И жили они долго и счастливо...

Фантастика || Просто выжить

Глава 21. Честь и предательство


Эдем


Сидя на крыше здания, разглядывая всё, что происходит вокруг, с каждым мгновением Алия убеждалась, что всё куда хуже, чем просто плохо. Здесь больше подойдёт любимая фраза наставницы. Именно её Котя и озвучила торжественно Роману, включив рацию на ухе и настроив её на правильную частоту.

– Трындец пришёл!

Как Рома не захохотал, услышав любимую фразу сестры из уст кошки, не известно никому. Впрочем, лицо Пашки при этом его ещё больше повеселило.

– Чего там? – выдавил из себя Некромант.

– Большой трындец, маленький трындец и два средненьких, – отозвалась Алия задумчиво. – В посылке нет живых, есть мёртвые. Интересно, как они, кем бы они ни были, ловили птиц?

– Мёртвые птицы?

– Мешки, – согласилась с ним Котя.

– В одном ящике или всех?

– Во всех, но в каждом при этом есть и живые. Они в безопасности, а их главная цель – орать: «спасите, помогите, мы здесь, выпустите нас». Орут. Но кордон далеко – не слышат. Ну. кроме одного. Один слышит, и ему плохо.

– Плохо?

– Ему очень хочется повернуться и вскрыть ящик, – сообщила Алия задумчиво. – Вина, страх, стыд, отчаяние, много-много раскаяния и боли. Он почти уже сломался.

– Понятно… Если что, не пускай его. Сейчас подумаем. – Рома повернул голову к Павлу. – Мысли есть?

Павел, слышавший всё сказанное, хмурился:

– Все четыре ящика с подарками? Живые и мёртвые вместе? Сжечь разом… У нас печки же есть такого размера?

– Да есть печки, есть… Но ты знаешь, друг мой… Это как-то слишком очевидно.

– Ну, не допускать же, что внутри на этот случай взрывчатка?

– А почему нет? – раздался равнодушный женский голос, и в открытую дверь машины скользнула женская фигура. – Привет, Паша, – скривилась Слава.

– Сла-а-а-а-а-вушка, – в глазах парня насквозь выключился мозг, и это было бы смешно, уж больно забавно выглядело мгновенное переключение, если бы не было заодно и так страшно.

– Паша, в ухо тресну. Мозг включил живо, – с явно изрядной долей инфразвука рыкнул Рома.

Парень подпрыгнул, встряхнулся, снова зацепил взглядом Славу, и тут же взгляд отвёл.

Слава молча смотрела на брата:

– Сапёров я вызвала. Потому что мне тоже не нравится это совпадение. А слишком мягкотелого мальчика пришлось в кордоне заменить, ему стало нехорошо, и он прилёг отдохнуть на травке.

– Про зомбей предупредила?

– Тех, кого было можно, да. Остальных, чтобы не разворачивать панику – нет. Алия сверху присмотрит.

– Как тебе твоя ученица? – усмехнулся мужчина.

– В таких делах полезнее меня, тебя, всех остальных вместе взятых.

– Это да… Но слышать от неё твою классификацию проблем… Кхм… Забавно.

– А вот этого я не планировала, – Слава оперлась на сидение, прикрыла глаза, слушая.

Замолчал и Роман.

Тяжёлая бронированная машина СБ, подъехавшая к складу, была очень даже ожидаема. А вот то, что перед двумя сапёрами, пытающимися войти в склад, неожиданно появится Алия и весьма неприятным способом этому воспрепятствует – уже нет.

Кошка, застыв в дверях на одной ноге, упёрла острый каблук в кадык того, кто был ближе:

– Дальше нельзя, – прошипела она. Ушки Алии прижались к голове, хвост нервно метался, отстукивая сердитый ритм.

– Как интересно… – сощурился Некромант… И не стал вмешиваться. Если бы это была агрессия, кошка уже убила бы парня, значит что-то ещё. Надо посмотреть и разобраться.

– Попрошу отойти, – снова потребовала Алия.

Слава, услышав кое-что знакомое в голосе подопечной, резко стукнула брата по плечу:

– На выход, Ром. Что-то не так. Она не знает, что, а значит могут быть проблемы!

Больше не медля, мужчина открыл дверцу машины, покидая её и направляясь к скульптурной композиции.

Сапёры переглянулись и … вместо того, чтобы поприветствовать начальника, как полагается, начали отступать.

– Стоять, – стегнул он голосом по нервам. К оружию не потянулся, но… Ему было и не нужно.

Алия, за спиной Романа, встала спокойно:

– Неправильно пахнут, – доложила она чётко, – неправильно себя ощущают. Предвкушение. Раздражение, что помешали. Желание большого взрыва.

– О… Так у меня в службе крыски завелись, – нехорошо улыбнулся Роман, двинувшись к предателям. – Мальчики, вы ничего не попутали? Котя, как пахнут и себя ощущают?

Алия задумалась:

– Такими, как большой в машине, неправильный запах, но не на мешке, а на ходящих. Ощущают себя уверенно. Считают, что победят.

– Вот так даже… – явно понял её мужчина. – Лапушка, а ты помнишь, как играла со своими куклами? Можешь и эти куклы отправить так же спать?

Алия выглянула из-за его плеча, обошла, вопросительно заглядывая в глаза:

– Можно?

– Конечно, Котя.

– Хорошо…

Алия шагнула вперёд, плавным шагом профессиональной танцовщицы, которая привыкла к тому, что каждый её вздох, каждый её взгляд ловят с отчаянной жадностью.

Улыбнулась, приложила пальцы к губам и приказала ровно:

– Спать.

Павел, неосмотрительно вышедший из машины вслед за Славой, ещё хотел посмеяться:

– Что за детские игрушки?!

Но повело и его.

И последнее, что он увидел, клюнув носом вниз, был кружевной край алого белья. Такого, какое предпочитала Слава. Потом… отруб и пустота.

– Так? – вопросительно повернулась Алия к Роме.

Двое крысюков лежали на асфальте, мирно посапывая в плечи друг друга.

– О да… Спасибо, Алия, – улыбнулся мужчина ей, вручил ещё один леденец, подошёл к спящим. – Ха… Так это вообще не наши… Какая прелесть… Котёнок, а ты одну цель разбудить сможешь, если рядом есть другие?

Котя задумалась:

– Одну? А запах отличается?

– У Павла отличается запах?

– Это большой, который упал носом в Славу? – заинтересовалась Алия.

– Ага. Кстати, что у него с эмоциями было?

Алия задумалась:

– Недоумение. Разочарование. Разочарование. Непонимание. Непонимание. Розовый туман, много розового тумана. А потом слоники в семейниках.

– Трындец, – ахнула Слава, спихивая Павла с себя на асфальт, правда, позаботилась о том, чтобы башкой тот не стукнулся, всё же портить имущество отдела брата ей было несколько жаль.

Рома захохотал в голос.

– Котёнок, ты просто невероятное чудо. Разбудишь его?

Алия кивнула, подошла, посмотрела на недовольную Славу и… не стала ничего предлагать. Наставница была, ну, чересчур зла.

И, совсем немного, смущена.

Интересно, а когда двуногие хотят котов, как это проявляется?

Мысль мелькнула и исчезла, Котя присела на корточки около Павла и легко пощекотала его кончиком хвоста.

Верзила пришёл в себя практически мгновенно. Откровенно недоуменно посмотрел в небо, потом посмотрел на всё ещё хохочущего начальника и злую Славу, и очень трезвым и недоуменным голосом сказал:

– Не понял.

– Выспался? – продолжил смеяться Роман.

– А почему я спал?

– Потому что нюх у тебя хороший, друг мой. Смекаешь?

– Понял, – кивнул парень, озадаченно прислушался к себе. – Ноги трясутся. Девочка, – взглянул он на Алию. – Да ты космос.

Котя кивнула и повернулась обратно ко входу в порт.

– Значит, там ничего нет, – спокойно сказала Слава, подойдя к ней и обнимая кошечку за плечи. – В том плане, что кто-то просчитал именно подобное развитие событий и собирался по нему отработать. Или есть… Просто как запасной вариант. Может быть, просто возьмём, закинем ящики в какую-нибудь комнату по одному и там откроем. Котя уложит всех поспать, мы тихо всех перебьём, сожжём то, что можно сжечь. А потом по итогам и доложишь вану, Ром?

– Ага, мысль. Паш, тебе надо найти наших ребят. Не верю, что их не убили, но в любом случае, надо. А этих в изолятор некрополя, зафиксировать, противосуицидальные меры с максимальной паранойей.

– Сделаю, – кивнул верзила, подошёл, закинул на одно плечо одного, на другое – второго, и двинулся к той машине, на которой лже-сапёры подъехали.

Рома же уже шёл с дамами к «посылкам». Надо разобраться, что это за шалости. А потом на доклад…

А таких, как Котёнок, побольше бы ему… Вот совсем побольше и насовсем.

Хотя, что мешает? Надо попросить! Отличные же СБшники!


…В начале вечера на другом конце Эдема, где был расположен отдельный остров, который в принципе невозможно было оцепить от общего массива или что-то с ним сделать удалённо, гостей не ждали.

Но гостья появилась.

Подслушала то, что не предназначалось для её ушей, и запрыгнула в комнату через окно, остановилась, тряхнув пушистыми ушками.

– В смысле, с утра не завтракал? – неприятно удивилась Котя. – Где еда горячая, вот это?

И получив от двух перепуганных горничных кивки, подхватила сервировочный столик и двинулась в кабинет Ливея. Не постучала, просто вошла и закрыла за собой дверь на ключ.

Вана, вышедшего до сейфа в соседнем помещении, по возвращению ждал очаровательный пушистый сюрприз, сидящий на его столе и на его бумагах.

Эмпатическая волна счастья-счастья-счастья-счастья-счастья буквально окутала Ливея, но не подгребла под собой, а словно невидимый пушистый клубок начала кататься вокруг, прибавляя сил.

– Мастеррррррррр!

Исаак застыл, окидывая откровенно удивлённым взглядом Алию.

На бедре прореха в кожаных штанишках, порван шнурок на верху корсета… но сама цела, довольна и аж сияет…

– Алия?

– Я не вовремя? – поджала ушки Котенька.

– Нет, милая, ты всегда вовремя, – мужчина подошёл ближе, почесал её за мягким ушком. – Как поживаешь?

– Соскучилась, – Котя, ни о чём больше не думая, потянулась за лаской. – А ещё я принесла Мастеррррру еду!

– Тебя не потеряют?

– Нет! Меня отпустили! Слава избивает манекены, мой начальник скоро придёт сам, а его жена готовит вкусный ужин. Чтобы я не таскала самые вкусные кусочки, меня было велено ли… ли… ликвидировать!

– Какая строгая! – Исаак сел в кресло.

Котя заулыбалась:

– Да! А Мастеррру надо покушать!

– А ты кушать будешь?

– С Мастером?

– Да.

– И Мастер будет кушать?

– Конечно.

– Тогда с удовольствием, – склонила ушки Алия.

– Тогда устраивайся и выбирай еду, милая.

Алия, кивнув, с бумаг всё же слезла и перебралась к Мастеру, на соседнее с ним кресло.

Устроилась чуть боком, искоса глядя из-под ресниц.

Исаак же наблюдал за её изменениями…

Человеческое поведение с явно звериными инстинктами и таким же звериным подтекстом. Исправился лексикон, исчез страх наказания. Она научилась быть… похожей на людей. Очень похожей. И могла достичь в отношении мимикрии под человека непостижимых высот. Вот только тем, кто взаимодействовал с Алией более-менее плотно, было понятно, что человеком она никогда не будет.

Хотя от неё и не требовали им быть…

Мыслей стало слишком много, и мужчина предпочёл сосредоточиться на еде, выбранные блюда Алии.

– Вкусно! Спасибо! А Мастерр? – чутко уточнила Котя.

– Я тоже ем. Кушай, милая… – поняв, что она не успокоится, мужчина приступил к еде и сам. Вот только, отправляя в рот ложку за ложкой, он исподволь наблюдал за Котёнком… И, в общем-то радовался.

Она спокойно и с удовольствием ела, наслаждаясь ароматами, оттенками вкуса. Она великолепно владела приборами. И, кажется, подросла ещё немного, больше ничем не напоминая ту девочку в капсуле.

Кто бы мог подумать, что эксперимент пойдёт по этому пути. Кто бы мог подумать, что эксперимент сам по себе окажется иным, чем то, что вану раз за разом докладывали.

Ведь с чего всё началось? Изначально ему доложили – мальчик умер, девочка – Вожак. То есть тоже мёртвая, просто не совсем.

Ртутные глаза, весьма оригинальные предпочтения в еде, способность повелевать «мешками» – как Алия называла искажённых. Казалось бы, всё одно к одному. Но только казалось. Искажённые не нуждались во сне, а Алия спала, сон ей был необходим.

Искажённые застывали в своём развитии, а Алия – менялась, проходя ускоренно физиологические этапы.

Очевидно было только одно: Алия – не Вожак.

Американишка…

Когда стало очевидно, что он обманул в одном, служба безопасности начала перепроверять другие данные. И выяснилось, что и смерть мальчика тоже не случайность. Его убили, потому что именно он должен был стать Вожаком. Это не соответствовало планам мертвеца.

Исаак покачал головой. Ладно. Это уже дело прошлое.

Главное, что малышка не Вожак. А ещё, хорошо, что всё получилось у тех, кто взялся по его приказу решать вопрос с её социализацией.

– Мастер? – эмпатическая ниточка вопроса повисла в воздухе. Алия волновалась и переживала за Ливея, и ему отчасти было даже приятно… Но очень непривычно.

– Всё в порядке, Котёнок. Кушай спокойно. Расскажешь, как твои успехи?

– Сегодня меня брали на работу! Но это лучше Рома расскажет, ваши человеческие дела, – Котя чуть сморщила носик, – я не понимаю их.

– Не понимаешь? – улыбнулся Исаак.

– Не-е-е-ет. Это просто мешки, но Рома говорит, что они были опасны, и хорошо, что у меня всё получилось…

– Рома зря хвалить бы не стал. Значит, ты действительно молодец.

Алия смутилась, опустила лицо, пряча нежный румянец на скулах. Зато ушки кошечки качались, так и прося, чтобы их почесали и погладили.

Улыбнувшись, мужчина протянул руку и погладил её, почесал за ушком.

Размурчавшись натуральным котёнком, Алия вдруг застыла и … гибко поднялась:

– Рома идёт, а Мастеррр покушал. Я скажу, чтобы принесли Мастеррру кофе со льдом, а Роме – чай. И пойду, чтобы не мешать, да?

– Ммм… Подождёшь в моей комнате, пока я освобожусь?

– Конечно! – кошачьи ушки снова встали торчком. – А мне можно?

– Можно и нужно, милая.

– Я подожду Мастера! – обрадовалась Алия, открывая дверь и исчезая в коридоре.

Она успела вернуться с напитками быстрее, чем подошёл Роман, и окончательно исчезла, оккупировав кровать Ливея.

Прибывший Роман был не слишком радостен, скорее задумчив.

Устроившись напротив Мастера, он задумчиво посмотрел на свою чашку.

– Уже забегала?

– Да. Ты брал её на работу…

– Да, в первый раз решил провести проверку… и не прогадал. Шеф, я хочу ещё таких агентов! – сделал он умильно-просительное лицо, чем вызвал смех начальства. Впрочем, гримаса пропала почти сразу. – На самом деле, я серьёзно. Благодаря ей мы предотвратили теракт. Во-первых, в Эдем прокрались двое инфицированных первого уровня, убили двоих моих сапёров и заняли их места. В то же время от одного из отрядов Мародёров были доставлены ящики с живым товаром. Животными, в основном. Так вот, в этих ящиках оказались ещё и искажённые… внутри которых были бомбы. Сожги мы их – рвануло бы знатно. А так – Пантера вычислила зомби, не пустила никого вскрывать ящики. Потом вычислила фальшивых сапёров. Отправила их поспать, сейчас они в допросной. Ну, и помогла нам с ящиками. Да вы сами посмотрите, шеф, – он протянул флешку.

Следующий… где-то час, в кабинете то раздавался мужской смех, то лёгкие комментарии по действиям и поведению Алии. Впрочем, комментарии были одобрительными. Мужчин однозначно радовало, какой она становилась…

Когда же видео завершилось, Роман достал ещё одну флешку.

– Сегодня я получил полный отчёт по Алии… специалисты отсмотрели все записи со всех камер, сверили все журналы…

– И? Что там, если кратко?

– Зря быстро пристрелили американца. Котенка били, наказывали, ломали. Ломали психику, чтобы она стала или вашим убийцей, или никудышным охранником. Жестокие наказания за малейшую попытку развития, попытку выразить своё мнение, за то, что она что-то испачкает. И так далее. Грубо говоря – за всё. Дамы ещё работают над тем, чтобы выловить все подобные последствия, но это будет не быстро…

– Я вижу, что сделали уже немало… – Исаак прикрыл глаза. – Спасибо.

– Шеф, вы всё же подумайте… я ещё таких спецов хочу.

– Хорошо, подумаю. Спасибо, Рома. Отдыхай.

Роман ушёл, а Ливей посидел ещё несколько минут, просматривая файлы по диагонали… и, понимая, что на полное ознакомление нужно больше времени, убрал флешку в сейф и пошёл к себе. Нужно уделить внимания Котенку.

Котенку внимания оказалось не нужно… Свято блюдя свою чистоту, Алия сходила в душ… да так и уснула на кровати в одном полотенце…

Ну, вернее, полотенце на ней было когда-то… сейчас же оно лежало на полу, а обнажённая девушка, свернувшись клубком, сладко спала на кровати…

Тяжело вздохнув, Ливей аккуратно накрыл её своим дополнительным одеялом, сходил в душ сам и лёг спать. В конце концов, кровать его. И места на ней предостаточно.


…Города двадцать первого века никогда не спали. Не важно, свершился апокалипсис или нет. Они не спали, попросту на это были неспособны. И Эдем не был исключением.

Не спали живые, не спали мёртвые, не спали восставшие. Не спал и их Некромант.

Роман вернулся в свой особняк уже ночью. Сегодня выдалось много работы, так что пришлось задержаться. Когда он пришёл, в окнах горел свет, его ждали.

Он вошёл молча, бросил куртку на вешалку, разулся, сунув ноги в пушистые домашние тапки, прошёл в гостиную.

Она сидела там, за столом, уткнувшись в рабочий ноутбук. Опять работала.

Мужчина молча прошёл к женщине, она так же молча подняла глаза, оторвала руку от мыши, подняла ладонь, глядя ему в глаза. Он же, встретившись взглядом с её серыми глазами, переплёл с ней пальцы, чуть сжал. Несколько минут длилось это единение взглядов, они даже дышали в такт… а потом он улыбнулся уголком губ, провёл второй рукой по её огненно-рыжим волосам.

– Голодная? – она кивнула одними глазами. Он погладил её щеку, поцеловал середину ладошки, и, не расцепляя пальцев, пошёл к холодильнику, а она за ним. Прямо на кресле на колёсиках, в котором сидела, и всё так же молча.

Роман взял из холодильника пакет с собственноручной заготовкой, затем вытряхнул все в мультиварку, включил.

– Опять заработалась? – опять кивок, а затем она протянула вторую руку.

– На ручки, – прожурчал чистый голос, женщина улыбнулась.

Пугающий прочих Некромант негромко рассмеялся, вздёргивая жену на руки, сел с ней на диван, опять встречаясь глазами.

Тишина, объятия, взгляды и переплетённые пальцы – вот глубины интимности, от которых любому наблюдателю хотелось отвести глаза, словно он прикоснулся к чему-то настолько личному, что даже смотреть тяжело…

– А пирог в духовке, – добавила она негромко, – и Котя, кажется, не вернётся домой ночевать…

– Соскучилась по Мастеру? – улыбнулся Рома.

– Конечно. Ведь так, как Мастер, никто не умеет чесать её за ушком.

– Феерический довод… – рассмеялся он.

– Так это же Котя, а Котя – такая Котя…

– Котя – это Котя… Над чем ты засиделась?

– Только не смейся, как раз над её ушками. Осталось ещё два каркаса и вживление будет полным.

– Приятно посмотреть на работу гения… а не то, что с ней было…

– Не напоминай, мне до сих пор больно. Эти вживления, которые её ранили каждым шагом регенерации, эта взрывчатка…

– Шшшш, Речушка, не грусти. Почти поправила же всё.

– Рома… – женщина погладила ладонью мужа по щеке.

– Да-да, Леночка? – поцеловал он ладошку.

– Ты – лучшее, что есть в этом мире…

– Не согласен. Ты – лучше.

Лена спорить не стала, знала хорошо, чем такие споры заканчиваются, улыбнулась:

– Ну, хорошо, Котя добирает почесуньки за ушком от Мастера, а куда делась Слава?

– Пошла тусить с парнями. Как выразилась бы Котя, пошла искать кота.

– Ах во-о-о-от как, – глаза Лены лукаво сверкнули. – То есть мы одни сегодня?

– Ага-а-а-а-а.

– И какие у вас по этому поводу планы, супруг мой?

– А у моей любимой жены есть пожелания? – промурлыкал он.

– Чувствую себя умудрённой матроной, которая неожиданно отправила детей по друзьям и бабушкам-дедушкам и осталась с мужем наедине. Ну, раз так получилось, – Лена негромко засмеялась. – Естественно я предлагаю то, что мы очень давно хотели. Усаживаемся в кинокомнате, включаем комедии прошлого века, берём домашние чипсы, мороженое и остренькое мясо в кляре?

– Ну как я могу отказать! Выберешь фильмы, пока я принесу вкусности?

– Конечно. Но вначале выкуп!

– И какой же?

– Сладкий, нежный и томительный.

Рома улыбнулся, привлёк к себе жену и поцеловал. Сладко, нежно, томительно и – головокружительно.


…В общем-то, Исаак всегда просыпался достаточно легко. Миг – и он уже открыл глаза, абсолютно проснувшийся. И уже тогда – оценивал, что делать сейчас. Мог просто поваляться, мог заказать завтрак, мог принять душ и заняться делами… Если был не один – мог задержаться в постели…

Но сейчас он точно помнил, что засыпал без любовницы… Но…

Это ощущение было ни с чем не перепутать. Обнажённое тело, прижавшееся к нему, так естественно и так доверчиво… нежная кожа…

Но этого самого тела быть не должно было… откуда взялось?

Тонкая эмпатическая волна, успокаивающая, нежная, поглаживающая, поднялась изнутри легко и естественно. Ливея словно пушистым хвостом целиком замотали и погладили разом.

И вот тогда до него дошло, кто подкатился под бок. Алия.

– Мастеррр? – сонно подняла личико кошечка.

– Доброе утро, Котёнок… – мужчина протянул руку и почесал её за пушистым ухом.

– Мастеррр, – нежно мурлыкнула Алия, и такой же нежности была преисполнена эмпатическая волна от неё.

– Замёрзла, да?

– Немного. Я помешала Мастеру?

– Нет, милая. Выспалась?

– Рядом с Мастером спится мурчисто, как нигде ещё! – смутилась Алия. – Мастер самый тёплый и самый спокойный. И вообще не боится.

– А кто боится?

– В той или иной мере – все.

Исаак только пробежался пальцами по её волосам. Ну, не объяснять же ей, кто она… или как выглядит сейчас со стороны, например?

Алия сонно зажмурилась:

– Мастеррррр, – промурлыкала она.

– Кушать хочешь?

– Мастеру уже пора? – донесла эмпатическая волна и растерянность, и расстройство.

– Да нет… Но вдруг ты голодна?

– Мастер не еда! – встали торчком кошачьи ушки. – Правда-правда!

– Это хорошо. И я с тобой согласен. Поэтому еду мы можем просто вызвать.

– Но Мастерр такой тёплый, – Алия снова прижалась к мужчине всем телом, закинула на него и ногу, и руку, и хвост, мурча от неприкрытого удовольствия. – Теплы-ы-ы-ый…

И спохватилась, ещё мгновение и кинулась бы в сторону, сообразив, что сделала что-то не то.

– Ты все ещё котёнок, – рассмеялся Исаак, почёсывая Котю между лопаток. И все же слегка радуясь своей выдержке и гордясь ей. Алия мурчала, изгибаясь и наслаждаясь. Эмпатия передавала полное счастье от происходящего.

Тем неожиданнее для Ливея была последовавшая за этим перемена в ней.

Ещё мгновение назад Котя выгибалась от счастья рядом с Мастером, а сейчас, спрыгнув с кровати, она просто прижалась к стене, выпустив длинные когти, насторожилась, зло сверкая глазами.

– Алия? – сощурился мужчина, скатываясь с кровати и берясь за меч и цепляя перевязь с метательными ножами.

Кошечка не ответила, чутко слушая происходящее в коридоре, а потом просто выскользнула из спальни Мастера.

Ливей подумал… и решил не вмешиваться. Спустя пару мгновений Алия заглянула в спальню обратно, сверкнула мягкой улыбкой, виновато поджав ушки:

– Я только заберу одежду, и я уже вызвала Рому. Я уложила поспать эту двуногую крысу, которая хотела забраться в кровать Мастерррра и ударить его острым когтём!

В надутых губах Котеньки и её мрачном взгляде так и читалось:

«Только я имею право спать в кровати Мастера».

Вот только подобные слова вслух не прозвучали. Наставницы успели объяснить Алии, что такое уже неприемлемо и может со стороны выглядеть совсем не так, как кажется Коте.

– Спасибо, милая, ты умница, – погладил Ливей её по макушке.

Алия мурлыкнула, скрылась в ванной и появилась уже одетой, встряхнулась, потянулась и вдруг повернулась:

– Мурчистого дня, Мастер, – искренне пожелала она перед тем, как исчезнуть в коридорах.

– И тебе, Котёнок… – протянул мужчина задумчиво.


Русь


Территория Барса разрослась ещё больше. Помимо конференц-зала и двух кабинетов, для «царя» и для «главы Искателей», у царя всея Руси появилась, наконец-то, комната отдыха, совсем маленькая, абсолютно уютная и … потайная.

Войти сюда можно было только зная о её существовании.

Обстановка была приятной и совсем не спартанской. Угловой диван с барной стойкой, абажур, керамический камин, книжная полка и два кресла у журнального столика.

– Не помешаю? – Ева была единственной, у кого было право беспрепятственного входа сюда.

– Ты никогда не мешаешь, – усмехнулся Барс, отставляя в сторону огромную кружку с кофе. – Иди ко мне?

– Ты интересно пахнешь, – Ева зашла в комнату, дождалась, пока стеновая панель встанет на место, подошла к мужу, устроилась у него на ногах, поцеловала, – ммм, и правда интересно и вкусно. Что за вкусный напиток ты пил, пушистый-мурчистый? И почему без меня?

– Смешал кофе с парой интересностей… Не буду же я супругу непроверенным экспериментом угощать? Сначала нужно убедиться, что это пригодно к употреблению.

Ева фыркнула:

– И ты считаешь, что это хорошее оправдание, да?

– Гениальное! Хотя, честно говоря, оно машинально получилось. Задумался.

– О чём ты таком задумался? – удивилась Ева. – Я чего-то не знаю?

– Исаак вышел на связь…

– Исаак? – повторила Бесёнок заинтересованно.

– Он самый…

– Уже звучит интересно.

Барс сделал глоток кофе, поцеловал снова жену, задумался и осторожно заговорил:

– Мы побеседовали… и итог… скажем так, он интересный, внезапный и… странный. Но мне, пожалуй, этот итог даже нравится.

Пощекотав мужа за ухом, Ева подпрыгнула:

– Пушистый, мне уже интересно! Давай! Выдавай информацию! Или! Я! Тебя! Буду пытать!

– Знаешь… мы пришли к выводу, что люди все равно не выживут. Им не пережить Искажения. А потому… пора подумать о создании новой расы.

От Евы ответа не прозвучало, она внимательно и молча смотрела на мужа, мгновенно посерьёзнев.

– Не только расы… придётся пересоздавать всю фауну… но в первую очередь – новые «люди». И на текущий момент мы сошлись на идее создавать расу зверолюдей, наподобие Алии. Только… не так халтурно. У них есть специалист, супруга Романа, которая смогла полностью заменить все имплантаты Алии так, что теперь – это уже функциональные части тела, не вредящие ей.

– Оригинально…

– Ага… Но, как ты понимаешь, сделать проект жизнеспособным без твоего участия… в моем понимании вообще не получится.

– Я не очень понимаю, чем я могу… помочь в этой затее…

– Нам нужен вид… иммунный к Искажению. А кто ещё так, как ты, понимает этот вирус?

– Много кто, наверное.

– Не сказал бы.

– Но я так говорю. Как минимум, есть создатель этого вируса, который однозначно знает его намного лучше.

– Это спорное утверждение.

– Спорного здесь ничего нет. Это факт.

– Бесёнок, не бузи… – Барс вздохнул, прижал жену к груди, чмокнул в макушку. – И все же… в общем, так вот как-то.

– Я буду бузеть, меня муж игнорирует. – фыркнула Ева, вздохнула, – ну, и замахнулись же вы…

– Тебя? Никогда. А замахнулись, да…

– Постоянно, часто и вообще, кто обещал мне совместные выходные? … А потянете ли?

– Совместные выходные остаются в силе! – возмутился мужчина. – А что, у нас есть выбор? Придётся потянуть.

– Зачем? – внимательно посмотрела на мужа Ева. – Почему именно у тебя и у вана должны болеть об этом головы?

– А у кого ещё? Если уж мы тащим это бестолковое человечество к выживанию, то нам и решать, каким это выживание будет. И, честно говоря, глядя на мою жену, я убеждён – люди – пережиток. А вот нелюди… – подмигнул он.

– В зеркало давно смотрелся? – явно надулась Ева. – Нелюди – не панацея.

– Не панацея. Но… шаг к ней.

– Это ещё и слишком много сопутствующих проблем, пушистенький. Слишком много связанных с этим особенностей, в том числе и неприятных.

– Не спорю.

– И всё равно готов в это влезть?

– Пожалуй, да.

– Но почему? Пушистенький, не подумай, что я против… я просто хочу понять. Я могу без проблем сказать, зачем такой проект Лаврентию Тиграновичу. Зачем он тем, кто, как мне кажется, человеком и не родился, а родился чудовищем и монстром, как уже меня называют в детском саду имени Крашенникова. Но ты…? Я не понимаю.

– Я хотел перестать быть человеком – и перестал. И уже отсюда вижу, что люди… это такой жуткий головняк…

– Жуткий, – согласилась Ева легко и быстро, – но это не повод.

– Вполне себе повод. Если уж я влез в это дурацкое управление… царством, то пусть уж это царство проживёт подольше. И доставляет мне меньше головной боли. И вообще… я так хочу, вот, – хохотнул Барс.

– Царь всея Руси, – насмешливо фыркнула Бесёнок, не отводя от мужа задумчивого взгляда.

– Ага. О чём думаешь?

– Ни о чём. Просто смотрю на тебя и просто любуюсь.

– И что скажешь?

– Ничего не скажу. Я молча любуюсь.

– Ты в деле?

– Если мой муж и царь изволит, то я смиренно приму любое его решение.

– Вот та-а-а-ак даже?..

Ева лукаво улыбнулась, стрельнув в него из-под ресниц смеющимся взглядом и таки утащила у него кружку с остатками кофе:

– Так?

– Ну, хорошо… – ответил он таким же смеющимся взглядом.

– Царь изволит приказать?

– Царь изволит…

– И чего же изволит мой царь?

– Царь изволит влезть в эту авантюру… и сообщить, что его жена на сегодня поступает в его распоряжение… а потом начнутся наши выходные.

– Да ты что?!

– Да вот так вот!

– Обманываешь же.

– Никогда!

Ева прищурилась:

– Пушистый-мурчистый, ой, хитришь ты что-то!

– Конечно. Как же иначе?!

– А если без хитростей? – вкрадчиво вопросила Бесёнок.

– То тебе будет скучно.

– Это если без тебя.

– А если со мной?

– То и без хитростей – не скучно.

– Хорошо. Тогда не буду хитрить.

Ева засмеялась:

– Пушистый, мы с тобой запутались, тебе не кажется?

– Ну… Есть немного – улыбнулся он.

– Это плохо! – Бесёнок сонно зажмурилась.

– Пойдём спать?

– Нет! Ещё только полноо-о-о-очь, – сладкий зевок смазал всё бодрое ощущение от речи. – Ещё совсем рано…

– Пойдём, Бесёнок, ты уже спишь на ходу.

– Мне без тебя холодно и одиноко, так что только вместе!

– Договорились. Я с тобой лягу.

– И не сбежишь при этом, как только я усну?

– Не сбегу. И тебе сбежать не дам.

– Э… а вот это уже неправильная постановка вопроса!

– Самая правильная. Ты никуда не сбегаешь и все довольны.

– Нет! Так нечестно!

– Так честно, потому что я так изволю, – улыбнулся Барс, вытаскивая у Евы опустевшую кружку и вставая с ней на руках.

– Царь, – возмутилась Ева, – поставь меня на место!

– Ты и так на месте. В моих руках.

Бесёнок осеклась и замолчала.

А мужчина тем временем понёс её в спальню… действительно надо отдохнуть.


…Спустя несколько дней, уже после того, как Барс-таки получил свои выходные, да и все остальные Искатели пришли в себя настолько, насколько это было возможно, вся команда собралась в конференц-зале Царя всея Руси. Правда, пока ещё в несколько урезанном варианте – костяк, в который входила теперь и Рысь, плюс Ева.

Собственно, взгляды всех были как раз на Рыси и сосредоточены.

Рысь злилась, Рысь фырчала, Рысь куксилась, Рысь страдала.

И всю бурю её злости можно было сравнить только с её же смущением! Несмотря на то, что место, куда её (и только её) взял Барс, уже с полдня как осталось позади, на скулах Софьи нет-нет, да и вспыхивал румянец.

– Пушистый, – наконец, не выдержала Ева, – куда ты возил кошечку, что она такая вся взбудораженная? Фитиль поднеси и взорвётся!

– В Сонм Рати, – он честно старался не ржать… Получалось плохо, но он старался…

Если бы Кама была кошкой, она бы пулей взлетела на плечи Ежа и затаилась бы там, трясясь. А так, Сударушка просто окаменела и просто с глазами, полными ужаса, воззрилась на Барса:

– Биг босс, ты что, ТУДА ездил?!

– Ну да. И я до сих пор не понимаю, чего вы все так шугаетесь? Они отличные ребята.

– Они?! – Рысь, прижав ладони к пылающим щекам, смотрела на Барса сердито и смущённо одновременно.

– Отличные? – Кама аж привстала на стуле. – ОНИ?!

– Да. Что вам не нравится!?

– Пушистый? – Ева потрогала мужа за руку, – они сейчас теперь обе взорвутся, хотя нет, колючий глава бояр тоже лопнет, только от смеха. Что это за место? Все знают, а я нет – мне интересно!

– Сонм Рати – это тоже община выживших… Они отхватили себе территорию питомника с приютом для животных, центром реабилитации жертв браконьеров и хабом для торгов чистокровными домашними зверями разных пород. Обнесли стеной и живут там. Но то, из-за чего барышни такие красные… В этой общине практикуется свободная любовь. То есть всех со всеми и не таясь. Причём никто никого никогда не принуждает. Зато с радостью предлагают.

– Ооо! И ты туда меня не взял? – чуть расстроилась Ева.

– Именно. Ибо я против, – хохотнул мужчина. – Но у них куча животных спасённых, так что надо было обсудить возможность покупки.

– Ты сам только что сказал, свободная! Значит, «можно», – прищурилась Бесёнок.

И то, что она, скорее, таким незлым поддразниваем разряжает обстановку, мог понять только Барс, потому что беловолосая зараза, громко возмущаясь тем, что её не взяли, тем временем под столом шкодила, скользя босыми ногами по ногам мужчины, то и дело забираясь повыше…

А он в ответ щекотал её ступни.

– Ага… Вот барышни и краснеют… Каму они вообще в первый наш заезд застебали…

– Почему? – пересилила себя Рысь.

– Рати – это индийская богиня. А проказника мужа её звали Кама.

Кама, застонав, закрыла лицо руками:

– Биг босс, не напоминай, умоляю!

Ёж обнимал жену, закусив губу, чтобы не ржать в голос. Ну да, ей тогда заявили, что с таким именем она просто рождена для членства в их общине.

И должна принять свою судьбу вот на том алтаре. Раз сто. Или двести.

И, естественно, никакой контрацепции!

Удовольствия они такие.

Кама тогда закрылась в выделенной Искателям комнате (ага, с ОДНОЙ многоспальной кроватью) и в последствии отказывалась заходить на территорию общины… Ёжик ржать-то ржал… но Каму поддерживал и в последствии куковал с ней и Белкой в машине… Хотя и троллил обеих.

А вот Барс совершенно спокойно заходил, решал все дела, уходил. И его как-то никто не совратил… хотя смотрели такими голодными глазами, что Белка билась лбом о двери и прочие подручные предметы. Ну, как же, это она же на него глаз положила!!!

Но Боссу было все равно. Дела есть дела.

Рысь, чуть успокоилась, понимая, что это было нормально. И все эти горизонтально-сослагательные намёки были не ей одной.

А Барса опять пробило на хихи.

– Мы очень удачно зашли… Куда Софья ни зайдет, там кто-то с кем-то…

– В разных позах? – снова заинтересовалась Ева.

– Ага, а зачастую и компаниями…

– Так надо было не теряться и присоединяться!

– А! – взвыла Рысь, – и ты туда же!

– Ну, так что?! Что плохого? Молодая, красивая, – продолжила недоумевать Бесёнок. – Пушистый, скажи?

– Я говорил… Она только краснела и пыхтела. И глаза отводила.

– Что? Никого симпатичного? – посочувствовала Ева, – ну, ничего страшного, найдём тебе отдельного кота, какого-нибудь роскошного, достойного такой кошечки, как ты!

– Ага… Рыси определённо нужен Тигр… – брякнул Ёжик.

– Ага, белый, – фыркнула Рысь ехидно, приходя в себя.

– Поищем, – флегматично заявил Барс, лукаво переглянувшись с Евой.

Софья только глаза закатила:

– Ребят, вы ненормальные.

– А что, ты ещё с этим не смирилась?! – опешил Ёжик.

– Кажется, раз за разом я открываю грани вашей ненормальности заново.

– Не переживай, ты сама такая же…

– Почему?!!!!!!!

– Боюсь, по природе…

– Нет. Нет. Ну, правда, нет. Быть такого не может…

– Может…

Рысь фыркнула и замолчала, задумавшись. Ева, улыбнувшись мужу, спросила уже серьёзно:

– Пушистый-мурчистый, ты зачем нас дёрнул? Особенно меня? У меня там такая математическая модель считается!

– Дёрнул я вас по двум вопросам… – хмыкнул мужчина, откинувшись в кресле. – Во-первых. Сонм Рати готов продать нам необходимый пул животных для начала разведения выбранных видов у нас. За это они просят найти мелкоячеистую сетку и помочь натянуть её над Обителью. Места, где мы может её найти, они указали.

– Мудрая мысль, – кивнула Кама, абстрагировавшись от мысли о том, что это всё же тот самый сонм, которого хорошо было бы… да, устранить и закопать…

– Людей у нас много… выбрать самых… кхм… нуждающихся в… общении, – подавил смешок Ёжик. – И пусть натягивают. Сетку натягивают, опошляторы!!!

Женская часть коллектива его уже не слушала, женская часть коллектива дружно ушла под стол, захохотав. Барс тоже держался не долго… секунды три. И тоже заржал.

Ёжик запыхтел… но вскоре тоже засмеялся. Ну ляпнул, так ляпнул…

– В обратном ключе описанная тобой фраза тоже верна, – отсмеялась Рысь первой. – Перекос в женскую сторону там безумный…

– Тогда культ, повёрнутый на наслаждениях, самое им то, что нужно, – пробормотала Ева. – Легче принять однополые пары.

– Ага. Ребята неоднократно заказывали у нас продукцию секс-шопов.

– Немягкие игрушки, – торжественно провозгласила Бесёнок. – Кстати, на Руси тоже хорошо бы пополнить их запас.

– Да, надо бы… – задумался Босс. – Ладно, обдумаем, где бы посерьёзнее набрать всякого. Хотя в идеале перед этим забрать твой БелАЗ. И вот вторая тема – Архангельск.

– Там холодно! – мгновенно отреагировала Рысь. – Это же Крайний север?! Там ходят белые медведи по улице, мы замёрзнем и умрём!

– Ты вообще в России давно? – скептически посмотрел на неё Ёжик.

Софья задумалась:

– Три командировки по две недели «до», и вот сейчас…

– Там не ходят белые медведи. И даже пингвины не летают! И там ещё не совсем холодно… Есть где похолоднее.

– Это конец мира, – насупилась Рысь. – Там слишком холодно!

– Кошечка боится замёрзнуть? – Ева подумала и перебралась на колени к Барсу. Ну, и что, что абсолютно неформально, зато так теплее и удобнее.

– Я не … – Рысь усмехнулась и махнула рукой. С Евой было спорить бесполезно. – Оденусь потеплее, но мы точно там не замёрзнем?

– А некогда нам будет мёрзнуть, – хмыкнул Барс. – Цапаем все нужное, прихватываем БелАЗ – рвём когти.

– И кто едет?

– Все присутствующие, Мишутки Винни, Ольга… Блин, не солидно. Как бы её обозвать, мавку болотную… – недовольно заворчал Барс, сбившись с мысли.

– Мавка и назовём, пушистенький, – шепнула на ухо мужу Ева вкрадчиво, – сам посуди, она в болоте была? Была. Как туда попала, не помнит? Не помнит. Значит, силой нечистой её туда тащило… В общем, искажённых так назвать тоже можно.

– Логично. Значит будет Мавкой. Ёжик, запиши куда-нибудь. Так…. Мавка. Берём Василия, нашего бронника, Лизавету… ещё кандидаты есть?

– Василий и Сергей у нас водители, как штурманов к ним прикрепим Мишуток? Пусть кинут монетку и разыграют, кто с кем едет?

– Мысль. Тогда вот и выяснили состав.

– Позывной Мавки в систему занесён! – возвестил Ёжик. – Личное дело дополнено!

– Мавка-а-а-а, – протянула Ева, пощекотала Барса за ухом и попыталась спрыгнуть с его колен, осенённая какой-то идеей.

Но была коварно удержана.

– Чего придумала?

– Идея! Пусти, пушистый, дальше вы будете страдать, а у меня идея!

– Хорошо. Беги. А мы пока подумаем… как это все лучше провернуть. Так что, детишки, не мечтайте улизнуть.

Ева, чуть ли не на одной ножке, умчалась из конференц-зала, Кама и Рысь проводили её одинаково тоскливыми взглядами и такими же тоскливыми вздохами.

– И нечего так вздыхать. Давайте лучше думайте, как мы действуем. Варианта два: первый, закидываем к Сонму Рати ребят и материалы, а сами в Архангельск, на обратном пути их заберём. Второй – закидываем, кто-то остаётся контролировать, потом забираем этого кого-то, и едем уже в Архангельск.

– А если мы … – Рысь откашлялась, – оставим там кого-то, этих… оставленцев потом живыми вернут?

– Вернут. Залюбят, конечно, но вернут, – хохотнул Ёжик. – Ребята они, в целом, безобидные… если не конфликтовать.

– СБ-шников в числе контроля забросить? – предложила Кама, – кого-то из тех, кто уже связан отношениями?

– У нас из таких только новенький, – хмыкнул Ёжик.

– Тогда к нему в пару Иваныча? – последовало новое предложение от Камы, – к нему же не полезут?

– Незабвенная… ты серьёзно в это веришь!?

– А что, нет?!!!

– Вспоминаем о гендерном перекосе…

– Что, до такой степени? Там всё стало ещё хуже, чем было?!

– На десять девчонок двое парней… и их там, как вы понимаете, не двенадцать человек…

– Ох… – ахнула Кама.

– Сейчас их около сотни. Может больше, может меньше, но примерно – так, – вздохнул Барс.

– Ужас, кошмар и ужас, – выдохнула Рысь.

– Босс, я надеюсь, их ты к нам не звал?

– Не звал. Они для нас скорее вредны.

– Крайне вредны, – буркнула Кама, потом нервно провела ладонью по волосам. – Извините, не объективна.

– Бывает. Не переживай, – усмехнулся Барс.

– Ну да, как бы мы ни подкалывали, а вас им не дадим даже взглядом полапать, – серьёзно кивнул Ёжик.

Кама нежно улыбнулась ему в ответ, Рысь поверила не до конца…

– Итак, – вернула она ситуацию в нужное русло. – Я знаю, что за машины БелАзы, но как их планируете добывать?

– Строительные карьеры, – уронил Барс.

– То есть, – подытожила Кама, – нам требуется или абориген по строительным карьерам, или их карта? Или едем напролом?

– Строго говоря, карьеры – не тайна… Их на картах хватает. А многие выкачивали онлайн карты, пока те ещё работали, и мы в их числе, – побарабанил по столу пальцами Босс. – Один БелАЗ мы добудем, Евин. На четыреста пятьдесят тонн. В Архангельске есть свои карьеры. Я полагаю, ещё пары сходных машин нам хватит… Самое то, чтобы за добычей масштабно ездить. Да, горючку они жрать будут, как не в себя, но зато раз заехали, и добычи набрали надолго. Да и ресурсы можно будет подвозить капитальнее.

– Сколько?! – поперхнулась Кама. – Или я чего-то не поняла, или я что-то пропустила…

– А в чем проблема?

– Если ты хочешь это всё захватить сразу, то у меня возникает простой и очевидный вопрос, а как мы это повезём на Русь?!

– Открою тебе страшную тайну, у машин есть руль и педали. Сели и поехали.

– Нет, это чудесно, я всё понимаю, но сколько машин ты хочешь тянуть на обратном пути?

– Ещё две-три, помимо Титана. Благо трафик нынче не высок, большой сложности быть не должно.

– А водители? – теперь сообразила и Рысь, почему так кипятится Кама. – Без помощников? И, тогда получается, с ночёвкой по месту движения?

– Ну да. Просто брать кучу водил без гарантии, что им будет работа… Не слишком разумно, – все так же спокойно пожал плечами Барс.

– Логично, – невольно сдала позиции Кама. – Может статься, что мы вообще ничего не найдём…

– Ага. И тогда всему пулу водителей достанутся Титан и БелАЗ Евы.

Кама вздохнула, тряхнула косой:

– Прости, государь-батюшка, мы слишком удачливые… мне как-то и в голову не пришло, что мы, МЫ, Искатели, и вдруг можем что-то не найти.

– А я предпочитаю пессимистичный прогноз, – усмехнулся мужчина. – И исхожу как раз из того, что не найдём. А так, лучше уж поедем назад медленнее.

Рысь, посмотрев на то, что её никто не стесняется и сидит так, как им удобно, наконец не выдержала, и села на стул с ногами, выпрямилась и потянулась. Дааааа… Так хорошо.

Спросила:

– Итак, мы едем в Архангельск! А как мы туда едем? По дорогам?

– Насквозь, – буркнул Ёжик. – У босса аллергия на дороги, он прёт напрямик, где это возможно.

– Насквозь? … А так можно?

– Кхм, Котейка, ты Титана плохо рассмотрела?.. – лукаво уточнил снайпер. – Я одного боюсь. Что Иваныч и Ко добавят ему пилы…

– И тогда нас по ним найдёт любой идиот… Что особенно актуально в свете того, что Мародёры в последние месяцы притихли настолько, что это всё больше и больше пугает. Обычно хоть какие-то новости о них есть, а тут полная тишина. Со всех сторон. Кстати, биг босс, как ты и велел, мы расширили диапазон вещания. И с Кэт на связь вышли ещё четыре новых убежища. Два маленьких, типа заимки лесников, живут, не поверишь, с начала волны, и хорошо живут! Первая группа не против поторговать осенью. Предлагают в числе всего прочего домашнее мыло, грибы и ягоды. Вторая заимка маленькая, живут всего двое. Не хотят ни торговать, ни общаться. Но согласны передавать информацию за оплату. Ещё одно убежище вышло на связь – это военное убежище. Должны были присоединиться к каравану, а караван недавний прошёл мимо. Еды хватит на пару недель, не больше… Там паника и отчаяние. В убежище шестнадцать человек. А четвёртое убежище, не поверите, заводское. На металлическом заводе окопались ребята, спокойно работают, спокойно отстроились. Говорят, что к ним в принципе не подлезть. На вылазки за едой отправляются в полном доспехе рыцаря, который в случае чего превращается в полностью автономную капсулу и… только не смейтесь! Выпускает гусеницы с самонаведением обратно до стыковочного цеха завода! Эти ребята тоже готовы поторговать, но абсолютно не хотят присоединяться.

– Вот и славно, – кивнул Барс. – Нам бы текущих прожевать… Хотя смотаться бы на какое-нибудь производство резинового изделия номер два… Каравановские где базируются?

– Далековато от нас, если честно. В Каменск-Уральском, юго-восточнее того, что осталось от Екатеринбурга.

– После Архангельска можно забрать, в принципе…

– Если там дельные? Или вообще? – удивилась Рысь, для которой подход Искателей был по-прежнему слишком в новинку (и, откровенно говоря, казался не самым адекватным).

– Вообще, – пожал плечами Барс. – Нам нужны люди. Руки есть, остальное приложится. Мозги вправить тоже можно, если кто-то берега терять будет, сама видела.

Рысь кивнула. Видела. Вняла. Восхитилась.

Но всё же…

– В общем, люди лишними не будут.

– Не то слово, биг босс, – пробормотала Кама, – у нас дыры в сельскохозяйственном секторе, и никак не хотят закрываться. Начальники секторов уже детей постарше из детского сада забрали себе. Потому что поливать они вполне могут, а это хоть немного разгружает взрослых. Зарабатывают звёздочки, меряются этими звёздочками… – женщина хохотнула и посерьёзнела, – кстати, кто-то из старших попросил 3D-принтер, делать для других игрушки.

– Не лишне будет. Но в эту поездку не факт что получится добыть…

– Это скорее в Москве, – пробормотала Кама, – или, кстати! Как раз в Екатеринбурге!

– Вариант, – кивнул Ёжик.

Рысь покачала головой:

– Это вы всегда так? – спросила она, – надо что-то, сразу прикидываете, где искать, и почти сразу же готовы отправляться вот прямо с места в карьер?

– Ну, да. А чего тянуть? – удивился снайпер.

– Действительно…

Кама улыбнулась, искоса посмотрев на задумчивую Рысь. А ведь когда-то она тоже думала, что так нельзя: срываться, искать, словно пытаясь убежать…

Сейчас женщина знала точно, они не убегают, они догоняют. Догоняют почти исчезнувшее будущее… И, судя по тому, что число жителей Руси перевалило за две сотни, не было голода и особых конфликтов – у них это получалось. По крайней мере, здесь и сейчас.

Барс же побарабанил пальцами по подлокотнику своего кресла. Вопрос стоял ещё и в том, как им двигаться… Сразу из Архангельска домой, или дать крюк через Екатеринбург?

Кама, уже закопавшись в карты, пробормотала:

– Вообще, меня смущает наш маршрут. Мы напрямую поехать в любом случае не сможем. Паромы мы не заведём. Значит в объезд. Удобный для нас объезд, который позволит миновать паром, это Вологда. И, судя по картам, в пути нас ждут две тысячи километров. Или нам не в сам Архангельск?

– В сам, да ещё и в разные места… И проблема не в том, что паромы мы не заведём, важнее то, что мы на них не поместимся. Титан слишком здоровый… Две тысячи километров? Где-то трое суток дороги, если не останавливаться… Там проведём минимум пару дней, скорее всего больше. Уже, считай, полторы недели мы сожжём.

– То есть с собой запасы горючки, то есть с собой куча еды, – подытожила Сударушка ровно. – А с учётом того, что погода может и не радовать, и мы не знаем, что с дорогами в том направлении… я бы ставила дней на двадцать, биг босс.

– Тогда сразу придётся ехать в Екатеринбург. Иначе мы не уложимся.

– Архангельск – Екатеринбург, – открыла Кама карты на следующем варианте маршрута и фыркнула. – Нет, это не наш случай и не наш вариант. У нас в этом случае, как ни крутись, а на любом направлении переправа. И в любом случае ехать в Пермь. Проще вначале домой заехать.

Ёжик прищёлкнул пальцами.

– А ведь ещё надо забрать десант помоганцев и зверушек!

– Задача становится всё более нереальной на ходу? – уточнила Рысь. – С другой стороны, – добавила она задумчиво, – если они неделю будут у Рати, то точно всё накроют. А те, кому нужно, решат свои проблемы.

– К тому же, мы можем оставить их там чуть подольше, если не будем укладываться, – кивнул Ёж.

– И безопасно, и накормят.

– Именно.

– Соответственно, за них у нас голова не болит… Вопрос только в том, что надо уложиться в срок и забрать тех, кто в Екатеринбурге, – протянул Барс. – Впрочем, если еды у них на две недели, значит ещё плюс несколько дней, если что, протянут.

– В крайнем случае, можно отправить туда курьера, – предложила вдруг Рысь. – С анкетами и кодексом. Пускай заранее изучают, заполняют, кто не согласен – продать … да тем же Рати.

Барс фыркнул… Раз… Ещё… И рассмеялся.

– Эк тебя проняло!

Рысь смутилась:

– Ну, у них всё равно людей мало…

– Ребят… А почему мы должны рваться успеть везде? – вдруг спросил задумчивый Ёжик. – У нас есть машина-монстр, есть ещё водилы. Если развить идею Софы, то… пусть Катерина Ивановна возьмёт Мамонта, пару помощников и спокойно заберёт людей? Прохода из кунга в кабину нет, так что бояться нечего. Подъедет, откроет дверь кунга, примет людей, стартанет. Сунуть им в дорогу несколько пирогов, с голоду не помрут.

– И по доставке, – продолжила идею мужа Кама, – посидят в карантине. Даже если мы не вернёмся в расчётный срок, посидят в карантине больше по времени, прикроемся тем, что анализы и так далее. Можно сделать и по-другому, забрать их так, чтобы карантин закончился чуть-чуть после нашего приезда. Ведь на каждого хорошо бы посмотреть нашей Деве Яге. Да и биг боссу не помешало бы.

– Вариант, кстати, – протянул Барс. – Тогда так и сделаем. И не ломаем голову, и не пытаемся успеть в несколько мест сами.

Кама и Рысь переглянулись и заулыбались.

– Мы же спокойно по делам в Архангельск и спокойно вернёмся.

– Именно.

– Тогда… Главный вопрос, когда мы выезжаем?

– Дня через два. Как раз успеют все подготовиться, со всеми договориться, и машины проверить.

– Тогда карта? – со вздохом спросила Кама. – И маршрут?

– Догадливая Кама… – ухмыльнулся Барс.

– Я не догадливая, я просто в ужасе, – буркнула женщина негромко и поднялась. – Я за кофе, а вы – как хотите! Мы всё равно тут не на один час застряли в таком ракурсе.

– Заказывай на всех…

– И чего-то заточить, – хмыкнул Ёжик. – Попали так попали…

И это было мягко сказано.

Мало проложить прямой маршрут по картам (и Рыси только предстояло это узнать).

У Искателей всегда были в запасе несколько вариантов съездов, объездов, перехватывающих дорог и удобных развязок. Потому что работа – работой, а безопасность никто не отменял!

↢ Предыдущая глава || Следующая глава ↣

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2021