И жили они долго и счастливо...

Фэнтези || Светоч жизни

Глава 33. Девушка с пустыми глазами


Скучно. Страшно. Пусто.

Внутри пусто, вокруг – пусто. Люди из поезда исчезали один за другим. Они выходили, выходили, выходили на всех промежуточных станциях, но не заходили обратно, и никто новый тоже не приходил.

В итоге, в вагоне, где должно было быть много людей, к концу пути Арина ехала одна. Было не на кого сориентироваться, чтобы понять – близко ли преследователи. По себе можно было и не пытаться это делать. Раз за разом бессмыслица выходила.

Она в любом случае выходила, но Ринго об этом не знала. Не знала она и о том, что на самом деле люди в вагоне никуда не делись. Они, окружающие её, поглядывали на девушку с нешуточным ужасом.

Вроде бы, такая приличная на вид, одета аккуратно и чисто – но взгляд… в глазах этой странной пассажирки не было никаких эмоций, никаких чувств. Не было разума!

Она смотрела пустыми глазами и никого не видела! С кем-то чуть не столкнулась в коридоре, кто-то из-за неё чуть не опрокинул на себя стакан кипятка. Ругалась проводница. Её пару раз окликали – но всё было тщетно.

Было очевидно, что девушка не «не слушает», а никого «не слышит, не видит, не воспринимает». И это, да, было очень страшно.

Никому не хотелось связываться с той, кто настолько чужд, кто настолько отличается от окружающих…

Арина даже не догадывалась, что далеко не у одного её попутчика возникло в этот день и в последующую ночь одно очень простое желание – вызвать инквизицию. И только у одного-единственного человека во всём вагоне возник испуганный мысленный крик: «Девушка, куда же вы?!»! Когда совершенно буднично и спокойно, прихватив с собой только маленькую сумочку через плечо и оставив огромный рюкзак на верхней полке (купленный в магазине перед отправлением «для вида» и набитый сейчас газетами), Арина вышла на маленькой станице, где ни в одну, ни в другую сторону на многие десятки километров не было цивилизации. Только маленькая станция на железной дороге, вокзальчик, сохранившийся с советских времён, да маленький пансионат на краю утёса.

То, что неладное что-то происходит, Ринго всё же сообразила. С опозданием на двенадцать секунд и только после того, как на защитное поле артефакта, который она носила, не снимая, обрушился каскад идеально выверенных атак.

Затрещали щиты, не оставляя ни малейшего сомнения в том, что сейчас они сомнутся, как бумага в кулаке. Было очевидно, что щит выдержит ещё несколько ударов, и всё. Следующая атака – пройдёт по Арине напрямую. И даже то, что наличие артефакторного щита, стало для напавшего неприятным сюрпризом, её не спасёт.

В следующий момент Ринго, вынырнувшая из апатии на долю мгновения, испытала острый приступ разочарования.

- Всего лишь светлый…

Волну непечатных ругательств она пропустила мимо ушей.

Слышала и получше, и от предков этого «гостя», и от его потомков. При всём при этом некоторые были действительно убедительны – и в своих словах, и в своей ненависти. Но как же было обидно осознавать, что она настолько ослабла, что не смогла распознать вовремя такого сильного менталиста!

Да, безусловно, Ринго не увидела бы, что кто-то атакует её, но появление такого мощного менталиста – само по себе вызывало нешуточные колебания информационных полей и потоков вокруг. Она же… Что называется – смотрела в книгу, а видела только фигу.

И симптомом это было в равной степени и настораживающим, и пугающим.

Выражение немного детской обиды на лице Арины напавший истолковал в выгодном для себя ключе – то есть, неверно.

Моральное превосходство всегда было ключом к победе, и он решил, что раз девочка (и почему её так боятся в роду?) испугалась – он уже победил. И, наверное, если бы он так бесцеремонно не влез в планы Ринго, она даже может быть и подыграла. Из парнишки, если так приглядеться, лет через четыреста мог вырасти хороший правитель.

Но четыреста лет – это очень долгий срок, внутренняя гнильца могла сыграть гораздо раньше. Алина не любила судить, да и не видела причин, по которым она могла бы это делать. Напавший был бы в любом случае неприятностей для других. Но сейчас он был проблемой для девушки.

- Есть предложение, - сказала она, стараясь держать под контролем свою злость. - Ты сейчас извиняешься, сообщаешь мне честно и искренне, что перепутал меня с кем-то ещё. И валишь. В любую сторону: хочешь влево, хочешь вправо. Хочешь с утёса, хочешь в небо. Мне всё равно. Главное - что ты просто отсюда уходишь. Договорились, Кайс?

Светлый притих. Атака, уже формирующаяся на кончиках его пальцев, ушла сама под собой в землю, расплекалась там опасной волной, вызвав в парочке соседних городков землетрясение в пару баллов по шкале Рихтера.

- Мы знакомы? - невольно спросил он, забывая самое главное правило, которое вбивали в головы всех «охотников» плетями и кнутом: никогда не говорить с жертвой. Никогда.

- Нет. Но я знаю о тебе всё. Я знаю о тебе больше, чем даже знают о тебе в семье. Возможно, первое время о тебе знала столько мать, но после того, как ты начал её обманывать после того эпизода с наркотиками, только я могу сказать, что знаю о тебе всё.

Познание всегда было легким способом испугать кого-либо. Но ещё никто и никогда не пугался так, как это светлый парнишка.

В глазах странной бесконечно юной девушки, (а он только это разглядел!), он не увидел ничего. Вообще ничего!

Зрачок - был. Серое марево нечеловеческого хрусталя - тоже было. А вот эмоций или осмысленности - не было. Была только голодная пустота, и он сейчас заполнял собой эту пустоту. Его жизнь буквально пожиралась этими глазами.

- Прекрати! - потребовал он категорично.

Ринго в не наигранном недоумении приподняла бровь.

- Что именно? Ты считаешь, что имеешь право заявиться ко мне, чтобы меня убивать, а я буду стоять и благодарить тебя за это? Я всё ещё сомневаюсь, что с тобой делать. У меня целых два варианта: отпустить тебя или убить.

Светлый молчал. Здесь и сейчас ему даже не захотелось спрашивать, уверена ли эта странная девка, что она сможет убить. Пустые глаза - такие пустые глаза бывают только у убийц. Она сможет. Она не бросит слова на ветер.

- Я не хочу умирать.

- Я знаю. Как ни странно. Любой бы сказал, что у тебя совершенно отвратительная жизнь, но при этом ты хочешь жить. Я могу тебя не убивать, - вывела Арина неожиданный для себя вывод. - Но ты останешься мне должен. Я не скажу тебе, что именно: услугу или что-то конкретное. Ты просто останешься жить с точным знанием того, что должен мне. И я могу в любой момент прийти и стребовать с тебя этот долг.

- А если меня это не устраивает?

- То ты не останешься жить.

Светлый дёрнулся. Слишком равнодушно.

- У меня есть заклинания, которые не оставят от тебя даже праха!

- Есть. Только половина у тебя получается вкривь и вкось, и даже такая косоручка, как я, сможет от них или увернуться, или блокировать. А вторая половина, которая у тебя отточена и идеальна, не проломит моего артефакторного щита. А то заклинание, которое ты так лелеешь и хранишь в тайне, на самом деле имеет две слабости. И если оно не убьёт с первого раза (а я тебе скажу, что не убьёт), то любой опытный … неважно кто: маг или экстрасенс - он сразу увидит, насколько твоё заклинание слабо. Так что у тебя выбор небольшой и во всем зависит от меня: или быть убитым, или быть должником.

Арина не блефовала. Больше не было блока на то, чтобы кого-то убить защищаясь. В тот самый момент, как на неё обрушилась волна атакующего заклинания вкупе с диким желанием: "убить, разорвать, растерзать, чтобы не смела поганить такая тварь как она честь и достоинство светлого рода", ещё кусочек её человечности пропал...

Теперь она могла убивать. И это Ринго абсолютно не нравилось - те изменения, которые происходили с ней. Они пугали её, пугали её настолько, что было больно даже думать о них. Думать о том, что это неизбежно. Неизбежность отмерянная тем самым моментом, когда она шагнула в серую пустоту астрального мира.

- Я хочу жить, - снова повторил Кайс.

И Арина, сбросив с пальцев то самое заклинание, которое ещё мгновение назад выплетал светлый, отступила в сторону.

- Иди. Пока я тебя отпускаю. В следующий раз я не отпущу уже никого. Считай, что тебе повезло.

Она знала - знание было каленым железом выжжено на её сердце, что Кайс не назовёт это «везением». Он не назовёт это удачей - лишь проклятьем. Проклятьем, которое не даст этому парню сойти с того пути, который поведёт его к будущему, где он, именно он возглавит светлый род, а точнее то, что от него на тот момент останется.

А теперь главной проблемой было другое. Тот самый санаторий, который располагался в стороне, уже пару лет как был нежилым. До следующего поезда - сутки, и то будет всего лишь товарняк... который остановится минут на пятнадцать, чтобы разъехаться со встречным поездом.

Каким образом из этого места выбираться – было большим вопросом.

И где провести сутки – не меньшим.

Самое смешное, что Арина даже не знала – есть ли у неё эти сутки, или их, на самом деле, нет. Ведь если светлый не просто нашёл её, а поджидал – значит, у других получится это не хуже.

Значит, они нашли способ её выслеживать быстрее. Опережать. Использовать при этом не кровь, а что-то ещё.

И непонятно, кто это был! Кому хватило ума, смекалки, чего угодно!

Потому что те, кто гонял до этого Арину, делал это очень однобоко и очень узконаправленно. Те, кто теперь отправили за ней вдогонку своих псов, отличались, по меньшей мере, умом.

И это не могли быть Светлые.

Умных людей там хватало, по крайней мере, Арине так казалось в самом начале. ДО той истории с Ксенией, которая закончилась совершенно невероятным образом.

Казалось бы, настоящее сокровище светлого рода – «Светоч», та, без существования которой невозможно продолжение генетической линии. Что случилось дальше?! Её изгнали!

Ксения, когда рассказывала об итогах «суда» в Светлом роде, не знала то ли плакать, то ли смеяться. Арина и Наташа, на чьей кухне происходило дело, переглянулись.

Таша была не очень в курсе, что значит Ксения для рода, но она по одному только выражению лица Ринго поняла, что ничего хорошего не случилось.

- Подожди, - Арина нервно покрутила кружку, грея озябшие пальцы. - Подожди. Ксень. Но ведь ты... Светоч! Ты та - без кого продолжение всего рода стоит под большим вопросом. Как они могли взять... и изгнать тебя?!

- Это не тот случай, когда можно просто... - Ксения взглянула на тонкостенную стопочку перед собой с прозрачным напитком. - Арин, всё на самом деле куда запущеннее. Ты же не думаешь, что все поголовно знают о том, что есть такой Светоч жизни? На сегодняшний день в роду только трое знают о том, что существует Светоч. Совет рода состоит из двенадцати членов. Да, трое знающих могли бы проголосовать за то, чтобы оставить меня. Но ты представляешь к чему бы это могло привести?

- Вся история стала бы очевидна. Всем и каждому. И тогда... началось бы страшное - внутриродовая война. Кто-то захотел бы тебя использовать, но большая часть испугалась бы. Они бы убили тебя, потому что испугались бы твоего могущества и того, что в твоих венах.

Ксения кивнула:

- К сожалению, да. Но теперь, теперь всё совсем по-другому. Они изгнали меня. И те трое... Знающих... они опасны.

- Ты знаешь их?

- Мы знакомы. Один из них - держал меня в плену. Два других - точно так же хотят меня использовать. Более того, если кто-то вне рода узнает о моём существовании, они тоже захотят это сделать. И у них теперь будет намного больше возможностей это сделать.

- Короче говоря, - подытожила Арина, - теперь ты - со своими способностями без поддержки рода, без дома, без денег.

Ксения вздохнула:

- Я бы не сказала, что именно так обстоят дела. У меня есть некоторые денежные запасы, но их надолго не хватит.

- Ты можешь остаться здесь, - предложила Таша. - У тебя есть какое-нибудь образование? Человеческое?

- Есть. Медицинское.

- Значит, будешь работать в моей клинике, - на этот раз сказанное даже не прозвучало в вопросительной интонации, Наташа просто сделала тот вывод, который собиралась. - Дубликаты ключей мы тебе сделаем. На работу первое время будешь ездить на машине со мной. Потом, когда освоишься, как жить среди людей, получишь права, купим тебе машину. Врачи моего центра получают достаточно, чтобы они могли себе это позволить. Научишься жить по новым правилам. А вот что делать со светлым родом, а точнее - с теми убийцами, которые придут... Арина?

Ринго молчала.

Да, из Светлого рода придут. Определённо. Придут уже не за полукровкой, которая порочит чистоту рода, а придут конкретно за Ксенией - те, кто хочет её использовать. То есть, пришлют не отбросов, которых можно увидеть заранее, а пришлют воинов. Пришлют могущественных. Пришлют опасных.

Тех, кого будет победить куда сложнее. Тех, кого не обманет репутация, для кого слова будут лишь пустым звуком. Для кого понадобится дело.

Но дело это очень сложно.

Это нужны не телохранители. Нужны - убийцы. Те, кто будут не защищать, а убивать врагов до того, как те нападут.

- Ксения, у тебя есть то, что ты можешь предложить... убийцам? - Ринго покатала между ладоней ярко-алое яблоко. - Карманным убийцам.

Светоч испуганно покачала головой:

- Какие карманные убийцы?! О чём ты говоришь?!

- О том, что для того, чтобы тебя защитить, будет недостаточно телохранителей, нужны конкретно убийцы. Не нужно будет убивать многих. Достаточно будет убить только некоторых. Первых. Тех, кто решит, что ты лёгкая добыча.

- Арина! - Наташа положила ладонь на плечо подруге. - Послушай, я понимаю, это может сработать. Но тебе не кажется, что это плохо закончится?

- Закончится. Не сомневаюсь в этом нисколечко. Но, Таш, тут такое дело. Убийцы придут в любом случае. И вопрос, на самом деле, стоит в цене потерь. Убьют тех, кто алкает силы и собирается с её помощью натворить бед, или убьют тех, кто может принести свет в мир. Пусть даже несколько крупиц.

- Так нельзя! - возмутилась Ксения.

Но взгляды что Наташи, что Арины, обращённые на неё, были настолько снисходительные, что она растерялась.

- Почему нельзя? - спросила Ринго. - Ксень, давай прямо. Твоя жизнь для тех, кто придёт, ничего не стоит. За твою жизнь не дадут ни копейки. Всё, что хотят - это тебя использовать. Использовать каждую каплю твоей крови, использовать каждую каплю твоей магии. Тебя не оставят в покое, если станет понятно, что ты слаба. Нужна защита, причём защита такая, чтобы никому и в голову не пришло, что ты лёгкая добыча. Ты должна быть такой добычей, которую не то что "съесть", на которую покуситься захочет только тот, у кого достаточно силы, чтобы обойтись без такой добычи.

Ксения устало положила голову на скрещенные на столе руки.

- Арина, ты не понимаешь. Я поняла твой план. Ты предлагаешь "карманных" убийц. И это неплохо, неплохая идея, скажем так. Но у меня нет ничего, что можно было бы предложить им. А найти покровителя, который будет пользоваться моей кровью - это то же самое, что... остаться дойной коровой для тех, кто хочет меня использовать. Это не выход!

- Такой вариант я и не предлагаю. У меня есть то, что можно предложить... - Арина бросила на Ташу осторожный взгляд.

Старшая подруга, та, что заменила сестру и семью разом, вся сгорбилась и покачала головой:

- Ты понимаешь, что после этого не будет тебе покоя?

Таша знала, о чём говорит сейчас Ринго. Это обсуждалось отдельно. Это обсуждалось ещё до появления Ксении и всей этой истории с неожиданным её спасением. В тот самый момент, когда речь шла о том, чтобы отделиться от Анклава, перестать быть его «ученицей». Ещё даже до того, когда стало понятно, что эти четверо предали Арину...

Тихо-мирно, по-домашнему они с Ташей тогда обсуждали, что нужно что-то делать. И однажды именно со стороны Наташи прозвучала очень простая фраза:

- Можно использовать Маэстро.

- Нет, - открестилась Арина. - Ты что! Как я могу... памятуя о том, сколько боли тебе он причинил?!

- Он. Причинил эту боль - мне. А ты - станешь способом моей мести. Ты используешь его. Каким способом ты это сделаешь - неважно. Важно только то, что ты это сделаешь. Но ты должна знать, что после этого тебе не будет покоя. Ни на земле, ни под водой, ни на небесах. Будь ты в человеческом городе или на инфернальном материке, отправься ты даже на другой мир - этот мужчина потом взыщет с тебя долг.

- Значит с самого начала придётся расставить все точки над i, - вздохнула тогда Арина. - Я подумаю, Таша. Хорошо? Мы отомстим за тебя, заставим его испытать боль или изыщем способ, чтобы он заплатил за то, что ты пережила. Но я не уверена, что именно таким способом.

Но обстоятельства в конце концов всё-таки сложились таким образом, что прибегнуть к помощи Маэстро пришлось.

Они сидели вместе в маленьком кафе: Арина и Маэстро. Нелюдь был невероятно заинтересован в том, почему мелкая девчонка посмела вызвать его на встречу. Как будто имела на это полное право. У него было время, чтобы пообщаться с ней, были возможности. Но самое главное - у него было невероятное любопытство. Ведь эта девчонка столько наговорила в ту ночь, когда случилась история с анклавом...

Оплаченный заказ уже Маэстро ждал. И что самое интересное, заказ был именно такой, какой он сам сделал бы для себя. Даже в чай была добавлена ложка качественного бренди и вместо сахара – мёд. При всем при этом нелюдь был твердо уверен в том, что девочка-экстрасенс его не видит и видеть не может.

И еще было что-то, что мужчина, как ни старался, никак не мог подытожить и сформулировать. Он еще помнил, как увидел эту девочку в первый раз, испуганной, искалеченной, но что тогда, что сейчас - абсолютно не сломленной.

- Я позволила себе сделать для вас заказ, - сообщила Ринго, - поговорим?

Маэстро, устроившись за столом, отставил в сторону дипломат с документами:

- У меня не очень много времени, поэтому я бы предпочел сразу к делу. Я очень ценю то, что ты сделала для меня и имени моей дочери, но если ты думаешь, что этого будет достаточно, для чего бы то ни было, ты ошибаешься.

Арина растянула губы в вежливо-фальшивой улыбке:

- На это я даже не рассчитывала, Маэстро. Это человек в подобных обстоятельствах почувствовал бы себя обязанным, в какой-то мере. Вы – не человек. И поверьте, я очень хорошо это помню. Более того, хочу я многого, и полагаю, что вы мне это дадите. Дадите всё, что я попрошу, и немного больше, потому что у меня есть, что предложить взамен. Скажем так, я предлагаю взаимовыгодную сделку.

И если с начала разговора Маэстро было интересно, то сразу после слов наглой девчонки интерес исчез. Недоучившаяся девица, не способная увидеть никого сильного, да и к тому же порвавшая отношения с Анклавом, полезной ему быть не могла.

Даже в качестве шпионки.

- Что ты хочешь, детка? Пару бриллиантиков? Машинку? Новую шубку? – свысока спросил он.

- Пару карманных убийц и стать твоей любовницей.

Выражение лица Маэстро было настолько запоминающимся и красочным, что Арина улыбнулась уже не наигранно, а спокойно и естественно. У неё получилось выбить его из колеи – одного этого было достаточно, чтобы нелюдь дослушал до конца. А уж заинтересовать его – у неё было чем.

- А чего сразу не женой, не девушкой, а всего-то любовницей? – прокашлявшись, нашёлся Маэстро.

И ответ снова ввёл его в некоторый ступор.

- Меня не привлекает возможность стать разменной монетой или того хуже - возможным рычагом давления на кого-то могущественного. Никакая сила не поможет мне в этом случае, особенно, отсутствующая. А любовница, что любовница? Она игрушка, бросовая, дешёвая. Игрушка, которую даже тот, кто является ее временным покровителем, легко выбросит. Захвати такую – тот, кто с ней играется, первым же отправит её в утиль. Но пока любовница со своим покровителем - лучше временно оставить в покое, мало ли что. Может, могущественному типу придёт в голову, что она какая-то особенная, здесь и сейчас. Лучше подождать, лучше отступиться. Подойти потом. Любовница – явление временное. И есть кое-что ещё. Любовница, потерявшая свой статус, никому не интересна и не опасна. Возлюбленная, в каком бы статусе она ни была, даже после его потери – может прийти и попросить о помощи. Любовница – нет.

Маэстро промолчал.

Арина пожала плечами:

- К тому же есть разница в глазах окружающих. Возлюбленная – это «ценность», любовница – нет. Возлюбленная – это то, что можно использовать в своих интригах и то, что следует брать в расчёт. Ведь скажи возлюбленная «он мне не нравится», и кто знает, не будет ли этого достаточно для негативных последствий. И так далее. Раз за разом. Любовница – того не стоит.

Маэстро откинулся на стуле. Скрестил на груди руки. Совершенно человеческая реакция, конечно. Но… ему было страшно. То, в чём он себе отказывал – человеческие чувства, неожиданно вернулись и заговорили о себе в полный голос. Всего на мгновение, но…

Это был Страх. Как будто его сердце сжалось от чего-то, чему он сам не мог подобрать правильные слова.

- Я не вижу причины, по которым мне было бы выгодно такое… использование моего имени.

- Никакого использования, - прищурилась Арина. – Всё на самом деле. Не «всамделишку», а по-настоящему. От начала и до конца. Что касается «причин», если быть точнее – выгоды, то всё просто. Во-первых, снизится тот накал, который возник вокруг твоего имени. Ты слишком нелюдь, и на это стали указывать всё чаще и чаще. Во-вторых, я могу многое, в том числе и оказывать некоторые… услуги, которые никто другой тебе не окажет. Наконец, ты не попадёшь в такую идиотскую ситуацию как с этим домом, который то ли твой, то ли Анклава.

Ринго замолчала. Маэстро только собрался насмешливо сообщить, что проку от девицы в таких вопросах, как последний, чуть больше, чем ноль, споткнулся взглядом о заказ на столе. Очень неслучайный заказ.

Минуточку.

Даже если эта девочка не видит его самого – она видит… других людей.

Милая и самую чуточку смущенная улыбка Ринго переросла плавно в оскал.

Именно.

Ей и не надо видеть самого Маэстро, достаточно видеть других, рангом намного ниже.

- А как же чувства и прочие глупости, в которые верят маленькие девочки?

- Придётся обойтись без них, - Арина протянула ладонь через стол, понимая, что надо дожимать, пока этот страшный нелюдь не дал обратный ход. – Ну, что, сделка?

И Маэстро, которого одновременно смешила и страшила эта юная девочка, протянул свою ладонь через стол, пообещав себе, что он обязательно найдёт способ, как использовать все таланты этой малышки. До самого конца.

- Да. Ради твоих прекрасных глаз, крошка, мы заключим эту сделку.


⇜ Предыдущая глава

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2021