И жили они долго и счастливо...

Фэнтези || Лютый мир. Проброс

Глава 18. Летучий голландец


Лютый мир только назывался Лютым: злым, да недобрым. Количество уникальных и прекрасных мест здесь зашкаливало! Во многих рекламных агентствах, позиционирующих виртуальный мир, как средство для проведения отпуска, отдыха и вообще релаксации, на проспектах был далеко не один десяток объёмных фотографий из Люми.

Вот только побережье, на котором собиралась команда, привлекательнм не считалось, да и считаться не могло.

С первого взгляда – это был совершенно обыденный кусок пляжа. Серый, немного грязноватый песок, довольно грязное море – цветущее мелкими чёрно-алыми водорослями. Обрамляли пляж скалы, довольно острые и неприятные, а ещё очень-очень хрупкие, из … чёрно-алого стекла.

– Когда-то здесь кипели бои, – Сайрен, опираясь на огромный дрын, который только с большого перепугу можно было назвать мечом, разглядывала эти скалы с долей ностальгичной мечтательности. Кажется, кто-то здесь успел отметиться, в тех самых боях! – Скалы раньше здесь были обычные, а после того, как повыясняли отношения… парочка кланов, клановые бои, да? Так вот, после этого скалы стали стеклянными. Навернёшься на такой скале, потом будешь долго вытаскивать осколки. Я только одного не могу понять, зачем мы здесь?

Дэй, тенькающий на своей лютне, скосил взгляд в сторону.

Та, что их сюда привела, с радостным визгом и писком бегала по кромке моря, поднимая лапами сверкающие брызги.

Две странных … костяных гончих, с удовольствие играли с чокнутой кошкой в догонялки.

– Мне бы кто сказал, – пробормотал он растерянно.

– Майчонок просила подождать буквально минуточку, – легко ответила Матти, с улыбкой умиления наблюдая за котейкой, играющей с ее созданиями.

– Минуточка прошла уже пятнадцать минут назад, – вздохнул бард.

– Будешь занудствовать – отправлю строить песчаные замки, – улыбнулась ему некромантка, чем вызвала смешок Геры. Сама лич уже один раз на такое задание нарвалась и помнила, чем это заканчивается…

– Зачем песчаные? – пробормотал бард, – для тебя, прекрасная, хоть настоящий… одно только твое слово.

– Не, замок это не мое… но песчаные отправлю строить, если будешь занудничать. Если уж тебе настолько скучно, сыграй чего-нибудь интересное… ты же не потерял еще свой сакс?

Дэй помотал головой, абсолютно послушно его извлёк. Мягкие ноты романтической баллады наполнили воздух. И даже Сайрен, узнавшая мелодию, не сказала, о чем поётся в оригинале. Зато спустя еще мгновение сильный голос паладина органично вплелся в мелодию…

Матти улыбнулась, прикрыла чуть глаза, наслаждаясь музыкой Дэя и пением своего второго стража. А уж шум прибоя был той самой ноткой, завершившей совершенную картину.

Шум парусов и скрип костей стал рваным диссонансом, который заставил всех вынырнуть из очарования момента.

Кошка больше не бегала у прибоя, кошка что-то манила… а две гончих, злобно огрызаясь, не подпускали к ней третью, невесть откуда взявшуюся…

– Не убивать, приручить надо, – пропыхтела Май.

Маттайя кивнула, одним жестом отогнала своих гончих, занимая их место. Миг, и она преобразилась в ту Матти, которая бралась за самые сложные контракты на приручение. И какая разница, что перед ней нежить? На то она и некромант, не так ли?

Некромантка так глубоко ушла в процесс, что не заметила, как подобралась Гера, готовая вмешаться и защищать ее. Не слышала она и тихой мелодии лютни, окутывающей её. Всего лишь двухсоставная: на защиту и повышение шанса приручения.

И только Сайрен, лишь бросив взгляд на Маттайю, вглядывалась тревожно во тьму морских вод. Там… там тоже что-то поднималось…

Матти тем временем легко потрепала гончую по макушке, скормила ей кубик сырого мяса.

– Хорошая, хорошая… – приговаривала она, завершая процесс приручения. – Готово. Эта лапушка с нами!

– Отлично, – верде обернулась, сверкнув лукаво глазами. – Раз получилось это – значит можно проходить квест по тайному руту!

– Это как? – заинтересовалась некромантка, оборачиваясь к кошке.

– Ну, скажем так, – Нимье шагнула в воду ещё глубже, постояла, к чему-то прислушиваясь, грустно вздохнула и начала… менять облачение! Вместо доспехов вокруг кошки в воде расстелилось белой пеной кружево платья. – Я читала в одной из книг, что если пройти по тайной ветке, то можно получить доступ не только в кубрик и трюмы, где хранятся сокровища, но в библиотеку, оружейную и даже храм. В тот храм, откуда навсегда исчез бог гаргулий…

Что Гера, что Матти удивленно вытаращились на кошку, только вот Гера… вдруг обернулась к паладину с немым вопросом в глазах.

Сайрен тоскливо кивнула:

– Да. После этого Голландец и затонул. Его капитан был его душой, его сердцем, его… движущей силой. Он не смог больше плавать по волнам. Собственно, кошка…

Верде вопросительно взглянула на паладина:

– Да?

– Тайная ветка… ты хочешь пройти весь корабль, не убивая никого?

– Никого не получится, там есть и чужаки. Но, что касается местных, то да. А что? Не получится разве? – взглянула она в надежде на Матти.

– Попробуем, – ободряюще улыбнулась та в ответ. – Отчего же не попробовать… – затем повернулась уже сама к паладину. – То есть, Тейвел был капитаном? Или я блондиню?..

– Прости, я неверно выразилась. Капитаном был… кхм… была. Другая.

Май договорить Сайрен не дала, звонко свистнула, привлекая внимание, и попросила:

– В дороге, ладно? Не будем терять время. Прошу проходить на борт.

– На борт? – Дэй, подойдя ближе, смотрел на кошку, как на тяжелобольную. Мужчина не мог взять в толк, о чём идёт речь. Какой ещё борт, когда рядом ни лодки, ни корабля, ни чего-то подобного.

Только тёмная, и словно бы немного… склизкая… масса… под водой.

– Это же… скат?! – ахнула Сайрен.

– Морской дьявол, – подтвердила Май её догадку. – Ну, так, отправляемся?

– Ага! – подпрыгнула Матти на месте.

– Прошу тогда, Мастер, – лукаво сверкнула глазами кошка, – я призвала, ты – приручай.

Показав ехидной котейке кончик языка, Матти приблизилась к скату, несколько мгновений всматривалась в него, и занялась призывом. Нейтральных тварей было куда проще приручать, чем агрессивных.

Поэтому ей и не составило труда всего за пару минут закончить свое дело.

Правда, спускаться под воду…

– У меня есть мелодия дыхания под водой, – напомнил Дэй. – Но, прекрасная, может, ещё не поздно отменить всё? Мы можем и не успеть вернуться до дневного парада.

– Не успеем, так не успеем, – пожала плечами Матти. – Ян обещал успеть до парада, в худшем случае – заберет нас, раскидает по домам, потом переправит обратно, для него это не проблема. Так что давай свою мелодию, мои аналогичные заклинания… не слишком приятны, – ухмыльнулась девушка, вспоминая, например, «поцелуй русалки»…

Бард только горестно вздохнул. Когда его прекрасной леди приходило что-то в голову, лучше и «дешевле» было согласиться. Но меньше переживать за неё от этого… не получалось!

Тихая мелодия зазвучала над морским прибоем, вплетаясь в шелест волн, становясь вначале его частью, а затем – вплетаясь в тело каждого авантюриста, создавая тонкие жаберные щели на шее и перепонки на руках… Получив желаемое, Матти послала кавалеру воздушный поцелуй и принялась обустраиваться на спине морского дьявола. Надо же спускаться с комфортом?

Наверное, так думали не все, потому что, что Сайрен, что кошка, бросающая на неё недоуменные взгляды, остались рядом со скатом.

Причем в общий чат пати упали от обеих сообщения, что они будут сопровождать ската на погружении вниз…

Гера расположилась рядом с хозяйкой, мягко держась одной рукой за ее плечо. И дело было даже не в желании комфорта, скорее в том, что лич собиралась закрыть Матти собой, если вдруг это будет нужно… да и ей, некроманту, было совсем не обязательно быть рядом, чтобы атаковать свою цель. Ну, а Ламасу, который собирался двигаться в арьергарде, позволял просто не смотреть назад.

Мурренова впадина – так называлось место, на дне которого затонул Летучий Голландец. Лёгкое беспокойство Сайрен и Май было вполне оправданным. Мурены, что водились в этом месте, были не совсем обычными, не совсем привычными и далеко не всегда являлись легко и просто устранимой угрозой. Куда чаще эти твари подъедали тех, кому не везло заглянуть к ним в гости.

Но в этот раз, то ли удача была на стороне авантюристов, то ли у мурен включился инстинкт самосохранения, но морского дьявола, спускающегося всё ниже и ниже с седоками, никто не потревожил.

Внизу, под толщей воды, глядя на серый-серый песок, устилающий дно, Дэй помассировал горло, от непривычки из-за жабр создавалось тянущее ощущение и спросил сердито в чат:

– Мы на месте, ок, а дальше-то куда?!

– Если я напишу вниз, меня сейчас убьют, да? – пришёл мгновенный ответ от кошки. – Но, я серьёзно. Нам придётся немного пройти… на своих двоих. Вот туда – в понижение между скалами.

– Кошмар… ну и зачем его так прятали? – буркнула Матти, соскальзывая к песку. – Ведите, знатоки местности.

– Знатоков здесь нет. Зато есть течения, – отозвалась Сайрен, растягиваясь на песке, даже подложив какой-то очень странной формы покрывало. – Найдёте, напишите. Не хочу попусту бить ноги.

Гера тяжело вздохнула, махнула на подругу рукой.

– Ладно, ребята… Кто-нибудь знает, где и кого искать, или мне искать нежить?

– Нежити на корабле не будет, – отстучала Май ответ.

– Я не про корабль. Я про нежить вокруг, ее можно просто заставить нас отвести.

– С этим будет небольшая проблема, – отозвалась Сайрен. – Нежити здесь нет на ближайшие… много морских лиг. Когда корабль тонул… В общем, вспышка чего-то сродни благословения не похоронила только демилича, кока Летучего Голландца.

– Демилич меня саму упокоит… твои идеи?

– Никаких! – сообщение Сайрен подытоживал симпатяшный кошачий смайлик.

– Ты не представляешь, как я хочу тебе сейчас ушки намять… – простонала Гера. – Ламасу, поищешь корабль?

Сфинкс пожал крыльями, давая понять, что… не видит смысла что-то искать.

– Мы на месте, – обронил сфинкс, видя, что его не понимают. – Гончая покажет.

Матти недоуменно посмотрела на сфинкса, затем – вверх, на старательно плывущую к ним прирученную гончую-нежить.

– То есть, мы для этого ее приручали?..

– Почему нет? – пришёл ответ от кошки, старательно делающей вид, что она тут просто так, для галочки.

Судя по злому взгляду Дэя – получалось пока плохо.

– Будешь хмуриться, девочки любить не будут, – кинула ехидное сообщение ему в приват Гера.

Матти тем временем погладила доплывшую нежить, состроила ей глазки, и гончая принялась рыть здоровенную скалу. Минуту, другую, и целый пласт камня отвалился, обнажая борт корабля, и открытый орудийный люк, через который можно было попасть внутрь. Сайрен, принюхавшись к водному течению… перевернулась на другой бок, и ещё, паразитка!, вытащила откуда-то книгу, в которую и уткнулась. Даром что каменным страницам вода была абсолютно не страшна.

– Не чую там никого полезного или опасного. Мои знания – только мои знания, так что дальше топайте одни. Я тут книжку почитаю, рыбку половлю. Всё интереснее занятие.

– Ленивая паразитка… – можно было прочитать по губам Геры… а вот Матти не растерялась. Подплыв к Сайрен, некромантка погладила ее по макушке, как маленькую, и вручила удочку, наживку (самодельную), сеть, и, чмокнув в висок, поплыла в люк, отправив какое-то сообщение только ей в приват. Судя по пакостной улыбке Маттайи, отписала она что-то соответствующее поведению паладина.

Вот только провожала её Сай взглядом смеющимся и совершенно… довольным.

– А ты ей понравилась, – упало в приват Матти уже от кошки!

– Это хорошо, – ответила некромантка, засовывая голову в люк. Внутри было темно, сыро, но воды, к счастью или к сожалению, не было. – Куда нам?..

– Где-то на стенах должны быть знаки! – пришло уже в общий чат, пока кошка пыталась прочихаться от исчезающих жабр. – Нашедшему плюшка в виде выбора того, куда пойдём сначала.

– А что за знаки-то? – заинтересованно воспряла Матти.

– Полагаю, что-то вроде вот этого, – ткнул Дэй на стену, на нечто, что с одной стороны можно было интерпретировать, как раздавленного жука… а при должном воображении – как жуткую похабень.

– Нет, – покачала головой Май. – Это уже кто-то … поразвлекался. Кто-то с дурным чувством юмора при этом.

– Это? – стерла Гера налет ила с чуть-чуть светящейся нечитаемой картинки.

– Уже лучше, но это из той же категории. Лажа!

– Есть мнение, что мы страдаем фигней… – Матти демонстративно уселась на переношенную пушку.

– Так, может. – с нешуточной надеждой спросил Дэй, – мы отсюда и того? Уберёмся?

– Мне больше нравится вариант идти, руководствуясь извечным русским «Авось».

– Это тоже можно, но тогда о тайной прогулке можно и не мечтать! – пропыхтела кошка откуда-то сверху.

– Тебя куда понесло? – потянула руку к кошачьему хвосту Матти.

– Ищу! – отозвалась кошка сердито.

Гера тем временем пыталась сдвинуть с места своего Стража… а тот равнодушно зевал.

– Ламасу, сойди с этой плитки! Я же видела, как ты ее хвостом под себя задвинул!

Вздохнув, сфинкс просто вытолкнул хозяйке искомую каменную табличку.

– Майчик, оно, или опять мимо?

Мимо прометнулась пушистая молния, кошка вцепилась в табличку не просто передними лапами, ещё и задние использовала, чтобы наверняка никто не отобрал.

– Оно! Оно! Оно!

Личу не оставалось ничего, кроме как поймать бестолковую кошку за миг до падения на… основание хвоста.

– Ты чего на лапках не стоишь, котейка!?

– Но это же! Это же!

Дэй, заглянув через её плечо, мрачно кивнул:

– Странная закозябра на странной кракозябре управляет странной букозяброй.

– Дэй, слушай, скушай конфетку, а? Что за день мрачного зануды у тебя? – нахмурилась Матти. – Май, что теперь?

– Теперь… две минуты. Мне нужно это расшифровать. Мёртвый язык гаргулий мне давался тяжелее всех. Слишком простые конструкции при слишком сложном диалектическом построении…

Матти пожала плечами, подошла к кошке и заглянула ей через плечо. Интересно же!

Май что-то бормотала себе под нос, потом подняла шальные глаза:

– Доступно семь! Семь локаций! И я знаю пароли на все входы! Куда пойдём? Столовая, капитанская каюта, библиотека, трюм грузовой, трюм, где сокровища, мостик и палуба. Но глядя на время, мы можем успеть только максимум в три места, если не будем расходиться.

– Тогда предлагаю, не разделяясь, отправиться… В трюм? Посмотрим, что за сокровища тут возили? – подняла голову Матти, обводя взглядом остальных.

– Почему нет? – обрадовался Дэй, что-то прикидывая.

– Мне без разницы, – подняла ладони Гера. – Майчик?

– Ну, трюм, конечно, идея интересная, – согласилась кошка. – Можно попробовать.

– Веди! – провозгласила Матти.

Отпираться и возмущаться верде не стала. Понимала, что если она хочет, чтобы всё так и оставалось – спал не только корабль, но и те, кто его захватил, то стоило показывать безопасные пути. Пусть даже они и такие нестандартные, как выплыть за пределы корабля, переплыть на другое место и снова закопаться в песок.

В самом прямом смысле.

Трюм выглядел… грязно. Количество сундуков, разных бочек и всего прочего здесь просто зашкаливало. Где-то были сбиты крышки, и видно было, что внутри что-то плескается. В воздухе стоял неприятный запах: смесь кислого, ядреного и прогорклого.

Были раскрыты некоторые сундуки. И судя по всему, когда-то Голландец перевозил самые дорогие товары: но шкуры и меха от времени под водой попортились, от оружия и щитов не осталось ничего, кроме ржавчины и гнили даже на самом благородном металле.

И самым, безусловно, приятным было то, что в трюме никого кроме авантюристов не было. Только они одни.

– Что-то как-то… никак… – нахмурилась Матти. – Он весь такой, или есть надежда на что-то интересное?

– Ты представляешь, сколько веков он тут пролежал? – ехидно спросила Гера, осматривающая каждую щелочку. – Если что-то и уцелело, то это что-то так просто не сцапаешь.

Май, даже не зашедшая в трюм, изучала с интересом табличку.

– Нет, ну, я имею сказать, что тут могут быть пара-тройка сундуков, защищённых магией и амулетами. И ежели они не сдохли, то можно их даже найти!

– И как ты предлагаешь их здесь искать? По запаху? – съехидничал Дэй, потом двинулся к выходу. – Это определённо не то, что я лично хотел бы.

– Именно что по запаху, – хмыкнула Гера откуда-то из глубины. – Если мне кто-то поможет, я даже один такой открою… его кто-то заныкал! Капитан Голландца явно промышляла контрабандой… хотя мне сложно понять, кто бы рискнул обыскивать ЭТОТ корабль…

– Идиоты вряд ли бы нашлись, – пробормотала Май, потом потёрла кончик носа. – Дурно пахнет!

– В смысле?

– В прямом! У меня же нос чувствительный! А оно всё не просто пахнет! А воняет! А… а… апчхи!

– Ну и ладно… тогда давайте решать, куда мы пойдем теперь?

– Как насчёт того, чтобы разделиться? – предложил Дэй, протягивая Матти руку, чтобы помочь подняться по небольшой и очень скрипучей лесенке.

– Можно… Кто куда пойти изволит? – приняла помощь кавалера некромантка.

– Ммм… я бы хотела в библиотеку!!! – обрадовалась верде.

– Я, пожалуй, наведаюсь в грузовой трюм… – протянула Матти. – Гера, ты со мной?

– Куда ж я тебя оставлю… Где собираться будем, детишки? И куда пойдешь ты, о музыкальный наш?

– В столовую, – не дала Май открыть Дэю рта, а когда бард на неё уставился, буквально пожирая ненавидящим взглядом, пояснила: – там то мобьё, которое ты хотел. Ну… те, из которых части лютни сыплются. Плотоядные слизняки на стенках. Но рекомендую соблюдать осторожность, от них остаются проплешины на стенах, на полу… и … кхм… На потолке. Можно ненароком пару-тройку десятков этих тварей получить за шиворот.

– Очень спасибо, – прошипел бард сквозь зубы.

– Так где встречаемся? – Матти демонстративно чмокнула барда в нос, поправила ему воротник, чтобы ничего туда не завалилось… и даже подтянула ему ремень! Мало ли… – И через когда?

– Полагаю, минут через сорок по нашим часам? Этого же всем хватит? – уточнила кошка. – И, может, встретимся в столовой?

– Нет уж, – отмахнулся Дэй. – Не хватало ещё, чтобы эти … слизняки упали на тебя, моя прекрасная, – обратился он уже к Матти. – Так что, как насчёт библиотеки?

– Не годится, будем мешаться Майчику… Предлагаю встретиться перед капитанской каютой. Как вам идея?

– Отличная идея? – повторила как-то задумчиво Нимье, уже ушедшая в мысли о том, что её пустят в библиотеку, и уже толком не вслушивающаяся в слова окружающих.

– Тогда всем удачных поисков, – Дэю достался легкий поцелуй, и Матти скользнула в нужный ей пролом, не дожидаясь Геры. Лич тихо рыкнула что-то явно нецензурное и погналась за озорной хозяйкой.


…Каюта капитана казалась пустой и покинутой, почему-то печальной.

Печалью здесь веяло отовсюду: от стен, от провалов, от иллюминаторов, от выщерблин в стенах.

Вокруг не было вообще ничего, ни единого предмета: ни мебели, ни декора – лишь затхлая пустота. Но казалось, что стоит зажмурить глаза и можно увидеть сияние прежних времён, красоту прошлого. Но мгновение проходило, чтобы подобно прибою накатить с новой силой снова. И снова.

Дэй, сдуру появившийся здесь первым, кривился, морщился, пыхтел и заметно страдал, а потом вытащил свой саксофон. Чтобы заглушить ощущение чужого и чуждого присутствия подошло бы что угодно, любая мелодия! Но любой не получалось. Получалась почему-то только одна: печальная баллада, оплакивающая разлуку длиной в бесконечность…

Матти расстроенной не выглядела. Хотя от той искрящейся радости, с которой она появилась перед Дэем мало что осталось, девушка казалась вполне довольной походом. Разве что все же немного морщилась при очередной волне тоски.

– Достало. Меня достал этот безмолвный скулеж побитого брошенного пса! Кому надо клизму искристого веселья прописать, чтобы это прекратилось!? – натурально провыла она, задрав голову к потолку.

Бард, на мгновение оторвавшись от саксофона, вопросительно взглянул на неё:

– Прекрасная? Давненько я от тебя не слышал такого. Что-то не так?

– Этот нытик меня раздражает! Я тут радуюсь удачному походу, а оно ноет! Достал! Достал! Слышишь ты, нытик, ты достал!

Ответа не последовало.

Зато раздался новый лёгкий стук. Дэй осторожно-осторожно, чтобы ненароком не вызвать гнева некромантки, скосил взгляд вбок. На Геру…

Гера изображала собой статую извечному изречению – стена-лицо… Точнее, она стояла, впечатав лоб в стену, и беззвучно цедя неприличные тяжеловесные конструкции. Причина оставалась не ясна, но перлы внушали уважение к фантазии нежити.

– Кхм… – бард даже немного попятился, и поскольку нужно было срочно переводить внимание Матти на что угодно, брякнул вообще первое, что пришло в голову: – прекрасная, а где твоя бродячая блохастая киска?

– У меня нет бродячих блохастых кисок, – подозрительно мирно протянула Маттайя.

– Да? – нешуточно удивился бард. – Разве она не блохастая? Я точно видел, что она чесалась!

– Ты в общем-то тоже чешешься… Кхм… Наводит на мысли… – мило улыбнулась Матти, доставая банку с какими-то мухами из инвентаря. – Муррь?…

– Ну… это… как бы… – Дэй самым натуральным образом неожиданно запунцовел!!! Лицо залило цветом переспевшего томата, заполыхали даже уши. – Я,.. ну… как бы… потому и подумал о них… Хотя я думал, что всех вывел … и это ещё немного нервное, наверное…

Стук со стороны Геры повторился уже отчетливее.

– Надо тебя искупать в спецрастворе… – теперь уже с опаской протянула некромантка и спрятала банку.

– Я купался! Они просто… не хотят… – несчастный бард смутился ещё больше. – А в облике гаргульи я ни в один чан не влезаю полностью, то крыло торчит, то хвост!

– У меня есть чан, в который влезешь. Я еще и крышкой накрою, чтоб наверняка… Блохастенький, – прыснула Матти.

Бард развёл руками:

– Буду, честно, только благодарен. И даже, заметь!, не буду настаивать на том… – Дэй задумался. – А правда, прекрасная, где кошка? Она уже задерживается.

Матти задумалась, затем скинула в чат сообщение:

«Котенок, ты где?»

Ответ пришёл спустя некоторое время. Словно верде понадобилось какое-то время, чтобы открыть интерфейс.

«Я немножко тут задерживаюсь. Не рассчитала, и … как бы… да. В общем, жадность – сгубила…»

Спустя несколько минут после этого невнятного сообщения упало ещё одно:

«А подлечишь меня? Не составит труда?»

«Конечно! где ты!?»

«Я близко. Минут… через пару подойду».

Матти подпрыгнула на месте, нервно глядя в ту сторону, откуда должна была явиться котейка.

Она вывалилась из-за двери пушистым клубком, а встать с пола не смогла, только хлопала растерянно глазищами, зажимая какую-то царапину на плече.

– Я не вовремя? – опешила Май, оглядываясь по сторонам.

Вместо ответа подлетевшая целительница сразу же прогнала кошку через заклятие диагностики.

Реакция на это была неожиданной. Верде, рассчитывавшая, что её просто подлечат, ойкнула, подпрыгнула и попыталась… уйти в гипноз! Не успела бы (да, и это в любом случае было бесполезно внутри стаи!). А Матти увидела не просто роскошный перечень дебаффов и последствий «приключений». Первое, что кинулось ей в глаза… была полоска жизни, ушедшая в красный сектор, сильно ушедшая.

Вторым, что привлекло её внимание, были дебафы парада мертвецов. Причём, не те, которые появляются при случайной встрече с ним – а другие, те, которые явственнее чего-либо ещё кричали, что дома у кошки нет. «Убей или умри. Нет дома? Нет защиты! Мертвецы придут за тобой». Судя по количеству алых черепов со змеёй во рту, парад охотился на кошку все два часа! А значит, раз она даже в такой ситуации, не спряталась дома – у неё его просто не было…

Матти посмотрела на кошку долгим внимательным взглядом, затем… растрепала Май волосы, попутно окутывая ее самыми мощными исцеляющими чарами и заклятиями рассеивания дебаффов.

Вслед за этим Май получила системное сообщение: «Получен доступ уровня «Совладелец» в доме номер семнадцать по Кленовой Аллее», а в инвентарь упал соответствующий ключ для «зова дома».

И тут же пришло сообщение в приват.

«И только попробуй сейчас возразить – молока на два дня лишу! :-) :-* »

Кошка смотрела внимательно и серьёзно, не говоря ни слова, а потом по щекам верде покатились слёзы…

– Ну ты чего, Майчик?.. – некромантка обняла верде, позволяя спрятать мордашку у себя на груди, скрывшись под плащом почти целиком, и принялась легко поглаживать котейку. Кошка, вцепившись в Матти лапами, беззвучно и отчаянно рыдала.

Но вот выяснить, что случилось, Маттайя не успела.

Случилось разом несколько событий.

Во-первых, отчаянный тоскливый скунтёж на одной ноте, звучащий в старых рассохшихся дощечках корабля, стих.

Во-вторых, Янкель, освободившись от своих дел, появился на Голландце, переместившись посредством «Зова стаи».

Наконец, борт корабля был проломлен мгновенно и беспощадно длинными, извивающимися щупальцами…

⇱ Предыдущая глава || Следующая глава ⇲

Комментарии

Copyright (c) Шалюкова Олеся Сергеевна. 2013 - 2021