И жили они долго и счастливо...

Фантастика || Просто выжить

Глава 23. Восточная красавица


Русь


К концу недели, когда БелАЗ, заправщик и трофейный джип заезжали на базу, Титан и основная часть команды только останавливались у Обители Сонма Рати.

Обитель со стороны выглядела довольно внушительно – высокий деревянный форт, с массивными воротами. А теперь – ещё и накрытый двойным слоем мелкоячеистой рабицы.

Более того, немногие об этом знали (но Барс входил в число избранных) стены форта здесь были тройными. Слой брёвен, затем слой бетонных плит, затем опять бревна. Захочешь не пробьёшься. И ворота – такие же, разве что на колёсах, чтобы были подвижными, открывались только лебёдкой.

Титана ждали, а потому ворота медленно открылись, впуская Искателей внутрь…

Здесь им предстояло забрать десяток «помоганцев», в число которых попали и Корнилов с Ольгой, и свою оплату. Животных для базы.

Животных планировалось взять не очень много, достаточно для того, чтобы развести, но недостаточно для того, чтобы количество лучших друзей человека превысило допустимый порог.

Брали всех: кошек, собак, птиц, условно «диких» животных, вроде хорьков или енотов. Более того, Барсу, давясь смехом, всучили несколько домашних обезьянок… Как прокомментировала это роскошная молодая восточная женщина в довольно откровенном, но не вульгарном наряде: в качестве бонуса за старательность и неутомимость помощников. И заразительно рассмеялась грудным смехом, когда кое-кто из присутствующих покраснел, поняв, о чем речь.

– Лайла, ты зло, – вздохнул Барс, наблюдая, как ребята закатывают в Титана тележки с плетёными из лозы клетями с животными. Одна клеть – один зверь.

– Конечно. Вы когда стартуете?

– Сейчас ребята соберутся, закончат погрузку и стартуем.

– Поняла. Буду через десять минут, – и, опалив присутствующих пламенным взглядом, красавица удалилась.

Кама выдохнула:

– Как можно быть такой красивой и такой всеядной?!

– Суккуб, блин… – откашлялся Ёжик. – Как она посмотрит, я все боюсь, что душу выпьет взглядом!

Барс пожал плечами. Ну да, красива, взглядом может совратить даже святого… Но его в ней интересовало другое. И ребятам ещё только предстояло узнать, что Лайла едет с ними…

– Ну, ничего, – мечтательно пробормотала Кама. – Сейчас приедем на базу, пушистая пена в ванной, никаких знойных красоток и тишина…

На какое-то время все разошлись в разные стороны. Барс, устроившись в уличной зоне отдыха, поглядывал по сторонам. Кама куда-то пропала, снова появилась в поле зрения, снова пропала. А потом груз, заносимый в Титана, изменился.

Снова появившаяся во дворе Кама насторожилась, наблюдая, как мимо биг босса слегка залюбленные помоганцы провозят тележки с внушительным запасом лозы.

– Биг босс? – мяукнула она.

– Что? – тихонько хохотнул Барс.

– Лоза? Зачем лоза?

– Плести из неё, вестимо. Вон такого типа штуки, – указал мужчина на приближающиеся тележки с мебелью и утварью из лозы… Вот уж чего здесь было полно.

– А у нас кто-то умеет это делать?!

– Нет.

– Поэтому я еду учить желающих, – раздался голос Лайлы. Девушка появилась… в самой обычной одежде. Просто джинсы, просто рубашка в клетку из мягкой ткани. Обычная коса. Минимум украшений и те очень неброские. За ней пара мужчин несли … нечто. – А это тебе, царь-батюшка, в дар от Сонма Рати…

Барс тихонько выругался. Кама одновременно и досадуя, и ехидно радуясь, засмеялась.

К Барсу подносили из лозы роскошное кресло-качалку, которую иначе как «троном» и не назвать было.

– Демоница.

– Она самая, – улыбнулась Лайла, уже не пылая желанием на всю округу. Просто красивая девушка, с броской восточной красотой, но и не более того. Какая-то даже домашняя немного.

– Ну, раз уж, царь-батюшка у нас получил подарок, – Кама двинулась к Титану, подхватив молчаливого Ёжика под руку, – то мы можем отправляться? Домой, правда, хочется.

– Прошу на борт, – усмехнулся Барс, пропуская Лайлу в машину.

Та только улыбнулась и пошла рядом.

– Эх, развеюсь… – довольно потянулась она на ходу. – Всё же иногда хочется разнообразия в обстановке… Девочки, кстати, иззавидовадись!

– Лай…

– Я буду душкой, не беспокойся. А ты, правда, ко мне на урок придёшь?

– Если смогу. Мне интересно.

– Если будешь занят в это время, я могу персональный провести. Для тебя или таких же трудоголиков, как ты, если нужно, – без малейшего подтекста предложила она.

– Спасибо… Боюсь, так и придётся сделать… - вздохнул Михаил, провожая гостью до комнаты отдыха на Титане, где уже собрались все оставшиеся члены вылазки плюс Мавка с Корниловым. Не хватало Евы, Василия, Сергея и мишуток Винни.

– Кто не знаком, знакомьтесь. Лайла, из Сонма Рати. Отправляется с нами на пару-тройку недель, помочь с адаптацией животных плюс провести курсы по плетению из лозы для желающих.

Рысь заинтересованно взглянула на красавицу, даже ради этого отвлеклась от планшета. Корнилов тихо разговаривал с Ольгой, эти двое на Лайлу уже насмотрелись.

Лизонька смерила Лайлу задумчивым взглядом и взглянула вопросительно на Барса.

Барс только отрицательно качнул головой. Он всех уже осмотрел своим зрением… И видел, что все здоровы. Не все люди, но заражённых нет.

Хотя, впрочем, кровь у всех Юля возьмёт по прибытии. Для спокойствия базы в целом.

Лайла тоже с интересом осмотрела присутствующих. Причём сейчас она вообще выглядела пай-девочкой.

– Кто за руль? – бодро уточнила Кама, утащив с блюда горячий бутерброд производства Лизоньки.

– Софья.

Рысь даже возражать не стала, двинулась в рубку Титана.

– Лай, располагайся, – продолжил босс. – Угощайся. Вопросы и срочные дела ко мне есть у кого?

Таковых из основной команды не нашлось.

Корнилову и Мавке предстояло отчитаться за прошедшие дни, но не при посторонней. Барс кивком предложил им следовать за собой…

– Тогда я ушёл. Развлекайтесь и не обижайте гостью. А то лозой протянет по мягким местам…

Корнилов и Мавка послушно выдвинулись вслед за Барсом, а Лизонька подошла к Лайле с мягким:

– Чайку?

– Спасибо, Елизавета Петровна, – улыбнулась Лай. – Вам может помочь чем?

– Нет, лучшая помощь – отсутствие её…

Что было дальше, вышедшие уже не слышали. На место встала дверь и воцарилась тишина. Зону отдыха звукоизолировали ещё до отбытия по полной программе.

Барс привёл бывших военных в комнату запуска дронов, устроился в объёмном кресле наблюдателя, им – остались места операторов, и предложил:

– Рассказывайте, – предложил Барс.

– Место – пугает, – выдохнула Мавка, не задумавшись ни на миг.

– Чем же?

– Выглядит одним, на деле – другое. Выглядит – борделем, даже не очень элитным, а на деле – дисциплина, которую не во всяких военных частях соблюдают.

Барс негромко рассмеялся.

– О да. Плюс те, кого глаз обычно не замечает.

– Звери, – понятливо сказал Корнилов.

– Именно. У вас проблем не возникло?

– Никаких, – почти хором отозвались оба.

– Репетировали?

Ольга засмеялась, Корнилов чуть устало улыбнулся.

Даже то, что он был при даме, не спасло его от многочисленных предложений весёлого толка.

И это морально изматывало.

Барс ухмыльнулся.

– Ага, по глазам вижу, что обоим предлагали расслабиться…

– Предлагали, – согласилась Мавка, и в её глазах мелькнул затягивающий омут, – мне два раза, а потом перестали.

– Надеюсь, без эксцессов?

– Нет, им просто не понравилось моё предложение, – откровенно захохотала Ольга.

– Я даже не знаю, хочу ли знать, о чём речь…

– Точно нет, – буркнул Корнилов.

– Ну ладно. Что-то было, о чём мне стоит знать?

Корнилов и Ольга переглянулись, затем взглянули на Барса, снова переглянулись.

– Двое из нашей компании вели себя «с душком», – чётко сказал Корнилов.

– В числе всего прочего очень хотели наговорить лишнего, – продолжила Ольга. – С нами был Денис, поэтому в результате эти двое большую часть времени провели вместо помощи наверху, внизу… очень внизу. И говорить не могли. Но упомянуть об этом нужно.

– Вот засранцы… Ладно, получат порку. Специально у Лайлы лозу одолжу, чтоб год сидеть не могли…

Корнилов успокоился, да и Ольга явно чуть расслабилась.

– Это вы чего так выдохнули? Неужто думали, что я сейчас скормлю болтунов искажённым?

– Скорее, считали, что вы не поверите, – спокойно сказал Корнилов.

– Ну и на кой я бы вас отправлял приглядывать в таком случае?

Новое переглядывание:

– На этот вопрос ответа мы не нашли, ни вместе, ни по отдельности.

– Очень зря. Если уж я кому-то что-то поручаю, то и спрашиваю с этого кого-то. Если не верить ответственному, зачем ему что-то поручать?

– Для проверки! – предположила Ольга с интересом.

Корнилов пожал плечами:

– Чтобы был крайний.

– И смысл? Мне проще тогда никого не назначать вообще, а потом собрать со всех отчёты и взгреть того, чей не понравится. Уровень маразма подходов идентичен.

Бывшие военные одинаково заразительно засмеялись.

Барс усмехнулся уголком губ.

– Ещё что-то есть?

– Пару раз я подслушала странное, – серьёзно заговорила Ольга.

– Странное?

– Скажем так, у «помощников» были серьёзные ограничения, куда заходить нельзя, – Мавка устроилась удобнее. – Но, когда стало понятно из-за мелких инцидентов, что мы можем помочь и в более сложных вещах, «допуск» расширился. То, что я подслушала, касалось мародёров. У Сонма много знакомых, и все они сходятся в одном: мародёры сгущаются, съезжаются в одно место, кажется, даже под управление кого-то одного.

– Без конкретики?

– С конкретикой. Сейчас всё расскажу.

Барс устроился удобнее, опираясь на один из пультов.

Ольга вздохнула, выдохнула, прикрыла глаза, вспоминая. Разговор состоялся в самом начале, поэтому уже потерялся в мелких деталях.

– Это было на второй день, поздней ночью. Я сидела в местной серверной, помогала технику, – начала Ольга, потом пояснила, – знаний у меня мало, но, когда у нас во время одного из караванов убили одного из техников, пришлось срочно учиться азам серверного обслуживания, причём на практике. А тот, который у Сонма, отличный теоретик, а вот практики – никакой. Разбирались мы вдвоём, в итоге всё сделали, сервер подняли. Но вот ночью я возвращалась одна. Мне выдали в качестве проводника старую овчарку. И она шума не подняла, когда в гостиной мы услышали разговор. Мужские голоса, молодой и кто-то постарше. Кто именно – определить не удалось, я потом внимательно слушала мужчин, но именно эти мне так и не попались. Разговор был быстрый. Старший спросил, что-то, вроде какие новости. Младший усмехнулся и ответил, что ночь темна. Старший что-то пробормотал сквозь зубы, но не выругался. Спросил, не надоело ли младшему играть в шпионов? И добавил, что-то про лик луны, которая где-то потеряла зуб. После этого младший сказал, что перестали на связь выходить «Волкодавы» и «Смирительные рубашки». Вторых не знаю, первых – знаю. Группа с очень высокими боевыми навыками, устроилась в районе Румынии, вокруг них собрался даже целый городок. Не могу представить, что должно было случиться, чтобы они перестали выходить на связь. Второй разговор состоялся уже за полдня до вашего появления. Рано утром. Женский голос и мужской старческий. Старик спросил о последних новостях, женщина честно сказала, что по радио ходят слухи о том, что мародёры собираются в группки и двигаются куда-то, оставляя свои привычные точки. Более того, они не маркируют свою территорию, а те места, где они базировались ранее, пустуют.

– Забавно… – задумался Барс. – Если так подумать, мы давно уже не видели их меток… И не слышали о них…

Ольге и Корнилову добавить к этому было нечего.

До момента попадания в лечебницу к Искателям, Мавка на человека вообще не походила и ничего о внешнем мире не знала. У Корнилова в Колизее в принципе информации быть не могло.

– Ладно… Если больше новостей нет, то спасибо и идите отдыхать…

Корнилов поднялся и вышел, Ольга задержалась.

Вздохнула, выдохнула и спросила:

– Михаил Сергеевич, у меня вопрос.

– Я весь внимание…

– Я могу… присоединяться к вашему отряду? На вылазках? А не сидеть на базе и … в подобных местах, как Сонм? Я не могу, как показали эти дни, мне муторно. Ещё не набегалась, ещё не сломалась, как Андрей говорит.

– Если чувствуете, что готовы, то да, – пожал плечами мужчина. – В сущности, в данном случае ваше присутствие было скорее таблеткой от ревности.

– Да, – засмеялась Мавка, – я оценила, спасибо.

Барс усмехнулся вновь.

– Тогда попрошу Ежа помочь вам собрать полный комплект снаряжения по руке.

– Спасибо, – Ольга легко поднялась и двинулась на выход.

Барс же проводил её взглядом… И пошёл к Еве.

Его ждала смена капельницы.


А через несколько часов, учитывая наличие рабочих рук и устоявшуюся практику, что Искатели в разгрузке не участвуют, Барс разгрузочный блок покинул. Погрузил в грузовой внутренний транспорт «подарок» для Евы, саму спящую Еву, и уехал в лабораторию. Ему предстояло её разместить и подключить капельницы опять….

Карины на месте не было. Поскольку не было прикрепления от Евы, девушка наравне со всеми должна была принимать участие в разгрузке. Не таскать, но заводить данные в систему учёта.

Это обещало затянуться надолго… И в данном случае полностью устраивало Барса.

Оставив Кошмара спать на плече Евы, мужчина занялся подключением аппаратуры и капельницы. Когда капельница была уже настроена и возвращена на место, Ева открыла глаза, задумчиво посмотрела в потолок и мгновенно повернула голову в ту сторону, где сейчас был Барс:

– Пушистенький…

– С пробуждением, дорогая, – подошёл он ближе.

– А тебя с возвращением к царским почестям, пушистенький.

– Как себя чувствуешь?

– Сонно, вяло, медузно, амёбно и немного не совпадаю в ощущениях с наличием собственных конечностей.

– Типа ощущения, что лишние конечности? Или что чего-то нет?

– Лишние, – хихикнула Ева, – вот смотрииии…. Видишь? Третья рука, и она розовая в горошек, я могу ей пошевелить!

– Вообще-то не вижу…

– Ну, ла-а-а-адно, смотри, сейчас крылышки перекрашу. Были белыми, и а-а-а-алеоп! Стали чёрными! Видишь, видишь?

– Нет, – Барс наклонился, поцеловав жену в лоб. Галлюцинации… Не удивительно.

– Ну, ну, нуу… – Ева надулась. – Какой ты – серьёзный!

– Я просто соскучился, ты долго спала.

– Я спящая красавица?

– Ага.

– И ты будешь будить меня поцелуем? А какой ты? Левый или правый?

– А какой больше нравится?

– Ууу! Оба красивые!

Мужчина наклонился и легко её поцеловал.

– А теперь второй! Чтобы сравнить!

Барс поцеловал вторично.

Ева расстроенно захныкала:

– Непонятно какой настоящий! Снова первый?

Муж тихонько хохотнул, но опять поцеловал её.

– Ой, ура! Тебя снова один!

– Магия трёх поцелуев?

– Нет, – пробормотала ужаснувшаяся Ева, – проклятье трёх поцелуев! Теперь тебя три!!!

– И что теперь делать? – улыбнулся он.

– Пусть целует каждый! – решила Ева.

Барс задумался, дразняще легко целуя. Раз. Ещё. И ещё…

– Второй целуется лучше всех! – подытожила Бесёнок, сладко облизываясь. – Пусть постоит в сторонке, а первый и третий попробуют ещё раз.

Посмеивающийся муж опять поцеловал… но теперь тянуще и зовуще. Вообще, с этим надо было не увлекаться, учитывая, что Ева явно не в себе… но Барс мало-помалу терял голову. К тому же, вот такой её он ещё не видел.

Обычно Ева была насмешливо-хладнокровной. Всё контролирующей. Сейчас же… мягкая, нежная. Впрочем, даже сейчас – частично, но она контролировала себя…

И то, что она позволила себе быть такой открытой, такой стеснительно-нежной, значило одно – абсолютное доверие… И на Барса это действовало… да как наркотик, пожалуй.

Ева облизнулась, дышала часто, смотрела из-под ресниц зазывно и томно:

– Ладно, так и быть, первый тоже может постоять в сторонке. А третий?

Ну, как тут отказать?

– Нет, – возмущённо сказала Ева, – в таких условиях совершенно невозможно выбирать и решать! … Так, давай сюда первого, я сяду на колени, чтобы первый точно никуда не делся и решим, какой именно из Барсов – правильный Пушистый-мурчистый.

Барс вздохнул, подхватил жену под бёдра и сел, позволяя ей устроиться у себя на коленях.

– А теперь три поцелуя, за каждого, – захихикала Ева, потянувшись к мужу.

– Хулигаааанка… Голову ж потеряю… – рассмеялся мужчина, целуя её.

– Голо-о-о-ову? – протянула Ева, потрогала Барса за уши, за нос, поцеловала быстро и легко в ухо, в шею, в губы, снова в шею, замурчала, потёршись носом о шею мужа, – не-е-е-ет, твоя голова на месте.

– Это ты так думаешь…

– Нет, – хихикнула Бесёнок, – ну, вот же, смотри! Смотри! – схватила она мужа за щёки и покачала его головой влево-вправо. – Го-ло-ва. На месте. Целуй!

Барс, смеясь, её поцеловал.

– Это за одного! А за двух других?

– А ты сама поцелуй!

– А я не знаю какого! И я смущаюсь!

– А ты любого целуй!

Ева задумалась:

– Не пришло в голову, – призналась она, целуя Барса куда-то в шею, чуть прикусила, чуть втянула кожу, оставляя отметину, с довольным горловым урчанием лизнула, снова и снова, поднялась к уху, прихватила игриво мочку губами и тут же отпустила. – Ммммм, нет, левый вялый, – постановила она и повторила тот же нехитрый набор ласк с правой стороны. – Ой, – удивилась Ева, – и правый тоже! А центральный? – и приникла к губам мужа.

И в ответ получила… волну жара…

– Хорррошо, – жадно простонала Ева, выгибаясь в его руках. – Ещё, ещё, ещё!

Мужчина всё же был не железный… вожжи были брошены.

И да, ему было ничуть не стыдно!


…Утром, уходя от жены, Барс окинул её изменившимся зрением.

Ева сладко спала, без галлюцинаций или лихорадки. И её нежное свечение постепенно стабилизировалось на уровне трёх уровней заражения.

Ева победила вирус.

Проснуться она должна была уже здоровой…

К своему кабинету мужчина ехал умиротворённый.

Как бы он ни хотел выглядеть железным, но он волновался за жену… теперь же со стороны вируса ей ничего не угрожало. И это не могло не радовать.


***


Лайла была довольна. Первое занятие по плетению из лозы прошло очень хорошо… Даже великолепно.

Кто бы подумал, что когда-то хобби для успокоения нервов, после конца света станет любимой работой? И что ей будет нравиться учить этому других? Показывать, какую красоту можно сплести из гибкой лозы?

Ещё и дети… Лайла всегда любила детей, а тут ей привели целый класс!

Да, поначалу они немножко робели, но следом за наставником начали включаться. Кто-то, она видела, загорелся, кто-то просто пробовал, пока не проникнувшись, но недовольных не было. Она старалась. Старалась успеть к каждому ребёнку и показать лично, помочь, объяснить. Расстроенных мордашек не было точно. Теперь они смогут сами решить, хотят прийти ещё, или им не нравится. Горечи неудачи не было, и это главное.

Лай довольно зажмурилась. Кайф какой! Не хуже секса уж точно.

Тихонько рассмеявшись, девушка продолжила собирать свой инвентарь, складывать стулья.

Под «класс» ей выделили часть неиспользуемого пастбища, принесли стулья, с большим запасом. Столы соорудили, опять же…

Спокойствие этого мирного уголка было нарушено неожиданно.

Четверо мужчин появились у входа и двинулись к Лайле, перебрасываясь сальными шуточками.

Лайла заметила их краем глаза, зацепилась взглядом за лица двоих, приезжавших в Обитель. Они к ней подходили с ожидаемым предложением, но она культурно им отказала. Похоже, их гордость всё же пострадала. Уж точно не за уроком плетения эта компания появилась.

«Ладно, Лай, будем решать проблемы по ходу», - решила девушка и, поправив тончайшие замшевые перчатки и манжеты мягкой клетчатой рубашки, приветливо улыбнулась визитёрам:

– Добрый день. Чем могу помочь?

– А действительно красивая, – удивился тот, что был самым тихим и субтильным среди прибывшей компании. – Как картинка.

– Да ладно, – отмахнулся один из тех двоих, что был помощником в Сонме, – шлюха. Но дорогая, да.

Лай молча изобразила недоумение. Тем не менее, диктофон включить догадалась. Барс по прибытии выдал ей браслет с диктофоном и тревожной кнопкой. Кнопку она пока не нажимала, а вот диктофон пусть работает.

– В общем, – третий независимо поддёрнул штаны, – ты – красивая, тебе не хватает мужского внимания. Мы предложили парням, и они решили, что в таком случае, мы как настоящие джентльмены просто обязаны тебе помочь!

– Да мне, в общем-то его вполне хватает. Так что спасибо, конечно, за беспокойство, но мне помощь не требуется… – Лайла чуть смущённо улыбнулась, даже скулы едва-едва заалели. – Ну, разве что, если поможете столы чуть сдвинуть, буду благодарна.

– На столе? – всё тот же тщедушный обернулся на друзей, – эй, ребят, эти столы не подходят. Помнём девочку на травке?

Увы, но то, что её не слышат, было очевидно… Как и то, что спермотоксикоз в терминальной стадии тут был налицо. Надо ли попытаться ещё раз?

– Это уже как бы изнасилование… Насколько я знаю, у вас это сурово карается…

Мужчины переглянулись, одинаково весело заухмылялись:

– Так ты всё равно шлюха, да ещё и приезжая, – пожал плечами тот, который до этого молчал всё время. – Какая тебе разница? Сама согласилась, сама захотела. В ролевые игры попросила нас поиграть. Умные слова знаешь.

– Да я вроде не за этим приехала. Вдруг пожалуюсь? – продолжила свои попытки Лайла, не веря в их успех. Впрочем, своей цели она уже в любом случае добилась. Теперь можно расслабиться и просто пытаться их уговорить успокоиться.

– Как не за этим? – снова захохотал один из тех, кто был в Сонме. – Слушай, девочка, у вас недостаток мужиков, хороших, качественных. Мы сами видели. Ты – чистенькая, брезгливая. Со всеми делиться не хотела. Ну, вот, делиться ни с кем не надо, все мы – только для тебя. Отличная же идея.

– Увы, не соглашусь. Ребят, давайте вы пойдёте по своим делам, а? И мы сделаем вид, что ничего не было?

– Мы пытались, – тщедушный чуть отступил, вытаскивая наручники. – Не получилось по-хорошему, а мы своё всё равно возьмём.

– Уверены? – Лай сощурилась.

Новое переглядывание, и равнодушный ответ:

– Девочка предпочитает нотку мазохизма. Это мы тоже можем обеспечить, хотя и не хочется разбивать красивую мордашку.

– Значит… Не передумаете? – как-то обречённо спросила Лайла.

Мужской хохот был ей ответом.

– Хорошо, – встряхнулась красавица и сделала мгновенное движение кистью.

Единственным звуком, который раздался за спинами мужчин, оказался шелест травы. А потом на спину каждого приземлилось примерно по полста кило смертоносных мышц. Четыре гепарда низко рычали над головами незадачливых насильников, впечатав их в дёрн.

Лайла же, грустно на это взглянув, нажала тревожную кнопку.

Маленьким нюансом её браслета было то, что кнопка оповещала не только дежурных безопасников, но и царя… Всё же она была гостьей Барса, и именно он обещал ей безопасность. Разумеется, насильники этого не знали.

И на их беду Барс появился первым.

Очень-очень злой мужчина зашёл на пастбище, приблизился, вообще никак не отреагировав на ещё одну пару хищных кошек, приподнявшуюся из высокой травы. Окинул взглядом парней на земле, сидящую на горке лозы Лайлу, покачал головой.

– Цела?

– Угу… – кивнула она. – Спасибо, что разрешил взять моих лапушек.

– Не за что. Сейчас прибегут дежурные…

Дежурные появились через несколько минут, спокойные, довоо-о-о-ольные сказочно.

Кама, пройдя мимо кошек и их добычи, вручила Лейле вафельный рожок с холодной сливочной горкой сверху, сообщила весело:

– Домашнее. Царь-батюшка, а вы в курсе, что пока мы шатались, на кухне смогли смонтировать огромную мороженицу? У нас одна половина базы стонет от счастья, вторая от ужаса и напоминает, что у нас проблема со стоматологами!

– У меня нет знакомых стоматологов, – пожал плечами мужчина. – Хотя, можешь вот этот квартет пустить на зубные протезы.

Лайла, с благодарностью приняв рожок, протянула Каме браслет с записью стычки.

Подключив его к своему планшету, женщина начала перегонять данные.

– К Трибуналу уже всё готовится, – тем временем сообщила Рысь. – Алоглазая скачет от восторга. Я её только что видела в столовой, её Лизонька, перебросив через плечо, принесла обедать.

– Да уж… Ну, заодно научим наших подопечных, что гостей не надо трогать…

– Таких гостий с такой охраной потрогать можно только глазами, – пробормотала Кама себе под нос.

– Глазами тоже не надо, – фыркнула Лай. – Я ж не на сцене, не на подиуме. Меня слушать надо, – стянув перчатки, гостья базы убрала их в мешочек на поясе. – Предлагала же разойтись мирно…

– Такие не слушают и не понимают, – отозвалась Рысь. – Таких надо вымарывать, увы…

– Вот и вымараем, – кивнул Барс. – Ладно. Лай, отзывай своих котеек, пойдём отведу тебя в зону отдыха… Незачем тебе всё это наблюдать.

Лайла кивнула, ещё один короткий жест, и гепарды скрылись в траве, недовольно что-то ворча на своём кошачьем.

– Они рядом, если что. Если эти решат дёрнуться – нападут, – предупредила она, при этом подмигнув Каме. Ну да, брехня… Но незадачливым идиотам хватит.

Кама и Рысь переглянулись:

– Спасибо, мы разберёмся.

– Биг босс, – окликнула Барса Кама, – мы этих сразу в трибунал доставим, так что отправляйся потом туда.

– Хорошо… До встречи на месте.

Мужчина покачал головой… и пошёл с Лайлой, которой вернули тревожный браслет, в зону отдыха, где и собирался её оставить.

Дошли они в молчании, Лайла думала о своём, Барс не лез ей в душу. А уже на месте, мужчина открыл перед ней дверь комнаты отдыха, пропустил вперёд.

– Отдыхай и выброси из головы. Лучше подумай, когда занятие для следующей группы устроить.

– Хорошо. Спасибо, – улыбнулась она.

Барс же отправился в зал Трибунала. Вот ведь мороки с этими болванами…

Оставшись одна, Лайла с интересом осмотрелась. Здесь она ещё не была…

О зоне отдыха говорила Елизавета Петровна в дороге, что Лайле обязательно здесь надо побывать. Потому что это место, которое создано руками очень многих.

Зона отдыха была модульной. И очень… космической. Во всех смыслах.

Дверь закрылась за девушкой, но она этого не заметила, осматриваясь в потрясении. Там, где она стояла, была … «вода». Везде. Потолок был талантливо расписан, вокруг были огромные аквариумы, в которых плавали рыбки, любопытно подплывая к стеклу и рассматривая гостью. Аквариумы разделялись водяными стенами, и шум воды успокаивал.

Под ногами было нарисовано морское дно. Нарисованные на полу кораллы переходили в настоящие кораллы в аквариумах и в такие же нарисованные на стенках.

Восхищённо покачав головой, Лайла двинулась дальше, выходя из морского сектора.

И споткнулась.

Потому что с каждым шагом, приближающим её к выходу, море «мелело», аквариумы переходили в флорариумы и террариумы. А за выходом была дорожка, потрясающая дорожка, покрытая травой.

На стене напротив выхода стоял камень, талантливо освещённый спрятанными светильниками. Словно выпрыгнув из сказок, он цеплял взгляд сам по себе.

Буквы, правда, не обещали потерю головы или коня, буквы были подсказкой: в какую сторону идти.

«За лесами, за морями, за высокими горами, погулять по долине с цветами – налево.

Погулять по степям, да по пустыням – направо,

Глубже в воду погрузиться – направо и снова направо,

В царство книг, где шелестят страницы – налево и направо,

В осколок цивилизации – налево и налево».

Покачав восторженно головой, девушка решила посмотреть, что за осколок такой?..

Но уже сейчас любовь, вложенная в это место просто поражала…

Трава перешла в асфальт, потрясающе детализировано прорисованный… И нет! Не прорисованный! Самый настоящий!!! Там, где трава ещё переходила в асфальт, на камешке сидела мелкая ящерка. Не то нарисованная, не то игрушка, лукаво сверкающая глазами на всех, кто проходит мимо.

На стенах появились нарисованные фонари, … светили, правда, как настоящие.

А впереди, на стене был нарисован Екатерининский дворец из Санкт-Петербурга.

Первая же невероятная комната была янтарной, тончайшие украшения были не просто нарисованными, а выпуклыми и, кажется, здесь можно было простоять часами.

А сразу за Янтарной комнатой Лай перешла в… бар. Самый настоящий ирландский бар, оформленный в сдержанном мужском стиле. Тяжёлый дуб, чёрный камень, чёрная и тёмно-коричневая кожа соседствовали с выдержанными изумрудными тонами. Из-под ближайшего кресла выглядывал симпатичный лепрекон с горшком, полных золотистых сверкающих монеток.

И бар не был пуст.

За дальним от входа столиком сидел мужчина.

Лайла застыла на пороге, оглядываясь, тихонько хихикнула, отметив даже барную стойку… Так и тянуло на неё забраться и сплясать джигу. А что, она умела!

Мужчина, увидев её появление, приподнялся, и Лай его узнала.

Именно он был только что с детьми на её занятии.

– Восточная царица? – устало пробормотал Крашенников, вставая с места и подходя ближе. – Вы на экскурсию или вам что-то налить на правах аборигена этих мест?

– Ну, это вы высоко замахнулись, – польщённо улыбнулась Лайла. – Пожалуй, чего-то выпить я бы не отказалась… Я вам не помешала?..

– Нисколько. И не замахнулся в том числе. Вас так назвали дети. Старшие похватали младших, и дружной толпой помчались к доске объявлений, смотреть, когда у них следующий урок. Спасибо вам. Давненько я этих оболтусов столь счастливыми не видел, – Крашенников перешёл за барную стойку, взглянул на Лай, – покрепче? Полегче? Коктейль? За внешний вид не ручаюсь, но по вкусу тут такие рецепты уже наши новоделы навертели, что грех отказываться.

– Не слишком крепкий коктейль, – девушка села за стойку. – Они хорошие, удивительно вовлечённые. Мне понравилось с ними заниматься… В Обители детей практически нет, а те, что есть – младенцы. Взрослые же не особо хотят чему-то учиться. Тем более такому.

– Тогда готовьтесь, – Крашенников усмехнулся, – база ходит ходуном и волнами. У вас будет аншлаг.

– Значит, не зря мне выделили такое место, – подмигнула она. – А вам как урок?

– Простите, не скажу, – легко признался мужчина, вытаскивая на свет тёмные бутылочки. – Я больше был занят контролированием детей, чем уроком. А когда понимал, что могу обратить внимание на то, как нужно плести, застревал взглядом на вас и уже не мог его отвести.

– Ох… Мне паранджу стоит нацепить?.. У меня есть!

– Если вы хотите подчеркнуть вашу красоту ещё больше, то можно попробовать, – усмехнулся Крашенников, пододвигая к Лайле бокал с чем-то слоистым. – Летний микс, пробуйте.

– Засмущаете сейчас, – чуточку невесело улыбнулась Лайла, взяв бокал, отпила… И невольно взвякнула. – М! Вкусно… Странно, но вкусно!

– Правда же? Немного охлаждает, немного успокаивает, не крепкий.

– Ага… Самое то, что нужно, спасибо вам большое.

– Не за что, – Крашенников замолчал, позволяя Лайле отдохнуть в тишине и спокойствии. Правда, на случай, если восточной красавице захочется повторить напиток, из-за барной стойки не ушёл.

Лайла была ему за это благодарна, но быстро спохватилась:

– А вы?

– Что я?

– Из-за меня вскочили, теперь там стоите… Может тогда уж вместе выпьем, раз уж я помешала вашему отдыху?

– Тогда идёмте к моему любимому столику?

– Охотно, – поднялась она со стула.

– Прошу сюда, – Крашенников двинулся к уютному уголку в дальней части зала.

Лайла, прихватив бокал, пошла следом, думая о своём… и тихо радуясь этому человеку. Жаль только, что после недавнего инцидента комплименты не радовали, а настораживали.

Прихватив по дороге вазочку с хрустящими лимонными печеньками и графин с соком, Крашенников поставил это на стол и пододвинул к Лайле:

– Садитесь ближе к стене, – порекомендовал он, – оттуда вас не увидят точно, если кто-то и заглянет.

– Так очевидно? – улыбнулась она, но совету последовала.

– Что вы хотите немного отдохнуть ото всех? – уточнил Крашенников. – Простите, детский сад очень быстро воспитывает повышенную внимательность к окружающим.

– М-да… Не умею я держать покерфейс.

– И к лучшему. Вам не идёт выражение ледяной статуи, вы для этого слишком живая и слишком прекрасная.

– Мне положено. Я же демон, если верить вашему царю-батюшке, – хихикнула Лайла.

– Разве демоны самые прекрасные? – слегка удивился Крашенников.

– Вы меня совсем засмущаете сейчас, Максим Леонидович! И так щеки горят!

Крашенников изобразил улыбку:

– Переобщался с детьми, восхитительная Лайла. Они всегда говорят всё, что думают.

– Вы хороший человек, Максим Леонидович… А вот лжец так себе… И это подкупает.

Мужчина только глаза закатил и негромко засмеялся:

– Ну, да, врать дети тоже не умеют. Повторить коктейль? Или лучше горячего чая?

– Лучше чай… Благодаря вам я успокоилась.

– Я рад. Чёрный с цитрусовыми нотками подойдёт? Или попробуете местный, на травах?

– Доверюсь вашему вкусу.

– Тогда одну минуту.

На деле, конечно, одной минуты не получилось. Крашенников вернулся через семь. Чуть взъерошенный, с подносом в руках. А на подносе – стояли три кружки, тарелка с бутербродами, вазочка с янтарными леденцами и два чайничка, исходящие ароматным парком. Поставив поднос на стол, мужчина сдёрнул с руки пушистый плед и накрыл им Лайлу, сел напротив, спокойно пояснив:

– Тогда попробуйте вначале один, затем второй. Заодно и определитесь с тем, нравится вам местный чай достаточно для экспериментов со сборами или не очень. Этот я позволил себе заварить на свой вкус, со зверобоем.

Польщённая девушка взяла первую чашечку, попробовать.

Если честно, увидев третью чашку, она слегка расстроилась, решив, что к ним кто-то присоединится. К счастью – ошиблась. С этим человеком было спокойно и уютно. Не удивительно, что дети к нему тянутся…

Крашенников тем временем молчал, себе чай он налил из травяного чайничка. Его мягкий взгляд порой касался лица Лайлы, словно мужчина любовался искоса. Но стоило посмотреть на него прямо, как выяснялось, что он спокойно читает, не мешая гостье отдыхать.

Лайла выпила одну чашку, затем попробовала вторую… И эксперимент мужчины ей определённо понравился, о чём она и сообщила.

– Повторить? – улыбнулся Крашенников. – Или это уже будет перебором?

– Жадность требует согласиться, а здравый смысл шепчет, что я лопну… – рассмеялась негромко Лай.

– Тогда прислушаемся к здравому смыслу. Я лучше приглашу вас завтра после занятий на совместное чаепитие.

– Договорились. Если обещаете вкусный чай и свою компанию, я согласна.

– Обещаю. И вкусный чай, и свою компанию.

– Ловлю на слове.

Мужчина серьёзно кивнул, потом взглянул на часы и спросил:

– На второе занятие пойдёте? Или предпочтёте перенести?

Лайла посмотрела на свой планшет, побарабанила пальцами по столу.

– Да нет. Надо провести. Я же для этого и приехала, если не считать зверушек… Так что пойду обратно сейчас…

– Я провожу, – постановил Крашенников, – а поскольку я колёсный, то будет точнее «отвезу». И ещё десять минут спокойно допить чай у вас есть.

– А! Ваши внутренние элетромобильчики? Невероятно удобные…

– У меня мотоцикл. Не возражаете?

– У вас тут и такое есть? – округлила она глаза.

– Ещё есть велосипеды, мопеды, ролики, скейтборды, моноборды, и что-то ещё. Я не вникал в подробностях, но дети хвастались.

Лайла головой покачала.

– Даааа… У нас все пешочком, либо на погрузчике, когда время кормления животных. Расстояния не те…

– Местные расстояния, полагаю, вы уже оценили.

– Ага… Ногами не находишься. А лошади все же имеют склонность пачкать округу.

– У вас есть лошади?

– Ага. У нас много кто из животных есть, в том числе и диких. Настоятель занял брошенный хозяевами питомник, с центром реабилитации жертв браконьеров, когда животные ещё были живы. Возвели форт.

– Представляю, насколько сложно вам этим всем заниматься.

– У нас достаточно людей… Хотя специалистов не хватает. Приходится многое делать интуитивно. Чутко прислушиваться к зверю. Они же не могут сказать, что болит. Зато покажут, если доверяют.

– Специалистов нигде сейчас не хватает, время такое.

– Ага. Зато моё хобби оказалось ценным навыком, что меня радует.

– Глядя на тех, кто живёт на Руси, могу сказать только, что так у многих получилось. Те хобби, которые никому не были нужны, неожиданно стали величайшей ценностью. Ваше плетение лозы, например, травничество некоторых из наших дам или занятие броней.

– Да уж, броня у ребят теперь… Загляденье. Но… Кажется, нам пора ехать?

– Да, пора бы, – Крашенников поднялся. – Пойдёмте, я вас отвезу.

– Спасибо, – Лайла поднялась, выходя из-за стола.

Крашенников её опередил, предупредительно открыл дверь бара, провёл в обратную сторону по комнате отдыха, рассказал пару интересных историй, довёз обратно до зала, с кем-то пообщался из прибывающих и уехал.

Его ждал детский сад номер два…


…Как ни странно, а встретились они раньше, чем предполагала гостья базы.

Когда вечером, после третьего за день урока, обиходив своих любимцев, Лайла вышла из зала-пастбища, её уже ждали.

Сидя на своём мотоцикле, Крашенников встретил Лай спокойной улыбкой:

– Добрый вечер, восточная царица. Прошу простить скромного пилигрима, восхищённого вашей красотой. Не удержался. Разрешите вас похитить с целью пригласить на уютный ужин на двоих?

– Ох… признаться, я удивлена… Помнится, вы грозились меня завтра чаем напоить… Но тем более, как я могу отказать?!

– Завтра будет завтра. А сегодня вас готовы завалить комплиментами и восхвалениями. Я посмел подумать, что вам сегодня после насыщенного дня захочется отдохнуть.

– Вы удивительно прозорливы, Максим Леонидович.

– Хочется верить. Так что, прошу на борт.

Лайла подошла ближе, затем устроилась за спиной мужчины.

Часа через два, когда кончился даже чай, Лайла, сидящая в глубоком кресле, укутанная пледом, поняла, что засыпает… что ещё немного, и она просто не вылезет из кресла! Да даже сейчас у неё не получалось собрать себя в кучку, чтобы встать.

Как кошка, которая придёт на колени хозяину, и потом её не сгонишь…

И ведь, что удивительно, этот мужчина не пытался её затащить в постель, обольстить или ещё что-то. Он просто проявлял заботу!

– Ты совсем засыпаешь, – Крашенников, с которым они всё-таки перешли на «ты», после второго или третьего чайника чая, подошёл к креслу, тронул волосы Лайлы, убирая прядки в сторону.

И не отдавая себе отчёта в том, что делает, Лай тихонько замурлыкала.

Крашенников вздохнул, кажется, это бесполезно… Наклонился и поднял девушку на руки, так и закутанную в пушистый плед.

– Твои поклонники меня не простят… И не поймут, – буркнул он уже куда тише себе под нос.

Через пару минут Лай оказалась на большой кровати. От белого постельного пахло лавандой и карамелькой. Маленькая девочка с двумя пшеничными косичками в пушистой пижаме-зайке открыла глаза, спросила:

– Мама?

Крашенников прижал палец к губам:

– Шшш, разбудишь.

И девочка понятливо кивнула:

– Я поделюсь с ней одеялом…

Тёплое лёгкое одеяло накрыло Лайлу, Крашенников сел к кровати со стороны малышки и серьёзно спросил:

– Какую сказку мы читаем сегодня?

– Про Элли!

– Договорились… – мужчина полистал книги на планшете и начал читать тихо сказку.

Сквозь сон, ускользая в его таинства всё глубже и глубже, Лайла ещё слышала голос Крашенникова… но заставить себя даже просто открыть глаза она так и не смогла…

А утром, проснувшись, Лайла недоуменно заозиралась.

Во-первых, это была НЕ её комната.

Во-вторых, не её постель.

В-третьих, сама она была одета.

В-четвертых, со стороны кухни раздавались голоса… И если один был знаком, то вот второй… Ребёнок?!

Выбравшись из кровати и приведя себя в более-менее пристойный вид, Лайла тихонько двинулась в сторону кухни.

Голос Крашенникова был спокойным и уверенным, голос девочки с пшеничными косичками был тихим и задорным.

Малышка пила какао, Крашенников стоял с кружкой кофе.

– Доброе утро, Лайла, – улыбнулся он приветливо. – Скажи мне, что предпочитают на завтрак такие красавицы, как ты. Ириш, что забыла?

– Доброе утро! – звонко поприветствовала девочка Лайлу.

– Доброе утро, – слегка растеряно ответила Лайла, встряхнула головой. Так… похоже она тупо уснула в гостях. Странно для неё, но бывает. – Да я не привередлива…

– Хорошо, – Крашенников повернулся, – тогда давай по-другому. Чай, кофе, какао, молоко? Поплотнее? Полегче?

– Чай. Полегче, я ещё, похоже, не проснулась…

– Тогда салат с домашним йогуртом и свежеприготовленные тосты. Садись куда тебе удобнее.

– Приятного аппетита, – пожелала Ира, вставая со стула. – Папа, я побежала.

Наклонившись, Крашенников чмокнул девочку в светлую макушку, и через пару минут только электромобиль у комнаты пробибикал. Детей забирали на занятия старшие.

Пока Лайла просыпалась с предоставленной кружкой чая, Крашенников резал, сам резал!, для неё салат. Одуряюще пахнущие тосты выпрыгнули из тостера, так и умоляя, чтобы от них немедленно откусили кусочек.

Лайла сидела с видом человека, у которого полный разрыв шаблона… и ела, что дают, только что не урча от удовольствия.

…на самом деле, урча…

Поставив перед ней вторую чашку чая, Крашенников улыбнулся:

– И имей в виду – это не то чаепитие, на которое ты согласилась вчера.

– Ась? – вытаращилась девушка с тостом во рту.

– Ты мне должна ещё чаепитие, – улыбнулся мужчина. – Сегодня. И ужин. И завтрак – завтра.

– Ам…А…Ем…Ум?!

Крашенников едва сдержал умилительную улыбку.

– Вначале тост, хорошо?

Насупившись и пыхтя, слегка покрасневшая девушка вернулась к еде.

Крашенников пил кофе, просматривая чат для приближенного круга, в котором обнаружил в какой-то момент себя… На его возмущение: «За что?!», Барс ответил:

«За грехи твои тяжкие»

Лайла прожевала, взяв себя в руки.

– Мне кажется, меня где-то развели.

– Тебе кажется, – кивнул Крашенников спокойно.

– Теперь я в этом уверена.

Макс всё-таки сломался, засмеялся. Лайла начала насупилась… а потом тоже рассмеялась.

И не скажешь, что это та же самая огненная суккуба, от которой шарахалась Кама.

– Итак, – тем временем отсмеявшись, спросил Крашенников. – Скажи мне, во сколько у тебя первое занятие, чтобы я знал, во сколько мне вернуться, чтобы тебя отвезти.

– Мм… А почему отвезти?..

– На время твоего пребывания здесь, я твой личный водитель.

– Внезапно… – все ещё удивлённая, хлопнула ресницами красавица.

– А ещё повар, – негромко засмеялся Крашенников, – и телохранитель от докучливых фанатов. Ну, правда, не считая одного из двух моих детских садов.

– Двух?.. Эм?..

Мужчина хмыкнул:

– Два детских сада. Это долгая история. Если согласишься, расскажу за ужином.

– Ага… Соглашусь… – Лайла тряхнула головой, улыбнулась. – Хорошо. Тогда мне надо привести себя в божеский вид и к зверям. Влад сказал, что сегодня будут результаты по моим крошкам… Как ты выражаешься, по моему детскому саду.

– В божеский вид? – Крашенников сделал вид, что испугался, – то есть ты будешь ещё прекраснее, чем сейчас?! Я боюсь это увидеть, я ослепну! … – и серьёзно уточнил, – то есть сейчас после завтрака я завожу тебя в твою комнату, потом везу к зверям?

– Не знаю, надеюсь, ты мне скажешь потом. И да, ты прав.

– Тогда договорились.

Пряча смущённый взгляд, Лай вернулась к завтраку…

На что бы ни надеялась Лайла, отправляясь с Барсом, но уж точно вот такое знакомство не было в списке её ожиданий.


↢ Предыдущая глава || Следующая глава ↣

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2021