идея. Посмотри потом.

– Ну… Значит, сейчас будет весело… Подержи, пожалуйста, – вернув Софье кружку, мужчина поднялся и ушёл обратно в Титана. С краю стояли собачьи клетки… усиленные собачьи клетки, если быть честнее. Такие, чтобы даже его питомцы не порвали.

Выйдя на улицу с шестью стенками, он быстренько соорудил клетку без дверцы… пока что.

Подойдя к мужикам, Барс молча забрал бесчувственного, запихнул в клетку, надёжно зафиксировав ему руки за спиной, затем подошёл к раненному.

– Ну как, желания посотрудничать не возникло? Ты кивни, если возникло.

Раненый сверкал глазами, не было бы кляпа – плюнул бы, и это желание отчётливо читалось в его глазах.

– Хорошо. Мне, в сущности, не интересно, ни кто вы, ни зачем здесь… Но вот чего я ненавижу, так это когда кто-то поднимает лапы на моих людей… – всё это произносилось негромко и убийственно равнодушно. Отвязав мужика от бензовоза и даже не обратив внимания на сопротивление, Барс разместил и его в клетке.

Рысь, обычно испытывающая по поводу подобных высказываний изрядную долю насмешки, в этот раз испытала только лёгкое уважение и благодарность. Благодарность случаю, из-за которого она тоже теперь была частью команды Барса.

Барс же с хрустом выпрямился, внимательно посмотрел на Рысь.

– У тебя как с нервами?

– Обычно не жалуюсь.

– А с силой воли нынче?

– Хорошо, – пожала плечами Рысь. – Ты чего на такие вопросы перешёл?

– Сейчас увидишь…

И ушёл в БелАЗ… из которого вернулся с обычным футляром от контрабаса.

Вот только из футляра он вытряхнул… мужчину. Ну… почти. Обрубок. Без рук, без ног, с накрепко зафиксированным кляпом.

И обрубок этот определённо не испытывал физической боли по поводу отсутствующих конечностей.

Зато взгляд ртутно-серебряных глаз вперился в Софью.

И Барс выдернул из его рта кляп.

«Спаси, освободи», – ударил приказ по мозгам Софьи.

На это Рысь только похлопала удивлённо ресницами и взглянула на Барса:

– Это что?

– Знакомься. Вожак.

– То самое нечто? Из-за которого я мурчала?

– Ага. Только деморализованный, – усмехнулся мужчина. – Кстати, мурчала ты крайне натурально.

– Злой ты, царь-батюшка…

– Ото ж… Скобы подай пожалуйста. Кстати, обрати внимание на обрубки. Если дать ему время и пищу – он всё отрастит на место.

– М, это клеточные обитатели – как раз и есть пища для этого подарка?

– Если будут дёргаться – вполне. – Барс принял из рук Софьи скобы… и на глазах откровенно побледневшего подранка принялся вгонять их в тело искажённого с серебряными глазами, затем пропускать через прутья – и загибать. Голыми руками.

Рысь откровенно любовалась происходящим, а потом спросила, понизив голос, так чтобы её не услышали:

– Алоглазая реально в воду? Или?

– Или, – всё так же спокойно ответил командир Искателей, подхватывая получившуюся дверцу клетки и прилаживая её на место. А потом взял фанерные стены с дырочками, которые тоже были для этих клеток. И принялся собирать из них внешнюю коробку.

– Помощь нужна? Или лучшая помощь – не мешать?

– Не откажусь. Заколотим их там, все кроме крышки, вынем кляпы, поставим крышку, сунем в неё шланг, чтоб с голоду не померли, и утащим в Титана. Раз в день бульончика похлебают и нормально. До базы дотянут.

– О! – Рысь хохотнула, – коварство твоё, царь-батюшка, не знает границ!

– А не надо моих ребят трогать. Даже пасть разевать не надо.

– Точно не знает…

В общем-то, вдвоём они управились быстро. Затем оттащили ящик наверх, в место постоянного базирования… где выдернули кляпы у пленников и накрыли крышкой с двумя трубками для еды. Правда, уже здесь Барс сообразил одну проблему… и засыпал пол клетки кошачьим древесным наполнителем для лотка!

После чего крышка была заколочена и… перевязана белой атласной лентой.

А дальше была банька, поздний-поздний ужин для Барса, остальные успели уже поесть, и все попадали спать.

Барс ушёл в бокс Евы.

С её Кошмаром на коленях, устроился в притащенном кресле с книжкой.

Но в себя этой ночью его Бесёнок не пришла.


На следующий день все повторилось. Они продолжали перетаскивать добычу из этого дома-склада в Титана и БелАЗ. На вопросы о пленниках, Барс просто показал заколоченный ящик и попросил кормить их раз в сутки и только бульончиком. Предварительно постучав по крышке, чтобы сообразили присосаться к трубкам.

Вечером же все опять ушли спать, а он – устроился в кресле с книжкой.

– Почему пушистый-мурчистый не спит?

– Жену караулит, – улыбнулся мужчина, протянув руку и коснувшись бледной щеки пальцами.

Ева хохотнула:

– Думаешь, что она превратится в дым и останется только воспоминанием в памяти?

– Обойдёшься, – хмыкнул Барс. – Как себя чувствуешь?

– Я себя не чувствую. Вообще…

– Хочешь чего-нибудь? – мягко отёр мужчина ей лицо влажной тряпицей.

– Стукнуть мужа, – засмеялась хрипло Ева, – который подло воспользовался состоянием жены и такое ей шепнул на ушко!

– Ну ты же не думала, что я упущу такую возможность?

– Мне в голову вообще не пришло подобное использовать!

Барс молча ухмыльнулся, Ева возвела глаза к потолку.

Да. Конечно, уже было понятно, что приказ того, кем стал Барс, для тех, кто заражён, является чем-то типа абсолюта. Но пользоваться этой властью, чтобы дать организму толчок справиться с первым этапом лихорадки – это надо было догадаться.

Ева тяжело опустила ресницы, а в ушах всё стоял тихий шёпот:

«Вернись ко мне».

Она и вернулась.

Лихорадка ослабла, Бесёнок знала точно, теперь вот-вот начнётся второй этап. Обратный лихорадке, все процессы в организме замедлятся. В естественном состоянии это должно было привести к коме, но вторая бутылочка была направлена на то, чтобы заставлять организм шевелиться, выживать, карабкаться.

Перебороть вирус и подогнать его под себя.

Нечестно? А честную игру Ева никогда не любила.

Вот и муж не собирался упускать предоставленную ему возможность. Он пользовался своей властью и не видел в этом ничего зазорного.

– Пушистый, – тихо пробормотала Ева. – Ты побудешь со мной ещё немного? Мне холодно…

– Конечно, – Барс поднялся, накрыл жену одеялами, лёг рядом с ней, обнимая, легко коснулся её губ. – Я рядом, ты же знаешь.

– Я знаю, – шепнула Ева.

– А тебе нужно отдыхать и набираться сил…

– Пока я просто хочу погреться с тобой рядом…

– Грейся, – мужчина мягко перебирал её волосы.

Ева хохотнула, чуть зябко поёжилась:

– Могла ли я подумать, что, когда ненормальный мужчина вытащил меня из клетки, через какое-то время я буду добровольно искать его тепла?

– Не-а. Но мне определённо нравится эта перемена, дорогая.

– А мне нравится, когда ты так меня называешь, – Ева потёрлась носом о плечо Барса, согреваясь. – Мой пушистый-мурчистый…

– Ага, мой дорогой Бесёнок…

– Расскажешь? Что я пропустила?

– Ммм… Ну смотри. Рысь с мишутками добыли карьерный заправщик.

– Это хорошо, БелАЗ зверёк прожорливый, его надо кормить вкусно и много, – изобразила Ева кивок.

– Бояре в холостую сходили… и какие-то они подавлено-дёрганые.

– Почему? – удивилась Бесёнок, – они обычно такие позитивно-спокойные, ощущают себя комфортно здесь и сейчас.

– Без понятия. Посмотрим, поглядим. Зато Лиза с парнями нашли натуральный клад.

– Клад? А какой? А что они нашли?

– А угадай! – лукаво предложил мужчина.

– Ууууу…. Склад, полный пушистых-пушистых Барсиков?

– Нет, к счастью!

– Почему? Много пушистых Барсиков – это к счастью…

– Хорошо… ещё попытка?

– Уууу, книги?

– Ну… какие-то есть, но мизер. Ещё?

Ева задумалась, но сон был сильнее. Ресницы ещё чуть качнулись, Бесёнок попыталась поймать взгляд Барса, но не смогла, прижалась к мужчине теснее:

– Что-то, что порадует моего мужа? – спросила она сонно.

– Хитренькая… Да. А ещё, дорогая, я дам тебе стимул побыстрее преобразиться… – лукаво шептал мужчина ей на ушко. – Если ты будешь хорошей девочкой и будешь активно и быстро выздоравливать, я тебе кое-что расскажу до конца поездки… если же нет – узнаешь только по окончании процесса.

Ева возмущённо распахнула глаза, почти победив сон:

– Что?!!!!

– Ага. Так что – в твоих интересах быстрее вернуться ко мне.

– Ты – коварное… коварное… – Ева не договорила, сон победил.

Она уснула мгновенно, так и не доведя свою фразу до конца…

А мужчина ласково улыбнулся, проверил капельницу и тихо прошептал ей на ушко свой приказ. Если Ева надеялась, что он оставит её один на один с третьим укусом – она определённо заблуждалась.

… Впрочем, вот уж едва ли она бы допустила такие глупые мысли…

↢ Предыдущая глава || Следующая глава ↣

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2021