И жили они долго и счастливо...

Фэнтези || Лютый мир. Проброс

Глава 14. Опасное приключение


Геру приятно удивило, как быстро хозяйка забыла о недавнем кошмаре, увлёкшись вознёй с Май и любимой работой. Положа руку на сердце, лич боялась, что ещё долго придётся приводить Маттайю в норму… А тут она радуется, шутит, и совсем нет следов недавних мучений.

По заказу требовалось добыть шесть каракалов с конкретными характеристиками, и найти их, даже с помощью Май, было не быстрым делом. Не сложным, просто не быстрым. К тому же не каждого зверя можно приручить…

Но поход вышел отличным. Они шутили, развлекались и просто получали удовольствие от происходящего. Если зверь не подходил – Гера быстро его убивала, и Май собирала себе материал для упряжей. Если всё проходило удачно – Матти ставила на землю под охрану сфинкса Геры ещё одну корзину со сладко спящим каракалом.

– Ох ты какой краса-а-а-а-авец. Ну, чего ты так косишься, иди к Матти, – ворковала некромантка, подбираясь к последнему, шестому зверьку. Роскошный самец с бесподобно сгенерированными характеристиками дёргал ушками и грыз костяные ладони, которыми Матти ловила каждого зверя перед приручением. Это была оптимальная мера – так звери не удирали и не могли ее ранить. А сопротивление не играло роли – ладони захватывали область, а не цель.

Вместо ответа кот принялся рыть землю, надеясь подкопаться под клетку. Это было напрасной надеждой – ладони образовывали сферу, так что выбраться из них было нельзя. Теоретически, их можно было выкопать и – вот готовая клетка. Но Матти так не делала – если зверь не приручается, нечего его мучить, все равно ничего путного не выйдет. Хотя, иногда, она доверяла чутью, и пробовала ещё и ещё.

Но тут ей не дали нормально сделать своё дело. Очередной раз копнул землю дикий кот… и рухнул вниз, вместе с клеткой. Пожалуй, так совпало, а может дело в том, что к кистям подошла Матти. Внушительный пласт земли осел вниз, образовывая спуск к данжу, которого раньше здесь точно не было – некромантка с личом не первый раз ловили на заказ каракалов. Заметили бы. А так… Откуда? Что?

Но Матти внимания на данж не обратила. Скользнув вниз, она убедилась, что зверь не пострадал, и приступила к приручению, пока он не понял, что случилось…

– Это-то тут откуда взялось? – нахмурилась Герида, подойдя к началу спуска и оглянувшись на Май. – Раньше в округе не было гробниц. Точно.

– Если тут кого-то интересует моё мнение, то я имею сказать, что мне не нравится запах, который здесь царит, ощущение такое, что чем-то неправедным попахивает.

– Это что пошли за жреческие речи, котёнок?

– Что это сразу жреческие?! – оскорбилась кошка.

– А кто ещё о праведности втирает? И вообще… похоже кое у кого шило в известном месте. Мастер, ты там чего творишь?

Матти только отмахнулась, буквально обнюхивая внезапный вход в данж. Удачно приручённый каракал уже сладко спал в корзине у неё на спине.

– А может не надо?…

– Почему?

– Там светло, – кошка поднырнула под руку Маттайи, принюхалась и поморщилась, – это плохо.

– Светло? – удивилась некромантка. – Где?

– Там. Внутри. Узкий ход, а в конце – светло.

– Может, светильник?

– Если только добрая тысяча, – ехидно отозвалась верде. – Да и оттенок неправильный.

Матти недоуменно смотрела на кошку, не понимая о чём речь. Гера, впрочем, тоже не понимала. Зато знала, что не хочет внутрь.

– У света в Люми, – закатив глаза, начала просветительскую деятельность Нимье, – есть несколько оттенков, магия, не магия, электричество или … не совсем. Так вот – это не факела, не лампы и не магия.

– А что? – облизнула губы Матти.

– Не знаю. Но мне определённо туда в лайт-версии доспехов не хочется.

– Будем пробовать посмотреть?.. Ну, подготовившись?

– А надо? – удивилась кошка.

– Ну… Не знаю. Мне любопытно…

– Вот стесняюсь спросить, – обернулась Май на Геру в поисках поддержки, – кто здесь кошак?!

– Кошак она. А ты котёнок, – поддержала её нежить.

…Матти же изобразила взгляд всеми известного котика.

Нимье только горько вздохнула, кончик хвоста верде подрагивал и намекал своей хозяйке, что туда не хочет, чтобы его там ненароком не прищемили и не придавили. Да и информации как-то в открыто-закрытой сети пока ещё не находилось.

Но раз уж Маттайе хочется…

– Я в деле.

– Можно подумать, у меня выбор есть, – хмыкнула Гера. – Но мне это не нравится…

И все же что-то грызло лича. Свет, но не свет и не магия. Она могла предположить, что это может быть. Но гробница? Слишком маловероятно. Впрочем… если Матти хочется – можно попробовать. Вполне возможно, пусть она и забыла недавнюю передрягу, ей нужно самоутвердиться… так пусть лучше потренируется на нежити. В своей стихии.

На то, чтобы укомплектоваться, много времени не ушло. Компания ненадолго распалась и снова собралась на том же месте через пару часов. Кошка в груде сверкающего и брякающего металлолома напоминала очень-очень неповоротливую консерву. Судя по периодическим стукам, грюкам и шипению, самой ей было там не сказать, чтобы очень комфортно.

– Ты уверена, что стоит в таком виде соваться?.. Тебя же ткнуть пальцем – упадешь… – с большим сомнением протянула Матти, постучав ноготком по нагруднику кошки.

Из-под металла донёсся возмущенный взвяк:

– Я просто их ещё не подогнала! Вот и всё!

– Бронника подсказать? – улыбнулась некромантка.

– Неть! Не хотеть! Я шам! У меня есть уши! И хвост!

– Э… а это тут причем? – слегка опешила Гера, до этого деловито проверявшая снаряжение сфинкса.

– При… при… при шерсти!

– Ты меня только что морально уничтожила, котенок…

– Я не хотела! Правда-правда! – верде просунулась в проход и торопливо высунулась обратно, отчаянно расчихавшись. – Там пахнет!

– Чем? – заинтересовалась смеющаяся Матти.

– Чем-то! – последовал абсолютно логичный ответ, даром, что полезной информации в нём не было абсолютно!

– Майчик, я тебя сейчас за ушко потяну… причем прям сквозь ведро на голове!

– Не достанешь! – отпрыгнула кошка в проход, взвизгнула, ойкнула и… исчезла из вида.

Текстовое сообщение в чат пришло спустя несколько секунд, когда Матти и Гера уже не знали, что и думать. Докричаться до пропавшей кошки не получалось, а войти в проход и подавно! Там появилась огромная кованая решётка.

«Ну, таки что я могу сказать?! Я сижу. Где-то сижу. Там рычаг видимо. Стоит встать на пол, как он превращается в горку и со свистом влетаешь в конце в стенку!»

«Вопроса, кто из нас кошак, больше можно не задавать. У нас тут кованная решетка, не войти… тебе изнутри не видно, как тебя к нам возвратить и решетку поднять?» – поинтересовалась некромантка.

«Видела. Рычаги. Много. Тут сложная система, нужно ломать…. Хотя, в принципе, наверное, можно попробовать открыть её и другим способом. Или обойти. Точно надо? Здесь не блокирован телепорт, я могу просто отсюда уйти зовом дома».

«Ну ты можешь и на меня телепортироваться. Но, если мы идем внутрь – то надо открывать дверь…»

«А мы идем внутрь? Ты ещё не передумала?… Ну, может быть, кого-нибудь позовём с собой? Здесь пахнет ещё отчётливее… и ещё страшнее».

«Чем?..»

«Не знаю. Мне этот запах сам по себе не знаком. Но ещё здесь пахнет временем… Сто? Двести? Для этого места прошло не меньше нескольких веков!»

«Хм… древняя гробница? Может интересными штуками разживемся!? Прыгать на тебя?»

«Неприятности прилагаются в комплекте… Нет, прыгать не надо. Я нашла рычаг. Открываю?»

«Давай! И к нам. Будем искать нычки!»

«Тогда самое сложное, надо не скатиться вниз! Я видела интересную штуку сверху!»

«Давай, если что – поймаем!»

«Логично! У нас же есть крылатик!»

«И даже не один…»

– А сколько? – донёсся … сверху неожиданно растерянный голос.

– Как минимум два. Я и пет Геры… ты куда делась,котейка?..

Кошка, обнаружившаяся в воздухе, потеряв куда-то практически всю броню, покрутилась, так и не покидая пределов «воздушного пространства», облизнулась и… начала умываться.

– Я вся пропахла каким-то ладаном! Фу-фу-фу! – выдала она.

– Ну так давай к нам, – улыбнулась Матти. – И где ты благовония нашла!?

– Там, внизу. Я войти не смогла. У меня голова не работает. Там что-то вроде… в этой чаше есть белая жидкость, в этой чаше алая, в этом бокале яд, а в этом противоядие. Из какой чаши надо плеснуть на факел (их там около ста если что), чтобы дверь закрылась…

– Ох… опять мне страдать, – вздохнула нежить. – Показывайте, буду разбираться.

– Не. Отсюда не пойдём, – помотала кошка головой. – Пахнет. Очень. Мы пойдём вокруг. Ну, или не очень вокруг. А немного вбок.

– Ну, командуй тогда, как добираемся до тебя и куда двигаем… – вздохнула Матти, отчаявшись понять котейку.

Верде спрыгнула вниз, обрела, определённо, по дороге плоть и вес, обнюхала вначале некромантку, потом её лича, потом обрадованно кивнула, уселась на земле, свернув свой длинный хвост кольцом.

Выражения её морды видно не было, а по спине попробуй понять, что там написано, но судя по подёргиванию хвоста, кто-то получал от происходящего немереное удовольствие.

– В хвост!

– Котя, ты не представляешь, как я хочу сейчас тебе ушки намять… – пробормотала Гера, заходя в кольцо и утягивая туда ошалевшую от происходящего хозяйку.

Явно поверив угрозе, Май схватилась за собственные ушки:

– Нельзя, нельзя, нельзя, нельзя, нельзя! Это больно! А хвост – быстро!

– Хвост длинный, его мять долго, – приняла манеру шалостей кошки лич.

– Зачем его мять?! – подскочила Май в ужасе.

– Что б ты не издевалась над болезной лекаршей!

– Я этого и не делала! Просто так, правда, быстрее!

– А у нее уже сейчас кукушку сорвет. Ладно я, мертвяк, меня не проймешь, а лекари они нежные, их беречь надо, а то перепутают целебное зелье со слабительным…. – наставительно произнесла Гера.

Взглянув через плечо на Матти, Нимье ошалело подёргала ушками, пожала плечами и замкнула кольцо хвоста.

Это даже не было заклинанием, в том смысле, в котором принято считать в Люми, это не было кастом, бафом или тому подобным. Просто возникло ощущение протискивания через что-то узкое, противно-склизкое, а в следующий момент ноздри всех представительниц прекрасного пола защекотал мерзко воняющий сандал, а вслед за ним подключился и ладан.

Бряцая скинутыми доспехами, Май вначале оглушительно расчихалась, а потом зашурудила по собственному инвентарю.

И пока Матти и Гера приходили в себя, заткнула нос очаровательной… прищепкой, в виде маленького… розового крокодила. Матти призвала гориллу, стараясь не слишком глубоко дышать. И только Герида с ее сфинксом остались равнодушны.

– Итак, – спросила кошка, попрыгав на лапах, как на пружинках. – Все три дороги ведут в одно и то же место. Один ход под нами, один над нами. А один – тайный, начинается вот за теми доспехами. В гробу.

– И каким мы пойдем? – поинтересовалась Матти.

– Мне глубоко равнолапо!

– Тогда мы пойдем путем настоящих некромантов, – взяла ситуацию в свои руки лич. – Мы пойдем через гроб. Буду вас приобщать к культуре брожения в гробах, девчата.

– Мы будем спиртом!

– Можете спиртом, а можете чем-нибудь повкуснее, – усмехнулась Гера, первой подходя к указанному входу. – Ну, что ж… попрыгали, хвостатенькие?

Что-то буркнув, Май прижала к груди кончик хвоста и осторожно двинулась следом.

Матти последовала за кошкой, но вперед лича велела топать горилле, мало ли что там может таиться! Как оказалось, это было стратегически верным решением. Как и проход через тайный ход.

Стоило им выйти из этой «кишки», как Гера зашипела, а ее сфинкс невольно сложил перед собой крылья щитом. У обоих просело разом на треть здоровье, и принялось дергаться то в плюс, то в минус. У Матти же подернулись сеточкой блокировки все некро-умения.

Долго искать причину не пришлось – они вышли в довольно немаленький зал, где в центре стояла фигура, закованная в чуть светящиеся латы. В руках воина были длинный широкий меч и щит с гербом одного из ушедших богов. Судя по гербу – Хозяина Пустынь. Бога песков и палящего солнца. А в следующее мгновение здоровье гориллы резко ушло в красный сектор – засиявший золотистым светом меч без предупреждения вошел пету в бок.

Матти растерялась. Нет, она начала старательно и активно лечить своих защитников, но она не понимала, что делать. Босс, а это определенно был босс, просто не дал им времени.

Да еще и это шипение сзади, где из «кишки» выбралась Май…

Впрочем, развитие боя еще больше выбило некромантку из колеи. Паладин (а кто еще может носить гербы Ушедшего Бога?) воздел свой щит… а потом отбросил сияющий артефакт. Сзади, от кошки, шипение усилилось и… их стало словно несколько.

Обернувшаяся на это Гера – посерела, зло оскалилась и жестом приказала своему слуге отвлекать паладина от гориллы, давая хозяйке вылечить зверя.

Но Матти была словно в трансе. Она как-то механически лечила всю группу, но реальность доносилась до нее, как сквозь перину. Как со дна колодца. Она всё глубже увязала в этом состоянии, и Гера слишком поздно это заметила. Зря они решили, что она всё забыла, и кошмар отпустил целительницу. Он только уснул, затаился, выжидая бреши. и она нашлась.

Герида застонала, затем покатилась по полу, получив объятым песком мечом через весь торс. Физический-то урон нежити был не так уж страшен – у высших представителей был такой высокий иммунитет, что физические атаки становились почти бессмысленными. Но не божественные артефакты паладинов. Не намоленный много столетий назад меч, не утративший почти своей силы.

Немыслимым напряжением воли Гера стянула страшную рану костяными скобами – регенерировать здесь ни она, ни ее слуга не могли. окинув взглядом зал, нежить поняла, что они влипли капитально. Май с… со своим… артефактом, скажем так, боролась с атакой божественного щита, который мог бы полностью, безвозвратно уничтожить саму Геру… не будь она архиличом. Да и сейчас мог очень серьезно ей навредить, отбросив на ступень. Горилла и сфинскс пытались удерживать и бить паладина, но проку от этого было не много – он-то вполне неплохо лечился. Затягивание боя было ему на руку – нежить постепенно разъедала его аура. Они, конечно, боролись с этим, но лечиться не могли. Обычное лечение Матти им почти не помогало – нужно было некромантическое. А она не могла лечить их некромантией. Как и Гера – она лишилась временно возможности обращаться к этой школе.

А еще Матти была в ступоре от своей беспомощности.

Выбора им явно не осталось. Нужна «ночная» ипостась Мастера, тогда есть шансы… но сама Маттайя явно не в состоянии о ней вспомнить.

– Мастер! – Гера встряхнула её за плечи, вынудив оборвать каст лечения. – Перекидывайся!

– Что?.. – как-то заторможено спросила целительница, и Гере пришлось вылить ей на голову фляжку воды.

– Меняй ипостась, хозяйка! – рявкнула лич. – Здесь нужен не целитель, а берсерк!

– Да… – Матти встряхнула головой, затем еще раз. – Поняла.

Она была ещё заторможена, но хоть поняла задачу. И, увидев, как Мастер начала превращаться, Гера вернулась в бой. Нужно было выиграть для неё время.

Паладина ждал сюрприз. И сюрприз неприятный. Матти превратилась, матово сверкнули мечи в ее руках, воинственно распахнулись крылья и стегнул по полу хвост. С боевым ревом гаргульи включился режим берсерка… а потом на «консерву» обрушился просто шквал атак, летящих со всех сторон. Броня то там, то тут, с хрустом проламывалась, плескала из страшных ран ярко-алая, насыщенная при этом песком, кровь. А здоровье паладина больше не восполнялось – Матти просто не давала ему такой возможности, перемалывая свою добычу с эффективностью хорошей мясорубки… Исход боя был предрешен…

К сожалению, выяснилось очень быстро, что то, что от паладина не осталось ни клочка, не значит, что чары, которые не давали здесь использовать некромантские способности – пропали. А потом … когда за спиной тяжело дышащей Матти и Геры раздался пугающий треск, чары спали.

Повернувшись на звук, гаргулья и её лич увидели милую картинку, как злая-злая-злая кошка грызёт кусок расколовшегося божественного щита, а вокруг неё ещё дрожат осколки, пытающиеся из последних сил перерезать горло своей обидчицы.

– Тьфу! – попыталась отплеваться Май. – Оно же не вкусное!

Гера, всё ещё щеголяющая рядом стянутых костяными скобами страшных ран, невольно сложилась в приступе истерического смеха.

– Котяяяяяяяяяя!!!

Матти же, тяжело дышащая после скоростного нарезания врага, просто ошалело смотрела на верде и хлопала ресницами. В её слегка заторможенном сознании не укладывалось, ЗАЧЕМ надо было ГРЫЗТЬ щит!?

Кошка отреагировала на это возмущенным:

– Он на меня напал! Не могла же я просто взять это и так оставить? Он меня обидел!

– Какой бяканый щит… Ты в порядке? – взяла себя в руки нежить.

– Он меня не съел! Только поцарапал. Немного! – взгляд Май всего на мгновение стал острым, напряжённым. Видела или нет? Видела Гера её гидр или нет?

Гера чуть-чуть улыбнулась, кивнув глазами. Но…

– Спасибо, что отвлекла его удар щитом на себя… Не факт, что я бы его пережила.

– Такой удар, уж извини, – расслабилась кошка, – более чем успешно мог упокоить и игрока. Причем с достаточно высоким шансом на полное исчезновение. Пришлось принимать меры, но мне в голову только и пришло устроить дуэль артефактов…

– Ну, получилось же… – передернулась нежить и, ощутив, что аура паладина развеялась, облегченно вздохнула – ее раны и раны сфинкса стремительно зарастали. – Мастер, выйди из ступора, смени ипостась и подлечи нас, пожалуйста, регенерировать долго, а это щекотно…

Матти отреагировала чисто механически – сменила форму и принялась лечить. Молча. по всему выходило, что она «не здесь».

Нимье взглянула на лекаря немного нервно и … развела руками. Здесь она не только не могла ничего сделать, но и по сути (и по логике) делать была что-то просто не вправе!

– А добыча-то есть? – опять попыталась столкнуть ситуацию с мертвой точки Гера.

– У меня в инвентаре ноль, – ничуть не удивлённо сообщила Май.

– У меня, – вяло ответила целительница. Когда она подняла ладонь, над ней появилась светящаяся золотистым светом пирамидка с тем же гербом, что и на щите убитого паладина, и рядом с ней, на ладони – печатка-ключ.

Гера поспешила оказаться между Май и хозяйкой.

– Мастер, убери-ка это… потом откроешь.

– А я и не могу пока. стоит приписка «Шепот прежнего владельца запрещает открыть лар».

– Вот и нечего. Если тут больше ничего нет интересного – предлагаю отсюда уходить…

– Это мудрая идея, – согласилась Нимье, не стараясь ни выглянуть, чтобы посмотреть, что там такое интересное происходит, ни спрятаться. – Но такое огромное место! Мой хвост ощущает, что тут есть нычки! И нычки надо потрошить!

– Значит, будем потрошить, – лич усмехнулась. – Негоже оставлять нычки грустить нераспотрашенными.

– Негоже! – обрадовалась верде, потом взглянула на Матти.

Матти тряхнула головой.

– Да, вдруг тут есть что-то интересное? – улыбнулась некромантка, похоже, слегка очухавшись. – Не зря же тут столько места и всего одна консерва!?

– Всего одна? – скептически воззрилась на неё Май. – Кто ж тебе сказал-то, что она тут в количестве адын прибитый штук?!

– Ох… Сейчас сменю обратно ипостась и поубиваю к червям болотным, – зло оскалилась целительница.

– Оооо, кому-то наконец-то надо пар спустить. С возвращением, Мастер, – ухмыльнулась Гера, обнимая за плечи Май.

Мурлыкнув, кошка подёргала ушками, поскребла лапкой по полу. Немного виновато, немного вызывающе.

– Их много. Очень много! Шайтан-байшан!

Оскалившаяся гаргулья только облизнула клыки, провернув в ладонях мечи.

– Ням-ням-ням… цыпа-цыпа… идите к Матти… – алый свет начал заполнять ее глаза.

– О, боевая ярость берсерка, – флегматично прокомментировала Гера. – я так понимаю, мини-големчиков для сбора лута у Яна никто не брал, да?.. Я под эту мясорубку лезть не горю желанием.

– Не брала, – пробормотала Май, поглаживая что-то невидимое в воздухе. – Но не проблема. Только там лута будет мало.

– Знаю… Но проверять-то надо.

– А зачем? Можно и без этого справиться. В смысле, без мини-големчиков. У меня есть отличный помощник, главное… – теперь чему-то невидимому достался щелчок. И явно по носу! – Чтобы не сожрали всё самое вкусное.

– Интересное использование… такого создания.

– Сами предложили, – флегматично отозвалась Май. – Точнее не так. Они самовольно решили помочь однажды, сожрав пару-тройку очень ценного лута. С тех пор, у нас война. Они пытаются исправиться, я делаю вид, что им верю.

Гера хохотнула.

– Оригинально. Хотя… Пожалуй, будь жизнь иной – это не было бы так интересно.

Взглянув на Маттайю, увлеченно шинкующую мобьё, Нимье вздохнула. В глазах кошки снова мелькнуло очень взрослое и непривычное выражение. Не просто далёкой и отстранённой, в этот момент она показалась опустевшей изнутри. Сгоревшей.

– Интересная жизнь далеко не всегда хорошо…

– Не всегда. Но и не всегда плохо.

Верде промолчала.

Воздух вокруг неё качался, едва слышно шипел.

Гера окинула «воздух» взглядом, словно видела то, что было в нем укрыто. Хотя… почему словно? Видела. И знала, что видит. Вот только увидеть одну из страшилок смертных спустя столько веков вновь… нет, было не страшно. Неожиданно. Она уже видела однажды это существо, то, что существовало на границе жизни и смерти. Одно из любимых творений Лазурной Девы. Один из венцов ее короны…

А ещё Гера отлично помнила, как это существо пожирало армии, посланные за его головами и головой его хозяйки. Помнила, как, под руководством деда и отца стягивала к жрецам Мары некроэманации от этого побоища, чтобы они выстроили стену смерти на границах владений рода. А ещё отлично помнила, как дед вышел туда, где пала армия, сдержанно поклонился, и что-то сказал. После чего ушёл невредимым, забрав с поля чье-то копье.

Но, главное, она помнила, что тень этого существа есть и на той узкой границе, которую пересекает каждый мертвец, возвращаясь в мир живых… или уходя в миры мертвых.

– Ну, что, – спросила Нимье, почесывая гидрам носы, – как думаешь, полегчало ей? К сожалению, я больше ничего не могу сделать для неё… Только … это. Пора бы нам отсюда выбираться. Гидры ощущают, что мир вокруг начинает меняться. Данж скоро исчезнет. Боюсь, нам «повезло» напороться на «легендарную» локу.

– Да. Но встретить одного из Оставленных мне не понравилось. Спасибо тебе, надеюсь, ей это поможет. Если что – я её дотрясу… надеюсь. Пора собирать добычу и – ходу отсюда. Не хватало ещё под исчезновение гробницы попасть.

Верде кивнула.

– Пешком пойдём, через кольцо? Или зовом дома уйдём?

– Мммм… Предлагаю порталом к нам, полопаете вкусняшек, выпьешь молока, да осмотрите, что вам вообще такое досталось с этих… эм… кусочков салата.

– Одобрям-с! Матти, Матти! – верде подпрыгнула на месте, активно махая лапами. – Бросай мобьё! Есть хочется! Кто кормить приблудную кошку собирался?!

– Ойк, – чуть смутилась гаргулья, оглядывая нашинкованные останки вокруг себя, затем растерянно посмотрела на кошку. – Точно, у меня же вкусняшки для котейки ждут!

Расплывшись в улыбке, целительница активировала групповой зов дома, предлагающий членам группы телепортироваться в гости.

Спустя несколько минут (зов дома был достаточно долгим способом переноса) в локации никого не осталось. Но это было далеко не самым интересным.

Прошло, наверное, полчаса, когда со стенок начал осыпаться грунт, а стены – складываться. Исчезали роскошные колонны, до которых так никто и не добрался, рассыпались в прах каменные резные ступени и скамьи, исчезали живые растения.

Локация исчезала на глазах.

Дольше всех держалось странное перо, непропорциональных размеров, слишком большое для обычной птицы (да даже для рух или для феникса), оно порхало в воздухе, бросая на стены радужные отблески.

А потом пропало оно…


…Хрустальный сокол ищет тебя…


⇱ Предыдущая глава || Следующая глава ⇲

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2021