И жили они долго и счастливо...

Фэнтези || Светоч жизни

Глава 27. Линия познания.


Рыжим всполохом играл в водной спокойной глади величественный закат. Ветер запутался в макушках деревьев и раскачивался на них, почти не тревожа окружающий мир. Туман спрятался под корягами и у корней деревьев, разбежался от воды прочь, не смея тревожить её неспешный покой.

Теплый пирс под ногами приятно щекотал босые ноги, оставляя ощущение бескрайнего умиротворения. Сбросив джинсовку и кроссовки, Арина сидела на том самом островке, где пару… часов назад?! Это было всего пару часов назад?! Она видела будущее, страшное будущее, в котором не было ни Маэстро, ни Анклава, ни её самой.

Жмурясь, как кошка, она почти не обращала внимания на происходящее вокруг. Оно было ценным, но не самоцелью. Да и, в конце концов, самоцель сидела рядом, таращила на Арину алые-алые глаза. А вокруг, в спокойную воду, падали куски и клочья цепей.

- Какая силища, - наконец почти благоговейно выдохнула Ксения, - какая силища! Подруга, ты чокнутая! Тому, кто меня пленил, ты сейчас не просто войну объявила, ты ему в лицо плюнула! Он же не простит тебе этого!

Скосив взгляд на свою спасительницу и мучительницу одновременно, Ринго пожала плечами:

- И тебе привет, Ксень. Ты вот сейчас о чём? Кто не простит? А… можешь не говорить. Точнее не так, можешь не пытаться сказать. Всё равно не сможешь. Одна, две… семь… двена… тринадцать клятв?! Вот это я понимаю, не церемонясь!!!

- Арин, - Ксения нахмурилась, потом поняла, что её толком не слышат, и поймала девочку-девушку за подбородок. В серых глазах не было разума. Была только бездна, бездна бесконечного хрустального тумана, в котором запуталось знание, недоступное простым смертным. Нет, уже не ребёнок, уже давно не дитя, та самая – пятая по силе, Ринго. – Приятно познакомиться.

Расфокусированный взгляд на мгновение стал ещё более пустым, а потом губы седой девушки дрогнули и растянулись в насмешливом оскале:

- Ты догадалась.

- По-моему, надо быть полнейшей идиоткой, чтобы не понять, что «Арина» совершенно не равно «Ринго», - удивилась Ксения. – Или в твоем круге есть те, кто ставит между этими двумя … именами равно?

- Да, - кивнула девушка, мягко, плавно, словно и не услышала ничего выдающегося, словно и не услышала ничего пугающего. – Да. Есть те, кто считает, что новое имя ничего не значит. Что новое имя – это лишь пустота и тлен. Но есть те, кто знает, что это разные вещи. И есть те, кто пытался мной управлять. Ты тоже пыталась. Ещё когда не давала мне умереть.

- Ну, уж извини, - нервно бросила Ксения. – У меня…

- Не было выбора. Я знаю. Я была там. Я возвращалась в прошлое, чтобы познать его. Но не увидела ни тебя, ни себя. Я познала память машины, которую ты украла, чтобы добраться до места аварии вовремя. Ты не плакала, ты просто повторяла себе под нос, словно сумасшедшая: «у меня просто нет выбора, у меня просто нет выбора». Трава, обожженная пожаром, обагренная нашей смешанной кровью запомнила твой отчаянный шепот: «прости». И в общем-то…

- Прекрати!

- Я тебя пугаю?

- Нет! Ты … ты же сгоришь! Ты сожжешь свой дар!

- Я? – Арина на мгновение приложила ладонь к груди и уронила ладонь. – Невозможно сжечь того, чего нет. Впрочем, я перестану, раз пугаю тебя.

- Спасибо.

- Не за что. Могу я задать тебе несколько вопросов?

- Полагаю, что от такого приглашения, - женщина обвела рукой пирс, на котором они сейчас сидели. – Я отказаться точно не смогу. Задавай свои вопросы. Я постараюсь ответить, если я знаю на них ответ.

- Знаешь. Это ты знаешь. Возможно, ты одна из немногих, кто может раскрыть мне не кастрированную версию истории, а правду. Пусть злую, пусть такую, от которой кровь застынет в жилах. Но настоящую.

- Хорошо, - кивнула Ксения. – О чём ты хочешь услышать?

- О Пятом. И о том, как он связан со Светочем жизни. И кто такой Светоч жизни, кто ты такая. И почему твое положение в Светлом роду соразмерно с положением богини.

- Ха…

Над пирсом прокатился вздох полный изумления, а потом Ксения помотала головой:

- Я меньше всего ожидала такой вопрос.

- Ксень, пожалуйста. Меньше увиливаний. Быстрее расскажешь, я быстрее смогу перейти к тому делу, ради которого… объявила войну тому, кто пленил тебя.

- Хорошо. Хорошо… Это … Нет, это не долгая история. Это короткая история чужой жажды власти и того, к чему она пришла. Ты знаешь, что в Светлом роду не допускаются полукровки?

Арина кивнула.

- Невозможно вмешиваться в творения природы, в творения мира и не получить… наказание. Для Светлого рода таким наказанием стала невозможность иметь детей. Знаешь, это отчаянно горько, до слёз, смотреть на то, как все пытаются ... и сходят с ума от невозможности. Это страшное наказание. Когда стало понятно, что нужно что-то, что позволит… завести паре хотя бы одного ребёнка… Светлый род пошёл по ещё более извращённому пути… - Ксения закашлялась, схватилась за рёбра. Кусок цепи, который приковывал её к замковой стене в пустом пространстве, таял, доставляя не слишком-то приятные ощущения.

А Ринго провалилась в кусочек, в осколочек чужого прошлого.

Туда, где всё началось, туда, где был маленькой узелок, с которого начиналась самая страшная, самая тяжёлая в её жизни линия познания.

Это была комната, аскетичная, холодная, никаких украшений, никакого тепла. Низкое каменное ложе, пара циновок. Заплаканная молодая женщина на этой циновке и мужчина на краю ложа.

- Всё бессмысленно. Всё бесполезно. Ни одна пара, ни одна пара из нынешнего поколения не сможет стать родителями! Ради чего?! Ради чего всё это? Вся эта власть? Если мы даже…

- Мы создадим, - мужчина повернулся, притянул к себе молодую женщину, зарылся лицом в роскошные серебряные волосы. – Слышишь? Мы создадим ту, что позволит преодолеть это ограничение. Мы создадим легенду. Мы создадим ту, что станет светом в нашем роду. Ту, что станет Светочем жизни! Мы…

- Они окунулись во тьму, - Ксения слабо улыбнулась Арине, когда взгляд той сфокусировался на рассказчице. – Они отдали свои жизни и жизни почти половина рода, чтобы зачать ребёнка, кого нарекли первым Светочем. Они создали квинтэссенцию жизни, нечто совершенно невероятное.

- Афродизиак и лекарство от бесплодия в одном лице, - подсказала цинично Ринго.

- Да. Они создали чудо и чудовище одновременно. Впоследствии род долго пытался восстановиться после тех темных времён. Но один ребёнок в семье… род только убывал. А потом сила светоча не помогла. Стало понятно, что есть тоже подводные камни, только связанные теперь со светочем. И когда стало понятно, как… вернуть светочу силу, что нужно сделать, род снова окунулся в кровавые времена. Потому что нужно было обновление крови. Нужно было, чтобы отцом будущего светоча стало дитя двух-трёх кровей, содержащее в своей крови бесконечную силу. И при этом – чистокровный человек, даже не догадывающейся о том, что рядом есть полуночный и инфернальный миры.

- И естественно, - подхватила Арина. – Такого человека не существовало. И… нужно было просто его создать. Они создали кого-то вроде меня. Пограничную сущность, чьи силы идеально уравновешивают и запечатывают друг друга.

- Да. Они создали «пустотного». Они создали… его, а потом, когда родилась новая девочка-светоч, убили. Им не нужен был кто-то, кто мог бы рассказать о том, что творится на самом деле в Светлом роду. Это было даже смешно. … - Ксения нервно дёрнулась, сжалась. – Каждые десять поколений требовалось вливание пустотной крови… Я… Моя бабушка была как раз переходной. Моя мама родилась от пустотного.

- Пятый, - прошептала Ринго, мгновенно всё осознав. – Вот в чём дело! Он был создан пустотным. Он был создан, чтобы стать для рода… пустотной кровью!

- Верно. А потом грянула война, и он смог сбежать. И оказался в концлагере. Я не знаю, что с ним там делали, да и признаться не хочу знать, мне слишком страшно. Но они разбудили его силы. Его бесконечную силу…

- Ага…

Над пирсом воцарилась глубокая тишина. Ветер усилился, и уже по воде то и дело пробегала рябь.

- Арин, - Ксения взглянула на свои тающие руки. Тот, кто пленил её, возвращал себе власть над ней. – Зачем ты меня выдернула? Что ты хотела?

- Ты сможешь справиться с Пятым? – спросила деловито Арина, переходя с места в карьер.

- С Пятым? … Я?!

- Да. Ты – Светоч жизни, самая сильная из всех, кто сейчас есть в этом Полуночном и Инферальном мире. Ты сильнее даже древнего легиона. Ты сильнее пришлого Адвоката мёртвых. Ты сильнее Маэстро. И всё, что я хочу сейчас знать, это сможешь ли ты – пойти против Пятого.

- Я не смогу его убить… это невозможно! Я …

- Ты его внучка. Я поняла. Я не прошу его убивать. Я хочу знать, сможешь ли ты с ним что-то сделать. Приказать забыть свои планы. Отобрать его силы. Запечатать их. Вернуть его снова в состояние «пустотного».

Ксения хмыкнула, даже не подумав о возможности какого-либо исхода из предложенного перечня:

- Аринчик! Я закрыта! Я разделена, мое тело где-то, и я не имею ни малейшего понятия где! Моё сознание заперто… и никто до тебя даже достучаться до меня не мог! А теперь ты предлагаешь мне сразиться с тем, кто… Не говори глупостей. Тебе бы о себе думать! После сегодняшнего …

- Ты ответь, пожалуйста, - ровно попросила Арина, перебивая. – Ксень, я хочу знать только одно, сможешь ли ты что-то сделать с Пятым. Мне всё равно что, мне просто нужно чтобы он не мешался под ногами и не угрожал тем, кого я всё это время защищала по долгу службы, не угрожал той, что заменила мою семью. И не угрожал тебе.

- Хорошо-хорошо. Извини, что не приняла твой вопрос всерьёз. Да, у меня как у Светоча, той, что дарит свет, есть и возможности сделать так, чтобы полуночник потерял свой дар. Но чтобы его применить, мне надо быть рядом с объектом, а это невозможно.

- Отчего же? – возразила степенно Ринго. – Всё очень просто, у меня в любом случае в планах стояло твоё спасение, так что просто перенесу немного то, что у меня стоит в очереди на осуществление. Я спасу тебя.

- Ты?! Меня? Спасёшь?! Ой, не могу… - Ксения держалась несколько секунд точно, а потом расхохоталась. – Арин!!! Я ещё раз повторяю, я не знаю, где моё тело! Ты не сможешь…

- Смогу. Всё, что мне нужно, это просто изучить весь мир, заглянуть в его прошлое, в прошлое всех мест. И найти тебя.

В голосе ученицы Анклава звучала пугающая сила, не надежда на благополучный исход, а твёрдое знание того, что это возможно. Смех светоча отрезало просто мгновенно, голос у Ксении сразу же сел:

- Арин. Ринго! Я не сомневаюсь в твоей силе. Ты настолько сильна, что через век-полтора твоя сила дойдёт до уровня Анклава. Ты будешь не «пятой по силе», а «той, что сильна как и Анклав, а может даже сильнее». Но если ты воспользуешься такой способностью, ты пережжёшь все каналы. То, чем ты можешь пользоваться со стороны полуночного мира, то, что относится к миру инфернальному – ты потеряешь всё это. У тебя останется только твой личный дар, лежащий на стыках двух этих миров.

- Мне будет достаточно. Тебя сейчас выдернут. Думаю, мне хватит сорока восьми часов, чтобы уладить пару вопросов. А потом я за тобой приду.

Ксения, наблюдая, как её оплетают толстые цепи, покачала головой:

- Забудь об этом. Найди лучше Маэстро. Он тоже может справиться с Пятым. Или найди тех, кого напророчил Анклав, того, кто может справиться с Пятым, того, кто будет рождён специально для этого. И берегись. Теперь за тобой на охоту могут отправить кого угодно!

- Я приду, - повторила Ринго четко. – Я приду за тобой через сорок восемь часов.

Это было абсолютно не в её правилах, это было сущим безумием. Это было ненормально! Но светоч жизни, абсолют Светлого рода, поверила в тихие и простые слова. Поверила сразу и безоговорочно…

А сама Арина, открывая глаза в реальности, на деликатное похлопывание по плечу, даже не догадывалась, что ещё впереди. Она не догадывалась, куда именно её везут. И зачем её туда везут на самом деле.

День был не слишком-то тяжелый. Второй автобус был комфортабельным и удобным. По маленькому телевизору крутили старые советские фильмы. Затем ночь в отеле, в двух разных номерах, и раздолбанная дорога, по которой мощный внедорожник шёл как по ровной глади.

Тихо играла музыка по радио. Арина больше дремала, чем смотрела по сторонам. Дар молчал, как человек, набравший воды в рот. И, как говорится, ничто не предвещало…

А потом машина остановилась в чистом поле.

Пашка, помявшись, ткнул пальцем вперёд:

- Собственно, тебе туда.

- Туда – это куда?

- В район вот того леска, - мужчина виновато взглянул на девушку. – Арьишка-муравьишка, прости, я тебе не составлю компанию. Там… защита. Простым смертным хода нет. Только самые могущественные могут шагнуть под сень того леса.

Если честно, в первую очередь Арина подумала о ловушке, такой глобальной ловушке, от души, где погибают все, но первым - самый наивный, как, например, сама Арина. Ей и правда хотелось поверить в слова Пашки, но помня в первую очередь, кто такой Маэстро, куда больше Ринго верилось в то, что здесь есть один большой подвох. Как раз в этом месте. Может, и вообще не один. Понять, о чём думает Маэстро, было в принципе невозможно. А уж пробовать его «познать», всё это время девушке как-то ни разу и на ум не пришло. То ли повод какой-то был, то ли не было, а просто разумная природная осторожность возобладала.

А потом всплыл в голове скандал в Анклаве, все четверо наставников так активно спихивали одну болезненную тему друг на друга, что Арина, не зная об этом, попала в серьезную беду. Она просто отправилась гулять с одной компанией на прогулку. Для компании девочка была просто новой знакомой, не очень понятно, кем именно приведенной. Но она знала о тех, кто в неё входил столько, что никому и в голову не пришло усомниться в том, что вот эта в бандане и джинсовом костюме на самом деле всех видит впервые.

Это было ещё даже до отдела захвата, личная просьба Олеся Руслановича, с которым в ту пору Кондратий Степанович познакомил Ринго. Компанию безголовых деток, среди которых были двое детей очень высокопоставленных полуночников, понесло в Чернобыль. И всё бы ничего, но там их уже с огромным удовольствием ждали убийцы.

Отменить поездку было невозможно, защита была готова, Арина, внедрившись в компанию, успешно изображала свою, передавая данные группе прикрытия.

Всё шло не просто хорошо - отлично! В компании не очень-то адекватных готов-сатанистов-медиумистов, Арина даже не была белой вороной! Скорее, она казалась среди них практически самой нормальной, что саму девушку смешило до колик.

Уже в конце путешествия, когда напали убийцы, Ринго применила малое заклинание вреда, даже не проклятье или чары, направленные на причинение боли, а простенький заговор, направленный на замедление. И этого было достаточно.

Дети были спасены, сама Ринго вернулась домой, к Таше, а тем же вечером её увезли на скорой. Тогда снова, как в первый раз, Арина потеряла связь с телом, и кувыркалась в пространстве, в поисках за кого бы зацепиться. Невольно она подслушала и разговор Анклава. Тогда Арина впервые услышала, КАК может разговаривать Олесь Русланович, тихо так, проникновенно, но каждое слово было словно гвоздем в крышку гроба. Отчитывал как малолеток мужчина четырёх «сильнейших».

А через неделю после этого разговора, Арину ждал тест из двухсот вопросов.

- Этот тест заполняют, когда хотят работать в СБ. За последнее время есть только трое, кто смог этот тест сдать с первой попытки на сто баллов. Как тот, кто входит в их число, я могу твердо тебе сказать, что если зоны запрета были не единственным, что твои наставники не смогли тебе рассказать, мы сразу об этом узнаем.

Арина послушно кивнула. На тест ушло почти семь часов. И это был один из худших дней Ринго за последние годы. Потому что вопросы были и простые, и сложные, и какие-то подковерные, и со свободным ответом, и в четко ограниченной форме. Составлял эти тесты какой-то иезуит как минимум! Каждые два часа у Арины забирали тест, вливали в неё какой-то напиток и снова возвращали.

Конечно, девушке пришлось подписать кучу бумаг о неразглашении, а потом, когда её тест уже проверяли, Олесь Русланович пригласил её в свой кабинет:

- Точные результаты пока неизвестны, но уже сейчас я могу сказать, что всё не так плохо, как мне показалось, когда стало понятно, что ты не знала о зонах запрета. Но и не всё так радужно, как можно было бы ожидать от ученицы Анклава. Стопроцентного ответа у тебя не будет точно.

- Семьдесят семь с половиной, - вздохнула Арина, забираясь с ногами на уютный диван и закутываясь в плед, знобило. Пересечение зоны запрета вывалило на голову девушки отложенное очень тяжелое проклятье, и пока она разбиралась со своими знаниями под руководством главы СБ, Анклав готовился к тому, чтобы это проклятье снимать. Ну, и ругался от души, куда же без этого.

- Маловато будет, - удивился Олесь Русланович, потом аж подпрыгнул: - КАК?!

- Знаю, - махнула девушка рукой. – Я даже вам больше скажу, те ответы, которые я не знаю, никто не даст разгласить кому-то с улицы.

- Значит, создадим фиктивный отдел в СБ, к которому тебя припишем. Будешь заниматься… разным заниматься будешь. Не найдем, к чему тебя прикрепить, придумаем. Пройдешь стандартные курсы СБ, потом подумаем о нестандартных. И, кстати, Арина…

- Да? – подняла она на будущего начальника совершенно больной взгляд.

- Ты знаешь, что будет дальше?

- Нет. Вы сильнее меня, как и Маэстро, к которому этот вопрос пойдёте решать. А своё собственное будущее я в принципе не вижу.

- А других людей?

- Не пробовала. Анклав сказал, что в сферу предвидения мы не полезем ещё годика полтора, потому что это «сложно», «опасно», «может плохо для девочки закончиться», «ещё тут поле непаханое», и так далее… В общем… Но вообще-то, да, смогу. Видеть будущее. Мне это обещали.

- Что ты будешь видеть будущее?

Ринго кивнула.

- И кто это был?

- Я сама, - чётко ответила девушка.

Брови Олеся Руслановича чуть не поползли вверх, но он с собой смог справиться, не сказал ни слова, просто ровно кивнул:

- Хорошо. Тогда давай разберёмся с твоим тестом до конца, а потом будем смотреть, что я могу сделать.

Смог начальник Ринго многое, например, создал отдел захвата, приписал в него девушку и успешно провёл её по десяткам курсов. Для неё стало нормой, что её могут по одному его слову сорвать с занятий Анклава и отправить куда-нибудь в другой город.

Анклав вначале смеялся, потом насторожился, потом начался новый виток грубости. Как это так, почему смеют отбирать у них Арину и её учёбу. На это Олесь Русланович мило улыбнулся (тогда Ринго присутствовала вживую и только и удивилась тому, какая у этого спокойного мужчины роскошная улыбка) и сообщил, что эксклюзивные права Анклава на ученицу закончились в тот самый момент, как из-за их безалаберности и бесхребетности она попала в беду.

Всё. Теперь передавать ей знания будут те, кто будет ориентироваться не на эфемерную выгоду, а на то, чтобы девушка знала достаточно, чтобы выжить.

Подход у Анклава и СБ к обучению был диаметрально противоположный. Таша смеялась, когда по вечерам Арина рассказывала об учебных приколах.

Четверо сильнейших рассердились и не вняли. Тогда в отместку им Ринго отправили на практику в полуночный спецназ под начало Гусара и Марата. И только тогда Анклав сообразил, что ещё немного, и доверие их ученицы будет подорвано настолько, что даже при очень большом желании, они не смогут ничего исправить. И взялись за дело, уже на этот раз совершенно серьёзно и от души. Нужно было многое наверстать…

Вот если здесь была зона запрета, в этом месте, куда Ринго привёз Пашка, тогда ничего удивительного в его словах о могущественных мира сего.

Зоны запрета появлялись в разное время, по разным причинам. Объединяло их только одно: в них было категорически запрещено применять заклинания, имеющие в своей основе намерение кому-то навредить. Неважно, косвенный или прямой вред – в любом случае, это заканчивалось очень плохо! За атакующее заклинание или активное проклятье – смерть на месте, и это ещё очень везло при таком исходе.

Так что, даже если там, впереди, Арину ждал сам Пятый, его покровитель или их назначенная главная жертва – Маэстро, ничего Ринго не грозило.

Страшно было, в её предположениях было слишком много «если», слишком много того, чего она не могла узнать. К тому же, внутри горел счетчик. Сорок восемь часов. Арина сама не могла сказать, откуда она взяла этот срок. И почему она так в нём уверена. И к тому же…

Чем ближе она подходила к леску, ощущение того, что она здесь уже была, становилось всё явственнее, всё четче.

Машина давно осталась где-то позади.

В лицо потянуло запахом речной свежести, и неожиданно перед глазами распахнулся берег реки. Рыжий закат скакал огнями по спокойной речной глади. Ветер приподнял немного влажные пряди Арины, скользнул по шее противным холодком. По спине потек пот. Девушка нервно облизнула губы.

Да. Конечно.

Она была здесь. И вчера. И позавчера. Она была здесь не в реальности, а в мощном стихийном предвидении. Она была в том самом месте, где Пятый договаривался с заказчиком о том, что пора бы и Светоча убить. Что не след ей жить…

Арина выбралась из леска, независимо оттряхнула джинсы.

Здесь никого не было. Она знала. Даже не так. Она ЗНАЛА, что здесь не было никого. Уже очень давно. Ни живых, ни мертвых, ни стражей. Не было даже магии…

Была только едва уловимая линия страха, тянущаяся из болезненного прошлого.

Хотелось заговорить, но снова разумная предосторожность шепнула, что здесь лучше сохранять молчание. И перед пирсом, не позволяя себя задуматься, Арина избавилась вначале от ботинок, затем от банданы. Вжикнула молния, на берег упали джинсы, джинсовка и лёгкая рубашка. Оставшись только в майке и белье, девушка двинулась по пирсу вперёд. Всё началось не здесь, всё началось немного ниже… немного глубже…

Пирс тянулся и тянулся, проминались под ногами нагретые за день доски. А потом впереди показалась широкая площадка. Именно здесь был… будет… тот самый страшный разговор. Именно здесь в видении Арина встретила кого-то.

И именно отсюда нужно было начинать, чтобы понять, что и откуда началось.

Перил здесь не было.

Ринго набрала воздуха в грудь и нырнула…

⇜ Предыдущая глава || Следующая глава ⇝

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2021